Независимая Армения: взгляд российских аналитиков

Аждар КУРДОВ


Курдов Аждар Аширович - старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований.


Несмотря на большую актуальность проблем развития стран СНГ, в России пока остается слабым местом серьезные, глубокие исследования в этом направлении. Комплексное освещение процессов становления стран СНГ - ближайших партнеров и союзников России, - насущная потребность сегодняшнего дня. Этим и вызваны подготовка и издание Российским институтом стратегических исследований (РИСИ)1 серии монографий об Украине (1994 г.), Казахстане (1995г.), Белоруссии (1996 г.). В этом ряду стоит и новая шестисотстраничная монография "Армения: проблемы независимого развития", изданная в 1998 г. РИСИ является одним из немногих российских научных центров, проводящих комплексные исследования в данной области.

В книге рассматриваются проблемы становления и развития республики после провозглашения ею своей независимости. Монография дает достаточно объективный анализ сложных внутренних процессов формирования закавказского государства и его внешних связей в контексте ее исторического развития и складывающихся современных приоритетов. В работе уделено значительное внимание проблемам экономического развития республики. Достаточно полно освещены ее отношения с Россией. Особое внимание уделено проблеме Карабаха. Авторы книги не скрывают, что их интерес к происходящему в этой закавказской республике обусловлен необходимостью выработки российской внешней политики на этом направлении. Представляется, что взгляды, подходы и оценки российских аналитиков могут быть интересны не только для граждан России. Сегодня мы предлагаем нашим читателям короткий дайджест первого раздела этой книги, посвященного внутриполитическим проблемам независимой Армении.

I

Прошло уже более семи лет с момента исполнения исторической мечты армянского народа - возникновения независимой Армении. Однако процесс формирования ее государственности продолжается. Органичным элементом любого современного государства является его национальное законодательство. В правовых системах новых суверенных государств отражаются их попытки обрести новый статус, нормативно закрепить новые реалии своего существования.

На первом этапе реформ после получения независимости (1991-1993/94 гг.) новации в конституционном законодательстве большинства стран СНГ были не столь значительными. Новые положения сочетались с институтами и нормами, присущими правовым актам бывшего Союза ССР. Однако пределы адаптации и инкорпорации последних в национальных системах законодательства по мере развития политических и экономических реформ постепенно исчерпывались. Со временем их место неизбежно занимали новые, ранее неизвестные законодательным системам этих стран нормы.

С другой стороны, становление и развитие публичного законодательства большинства стран СНГ несло на себе явный отпечаток политической поспешности. Новые республиканские элиты стремились в короткие сроки обрести конституционную опору создаваемым ими властным структурам. Зачастую это стремление порождало неоправданные правовые новации, некритическое заимствование отдельных институтов из практики других стран, переоценку возможностей эффективной работы отдельных элементов политико-правовой системы, свойственной развитым западным странам, в условиях переходных обществ, каковыми являются и продолжают являться государства СНГ2.

Применительно к Республике Армения определенную роль в относительно замедленных темпах развития законодательства сыграло и то обстоятельство, что эта республика долгое время находилась в состоянии остроконфликтной ситуации с Азербайджаном.

Тем не менее Республика Армения прошла определенный путь в становлении своего конституционного законодательства. 11 января 1990 г. был подписан Закон Армянской ССР "О внесении изменений в ст. 75 Конституции (Основного Закона) Армянской ССР", по которому законы и подзаконные акты СССР, касающиеся интересов республики на территории Армянской ССР, стали действовать только после их ратификации Верховным Советом (ВС) Армянской ССР3. 13 января 1990 г. подписывается Закон “Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Армянской ССР”, по которому изменялись ряд принципиальных норм, регламентирующих организацию и деятельность органов государственной власти4. 13 февраля 1990 г. был подписан еще один Закон - “О выборах народных депутатов Армянской ССР”5.

20 июля 1990 г. приступил к работе избранный ВС Армении, в состав которого попали прежде всего представители Армянского общенационального движения (АОД). Наличие в парламенте небольшого числа представителей Коммунистической партии существенно не влияло на ситуацию. Председателем ВС 4 августа 1990 г. был избран председатель правления АОД Левон Тер-Петросян. При его непосредственном участии был подготовлен и принят один из первых важнейших конституционных документов, отражавших подходы АОД к будущему Армении, - Декларация "О независимости Армении" (23 августа 1990 г.). Этот документ установил новые основные принципы государственного строительства и развития общества: разделение властей, равенство форм собственности, свобода слова, печати, совести, политический плюрализм, многопартийность, департизация вооруженных сил и правоохранительных органов. Одновременно Декларация стала фундаментом для разработки нового национального конституционного законодательства. В то же время положения Декларации во многом противоречили действовавшей тогда Конституции советского типа. Верховный Совет республики еще долго будет вынужден вносить отдельные изменения и поправки в действующую советскую Конституцию, понимая при этом, что кардинальной мерой является все же принятие новой Конституции.

Основываясь на ст. 1 Декларации, ВС Армянской ССР принимает Закон Армянской ССР от 24 августа 1990 г. "О переименовании Армянской ССР", которым вводилось новое название государства - "Республика Армения" (РА)6. 15 ноября 1990 г. была создана Конституционная комиссия, на которую была возложена обязанность разработать проект нового Основного Закона. Работу комиссии возглавил Тер-Петросян.

10 декабря 1990 г. ВС принимает Конституционный Закон "О законодательных актах, принятых в соответствии с Декларацией "О независимости Армении". Этот акт устанавливал, что до принятия новой Конституции прекращается действие конституционных положений, противоречащих законам, принятым на основе Декларации. Такая сложная, неудобная в юридической практике и во многом искусственная конструкция была вынужденной мерой. ВС Республики Армения в 1991 г. принял знаменательное решение - не проводить на территории Армении общесоюзный референдум. Одновременно было принято постановление "О проведении на территории Республики Армения референдума о выходе из состава СССР", по итогам которого 21 сентября 1991 г. РА была провозглашена независимым государством. 25 сентября 1991 г. ВС Республики Армения принял Конституционный Закон “Об основах независимой государственности”, который стал своего рода макромоделью будущего государственного устройства.

В 1991 г. ВС РА своим Постановлением от 25 июня 1991 г. учреждает пост Президента РА7 и принимает соответствующие необходимые нормативные акты: Закон РА "О Президенте Республики Армения" от 1 августа 1991 г. и Закон РА "О выборах Президента Республики Армения"8 от 2 августа 1991 г.9 Первым президентом РА был избран Левон Тер-Петросян. В парламенте шла интенсивная работа по принятию новых законодательных актов.

Параллельно в стране развертывалась широкая полемика по поводу концепции нового Основного Закона. Появились альтернативные проекты Конституции. Верховный Совет Республики Армения созыва 1990 г. работал достаточно интенсивно: за 10 сессий общей продолжительностью 198 недель состоялось 459 заседаний, в течение которых было принято 188 законопроектов, 1174 постановления, ратифицированы 151 международное соглашение и договор10.

Тем не менее парламент лишь к концу срока своего созыва смог вынести проект новой Конституции на всенародное голосование. В определенной мере это было связано с тем, что оппозиция по-своему видела и будущий проект конституционного устройства, и способы его принятия. Еще в марте 1993 г. в Верховном Совете Армении дебатировался вопрос о необходимости созыва Учредительного (Конституционного) собрания, которое и должно было принять, по мнению оппозиции, новую Конституцию. Верховный же Совет, как они считали, не пользуется поддержкой и доверием народа и потому не вправе принимать Основной Закон11.

Конституционная комиссия проект новой Конституции одобрила своим решением от 24 июня 1993 г. и представила в Верховный Совет. В текст этого проекта после всенародного обсуждения было внесено большое число поправок. Проект конституционной комиссии предусматривал создание сильной президентской власти. Альтернативный проект Конституции, подготовленный экспертами совета “Гражданское согласие”, объединившего шесть оппозиционных партий, предполагал создание в Армении парламентарной республики. Ситуация довольно знакомая по другим странам СНГ. В результате активной борьбы за основу в конце концов был принят официальный проект Конституции, который подвергся доработке.

Понимая, что возможности отстаивания своего проекта Конституции у нее весьма ограничены, оппозиция сосредоточила свои усилия на попытках добиться выгодного ей порядка принятия будущего Основного Закона. Президентская сторона настаивала на проведении конституционного референдума. Оппозиция же предлагала созвать Учредительное (Конституционное) собрание и именно на нем принять новую Конституцию. Определенный резон в таком подходе, конечно, был. Как образно выразился руководитель рабочей группы экспертов “Гражданского согласия” Владимир Назарян, они против того, “чтобы операцию проводили не хирурги, а народ в целом”12 Однако и на стороне президента были весьма сильные аргументы. Один из них - то, что для проведения предлагаемого им референдума была соответствующая нормативная база, а закон об Учредительном (Конституционном) собрании не был принят. Очевидным было и то, что даже в случае принятия такого закона в Армении возникла бы ситуация, когда, уже голосуя за кандидатов в этот орган, граждане, по сути, голосовали бы за тот или иной проект Конституции. Вариант же действовавшего на тот период в Армении законодательства, предусматривавшего возможность принятия новой Конституции парламентом, мало устраивал всех по той простой причине, что при существовавшем тогда реальном раскладе сил в Верховном Совете Республики Армения ни одна из сторон не смогла бы собрать требуемых двух третей голосов за свой проект Конституции.

В декабре 1994 г. президент Левон Тер-Петросян перешел в наступление и вывел из игры одну из ведущих сил оппозиции - партию “Дашнакцутюн”, а после этого настоял на проведении конституционного референдума.

Определенной вехой в конституционном развитии РА стало принятие в марте 1995 г. Конституционного Закона РА13. По этому закону новоизбранный ВС переименовался в Национальное Собрание (НС) (ст. 1), срок полномочий НС устанавливался в четыре года (ст. 3). Было закреплено, что Национальное Собрание должно состоять из 190 депутатов, из которых 150 избирались бы по мажоритарной системе от одномандатных округов, а остальные 40 - по пропорциональной системе от одного округа, охватывающего всю Армению (ст.5). Таким образом этот закон явился своеобразным переходным мостом к новой Конституции Армении.

В мае 1995 г. проект Конституции был детально рассмотрен на сессии парламента. 12 мая 1995 г. ВС РА принял постановление “О проекте Конституции Республики Армения”, которым одобрил проект Конституции и сформулировал вопрос, выносимый на всенародное голосование: “Согласны ли вы принять Конституцию Республики Армения, одобренную Верховным Советом Республики Армения?”.

Нынешняя Конституция РА была принята позднее многих подобных актов других республик СНГ - на конституционном референдуме 5 июня 1995 г. По данным Центральной избирательной комиссии, на которую была возложена также организация референдума, из 2 189 804 граждан республики, имеющих право голоса, в референдуме участвовало 1 217 531 человек. 828 370 граждан проголосовали за проект новой Конституции, 349 721 - против. Таким образом, за принятие нового Основного Закона высказалось 68% избирателей14.

Армения так же, как и многие другие государства СНГ, в своей конституционной практике пытается реализовать модель смешанной формы правления, сочетающей элементы парламентарной и президентской систем, классическим примером которой является V Республика Франции. Законодательную власть в Армении осуществляет Национальное Собрание. Небольшая и этнически однородная Армения выбрала вариант создания однопалатного парламента, хотя он в мировой практике встречается гораздо реже, чем двухпалатные легистратуры. Национальное Собрание - достаточно компактный орган, в состав которого по Конституции 1995 г. должен входить всего 131 депутат. В настоящее время парламент состоит из 190 депутатов, что предусмотрено главой о переходных положениях Конституции до следующего созыва парламента.

В соответствии с Законом РА “О выборах депутатов Национального Собрания Республики Армения”15 в республике действует смешанная - мажоритарно-пропорциональная система выборов. По этому закону были проведены выборы в Национальное Собрание 5 июля 1995 г. Для участия в них по системе мажоритарных округов было зарегистрировано 1369 кандидатов в депутаты, т.е. примерно 9 кандидатов на одно место. Для участия в выборах на места, занимаемые по пропорциональной системе, Центральной избирательной комиссией было зарегистрировано 13 организаций ( партий, движений, блоков). При этом на 40 мест здесь претендовало 540 кандидатов, включенных в партийные списки, т.е. на одно депутатское место претендовало более 13 кандидатов.

Из 190 избранных депутатов Национального Собрания 108 (56,8%) - члены различных партий, 82 депутата (43,2%) - официально зарегистрированы как беспартийные, однако 35 из них были представлены пропрезидентским объединением “Республика”16. В парламенте Армении в результате выборов оказались представлены 12 из 49 официально зарегистрированных партий и организаций.

Парламентаризм в Армении проходит сегодня период своего становления. Пока еще рано, на наш взгляд, говорить, насколько удачен, либо, наоборот, неудачен принятый вариант конституционного устройства - слишком мало времени функционируют органы власти по новым установленным правилам, да и не все положения Конституции пока применяются в полном объеме. В условиях действующего ныне парламента введенный институт парламентарной ответственности правительства не играет и не может играть той роли, которую он выполняет в демократических странах с развитой партийной системой. Возможно, в будущих легислатурах он будет востребован и проявит себя. Пока же модель полупрезидентской республики проявляется наиболее зримо в наделении важными полномочиями Президента Армении. Но и здесь ему пока не было необходимости проявлять наиболее существенные из своих прерогатив - такие, например, как роспуск парламента, так как сам парламент до отставки президента Тер-Петросяна 2 февраля 1998 г. практически полностью состоял из лояльных президенту депутатов. Основные достоинства и недостатки системы конституционного устройства Республики Армения выявят лишь время и последующая практика.

II

Правовое оформление армянской государственности сопровождается сложными внутриполитическими процессами. Предпосылкой развертывания широкого национального движения, которое привело в итоге к созданию независимой Армении, была деятельность диссидентов и правозащитников в Армянской ССР в 60 - 80-е гг. Эта деятельность жестко пресекалась властями, ее активные участники преследовались, арестовывались, становились вынужденными эмигрантами. Однако благоприятные возможности для армянского национального движения возникли в конце 80-х гг. после провозглашения в СССР курса на перестройку. В этот период в Армении на легальной основе было создано множество общественных "неформальных" организаций. Наиболее массовым среди них стало Армянское общенациональное движение (АОД). Его цель - действуя в рамках Конституции СССР и Армянской ССР, руководствуясь принципами демократии и социальной справедливости, содействовать осуществлению стоящих перед армянским народом национальных, социально-экономических и духовных задач, удовлетворению интересов других наций и народностей, проживающих в республике17.

“Национальная оппозиция” обвиняла руководство республики в бюрократизме, пренебрежении интересами населения, создании для себя системы материальных привилегий, в коррупции, взяточничестве, личном обогащении. Конкретных примеров было достаточно. Эта кампания оказывала значительное воздействие на население.

Важным направлением деятельности оппозиционных режиму сил были проблемы экологии. Вопросы негативного воздействия на окружающую среду и нанесения ущерба для здоровья населения в результате деятельности ряда предприятий Армении поднимались на многочисленных митингах, собраниях коллективов предприятий и учреждений, широко обсуждались в печати. Но основной целью антиправительственных экологических кампаний национальной оппозиции было отстранение от власти коммунистического руководства. "...Мы шли к власти и порой не считались с тем, какой ценой ее добивались", - заявил впоследствии один из лидеров АОД18.

Несмотря на важность кампаний по разоблачению коррупции в верхах и борьбе за сохранение окружающей среды, главным фактором, который оказал преобладающее влияние на население, привел к власти АОД - стал карабахский конфликт. Многотысячные демонстрации в Ереване, митинги, сбор подписей, резолюции собраний на предприятиях с требованиями о воссоединении с Карабахом, фактически открытое формирование отрядов добровольцев для защиты Нагорного Карабаха - все это заставило руководство страны в попытке удержаться у власти пойти на удовлетворение выдвигаемых требований: 15 июня 1988 г. Верховный Совет Армении принял решение дать согласие на вхождение НКАО в состав Армянской ССР. О неправомочности такого решения заявили Верховный Совет Азербайджана и Верховный Совет СССР. Карабахский конфликт получил юридическое оформление.

Возглавив движение за присоединение НКАО и активно разогревая эти настроения, Комитет "Карабах" стал выразителем национальных чаяний большинства армянского населения. Именно в этот период (1988-1990 гг.) Комитет "Карабах" и созданное на его основе в ноябре 1989 г. АОД получили у народа Армении тот "неограниченный кредит доверия", который позволил ему прийти к власти.

Летом 1990 г. во главе республики встали два лидера АОД: Тер-Петросян - председатель ВС и Вазген Манукян - премьер-министр. Тер-Петросян сразу же принял решительные меры для наведения порядка в стране. 29 августа 1990 г. на всей территории республики были введены чрезвычайное положение и комендантский час. К этому времени в Армении действовало несколько крупных полувоенных формирований (Армянская национальная армия (АНА), "Давид Сасунский" и др.), а также большое количество мелких отрядов и банд. По некоторым оценкам, в них насчитывалось около 100 тыс. бойцов. Эти формирования создавались под предлогом оказания помощи Карабаху, однако на деле действовали внутри страны, преследуя как политические, так и корыстные цели. Совершались нападения на советские военные объекты с целью захвата оружия и горючего. Именно после налета боевиков Армянской национальной армии на штаб-квартиру АОД в августе 1990 г. было введено чрезвычайное положение. АНА и другие вооруженные формирования были запрещены. В результате Армения, единственная из трех стран Закавказья, избежала серьезных вооруженных междоусобиц, которые в соседних Грузии и Азербайджане временами, по существу, разрастались до размеров гражданской войны.

В последний период пребывания у власти коммунистов в Армении начался процесс формирования многопартийной системы. В республике возобновили свою деятельность также "исторические" армянские партии, действовавшие в советское время за рубежом, в диаспоре. Многопартийная система получила дальнейшее развитие, сложились партии как правительственной ориентации, так и настроенные к правительству оппозиционно. Наиболее известными организациями, выступившими на политической арене (помимо правящего АОД) были следующие: Объединение национального самоопределения; Республиканская партия; Армянская революционная федерация "Дашнакцутюн" (АРФД); Коммунистическая партия Армении; Демократическая партия; Партия "Рамкавар-Азатакан" (ПРА) Армении - (Либерально-демократическая); Социал-демократическая партия "Гнчак" ("Колокол"). Кроме указанных партий, в Армении появились десятки общественных организаций, выражающих позиции различных социальных, профессиональных и иных групп населения. К 1994 г. их насчитывалось более 70.

Вскоре произошел раскол в руководстве АОД, в результате чего образовался Национально- демократический союз (НДС). В оппозицию к Тер-Петросяну встали бывшие видные деятели Комитета “Карабах”, вместе с ним возглавлявшие движение за присоединение НКАО, сидевшие с ним в Бутырской тюрьме и занявшие после прихода АОД к власти руководящие посты в республике. Несомненно, что определенную роль при этом сыграли личные взаимоотношения бывших "равных" членов Комитета "Карабах" с Тер-Петросяном, недовольство усилением его единоличного влияния в АОД и в стране и изменением его позиций по проблеме Карабаха. Возглавив страну, Тер-Петросян осознал, что осуществление на практике решений о воссоединении Карабаха с Арменией приведет не только к ожесточенной войне с Азербайджаном, но и к международной изоляции республики. Требование о присоединении Карабаха было снято. На дипломатическое признание НКР Тер-Петросян не мог пойти потому, что это поставило бы Армению вне рамок "общего согласия" в СНГ о том, что ликвидация Советского Союза "не должна вести к какому-либо пересмотру внутренних границ"19. Руководство Армении заняло позицию отрицания какого-либо участия в войне Карабаха с Азербайджаном и оказания прямой военной помощи Карабаху. Таким образом, Армения официально выходила из противоборства между НКР и Азербайджаном и становилась как бы заинтересованной “третьей стороной”, но не участником конфликта. Однако такая линия вызвала резкое неприятие не только в оппозиционных политических силах, но и в рядах АОД и его руководстве.

Окончательный раскол произошел через день после провозглашения Верховным Советом независимости Армении - 25 сентября 1991 г. На заседании Верховного Совета Вазген Манукян подал в отставку с поста премьер-министра. Еще раньше он приступил к созданию своей политической организации - Национально-демократического союза (НДС). Вокруг Манукяна и его организации начали группироваться оппозиционные политические силы, вначале на основе фракций парламента, а затем на уровне политических партий.

18 февраля 1992 г. Армения заявила, что решение Верховного Совета от 15 июня 1988 г. о согласии на вхождение НКАО в состав Армении более не действительно и что Армения намерена соблюдать в этом вопросе нормы международного права. Оппозиционные партии (главным образом, дашнаки) сразу же выступили как в парламенте, так и на организованных ими митингах в Ереване и некоторых других городах, с требованиями к Тер-Петросяну изменить политику в отношении Карабаха или уйти в отставку. В июне 1992 г. был создан первый оппозиционный блок - "Национальный альянс", основным лозунгом которого было расширение помощи Карабаху. В альянс вошло семь партий.

Однако опасность объединения оппозиционных политических сил была ликвидирована эффектным шагом со стороны президента: Тер-Петросян предложил лидеру оппозиции Манукяну возглавить Министерство обороны. 20 октября 1992 г. он был назначен исполняющим обязанности министра обороны. В период пребывания Манукяна во главе военного ведомства вооруженные силы НКР достигли серьезных успехов: была освобождена большая часть территории Карабаха, создан второй коридор, соединяющий НКР и Армению. В июле 1993 г. был занят азербайджанский районный центр Агдам.

Популярность Манукяна в стране и в вооруженных силах росла, и это становилось опасным для президента. В июле 1993 г. Манукян был освобожден от должности министра обороны. С этого времени его активность была целиком направлена на развитие НДС, и он стал ведущим лидером среди деятелей оппозиции.

Карабах был не единственной проблемой, разделяющей правительство и оппозицию. После достигнутого в мае 1994 г. прекращения огня между карабахскими и азербайджанскими войсками во многом благодаря усилиям России и начала длительных, хотя и безрезультатных, переговоров по урегулированию конфликта, карабахская проблема в какой-то степени отошла на задний план во внутриполитической борьбе. Постоянным местом в критике правительства стало обвинение режима в коррупции; в том, что происходит личное обогащение и моральное разложение руководителей при отсутствии внимания к интересам населения.

Особым нападкам подверглась кадровая политика руководства. Назначения людей на государственные должности, по утверждению лидеров НДС, основывались на протекционизме и принципе личной преданности. Жесткой критике подвергался "отход властей от принципов демократии" и стремление руководства страны к "установлению диктатуры". Указывалось на засилье в стране полиции во главе с близким к Тер-Петросяну министром внутренних дел В. Сирадегяном. В определенной мере разногласия между лидерами НДС и правительством проявлялись и по внешнеполитическим проблемам. Так, НДС занимал более жесткую позицию в отношении Турции, осуждая ее более решительно, чем правительство, за поддержку Азербайджана в карабахском конфликте и непризнание вины за геноцид армян 1915 г. Разногласия подспудно проявлялись и в вопросе об отношениях с Россией.

В феврале 1993 г. произошел разрыв между Тер-Петросяном и премьер-министром Х. Арутюняном, не поддерживавшим курс на ускоренную либерализацию экономики. Последний выступал с открытой критикой проекта бюджета, одобренного президентом. 12 февраля, после провала попыток прийти к компромиссу с оппозицией, Тер-Петросян назначил новым премьер-министром Гранта Багратяна, сторонника радикальных экономических реформ и свободного рынка. Его приход к руководству правительством был с одобрением воспринят на Западе.

Тер-Петросян приступил к мобилизации верных ему сил. Был создан проправительственный блок "Республика". В него, помимо АОД, вошли партии "Гнчак", "Рамкавар-Азатакан" (во главе с Г. Хачатряном), Христианско-демократическая и Республиканская партии и только что созданное объединение "Интеллектуальная Армения". В предыдущий период все эти партии нередко выступали с критикой деятельности руководства страны по конкретным вопросам. Однако всех их отличали умеренность и нежелание идти на конфронтацию с существующим режимом. Что же касается АОД, то создание блока давало возможность выступить в качестве представителей различных социальных слоев, выразителей общенациональных интересов. Ответственность за ситуацию в стране как бы разделялась с участниками блока.

Объединение проправительственных политических сил стало толчком для создания в сентябре 1994 г. блока оппозиционных сил - "Союза национального согласия". В него вошли НДС, "Дашнакцутюн", ОНС, Демократическая партия, Союз конституционного права. Таким образом, как и в правом блоке, в Союзе объединились политические силы с различными программами и идеологиями. Главная опасность нового блока для руководства Тер-Петросяна состояла в том, что он объединял популярных общенациональных лидеров ( в первую очередь, Манукяна) с сильными организационными структурами таких партий, как АРФД и ОНС.

Вскоре разразился кризис в отношениях между властями и дашнаками. Толчком к резкому обострению политической ситуации в Армении стало убийство 17 декабря 1994 г. бывшего председателя горисполкома Еревана, а ранее авторитетного члена Комитета “Карабах” Амбарцумяна Галстяна. 28 декабря 1994 г. президент Тер-Петросян обнародовал свой указ о временном прекращении деятельности партии "Дашнакцутюн". В Указе президента говорилось, что причиной такого шага стало создание внутри партии тайной организации "Дро" с военной структурой. Эта организация, как утверждалось, занималась сбором сведений военного и экономического характера, относящихся к национальной безопасности Армении; участвовала в международном наркобизнесе, занималась рэкетом, сформировала группы боевиков; совершила ряд политических убийств и замышляла новые теракты. После опубликования указа президента коллегия Минюста РА направила в Верховный суд ходатайство о прекращении деятельности "Дашнакцутюн". После двухдневного разбирательства Верховный суд принял решение приостановить деятельность АРФД на шесть месяцев.

Партия "Дашнакцутюн", являвшаяся связующим звеном "оппозиционного блока", была выведена из политической борьбы, разворачивающейся в связи с предстоящими парламентскими выборами, и отстранена от участия в них. Этим был нанесен удар по всей оппозиции. Выборы состоялись 5 июля 1995 г. В голосовании по партийным спискам возглавляемый АОД блок "Республика" и поддерживающая его женская организация "Шамирам" получили 70 % голосов избирателей и обеспечили себе в парламенте абсолютное большинство мест. Незначительное количество мест получили Компартия, НДС и ОНС.

С конца 1995 г. и фактически в течение всего 1996 г. все внутриполитические события в Армении развивались вокруг одного, главного вопроса - выборов президента. И 22 сентября 1996 г. Тер-Петросян был вновь избран президентом в первом туре голосования, хотя и с минимальным перевесом голосов. По сообщению Центризбиркома, всего в выборах приняли участие 1 333 204 человека (60,5% избирателей). За Тер-Петросяна проголосовали 51,75% избирателей, за Манукяна - 41,29%, Бадалян набрал 6,34%, Манучарян получил 0,6 %. Уже предварительные итоги выборов накалили обстановку в стране. Оппозиция считала итоги голосования сфабрикованными. В Ереване произошли столкновения оппозиции с правительственными силами, “штурмом” был взят парламент, имелись пострадавшие с обеих сторон. Утром 26 сентября в столицу были введены войска.

Не слишком благоприятные для Тер-Петросяна итоги выборов, главной причиной чего было глубокое недовольство населения своим экономическим положением, сделали необходимой определенную корректировку правительственного курса. Новый премьер-министр был назначен 20 марта 1997 г. Им стал президент Нагорного Карабаха Роберт Кочарян. В конце 1997 г. борьба в руководящих кругах РА велась за "закрытыми дверями". Критика в адрес Тер-Петросяна со стороны оппозиции усилилась после выступления президента по карабахской проблеме 26 сентября 1997 г., в котором он доказывал необходимость компромисса при решении конфликта и выразил согласие с предложением трех сопредседателей Минской группы (Россия, США и Франция) о поэтапном варианте его урегулирования. Эта линия была оценена значительной частью общественности Армении как пораженческая, предоставляющая Азербайджану большие и реальные уступки ( освобождение захваченных территорий, принципиальный отказ от независимости Нагорного Карабаха) и не обеспечивающая национального самоопределения и безопасности для армян Нагорного Карабаха.

Однако решающую роль в отклонении курса президента сыграла не оппозиция, а группа влиятельных деятелей в самом руководстве РА. Новая линия Тер-Петросяна по карабахской проблеме не была одобрена премьер-министром Робертом Кочеряном, министром обороны Вазгеном Саркисяном, министром национальной безопасности и внутренних дел Сержем Саркисяном. 3 февраля по телевидению выступил Тер-Петросян, объявивший о своей отставке. На следующий день Национальное Собрание РА утвердило отставку президента.

30 марта 1998 г. новым президентом Республики Армения был избран Роберт Кочарян. Сразу после выборов Роберт Кочарян заявил, что взаимоотношения между Арменией и Россией ясно сформулированы в межгосударственном договоре. Этот договор ратифицирован и в России, и в Армении и является той основой, на которой должны строиться армяно-российские отношения.

III

Существенным фактором влияния на жизнь армянского народа является армянская церковь. В Армении, в отличие от Российской Федерации, где существует большое количество религиозных объединений, число действующих конфессий сравнительно невелико, а состав паствы практически однороден: 80 % населения республики - прихожане Армянской апостольской церкви, являющейся официальной церковью20.

Армянская апостольская церковь - одно из древнейших христианских объединений. Христианские общины появились здесь еще в I в., дальше их следы просматриваются во II и III вв. Сохранились имена первых проповедников - апостолов Фаддея и Варфоломея. После Вселенского собора 451 г. Армянская церковь получила наименование - Армянская апостольская церковь. Первоначально ее центром был г. Вагаршапат, являвшийся в IV в. столицей государства. Позднее церковь вынуждена была перемещаться в Двин, Ани, Заминтав. В 1441 г. центром Армянской церкви стал Эчмиадзин. Однако в период с 1453 по 1915 г. истинным церковным центром армянского народа являлся Константинопольский патриархат (несмотря на то, что в иерархии он стоял ниже Эчмиадзина)21.

После окончания первой мировой войны, когда было уничтожено и изгнано армянское население Западной Армении, был ликвидирован Киликийский католикосат в Турции. Беженцы из Киликии в основном переселились в Сирию, Иорданию, Ливан и на Кипр. По благословению Католикоса всех армян и по согласию патриархии Иерусалима, для того чтобы сохранить существование Киликийского католикосата, Сирия, Ливан и Кипр были временно переданы под его юрисдикцию. Это положение продолжалось до 1956 г.

В настоящее время в Армянской апостольской церкви существуют четыре основные иерархические структуры: Католикосат всех армян в Эчмиадзине, Киликийский Католикосат великого дома (Антилиас), Иерусалимский Патриархат и Константинопольский Патриархат (Стамбул). Три последние архиерейские кафедры в "духовном отношении" находятся в юрисдикции Престола церкви-матери Эчмиадзина, но пользуются внутренней административной автономией. В Эчмиадзине располагаются административный и духовный центр Армянской апостольской церкви, постоянная резиденция главы Армянской апостольской церкви, Верховного Патриарха и Католикоса всех армян. Здесь действуют два монастыря - Св. Римсимэ и Св. Гаянэ, основанные в VII в.; кроме этого, имеются духовная академия и семинария, издается журнал “Эчмиадзин” и иная церковная литература.

Часть армянского населения исторически под влиянием различных политических и экономических факторов вынуждена была искать убежище в зарубежных странах. Как следствие этого, Армянская апостольская церковь получила распространение по всему земному шару, сохранив при этом единство в своих вероучительных установках. С течением времени она стала также единственной организацией, обеспечивающей этнокультурную консолидацию армянского народа вне зависимости от мест его расселения, оказывала большое влияние на нравственное воспитание нации.

В советский период Армянская апостольская церковь имела ограниченные возможности для выполнения исторического назначения в жизни своего народа, ибо в то время основной идеологией оказалось безбожие. Церковь не избежала гонений: разрушались и закрывались храмы, репрессировалось высшее духовенство. За период с 1920 по 1938 г. было репрессировано около 400 священнослужителей, а Верховный патриарх - Католикос всех армян Хорен I Тифлисский был попросту убит в патриарших покоях. Исчезла безвозвратно и значительная часть сокровищ Эчмиадзина22.

На 1 января 1986 г. на территории Армянской ССР действовало всего 29 зарегистрированных и 34 незарегистрированных религиозных объединений, среди которых: Армянская церковь, Русская православная церковь, евангелистские христиане-баптисты, адвентисты седьмого дня, пятидесятники, молокане, мусульмане и др.23 В распоряжении конфессий имелось 35 зданий и молитвенных домов, 29 строений, арендованных у граждан, числилось 102 священнослужителя.

На рубеже 80 - 90-х гг. религиозная ситуация в Армении в корне изменилась, верующим представилась возможность действовать открыто. 17 июня 1991 г. Верховный Совет Армении принял Закон "О свободе совести и религиозных организациях", в соответствии с которым обеспечивается свобода совести и вероисповедания граждан, определение ими своего отношения к религии, право исповедовать любую религию либо не исповедовать никакой, совершать религиозные обряды. Все гражданские обязанности, предусмотренные законом, распространяются и на верующих членов религиозных организаций наравне с другими гражданами. При Совете Министров создан специальный государственный орган, который регулирует отношения государства и религиозных организаций; участвует от имени государства в качестве посредника в решении вопросов и споров, возникающих между религиозными организациями Армении.

По данным Комитета по делам религий при правительстве Армении, на 1 января 1997 г. зарегистрированы: Армянская апостольская церковь; Язычники; Йезиды; Католическая церковь; Иудейская община; Русская православная церковь; Сознание Кришны; Вера Бахаи; Мормоны; Адвентисты седьмого дня; Христиане веры евангельской - пятидесятники; Евангельские христиане-баптисты; Евангельские церкви; Харизматические церкви; Новоапостольская церковь; Община евангелистов.

Религиозная обстановка в республике на сегодняшний день заметно изменилась. Все зарегистрированные конфессии имеют свои филиалы, общее количество которых в качестве юридических лиц составляет 44 (в 1986 г. их было 29). Но, несмотря на появление этих конфессий, население республики и армянская диаспора в других странах отдают по-прежнему предпочтение Армянской церкви.

Первым армянским Католикосом был Григорий Просветитель, избранный после провозглашения христианства государственной религией Армении (название Армянской апостольской церкви как Армяно-Григорианской происходит от его имени). За всю ее историю в Армянской церкви сменилось 130 верховных католикосов. Почти 39 лет (с 30 сентября 1955 г. по 18 августа 1994 г.) возглавлял эту церковь Вазген I, 130-й по счету армянский Католикос, сыгравший большую роль в сохранении национальной религии.

После кончины Вазгена I выборная кампания нового главы Армянской апостольской церкви проходила при все еще продолжающемся противостоянии между католикосами, разобщенности епархий, а также невыполнении завещания Вазгена I о создании после его смерти комиссии из 8 человек по управлению делами церкви до избрания нового католикоса. Создать комиссию не удалось, временно исполняющим обязанности Верховного патриарха был поставлен местоблюститель 75-летний Торгом Манукян.

В период предвыборной кампании высказывались мнения о том, что избрание Католикоса приведет к обострению взаимоотношений между властями и церковью. Это предположение подтвердилось. Для президента республики, как главы государства, было совсем не безразлично, кто будет избран Католикосом, а поэтому хорошо осведомленный в церковных делах (он, в частности, ранее преподавал в духовной семинарии в Эчмиадзине) Тер-Петросян не скрывал намерения непосредственно участвовать в подборе кандидатур и влиять на избрание главы Армянской церкви.

По Закону "О свободе совести" государство не имеет права вмешиваться во внутренние дела церкви, к которым относятся и выборы Католикоса. Но, по мнению Президента РА, выборы Католикоса всех армян переросли границы внутрицерковной жизни и превратились в национальную проблему. В преддверии выборов Тер-Петросян заявил, что наиболее достойным из всех кандидатов является Католикос Киликийский Гарегин II, который сможет в случае своего избрания обеспечить единство народа путем слияния двух ветвей Армянской апостольской церкви - Эчмиадзинского и Киликийского католикосатов24.

Борьба за трон католикоса, таким образом, превратилась из религиозной в политическую. Устав Армянской апостольской церкви предусматривал избрание 131-го Католикоса из 46 епископов Эчмиадзинской конгрегации. В созванном для выборов Национальном церковном соборе, кроме епископов, приняли непосредственное участие выборщики из числа мирян, представляющих все общины и епархии как Армении, так и зарубежной армянской диаспоры.

Правительство Турции, как и 40 лет назад, запретило представителям армянской общины, входящей в Константинопольскую епархию, участвовать в выборах Католикоса, ссылаясь на то, что участие делегатов из числа турецких граждан в выборах, проводимых в другой стране, противоречит законам Турции и решениям Лозаннской конференции 1923 г. Армяне, проживающие в Турции, не имеют статуса национального меньшинства, и турецкие власти считают, что это налагает запрет на какое-либо их участие в зарубежных мероприятиях в качестве отдельной общности25.

Со своей стороны, Константинопольский Патриарх Армянской апостольской церкви архиепископ Гарегин выразил протест и заявил, что такой шаг властей не делает чести Турции, так как на выборах Католикоса будет отсутствовать делегация, представляющая интересы армян, проживающих в Турции. Обращение патриарха к президенту Турции Сулейману Демирелю увенчалось успехом: церковь получила согласие на участие в выборах, а ее делегация на равных правах с другими голосовала за нового Католикоса.

Участие Константинопольского патриаршества в выборах Католикоса было архиважно, поскольку это означало не только представительство самого патриаршества, но и значительной части разбросанной по всему миру армянской диаспоры: число армян в США к началу 90-х гг. составляло 1 млн чел., в России - 800 тыс., в Грузии - 500, во Франции - 500, в Иране - 200, Ливане - 150, Сирии - 130, Аргентине - 85, Канаде - 60, Австралии - 30 тыс. чел. и т.д. По неофициальным данным, численность армянского населения в современной Турции составляет 85 тыс. человек.

Во втором туре Католикос Гарегин II на 40 с лишним голосов опередил архиепископа Гарегина Нерсисяна и на 120 - епископа Паргева Мартиросяна. Такая раскладка голосов не лишала архиепископа Нерсисяна надежды на победу на следующем этапе выборной борьбы, но он снял свою кандидатуру, в результате чего третий тур не состоялся.

4 апреля 1995 г., через семь месяцев после смерти Католикоса Вазгена I, был избран 131-й Католикос всех армян. Им стал глава второго по значению Киликийского (Ливанского) католикосата Гарегин II. В работе Национального церковного собора, на котором был избран Католикос, участвовали делегаты из 28 стран.



1. Российский институт стратегических исследований (РИСИ) образован Указом Президента РФ в 1992 г. как государственная научно-исследовательская организация в целях информационно-аналитического обеспечения деятельности высших органов законодательной и исполнительной власти. РИСИ осуществляет разработку общих вопросов обеспечения национальной безопасности, занимается исследованием проблем развития взаимоотношений между Россией и зарубежными странами, изучает характер и направленность региональных политических, военных и экономических процессов, проводит анализ и прогнозирование кризисных и конфликтных ситуаций в отдельных странах мира.
2. См. подробнее об этом: Курдов А.А. Президент и парламент в конституционной системе Белоруссии. // В кн.: Белоруссия: путь к новым горизонтам. М., 1996. С. 331-370.
3. Ведомости Верховного Совета Армянской ССР.1990. № 1 (957). Ст. 6.
4. Ведомости Верховного Совета Армянской ССР.1990. № 4 (960). Ст. 55.
5. Ведомости Верховного Совета Армянской ССР.1990. №  4 (960). Ст. 57.
6. Ведомости Верховного Совета Армянской ССР.1990. № 16 (972). Ст. 257.
7. Ведомости Верховного Совета Армянской ССР.1991. № 12 (992). Ст. 248.
8. Ведомости Верховного Совета Армянской ССР.1991. № 15 (995). Ст. 316.
9. Ведомости Верховного Совета Армянской ССР.1991. № 15 (995). Ст. 319.
10. Республика Армения. 1995. 4 июля.
11. Независимая газета. 1993. 10 марта.
12. Независимая газета. 1994. 27 апреля.
13. Ведомости Верховного Совета Республики Армения. 1995. № 6 (1082). Ст. 55.
14. Араркцян Б.Г. К вопросу о развитии парламентаризма в Армении. // Вестник МПА.1995. № 4 С. 9.
15. Ведомости Верховного Совета Республики Армения. 1995. № 7 (1083). Ст. 74.
16. Национальное Собрание Республики Армения 1996. Ереван. 1996. С. 232.
17. Ананикян. Р. Советская Армения. Серия: Моя родина - СССР // М., 1990. С. 58.
18. Россия. 1994. 2-8 февраля.
19. Goldenberg S. Pride of small Nations. The Caucasus and post-soviet disorder. Zet Books Ltd. // London and New Jersey. P. 147-148.
20. Республика Армения. 1995. 8 февраля.
21. Армянский вестник. 1995. № 8.
22. Сегодня. 1995. 25 марта.
23. Московские новости. 1995. № 59.
24. Труд. 1995. 29 марта.
25. Иностранец. 1995. № 5.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL