ПРИРОДНЫЕ РЕСУРСЫ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРАЗИИ

Мурат Суюнбаев,
Айна Мамытова


Суюнбаев Мурат Насирдинович, 1957 года рождения. Работал консультантом Института экономики Министерства финансов; членом Секретариата Президентского совета по Национальной стратегии Устойчивого человеческого развития; заведующим отделом геоэкономики института стратегических исследований при Президенте КР. В настоящее время - доцент Академии управления при Президенте КР и директор НПО Института развития Кыргызстана. Основные области научных интересов: геоэкономика, геополитика, транспортные коммуникации и энергетика, экология. Имеет около 50 опубликованных научных работ, в том числе 2 монографии. Кандидат геолого-минералогических наук. Ответственный исполнитель и соисполнитель следующих документов:

  • Концепции нефтегазовой независимости Кыргызстана;
  • Концепции экономической интеграции СНГ;
  • Концепции экологической безопасности;
  • Национальной стратегии Кыргызской Республики по Устойчивому человеческому развитию;
  • Концепции национальной безопасности;
  • Национальной стратегии и плана действий по сохранению биоразнообразия.

Лауреат конкурсов Фонда Сороса (1996, 1997), им.Чингиза Айтматова (1996) и Всемирного Банка (1997).


Мамытова Айна Оскомбаевна , 1959 года рождения. Работала научным сотрудником в Институте геологии Национальной Академии наук; начальником информационно-аналитического отдела Делового проекта "Кун" при Правительстве Кыргызской Республики. Основные области научных интересов: экология, государственная экологическая политика. Имеет около 10 опубликованных работ. Закончила Академию управления при Президенте Кыргызской Республики по курсу "магистр государственного управления". Национальный консультант по разработке Национальной стратегии и плана действий по сохранению биоразнообразия (1998).


Мы условились в предыдущей статье ("Центральная Азия" № 14), что, помимо территории восточной части Средней Азии и юго-западного Казахстана, Центральная Евразия (ЦЕА) охватывает и территорию СУАР. Это административно-политическое содержание понятия "ЦЕА".

С природной точки зрения, горная страна в пределах этой территории именуется Внутренней Азией и находится на стыке Урало-Монгольского и Средиземноморского (Альпийско-Гималайского) горных поясов. Эта часть Азии названа "Внутренней" из-за большого количества впадин, расположенных внутри горных цепей. Для Внутренней Азии характерна географическая изолированность, особенно для центральной части Тянь-Шаня, Синьцзяна и Цинхая. Исключительно высока общая приподнятость территории: например, средняя высота территории Кыргызстана - 2750м, более 94% площади лежит выше 1000м над уровнем моря. Амплитуда абсолютных высот в ЦЕА достигает почти 8000м, что на суше почти нигде больше не встречается. Насчитывается немало горных вершин высотой свыше 7 тыс. м., в то время как дно Турфанской впадины опущено на 154м. ниже уровня моря. Таких глубоких котловин на земном шаре немного.

Вышеуказанные природные условия предопределяют особенности природных ресурсов региона. Среди природных ресурсов, накладывающих отпечаток на развитие ЦЕА, нами выделяются следующие:

1. Климатические ресурсы;
2. Биологические ресурсы;
3. Наркосодержащие растения;
4. Водные ресурсы;
5. Гидроэнергетические ресурсы;
6. Углеводородные ресурсы;
7. Уголь и руды металлов.

1. Контрастность рельефа является одной из причин контрастности климата. В Кызылкумах и Турфанской впадине летом температура воздуха в тени поднимается почти до 50 градусов Цельсия. Зимой в высокогорных районах температура воздуха опускается до -50 градусов. Такая колоссальная амплитуда температур также редко где встречается. Хребты оказывают огромное барьерное влияние на распределение температуры и осадков, следовательно, и в целом на климат не только самих гор, но и прилегающих впадин.

Академик Л.С. Берг, отмечая, что широтные горные хребты служат защитой от вторжения волн холода, сравнивал Закавказье, защищенное с севера полосой высокогорья Большого Кавказа, со среднеазиатскими впадинами, куда холодный воздух проникает беспрепятственно /1. Гвоздецкий Н.А., Голубчиков Ю.Н. Горы.- М.: Мысль, 1987.- 399 с./.

Выпадение осадков на северных склонах Западного Тянь-Шаня (СУАР) умеренное и колеблется от 300 до 600 мм/год, тогда как на южном склоне - от 50 до 200 мм/год (Korzoun V.I., Sokolov A.A., Budyko M.I., Voskresensky K.P., Kalinin G.P., Konoplyantsev A.A., Korotkevich E.S., Lvovich M.I. Atlas of world water balance.- Paris, France T he UNESCO Press, 1977, sheet 15.). В пустынных районах количество атмосферных осадков обычно не превышает 100-200 мм/год, сочетаясь с большой испаряемостью, достигающей 1500-2000 мм/год. В то же время высокогорья являются зоной формирования многочисленных рек. Т.е., области новейшего горообразования, приуроченные к "аридным" широтам, вследствие высотной зональности являются фактически гумидными (аридный - жаркий климат с недостаточным увлажнением, гумидный - климат с избыточным увлажнением). Таким образом, Внутренняя Азия, как горная страна аридной зоны, характеризуется как контрастным рельефом, так и контрастным климатом. Рельеф служит одной из основных причин, меняющих местные соотношения тепла и влаги, а соотношение "хребет-впадина" - выступает в качестве регионального условия климатообразования. Внутренняя Азия вследствие горного рельефа находится фактически в более северной климатической зоне.

Особенности климата накладывают отпечаток на особенности развития сельского хозяйства региона. Богарное и полубогарное земледелие содержит в себе большой риск вследствие неустойчивости климата и является существенной компонентой неустойчивости развития экономики региона. Выход в увеличении доли орошаемого земледелия и несельскохозяйственного сектора.

2. Климатические условия совместно с другими определяют особенности биологических ресурсов. Подписав Конвенцию о биологическом разнообразии (БР) на конференции ООН (Рио-де-Жанейро, 1992), государства согласились развивать усилия в этом направлении, разрабатывая и осуществляя специальные проекты. Развитые страны согласились выделять "третьему миру" с 2000 года 0,7 % своих ВНП (порядка 150 млрд. $) в год на природоохранные цели. Кроме того, члены "семерки" выразили готовность выделять через Всемирный Банк (ВБ) солидные суммы на финансирование долгосрочных экологических программ. Что такое биоразнообразие? Это основа всех природных систем, поддерживающих жизнь на Земле: очистка воды, восстановление кислорода, углерода, сохранение плодородия, обеспечение продуктами и лекарствами.

Кыргызстан является "островком биоразнообразия" в океане пустынь ЦЕА и одновременно зоной формирования водных ресурсов в преимущественно аграрном регионе. Поэтому он мог бы рассчитывать на сотрудничество с мировым сообществом, начав реализацию идеи "островка экологии". Горные леса, ландшафты и биоразнообразие - это достояние всего человечества. "Островок экологии" будет реализацией долгосрочных решений ООН, не зависящих от политической конъюнктуры.

В Кыргызстане находится около 3 % всех биологических видов. При этом площадь страны занимает всего 0,03 % площади планеты. В Кыргызстане, например, в отличие от Казахстана и СУАР, на протяжении всего нескольких десятков километров можно последовательно попасть во множество ландшафтов, начиная с ледовой высокогорной пустыни и кончая жаркими пустынями (например, маршрут "Пик Западный Аламедин (возле г.Бишкек) - пустыня Моюн-Кум" (на границе с Казахстаном). А каждый из ландшафтов населен своим растительным и животным миром. Удивительное разнообразие природных ландшафтов на сравнительно малых территориях дает прекрасную возможность для сохранения биологического разнообразия. Плотность биологических видов на единицу площади в среднем в 100 раз больше, чем по планете. Это чрезвычайно важно для мирового сообщества, так как нынешняя скорость вымирания видов более чем в 1000 раз превышает когда-либо наблюдавшуюся за историческое время.

Горы занимают 40 % территории суши, а экология горных районов затрагивает жизнь половины населения Земного шара. Судьба горных экосистем влияет на жизнь населения не только нашей, но и соседних республик. Горы являются местом обитания находящихся под угрозой исчезновения видов, а также существенной частью всей глобальной экосистемы. Вместе с тем, БР в высоких горах, окруженных пустынями, находится в жестких условиях. В настоящее время правительства Центральноазиатских стран при поддержке ВБ и финансировании Глобального экологического фонда (ГЭФ) завершают подготовку стратегии сохранения БР. Деятельность ГЭФа ведется в рамках помощи развитию в виде выделения финансовых средств, кадров, оборудования для решения экологических проблем стран с переходной экономикой.

3. Природные наркотические травы являются составной частью биологических ресурсов. Конопля (марихуана) в естественном состоянии занимает десятки тысяч квадратных километров полузасушливых и засушливых равнин, не используемых в земледелии. Конопля сама по себе представляет опасность для наркотизации населения не только ЦЕА, но и других регионов, например, России. Но гораздо опасней оказались другие последствия. Массовая безработица и обнищание населения региона произошли вследствие распада СССР, разрыва экономических связей и конфликтов в Афганистане и Таджикистане. В этих условиях самым простым способом для населения обеспечить свою занятость оказался транзит более сильных наркотиков по уже сложившейся "инфраструктуре".

Вслед за печально известными "Золотым треугольником" и "Золотым полумесяцем", регион, называемый нами "Золотой серп и молот", становится одним из ведущих в Евразии по производству и транзиту наркотиков. Принципиально решить проблему можно только путем принятия кардинальных мер по обеспечению занятости населения.

4. После распада СССР многие природные ресурсы оказались по разную сторону границ, и надо заново определять правила их использования. Если нефть и газ стали конкретно чьими-то и продаются по мировым ценам, то вода - самый ценный и неисчерпаемый ресурс в ЦЕА - продолжает оставаться бесплатной. И это в то время, когда порядка 70% продукции региона дает земледелие, которое в условиях аридного климата без воды бесплодно. Водные ресурсы являются важнейшим природным потенциалом, оказывающим влияние на развитие экономики региона. По уровню обеспеченности местным речным стоком на одного человека в год Кыргызстан во много раз превосходит другие государства региона.

Гидроэнергоузлы Кыргызстана и Таджикистана, регулирующие режим подачи воды, в настоящее время работают больше на соседей - Казахстан и Узбекистан. Если они будут работать в энергетическом, а не ирригационном режиме, то есть основная сработка водохранилищ будет происходить не летом, а зимой, Кыргызстан и Таджикистан получат существенный прирост производства электроэнергии. Летняя сработка водохранилищ невыгодна для Кыргызстана и Таджикистана, но выгодна соседям - Узбекистану и Казахстану, которые продолжают получать около 80 % воды, формирующейся на территории своих соседей практически бесплатно. Вопреки устойчивому мифу о существовании единых, общемировых правил и принципов (50%/50%), межгосударственного вододеления не существует. Об этом свидетельствует "Международная конвенция о воде". Нет прецедентов и принципов межгосударственной продажи воды и принципов межгосударственного вододеления, нет общепринятых методик определения платы за воду. Работа гидроэнергоузлов в энергетическом режиме пока преждевременна из-за пока практически низкой емкости внутреннего и внешнего рынков электроэнергии, вследствие отсутствия инфраструктуры - ЛЭП и трансформаторных подстанций.

Осознавая, что изменение режима работы ГЭС вызовет напряженность в регионе, необходимо попытаться в рамках интеграции и под эгидой международных организаций найти консенсус в этих вопросах. После достижения консенсуса Кыргызстан и Таджикистан могли бы продавать излишки электроэнергии или излишки своей доли водных ресурсов, экономическая отдача от которых у соседей в низовьях рек выше, чем в верховьях. Крупнейшей проблемой является разработка согласованных правил, порядка и условий деления водных ресурсов между государствами. Эта проблема требует учета не только межгосударственных экономических интересов, но и учета экологического баланса водных бассейнов, особенно Аральского. В ЦЕА имеются экологически чистые горные родники, воды которых пользуются особой популярностью за рубежом как общелечебные - столовые и тонизирующие. Необходимо уделять серьезное внимание экспорту минеральной и пресной воды. На чистую питьевую воду есть спрос внутри самого региона: в Приаралье, СУАР и Туркменистане.

5. Кыргызстан находится в центре горного пояса, богатого водными ресурсами и окруженного безводными пустынями, где отсутствуют условия для строительства ГЭС. Потенциальные гидроэнергетические ресурсы республики оцениваются приблизительно в 142,5 млрд. кВт.ч в год (16,3 млн. кВт по мощности), что может служить базой для крупного гидроэнергетического строительства. Технически возможные для использования гидроэнергетические ресурсы республики составляют 72,9 млрд.кВт.ч, а используются они лишь на 7,8%. Кыргызстан производит 14 млрд.кВт/ч. (экономически эффективные ресурсы - 48 млрд. кВт-ч.) электроэнергии. Выработка электроэнергии в 1997 г. составила 12,6 млрд.кВт. Экспортировано для нужд Казахстана, Узбекистана и Таджикистана 1,4 млрд.кВт.ч. Таджикистан, располагая значительными ресурсами гидроэлектроэнергии, в настоящее время из-за технических причин вынужден быть ее импортером. Экспорт электроэнергии Кыргызстаном свидетельствует не о насыщении внутреннего рынка, а об отсутствии условий сбыта (инфраструктуры) и платежеспособного спроса на внутреннем рынке.

Поскольку замена топлива для бытовых нужд дополнительной электроэнергией потребует колоссальных затрат на инфраструктуру, большая часть дополнительной выработки энергии пойдет на экспорт. Небольшие сами по себе гидроэнергоресурсы СУАР используются слабо. По выработке электроэнергии на душу населения субъекты ЦЕА (кроме СУАР КНР) занимают неплохие позиции по сравнению с соседями (кроме России).

Страна Выработка энергии в год, млрд.кВт/ч. (год оценки) Население, млн. чел. (год оценки) Выработка энергии кВт/ч. на человека
Казахстан 88,4 (1988) 16,5 (1989)
5358
Кыргызстан 14,2 (1988) 4,2 (1989)
3381
Таджикистан 18,8 (1988) 5,2 (1989)
3615
Туркмения 12,9 (1988) 3,5 (1989)
3650
Узбекистан 50,6 (1988) 19,9 (1989)
2542
Афганистан 1,06 (1985-1986) 16,4 (1987)
64
Индия 170,0 (1985/1986) 766,0 (1986)
222
Иран 40,0 (1986/1987) 52,0 (1987)
769
КНР 445,0 (1986) 1060,0 (1986)
420
Пакистан 25,7 (1985/1986) 97,6 (1986)
263
Россия 1077,0 (1989) 148,0 (1990)
7277

Развивая сеть ГЭС и ТЭС (на каменном угле), ЦЕА могла бы ежегодно экспортировать в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), Россию, Иран, Турцию и Пакистан до 100 млрд.кВт/ч. электроэнергии. При средних мировых ценах на электроэнергию 3-5 центов за кВт/ч. ее стоимость составила бы 3 - 5 млрд. долларов в год. Кыргызстан, например, в ближайшее время намерен построить ЛЭП для ежегодного экспорта в Пакистан до 3 млрд. кВт/ч электроэнергии. Туркменистан планирует экспорт электроэнергии в Иран, Турцию и Пакистан. Однако традиционные коммуникационные возможности экспорта энергии остаются ограниченными.

Электроэнергия является универсальным, конвертируемым товаром. Её можно продавать, не транспортируя. Можно осуществлять условную продажу электроэнергии в страны, расположенные достаточно далеко от региона. Можно продавать электроэнергию, овеществляя ее производством энергоемкой продукции. Условная продажа энергии, например, из Кыргызстана в Восточный Китай, означает следующее. Электроэнергия по объединенной энергосистеме СНГ отгружается в Сибирь, затем - с Дальнего Востока в Китай. Российским институтом "Энергосетьпроект" изучаются проекты по соединению энергосистемы России с энергосетями КНР, Японии, Кореи, США. В частности, намечается прокладка ЛЭП из Иркутской области в Северный Китай. Кыргызстан провел конкретные переговоры с Россией о возможностях продажи своей электроэнергии. В ней нуждается, например, Алтайский край России. И если бы российская сторона инвестировала средства в строительство Камбаратинской ГЭС, Кыргызстан рассчитался бы за это, снабжая Алтай электричеством. В настоящее время транспортировать ее можно через Узбекистан. В дальнейшем при прокладке планируемой ЛЭП, соединяющей энергосистемы южного и северного Казахстана - через Казахстан.

Точно также любая страна ЦЕА может экспортировать электроэнергию в Турцию и Пакистан, используя коммуникации Туркменистана и Ирана. ЦЕА может в рамках предстоящей интеграции в мировое сообщество стать узлом электрокоммуникаций и ориентироваться на производство и экспорт электроэнергии, спрос на которую будет расти. Этому способствуют как природные условия, так и проблемы со сбытом электроэнергии на внутреннем рынке.

6. Казахстан, по мнению экспертов, по разведанным запасам углеводородного сырья входит в первую десятку стран мира и занимает 26 место по его добыче и намерен выйти на 6 место. Казахстанские запасы нефти оцениваются в 14 млрд баррелей (1 баррель = 0.136 т), а газа - в 57 трлн. куб.м /1. Абазов Р. Геополитическая и геоэкономическая трансформация Центральной Азии и Европы: сравнительный анализ.- Саясат, 1 9 95, № 7, с.68-83./. В 1996 году Казахстан экспортировал около 9 млн.т. нефти. К 2008-2010 годам эта страна планирует увеличить объемы добычи нефти минимум в 5-7 раз. В основном, прогнозные запасы сосредоточены в Эмбинском и Мангистауском бассейнах и составляют 8.0 млрд. тонн нефти и 5,0 трлн.куб.м. газа. Нефтяные поля преобладают по сравнению с газовыми. Запасы нефти в Туркменистане составляют 12 млрд. тонн, газа - 21 трлн.куб.м /2. Ниязов С.А. Приветствие участникам Международной конференции-выставки "Нефть и газ - 97" в Ашгабате./. Туркменистан к 2002 году планирует увеличить добычу газа до 120 млрд.куб.м. и нефти - до 28 миллионов тонн /3. Байрамов Д. Нефть и газ Туркменистана./ Монитор Центральной Азии, Алматы, № 1 , 1995, с.25./. Здесь доминируют газовые поля. В Узбекистане потенциальные запасы газа оцениваются в 2 трлн.куб.м. Преобладают газовые поля. Разведанные запасы нефти в Кыргызстане малы - менее 0,1 млрд.т., газа - еще меньше. Ресурсы Таримского нефтегазоносного бассейна (НГБ) СУАР (КНР) должны быть значительны и сопоставимы с ресурсами Казахстана. В Тариме, возможно, находится около 30% запасов нефти КНР. Разработка нефти сдерживается слабой развитостью транспортной инфраструктуры и климатическими условиями, недостаточностью финансовых и кадровых ресурсов. Ресурсы одного из нефтяных регионов СУАР - Турфан-Хамийской впадины - оцениваются в 1,6 млрд.т. В СУАР преобладают нефтяные поля.

Ниже приведены данные по добыче нефти и газа в регионе (данные на 1992 - 1995 годы):

Субъект ЦЕА Добыча нефти, млн.т Добыча газа, млрд.куб.м
Казахстан 26 (с газовым конденсатом) 7,9
Туркменистан 5,2 60
Узбекистан 3,3 42,8
Кыргызстан 0,08 0,039
СУАР Около 10 Нет сведений

Сведений по Таджикистану у нас нет, кроме того, что нефтяные поля преобладают над газовыми. Нет оснований рассматривать Таджикистан в ближайшем будущем в качестве экспортера нефтегазопродуктов. Узбекистан в ближайшие годы будет оставаться экспортером газа и импортером нефти. Использование потенциала Казахстана и Туркменистана зависит от того, насколько им удастся реализовать проекты строительства трубопроводов. Планы освоения углеводородов Казахстана и Туркменистана по-прежнему находятся под сильным влиянием России. Туркмения испытывает сильное давление и со стороны США, блокирующих Иран, при попытках реализовать проекты строительства газопровода через Иран в Европу, а Казахстан испытывает давление неясных оппонентов при попытках транспортировки нефти через территорию РФ. Это давление определяет намерения данных республик транспортировать свою продукцию не только на запад, но и на восток.

В настоящее время транспортировка нефти с запада Казахстана к Шымкентскому нефтеперегонному заводу осуществляется по железной дороге. Экспорт в Западную Европу ограничен из-за ее удаленности и обструкции со стороны России. Как известно, экспортировать нефть по трубопроводу в 10 раз дешевле, чем нефтепродукты по железной дороге. Возможность использования проектного нефтепровода Атырау-Кенкияк-Кумколь протяженностью 1195 км и производительностью 23 млн.т\год для экспорта не только казахстанской, но и российской, а также таримской нефти в Восточный Китай и далее поможет разрешить все проблемы политического и экономического характера. Тем более, что из западной части Китая будет строиться нефтепровод на восток, например, к современному нефтеперегонному заводу в городе Цзыбо /Султанов К. Наш сосед - Китай./ Казахстан и мировое сообщество, 1995, № 3(4), с.83-95./. Потребности стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) в энергоносителях возрастают быстрее, чем где бы то ни было. В то же время добыча энергоносителей будет снижаться и в ближайшем будущем не будет превышать 1/4 потребностей. После 1993 года Китай стал основным импортером нефти в АТР и будет продолжать импортировать более 7 млн.тонн в год, несмотря на увеличение ее добычи в Таримском НГБ /Кабылдин К., Лобаев А., Рахметова К. Нефть Казахстана в центральноазиатском, российском и мировом контексте. - Казахстан и мировое сообщество, 1995, № 3(4), с.11 - 19./. КНР и Казахстан заключили многомиллиардное соглашение на строительство нефтепровода в Китай. В связи со значительным ростом потребности в энергии, обеспеченность углеводородами стран АТР за пределами 2000 года станет недостаточной.

Трансрегиональные нефтегазопроводы на восток было бы удобнее проложить через территорию Кыргызстана, который находится на трассе, связывающей АТР, Каспийский и Таримский НГБ. Южнее это невозможно из-за гор. Севернее - "за бортом" оказывается Таримский бассейн, а также имеются более жесткие климатические условия.

Еще 10-15 лет назад ожидалось, что к 2000 г. стоимость барреля нефти (брент-смесь) достигнет 100 долл. Однако нынешняя цена в 7-8 раз ниже этой суммы. Падение доходов от продажи нефти может привести к вынужденному снижению мировой нефтедобычи в ближайшие 5-10 лет. Жесткие условия для выведения ресурсов углеводородов региона на мировой рынок диктуют следующие факторы:

  • отсутствие инфраструктуры;
  • падение мировых цен и ухудшение инвестиционного климата в отрасли;
  • нестабильность в регионе и вокруг региона;
  • конкуренция со стороны других регионов. (Персидский залив, Западная Сибирь, Северное море).

Несмотря на то, что вокруг ЦЕА много вопросов, касающихся политики и безопасности, которые остаются без ответа, нефтяные месторождения уже притянули в этот регион ряд крупных нефтяных компаний. Пока идет конкуренция планов вывода нефтепроводов на западные рынки . Международные нефтегазовые компании не спешат добывать углеводороды в Прикаспии и планируют начать добычу в 2003 г., видимо, полагая, что к этому сроку решатся проблемы транспортных коммуникаций и определится статус Каспийского моря. Конечно, варианты прокладки нефтегазопроводов из ЦЕА через Китай в Японию выполнимы не в ближайшей перспективе. Но время, когда углеводороды Прикаспия и Тарима будут для стран АТР дешевле углеводородов Западной Сибири и Персидского залива, приближается.

В связи с развитием транспортных возможностей (включая новые железные дороги) выход за пределы традиционного нефтегазового рынка может принципиально изменить конкурентную ситуацию как на региональном рынке ЦЕА, так и на межрегиональном рынке СНГ. В центре ЦЕА (Кыргызстан, Таджикистан) преобладают гидроэнергоресурсы, а на периферии - углеводороды, что создает хорошие предпосылки для обмена ресурсами.

7. Запасы угля в СУАР составляет 2190 млрд.т. или 40,6% всех запасов КНР (5394 млрд.т). Основными угольными районами являются Джунгария, Турфан-Хамийская впадина, Или, Урумчи и др./Turkic World.- Almaty.- 1997.- 327 p./. Суммарная добыча составляет несколько миллионов тонн. Практически весь добываемый уголь потребляется в самом Синьцзяне. К концу 20 века в КНР планируется построить 100 крупных шахт. КНР обеспечивает 75% потребности страны в энергии за счет угля. По данным Синьхуа, КНР затратил 3,12 млрд. долл. на внедрение западной технологии, доведя уровень механизации до 71%. Запасы угля в Казахстане составляют 34,1 млрд.т./6. Иностранный капитал в экономике Казахстана. - Алматы. - 1993./. В Кыргызстане имеются 35 месторождений угля с геологическими запасами 24,4 млрд.т. Утвержденные запасы угля составляют более 1700 млрд.т. В лучшие годы добывалось до 4 млн.т. Республика потребляет около 1,9 млн.т угля ежегодно, но его добыча составляет в настоящее время только 0,48 млн.т. Освоенность балансовых запасов составляет 20%, а прогнозных - 0,02%. При этом разведанные запасы угля на душу населения в Кыргызстане (5,2 тыс.т.) превышают таковые в КНР (4,5 тыс.т).

Руды металлов представлены довольноразнообразно. После распада Советского Союза в 1991 г. 90% хромовой руды, 26% меди, 33% свинца и цинка, а также 38% вольфрама, которыми СССР до того располагал, оказались в Казахстане. Запасы железной руды в Казахстане оцениваются в 16,6 млрд.т., что составляет около 8% всех мировых запасов, из них 8,8 млрд.т. разведано и подготовлено к эксплуатации. Около 90% железной руды сосредоточено в Торгайской области Северного Казахстана, остальная часть в Центральном Казахстане. Разведанные запасы хромитов по количеству уступают лишь запасам ЮАР и составляют 95% запасов СНГ, а по качеству являются лучшими в мире. В 1992 ее добыча достигала 3,7 млн.т. Казахстан произвел в 1993 году 282 000 т. меди, 243 000 т. свинца, 232 000 т. цинка, соответственно 2,4%, 4,4% и 3,3% мирового производства. По запасам золота Казахстан занимает 6 место в мире /Музапарова Л.М., Жуламанов Р.К. Горно-металлургический комплекс Казахстана: современное состояние и проблемы. - Алматы, 1995. - 65 с ./.

Узбекистан находится на втором месте в СНГ, на седьмом - в мире по добыче золота и на четвертом - по его запасам.

До распада СССР и разрыва хозяйственных связей Кыргызстан попадал в ряд основных производителей ртути (20% мирового потребления) и сурьмы (15% мирового потребления). В 1997 г. эта отрасль дала ртути - 610 тонн, сурьмы - 3,1 тыс.тонн. В Кыргызстане начата добыча золота, в 1997 г. экспортировано 15,6 тонн. Кыргызстан вышел на третье место в СНГ по добыче золота и попал во вторую десятку золотодобывающих стран. Подготовлена сырьевая база для развития олово-ртутной промышленности. По разведанным запасам олова Кыргызстан занимает ведущее место в Центральной Азии. Экспорт сурьмяной продукции Кыргызстаном в страны СНГ возрастет в 1998 г. на 70%. Более 68% выпускаемой ртути экспортируется в страны СНГ, и в перспективе они останутся ее основными потребителями.

Несмотря на резкое уменьшение спроса на олово и вольфрам в РФ, до 2000 г. месторождения этих металлов будут отработаны, освоение олововольфрамовых руд в КР будет для РФ предпочтительней их импорту из Юго-Восточной Азии. Примером разумного баланса между Западом и Юго-Востоком может стать создание консорциума на базе Сарыджазских месторождений. Кыргызстан мог бы поставлять концентрат с учетом сезонности и в РФ (Норильский комбинат), и в КНР (совместные китайско-японские металлургические заводы возле г. Кашгар), обеспечивая стабильную работу Сарыджазского ГОК.

По запасам золота СУАР занимает одно из первых мест в КНР. Золотоносные жилы имеются, в частности, в северных предгорьях Тянь-Шаня (вблизи Суйдуна, Текеса и Манаса) и Куньлуня (вблизи Черчена, Керия и Хотана). Для их разработки создан целый ряд предприятий, на базе которых налажен также выпуск меди. По оценке американских специалистов, на долю этого района приходится 35% ее общекитайского производства, алюминия - 15%. По запасам редких металлов (бериллий, литий , тантал, ниобий, цезий, уран) СУАР занимает важнейшее место в Китае /Суюнбаев М.Н. В чем ценность Кыргызстана в мировом сообществе. / АКИ-press, 1996, № 28-29, с.17-19./.

ЦЕА богата такими полезными ископаемыми как золото, железо, цветные и редкие металлы.

Вкратце рассмотрим как влияют или могут влиять те или иные природные ресурсы на долговременные перспективы стабилизации развития региона.

- Резко континентальный климат никогда не был благоприятным фактором развития. Возможное ужесточение климата вследствие деградации Аральского моря может усугубить проблемы вследствие усиления стихийных бедствий, таких как заморозки, засухи, паводки, сели.

- Сохранение и развитие биологических ресурсов является не альтернативой, а, напротив - долговременной основой социально-экономического развития.

- Наркотизация также никогда не была благоприятным фактором развития. Более того, наркобизнес всегда заинтересован в дестабилизации развития среды своего обитания.

- Несовершенное и незавершенное вододеление (предстоящее введение платы за воду) в регионе с высокой рождаемостью и дефицитом водо-земельных ресурсов на фоне возможного ужесточения климата - это наиболее вероятная причина возникновения конфликтов в регионе. Решение проблемы - повышение культуры поливного земледелия и изменение структуры экономики в сторону индустриализации.

- Масштабный экспорт электроэнергии в АТР, Россию или Европу принесет не только экономический выигрыш, но и даст определенные гарантии стабильности в регионе со стороны импортеров.

- Масштабный экспорт углеводородных ресурсов в среднесрочной перспективе принесет экономический выигрыш и даст определенные гарантии стабильности в регионе со стороны импортеров. В краткосрочной же перспективе, до завершения раздела "пирога", напротив, грозит вероятными кризисами. Война в Чечне за контроль над нефтепроводом из Прикаспия и Афганистане за контроль над нефте- и газопроводами тому иллюстрация. В долгосрочной же перспективе, как показывает мировой опыт, богатые углеводородные ресурсы могут способствовать росту богатства, но не обязательно росту экономического развития. Тому пример, Ливия, Нигерия, другие страны.

- Использование угля и руд цветных металлов даст определенные тактические, но не долговременные, выигрыши. Кроме того, это в значительной мере противоречит развитию биологических ресурсов.

Выводы

Климатические особенности диктуют развитие несельскохозяйственных отраслей и земледелия - с высокой культурой полива.

"Бесплатность" природных ресурсов приводит к их переэксплуатации. Точная фиксация прав собственности позволит решить эти проблемы. Необходимо решить вопрос о разделении прав собственности на природные ресурсы на региональном и национальном уровнях.

Серьезной межгосударственной проблемой будет управление водными ресурсами в бассейнах рек.

Завершенность межрегионального объединения энергосистем существенно расширит рынок сбыта электроэнергии из ЦЕА. Проблемы поставок углеводородов по приемлемым ценам остаются одним из важнейших факторов формирования стратегии развития субъектов региона. Необходимо разработать программу развития объединенного топливно- энергетического комплекса, устойчивого к колебаниям на внешних рынках. ЦЕА обладает природным потенциалом, значительно превышающим ресурсы других соизмеримых по размерам регионов. Его эффективное использование может и должно стать основой ее экономического возрождения.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL