Республика Казахстан: поиск путей устойчивого развития

А. Акимбеков
К. Сыроежкин


Сыроежкин Константин Львович, доктор политических наук, синолог. Работал в системе Академии наук Казахстана, в настоящее время является заместителем Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан.

Акимбеков Султан Магрупович, кандидат исторических наук. Работал международным обозревателем в различных казахстанских изданиях. Ныне является заведующим отделом Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан.


Сегодня много говорят и пишут о так называемом "устойчивом развитии". Этой теме посвящены множество конференций, она исследуется в достаточно объемных монографиях, однако это многообразие, за редким исключением, не приближает разгадку феномена "устойчивого развития". Что же имеется в виду, когда речь идет об устойчивом развитии?

Обычно выделяется три иерархически взаимосвязанные проблемы, с решением которых связано устойчивое развитие. Они сводятся к поддержанию:

1) устойчивого масштаба экономики, который соответствовал бы ее экологической системе жизнеобеспечения;

2) справедливого распределения (distribution) ресурсов и возможностей не только в рамках нынешнего поколения людей, но также между нынешним и будущими поколениями, а также между человеком и другими биологическими видами;

3) эффективного распределения (allocation) ресурсов во времени, которое бы адекватно учитывало бы природный капитал1.

С экономической точки зрения концепция устойчивого развития основывается на определении уровня дохода. Данный подход был разработан Дж. Хиксом. Он подчеркивает, что "В практической жизни определение уровня дохода преследует цель указать людям, сколько они могут потреблять, не делая себя при этом беднее"2.

С социальной точки зрения концепция устойчивого развития направлена на сохранение социальной и культурной стабильности, в том числе на сокращение числа разрушительных конфликтов как в конкретном государстве, так и в мире в целом. Она исходит из того, что без справедливого распределения ресурсов и возможностей между всеми членами человеческого общества устойчивое развитие невозможно. Именно поэтому фундаментальной идеей концепции устойчивого развития стала идея соблюдения прав будущих поколений.

Наконец, с экологической точки зрения устойчивое развитие должно обеспечивать стабильность биологических и физических систем. При этом особое значение имеет жизнеспособность локальных экосистем, от которых зависит глобальная стабильность всей биосферы в целом.

Таким образом, под устойчивым понимается такое развитие, которое, удовлетворяя потребности настоящего времени, не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности. Но и этого, по-видимому, недостаточно. Устойчивое развитие - это не просто комплекс экономических, экологических и социальных условий, обеспечивающих жизнедеятельность общества. Это, скорее, комплекс идей, составляющих основу понимания нового миропорядка и устройства общества. И в этом смысле мы солидарны с казахстанским исследователем Н. Амрекуловым в том, что "Устойчивое развитие - это новая опережающая и корректирующая настоящее модель взаимодействия людей с природой и друг с другом, новый образ жизни, мышления и культуры. Это сложный системный процесс планирования и управления международным сообществом, предполагающий равноправное партнерство развитых и отсталых стран, государственных, общественных и деловых кругов, новая система учета, оценки и стимулирования социоэкономического поведения людей, новые правовые и нравственно-мировоззренческие регулятивы и ориентиры"3.

С этих позиций, по-видимому, и стоит оценивать степень устойчивости развития Казахстана.

Государство и экономика: роль государства в переходный период

Социально-экономическая политика – одно из главных направлений внутренней политики государства, призванное обеспечить воспроизводство тех социальных ресурсов, из которых оно черпает себе поддержку и создает предпосылки для расширенного воспроизводства и своей деятельности, а также обеспечения стабильности всей общественной системы. При этом всегда возникает вопрос либо о пределах вмешательства государства в социальную и экономическую сферы, либо о степени негативных последствий в случае, когда государство “сбрасывает” с себя эту ответственность.

Особенно актуально этот вопрос звучит в трансформирующихся (транзитных) обществах, где развитие политических, экономических и социальных процессов характеризуется неустойчивостью и незавершенностью, что создает условия для активизации деструктивных процессов на почве возникновения противоречий между социальными, экономическими, политическими и культурно-цивилизационными аспектами преобразований. Именно поэтому концептуальный выбор определенного типа социально-экономической политики может приобрести решающее значение в эволюции самого политического режима, определив успешность либо крах процесса демократической модернизации общества.

Согласно современной теории государственного сектора (Public Economics), государство в развитой рыночной системе призвано обеспечивать институционально-правовую структуру экономики и восполнять так называемые "провалы рынка" (market failures). Соответственно, называются следующие его функции:

Во-первых, производство "общественных благ" (оборона, охрана общественного порядка, общественные услуги и пр.).

Во-вторых, защита общества от "внешних эффектов" (охрана природной среды).

В-третьих, регулирование "естественных монополий" (энергетика, транспорт, связь).

В-четвертых, корректировка последствий социального неравенства, порождающего чрезмерное неравенство в доходах.

В-пятых, стабилизация экономики и поддержание экономического роста.

Чтобы ограничить роль государства именно этими функциями, требуются глубокие реформы как экономики, так и самого государства - его аппарата и рычагов его воздействия на экономику. При этом "речь идет не о невмешательстве государства в экономику, а о правилах этого невмешательства, то есть о том - и это главное, - что будет представлять из себя государство”4.

Если суммировать различные подходы и высказывания по поводу роли государства в переходной экономике, то складывается представление о трех основных направлениях его деятельности.

Первое направление - неуклонная работа по созданию институтов — как правовых, так и организационных, необходимых для функционирования рыночной экономики. При этом, однако, необходимо иметь в виду, что простое копирование западных институтов не обещает успеха, поскольку любому хозяйственному и общественному порядку присуща специфическая индивидуальность, обусловленная культурным и политическим развитием. Главные элементы рыночного "порядка" определены достаточно четко5, и отсутствие одного из них делает бесперспективной саму идею “внедрения рыночных отношений в обществе”.

В деле создания такого "порядка", подчеркивает Кристиан Ватрин, - "со всей отчетливостью проявляется центральное значение государства для трансформации экономики. Уже само установление порядка частной собственности, охватывающей как человеческий, так и вещественный капитал, является важнейшей правовой созидательной задачей. Только когда этот порядок будет сформирован, причем таким образом, что возникнут рынки товаров, услуг, труда и капитала на основе индивидуального распоряжения, - только тогда и начнется процесс рыночного хозяйствования"6.

Второе направление - перестройка самого государства на принципах демократии и требований рыночного хозяйства, означающая, в свою очередь, коренное преобразование, в том числе и сокращение государственных финансов, аппарата исполнительной власти и овладение новыми методами управления экономикой. Эта перестройка так же длительна, болезненна и противоречива, как и те процессы, которые характеризуют создание институтов рыночной экономики. Одно лишь разрушение старого аппарата управления не приводит к автоматическому рождению новой системы. Оно ведет лишь к полной потере управления хозяйственными процессами, а образующийся вакуум толкает к возрождению старых методов административного управления, рождает анархию, дает простор криминальным элементам, усиливает коррупцию и углубляет экономический кризис.

Третье направление - переход к новым формам регулирования, проведение социальной и экономической политики, призванной найти оптимальные пути для решения триединой задачи: сохранить стабильность в обществе, в котором усиливается социальное расслоение и появляется больше безработных; сломить инфляцию, то есть стабилизировать экономику; обеспечить структурную перестройку и экономический рост.

Как раз по этому блоку вопросов разногласия особенно остры, и специалисты предполагают различные подходы к их комплексному решению.

Приверженцы либеральной концепции предполагают скорейшее сокращение старых форм государственного вмешательства в экономику, создание нового государственного аппарата, главные функции которого - законодательство и надзор за его исполнением, а также контроль над естественными монополиями, при минимальных социальных обязательствах. Приоритетное значение придается антиинфляционной политике, малому бюджету (с ограниченным дефицитом) и открытости экономики для международной конкуренции, движению товаров и капитала. Однако, как показывает практика (в том числе и Республики Казахстан), одной политики макроэкономической стабилизации и подавления инфляции недостаточно. В условиях глубокого структурного кризиса необходима особая система мероприятий, направленных на стимулирование инвестиций, оздоровление промышленной структуры, на экономический рост. Другими словами, необходима продуманная промышленная политика. Либеральная модель таких мер не предусматривает.

Именно на эти аспекты экономической политики делают упор сторонники дирижистской позиции. Они считают, что, во-первых, в процессах трансформации решающая роль должна оставаться за государством, сохраняющим в своем владении важнейшие отрасли экономики; во-вторых, приоритетную роль должна играть промышленная политика; в-третьих, в условиях глубокого промышленного спада дефицитное финансирование может использоваться для стимулирования экономического роста. Однако и эта позиция имеет свои ограничители. Увеличение государственных инвестиций в отечественное производство в условиях дефицита средств ведет к увеличению денежной массы и росту инфляции, а государственный патернализм консервирует прежние методы управления экономикой, иждивенческие настроения и не способствует эффективному внедрению рыночных механизмов.

Несмотря на это, государство не может полностью отказаться от ответственности за производственный сектор экономики, который находится на грани полного краха. Отдельные слабые проблески роста сегодня погоды не делают. Следовательно, необходимо нащупать некоторую промежуточную стратегическую линию, которая, опираясь на реформы и рыночные стимулы, а также на государственную поддержку, позволила бы осуществлять промышленную политику. При этом очень важно не допускать раздувания государственных расходов и увеличения дефицита бюджета. Поддержка отраслей, ориентированных на экспорт, должна быть дополнена программой возрождения и повышения эффективности передовых отраслей машиностроения и легкой промышленности. Тем более что только так можно решить проблему занятости, роста доходов населения, расширения платежеспособного спроса.

Остро встает вопрос о том, как, какими методами осуществлять промышленную политику — путем прямого государственного вмешательства и наращивания государственных капиталовложений, денежной экспансии или использовать более тонкие инструменты косвенного воздействия на рыночные стимулы и регуляторы, требующие сокращения налогов и активного привлечения частных сбережений и инвестиций, при параллельном ограничении бюрократических институтов самого государства и их преобразования в целях выполнения тех функций, в которых действительно нуждается общество?

С точки зрения здравого смысла и логики экономической целесообразности ответ, думается, очевиден. Однако очевидность решения не всегда тождественна его практической реализации. Последняя во многом зависит от совокупности факторов как объективного, так и субъективного свойства. И прежде всего - от готовности населения принять это решение и желания "управляющих" его реализовывать. Другими словами, речь идет о субъекте, создающим условия для устойчивого развития.

Особенности формирования социальных страт в Казахстане: негативные и позитивные аспекты

Процесс формирования новых социальных страт и новых политических элит в Казахстане имеет те же тенденции, что и в большинстве других транзитных государств. Особенности этого процесса были предопределены всем ходом его предшествующего развития.

Прежде всего, в силу отсутствия сформировавшегося гражданского общества, альтернативой ему выступило государство, что нашло свое выражение, главным образом, в специфике трансформации "социалистической собственности" на средства производства. Вместо предопределенного логикой демократических преобразований полного отделения государства от бывшей социалистической собственности, произошло обратное - государство объявило себя юридическим собственником средств производства. В результате возникла любопытная картина. С одной стороны, государство присвоило социалистическую собственность, с другой - перестало нести ответственность за социальную сферу. Это и послужило причиной тех негативных тенденций которые возникли в политической и социальной сферах.

В социальной сфере бюрократическая буржуазия, обладающая экономическим и внеэкономическим господством и стремящаяся навечно закрепить его путем спекуляции на многочисленных функциях государства через систему "право-привилегия". На другом – различные социальные группы, в той или иной мере сумевшие приспособиться к новым производственным отношениям: рабочие и служащие некоторых промышленных предприятий, главным образом, переданных под иностранное управление; отдельные фермерские хозяйства; работники сферы обслуживания (“челноки”, мелкие и средние торговцы и ремесленники, некоторые категории научно-технической интеллигенции и т.д.). На третьем - гигантская масса деклассированных элементов, численность которых постоянно увеличивается. В настоящее время за чертой бедности находится около 68% населения Казахстана7. По данным известного экономиста А. Есентугелова, доля наиболее обеспеченной части населения в Казахстане составляет всего 3,3%, а наименее обеспеченной - 61%8. Соотношение "богатых" и бедных в республике составляет 1 : 27.

Таким образом, трансформация "социалистической собственности" не привела к ожидаемому появлению свободных персонифицированных собственников и свободного рынка, настоящих экономических и правовых отношений, формированию массового среднего класса. Более того, общество оказалось расколотым на меньшинство собственников и большинство несобственников. Государство, объявив себя юридическим собственником средств производства, фактически создало условия для возникновения симбиоза власти и собственности, столь характерного для феодальной стадии развития общественных отношений. Отсюда далеко до буржуазного гражданского общества, где давно уже утвердившееся всеобщее формально-правовое равенство существенно дополняется развитой системой социальной политики за счет собственников и верхов общества в пользу несобственников и низов общества. Разница большая, можно сказать, формационная: там привилегии на стороне несобственников, у нас они предоставлены собственникам.

Условия социальной интеграции и роль государства в их обеспечении

Стратегической целью устойчивого развития общества является не столько повышение уровня жизни населения (хотя это и не последний фактор), а сколько улучшение ее качества: рост удовлетворенности жизнью в обществе, увеличение ее продолжительности, обеспечение духовной гармонии. Уровень качества жизни определяет и условия социальной интеграции, которые, в свою очередь, предопределяют роль государства в их обеспечении. При этом речь не идет о вмешательстве, либо невмешательстве государства, а скорее – о “правилах игры”, устанавливаемых государством, об оценке эффективности проводимых реформ, о цене, которой они оплачиваются. В том случае, когда во главу угла ставится принцип "цель оправдывает средства", за спиной реформатора остаются моря крови и слез, общество поляризуется, и возможность для социальной интеграции исчезает. Чтобы избежать такого результата, необходимо заранее договориться о границах допускаемой цены, превышение которой является абсолютным требованием смены курса.

Для оценки эффективности проводимых реформ в 1992 г. Государственный научно-исследовательский центр профилактической медицины Минздрава России предложил показатели “качества жизни”, которые должны:

- отражать наиболее важные социальные параметры, имеющие интегральное значение для общества и отражающие его собственное ощущение себя благополучным или неблагополучным;

- однозначно восприниматься любым гражданином на всей территории России;

- иметь доступные для стандартного измерения количественные характеристики, обеспечивающие возможность сравнительной оценки и слежения за динамикой.

Все показатели сгруппированы в три блока. Первый блок включает в себе индексы рождаемости, смертности, продолжительности жизни и т.д.

Второй блок характеризует удовлетворенность условиями повседневного существования (материальный достаток, быт, питание, работа, здравоохранение, образование, политика властей, деятельность СМИ и т.д.). При этом учитывается также значение этих условий для человека в соответствии с его личными приоритетами. Тем самым обеспечивается возможность количественной оценки субъективного комфорта, ощущения личного благополучия в существующей социальной среде.

Третий блок характеризует динамику духовного неблагополучия: убийства, самоубийства, кражи, алкогольные психозы, брошенные дети и т.д9.

Если входящие в эти три блока показатели находятся за пределами нормы, их нормализация является целью реформ. Возможна и иная ситуация, когда принимается решение о придании обществу качественно новых характеристик, однако, непременным требованием при проведении подобных реформ должно быть поддержание базовых показателей не ниже разумного предела, иначе негативные последствия начнут превалировать над позитивными.

Для оценки вектора реформ и сохранения условий социальной интеграции необходимо по каждой из вышеперечисленных шкал оценить, в каком направлении пошло развитие казахстанской экономики и общества после 1991 г.

1. В рамках формационного подхода известен закон соответствия характера производственных отношений уровню развития производительных сил. Из него следует, что в случае сильного разрушения последних становится невозможным капиталистическое воспроизводство. Существует предел разрушения промышленной инфраструктуры, за которым нация теряет способность быть самостоятельным рыночным субъектом. В Казахстане, как показывают данные официальной статистики (см. диаграмму 1), такой предел пока не наступил, однако, при сохранении нынешнего положения вещей вероятность его достижения будет возрастать.

Диаграмма 1

Изменения в ВВП по отдельным отраслям.

1990=100%

Катастрофические для экономики страны масштабы приобрела практика передачи (фактически продажи) отечественных предприятий под иностранное управление. С декабря 1994 г. было заключено около 50 контрактов с отечественными и иностранными компаниями, из них фактически действуют 30 контрактов, охватывающих 45 крупнейших предприятий республики. Спору нет, бывают случаи, когда есть необходимость привлечения иностранного инвестора и передачи отдельных предприятий под иностранное управление в целях реанимации их деятельности либо улучшения менеджмента. Но во всем нужна разумная мера, во-первых, а во-вторых, при любом раскладе на первом месте должен стоять государственный интерес, а не интерес инвестора. У нас же все получается с точностью до наоборот. В течение только одного 1995 г. в ходе "бешеной приватизации" (выражение "Financial times") 90% промышленности было продано всего за $3 млрд., то есть, как минимум, на порядок (а по отдельным объектам и на два) ниже реальной стоимости10. Масштабы передачи казахстанских предприятий в иностранное управление поражают даже зарубежных экспертов: если в большинстве развивающихся стран мира случаи передачи предприятий во внешнее управление единичны, то в Казахстане под иностранным управлением уже находятся целые отрасли (большая часть химической промышленности, черной и цветной металлургии). Отличается и структурный состав передаваемых предприятий: в основном, это предприятия базовых отраслей экономики, в то время как в мире практикуется передача предприятий инфраструктуры и услуг11. В условиях, когда более чем 70% всего промышленного производства и 90% промышленного сектора оказались в собственности или под контролем иностранных фирм и компаний, трудно не согласиться с точкой зрения У. Касенова, что "это уже не угроза, а состоявшаяся утрата экономической независимости Казахстана"12, кстати говоря, оплаченная за счет самого же Казахстана13.

2. В условиях рыночных отношений работник свободно продает свою рабочую силу. Производственные же отношения, при которых имеет место высокая степень принуждения к труду (работа “на оброк”) характерны для феодализма. В реформируемых экономиках всех государств на постсоветском пространстве, в том числе и в Республике Казахстан фактически узаконен уникальный в цивилизованном мире факт многомесячной неоплаты труда с задолженностью, достигающей многих миллионов долларов. Просроченная кредиторская задолженность составляла на 1 января 1996 г. - Т368,2 млрд., а на 1 мая 1998 г. - Т487,2 млрд. Причем, в общем объеме просроченной кредиторской задолженности задолженность по заработной плате достигает 9-10% и составляет порядка Т38,6 млрд., 70% этой суммы составляет просроченная задолженность14.

3. В рыночной экономике отношения между крупными хозяйствующими субъектами строятся на базе свободной конкуренции. В казахстанской экономике вместо конкуренции господствует монопольное разделение сфер влияния между властвующими элементами, с одной стороны, и иностранными корпорациями – с другой. Достаточно вспомнить конфликты между иностранными управляющими и местной, да и центральной казахстанской властью, "громкие" дела по коррупции, связанные с именами казахстанских чиновников областного масштаба, чтобы подтвердить данный тезис.

4. В буржуазном гражданском обществе давно уже утвердившееся всеобщее формально-правовое равенство существенно дополняется развитой системой социальной политики за счет собственников и верхов общества в пользу несобственников и низов общества. Налоговая политика нашего государства исходит не из интересов несобственников и даже не из интересов развития производства, а направлена на обслуживание потребностей “верхов”. Разница - большая, можно сказать, формационная: в развитом буржуазном обществе привилегии на стороне несобственников, а у нас ими обладают собственники.

5. В аспекте цивилизационного подхода развитие от феодализма к капитализму характеризуется резким возрастанием роли науки и наукоемких технологий, обеспечивающих взлет производительности труда. Наоборот, возврат в феодализм и цивилизационный регресс способствуют развитию противоположных процессов (см. таблицу 1).

6. Развитие рыночных отношений и цивилизационный прогресс характеризуются увеличением численности “среднего класса”. Именно эти люди создают своей покупательной способностью основные резервы внутреннего рынка. В нашем случае наблюдается противоположная тенденция роста численности нищих и бедных. “Нищим” назовем человека, доход которого ниже прожиточного минимума, т.е. уровня обеспечения безопасного биологического функционирования. Этим он отличается от “бедного”, имеющего доход выше нищенского, но ниже стоимости минимальной потребительской корзины. "Нищих" в Казахстане официально свыше 60% населения15. С "бедными" ситуация обстоит не лучшим образом. Если в 1991 г. в Казахстане объем минимальной потребительской корзины не могли себе позволить 1% населения, то в 1996 г. их число возросло до 31%16. При этом, как показывает мировая практика, это значение не должно превышать 10%.

Таблица 1.

Расходы Государственного бюджета Республики Казахстан на социально-культурные мероприятия, науку и оборону
(в текущих ценах, миллиардов тенге)

Статьи расходов 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997
Расходы - всего

из них:

расходы на социально-культурные мероприятия и науку

образование и подготовка кадров

здравоохранение и физическая культура

культура и средства массовой информации

социальное обеспечение

наука

оборона

32.8
 
 

13.7
 
 

5.6
 

3.1
 

0.6
 

4.2

0.2

259
 
 

90.5
 
 

47.2
 

25.9
 

7.2
 

8

2.2

14.9

7.5
 
 

2.5
 
 

1.2
 

0.7
 

0.2
 

0.3

0.1

0.3

101.9
 
 

28.6
 
 

13.5
 

9.3
 

1.7
 

3.2

0.9

3.8

260.2
 
 

92.4
 
 

45.8
 

30.6
 

6.3
 

7.8

1.9

10.8

280
 
 

121.5
 
 

65.6
 

36.8
 

7.3
 

9.2

2.6

16.3

318.7
 
 


 
 

73.4
 

35.3
 


 

3.7

17.9

  • 1991-1992 гг. - в миллионах рублей
  • Составлено по данным Госкомстата Республики Казахстан


7. Развитие цивилизационного общества сопровождается ростом заинтересованности трудящихся в результатах своей профессиональной деятельности как основном источнике личного благосостояния. У нас по мере углубления реформ произошло разрушение мотивации к добросовестному, творческому труду. Вынужденные простои, высокая текучесть кадров и рост безработицы резко ускоряли процесс депрофессионализации кадров, что привело к значительной потере интеллектуального и организационного потенциалов страны.

По безработице мы тоже лидируем – 13% и самостоятельно занятых лиц – 22%17. При этом, в мировой практике предельно критическое значение безработицы оценивается как не превышающее 8-10%.

Таблица 2

Сравнительные данные по численности занятых и безработных в отраслях экономики
(тыс. человек)

1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997
Численность занятых

в том числе:

мужчины

женщины

7716.2
 
 

3935.3

3780.9

7571.9
 
 

4013.1

3558.8

6926.3
 
 

3670.9

3255.4

6581.8
 
 

3422.5

3159.3

6551.5
 
 

3472.3

3079.2

6518.9
 
 

3494.1

3024.8

6426.8
 
 

3496.2

2930.6 

Всего безработных

из них зарегистрированные (на конец года)

мужчины

женщины

из зарегистрированных 
безработных, молодежь 16-29 лет

4.0
 

1.0

3.0

33.7
 

8.6

25.1

40.5
 

12.1

28.4

536.4

70.1
 

24.7

45.4

36.7

808.3

139.6
 

55.7

83.9

64.9

970.6

282.4
 

104.0

178.4

115.4

967.8

257.5
 

86.0

171.5

91.4

Составлено по данным Госкомстата Республики Казахстан

8. Существенное значение для создания условий социальной интеграции имеет показатель духовности общества.

Духовно благополучной считается деятельность, соответствующая общечеловеческим заповедям, закрепленным народной мудростью в религиозных заповедях для оптимизации существования и развития человека и общества. Противоположные мотивы относятся к сфере духовного неблагополучия.

При оценке духовного климата общества используется два метода. Первый метод основан на экспертных оценках, использующих шкалу, полюса которой содержат противоположные нравственные ценности. Расположенные слева ценности определяются в мировых религиях как благостные, справа – как греховные.

Альтруизм

Бессребреничество

Взаимопомощь

Коллективизм

Деньги как средство

Целомудрие

Эгоизм

Расчетливость

Конкуренция

Индивидуализм

Деньги как цель

Сексуальные свободы

Думается, не стоит доказывать, что в казахстанском социуме сегодня преобладают нравственные ценности, обозначенные в правой части таблицы. С одной стороны, это естественно. Период первоначального накопления капитала диктует свои законы выживания. Но с другой - пролонгирование этого периода на неопределенно продолжительный срок может привести к полной нравственной деградации общества, подведя его к той опасной черте, возврат от которой в нормальное состояние уже не возможен.

Диаграмма 2

Число рождений и смертей
(на 1000 человек населения, промилле)

Таблица 3

Миграция
(человек)

Год Иммигранты Эмигранты Сальдо чистой

миграции (+, -)

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

174900

206094

190045

111274

70452

71137

53874

38067

339700

288194

393345

344274

507052

348537

261474

252922

-164800

-82100

-203300

-233000

-436600

-277400

-207600

-290989

Составлено по данным Госкомстата Республики Казахстан

Диаграмма 3

Число рождений вне брака
(% от всех рождений)

Второй метод основан на использовании объективных статистических показателей. По количеству возникающих социальных аномалий можно косвенно судить о духовно-нравственном здоровье населения. К сожалению, имеющиеся показатели в этом отношении говорят о сокращении условий для социальной интеграции. (см. диаграммы 2 – 3, Таблицы 3 - 5).

Таблица 4

Браки и разводы
(человек, промилле)

Годы  Браки Разводы
Число Коэффициент на 1000 человек Число коэффициент на 100 браков
1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

164051

165498

147045

145686

122768

115881

102558

101874

10.0

10.1

8.9

8.8

7.5

7.2

6.4

6.7

43327

48494

49692

45180

41567

38651

40497

35736

26.4

29.3

33.8

31.0

33.9

33.4

39.5

35.1

Составлено по данным Госкомстата Республики Казахстан

Таблица 5

Уровень преступности
(в расчете на 10 000 населения, единиц)

Умышленные убийства и покушения на убийство

Разбойные нападения

Изнасилования и покушения на изнасилование

Грабежи

Кражи

Мошенничество

Преступления, связанные с наркотиками

Взяточничество

Итого

1.04
 

0.8

1.1
 

5.1

41.4

0.8

2.3
 

0.1

90.2

1.05
 

0.9

1.0
 

6.0

53.4

1.0

2.8
 

0.1

105.2

1.25
 

1.4

1.0
 

8.0

66.9

1.4

3.2
 

0.2

121.1

1.6
 

1.4

1.4
 

8.4

62.6

1.8

4.6
 

0.2

124.5

1.6
 

1.3

1.1
 

7.3

61.5

1.7

5.9
 

0.3

123.3

1.5
 

1.3

1.1
 

5.9

51.0

1.6

8.2
 

0.3

114.0

1.6
 

1.6

1.3
 

5.6

44.4

1.5

10.6
 

0.4

114.6

1.6
 

1.8

1.1
 

5.7

36.2

1.3

9.5
 

0.3

103.7

Составлено по данным Госкомстата Республики Казахстан

Кроме того, снижается продолжительность жизни казахстанцев. В 1991 г. она составляла 69 лет, а в 1996 г. - лишь 66,1. Нарастает демографическая депопуляция. За последние восемь лет смертность возросла на 24,7%, рождаемость же снизилась на 33%. Естественный прирост населения сократился в 2,9 раза. Около 80% детей в сельской местности страдают анемией, отстают в умственном и физическом развитии18. Растет смертность, алкоголизация и наркомания. В Казахстане зарегистрировано 156.000 алкоголиков. Если в 1990 г. на милицейском учете состояло 3.797 наркоманов, то в настоящее время эта цифра перевалила за 20 тыс. По мнению начальника Управления по контролю за распространением наркотических и сильнодействующих веществ МВД РК А. Выборнова, эти 20 тыс. можно смело умножить на 1019. То есть у нас, как минимум, 200 тыс. наркоманов.

Казахстан является одним из самых неблагополучных регионов СНГ по заболеваемости туберкулезом. В 1996 г. общая заболеваемость по республике составила в среднем 91,3 случая на каждые 100.000 человек. Но есть области, где этот показатель превышает 100 случаев, а это уже - эпидемия20.

Вынесение неправосудных постановлений, нарушение сроков рассмотрения гражданских и уголовных дел, фальсификации, злоупотребления и взяточничество стали обыденными явлениями. На решения, принятые судами в 1997 г., подано 2.955 жалоб, заявлений и протестов, что почти в два раза больше по сравнению с 1996 г.

Все эти данные позволяют сделать вывод: сегодня государство целенаправленно уходит от непосредственного управления основными сферами жизнедеятельности общества. Нет сомнений, что сокращение функций воздействия государства на происходящие в обществе процессы (особенно, в экономической сфере) в перспективе является необходимым. Однако, давая такую оценку, всегда нужно иметь в виду то, насколько общество готово к отсутствию регулирующей роли государства. В наших условиях сокращение присутствия государства выглядит как уход от ответственности, в том числе и за социально-политическую стабильность общества.

Существенно, на наш взгляд, и другое обстоятельство. Сегодня уже достаточно отчетливо наблюдается цивилизационный парадокс реформ. Во-первых, вместо перехода к рыночным отношениям казахстанская экономика стала неожиданно трансформироваться в сторону феодальной модели хозяйствования.

Во-вторых, вместо курса на построение цивилизованного общества вектор реформ развернулся в сторону цивилизационного регресса.

Наконец, в определенной мере произошло и превращение самих реформаторов в тех, кого они, презирая, подвергали жесткой критике в 1991 г.

Особенности политических процессов в Казахстане

В политической сфере с обретением национальной государственности и началом процесса трансформации “социалистической собственности” неизбежно развернулась борьба между различными звеньями государства (по вертикали и по горизонтали) за право быть субъектами созданной государственной собственности. Эта борьба сопровождалась процессом формирования новых политических элит.

В этих условиях, во-первых, проблема социального неравенства из области экономической переместилась в область надстроечную, а достижение определенного общественного положения в сфере управления и распределения, обладание политической властью стали основой мотивации деятельности нарождающихся новых политических элит.

Во-вторых, возникли предпосылки для формирования полицентризма, одновременного существования множества самостоятельных центров власти-собственности, ориентированных на утверждение (в меру возможности) своей независимости, на отрицание, или хотя бы максимальное ограничение суверенитета объединяющего их государственного целого.

Такая феодализация отношений собственности была задана смыслом самой приватизации части объектов “огосударствленной собственности”, в результате которой собственниками этого ограниченного круга объектов могли стать и стали лишь некоторые, но никак не все желающие. Причем отбор “некоторых” из числа всех осуществлялся не стихийно, а вполне управляемо: государство как власть и как исходный собственник определяло, кому, как, сколько, для чего и на каких условиях предоставляется собственность. Это привело к тому, что "клан (в отличие от партий, профессиональных общностей и т.д.) вновь стал господствующей формой группирования элит Центральноазиатских республик - как самая прочная, тысячелетиями господствовавшая форма выживания и кровнородственной солидарности (идентификации) индивидов, выросших из внешне модернизированного коммунистами традиционного общества"21.

Усилившаяся социальная напряженность в обществе создала благоприятные условия для деятельности "оппозиции", которая, не имея серьезной социальной базы и, будучи не способна предложить конструктивную альтернативу проводимому курсу, начала спекулировать на объективных трудностях и пыталась, за счет апелляции к массовому сознанию, решать преимущественно личные проблемы.

Наконец, в условиях краха коммунистической идеи и возникновения своеобразного идеологического вакуума произошел закономерный возврат к национальным ценностям и идеям, и как результат - произошло усиление значения этнического аспекта в общественной жизни и ярко выраженное снижение коэффициента дифференциальной инкорпорации.

В настоящее время развитие политической ситуации в Республике Казахстан подходит к своей критической отметке, которая характеризуется следующими главными составляющими:

- отсутствие доверия к политической власти со стороны большей части населения и выраженная невосприимчивость общества к демократическим инновациям;

- неэффективность финансово-банковской и налоговой системы, а как результат - пассивность той части населения, которая, получив существенные преимущества от первого этапа экономических реформ, потенциально готова, но при наличии четких и ясных условий, поддержать существующий политический режим;

- недееспособность местных органов власти и управления и их неспособность решать накопившиеся социально-экономические проблемы при сохранении устойчивого роста социальной поляризации общества и все более актуализирующемся противоречии между "управляемыми и управляющими";

- становящийся все более очевидным кадровый кризис, сопряженный с повсеместной коррумпированностью чиновников и неспособностью власти к принятию эффективных мер по ее искоренению;

- криминализация общества, слияние властных структур с криминальными и увеличение организованной преступности;

  • нарастание межэтнической напряженности и ирредентистских движений в Казахстане;
  • увеличение социальной базы изменившей тактику и формы борьбы оппозиции, укрепление ее позиций;

- отчетливо наметившаяся угроза утраты как внутри страны, так и за ее пределами легитимности действующего политического режима вне зависимости от результатов президентских выборов;

- углубление противоречия между попытками развития рыночных отношений в экономике, демократических тенденций в политике, с одной стороны, и применением авторитарных методов управления, с другой.

Где видится выход из создавшейся ситуации? Мировой опыт последних десятилетий показывает, что приоритет политических преобразований перед экономическими реформами ведет преимущественно к негативным последствиям и нарастанию кризисной ситуации в обществе. Можно обратиться и к опыту СССР и других стран народной демократии, либерализация политической жизни в которых в конечном итоге привела к их распаду и нарастанию конфликтного потенциала в обществе.

С другой стороны, и быстрые темпы реформирования экономики при сохранении по сути тоталитарной модели управления обществом, например, в Китае и Вьетнаме, хотя и создают условия для политической стабильности и экономического прогресса, также приводят к углублению объективного противоречия между потребностями демократического развития и консервацией управляющей системы.

Разумный компромисс приоритетности в политических преобразований и экономических реформ, на наш взгляд, и является определяющим выборе стратегии развития в транзитный период. В странах, располагающих объективными условиями для проведения политических реформ, их проведение не вызывает потрясений в обществе, а результаты носят устойчивый характер. Там же, где таких условий нет, преждевременная "демократизация" хуже своевременного авторитаризма.

Политические предпосылки устойчивого развития в условиях переходного периода

В целом, становится очевидным, что политическое поведение масс зависит не только от условий бытия, но и от предшествующих установок в сознании и подсознании, архетипических особенностей, влияния детерминированных географическими факторами психоэтнических и других черт. Игнорирование всей этой сложной системы причин и условий, определяющих социальное поведение, способно привести в политике к результатам, противоположным ожидаемым.

Очевидно и другое, предварительным условием процесса демократизации является наличие рыночных экономических преобразований, устойчивость которых, в свою очередь, базируется на безусловной власти закона и общественном согласии. Более того, на доверии народа к государственной власти, прежде всего - в лице политического лидера данного государства. Очевидно и то, что продолжение экономических реформ и политических преобразований требует субъективного, волевого воздействия на этот процесс со стороны государственной власти, которая, создавая условия для демократизации общества, способна обеспечить политическую стабильность в обществе.

Вернуть доверие народа к государству - вот главная задача, которая стоит сегодня перед большинством политических лидеров и политическими системами новых независимых государств.

Гражданское общество как главная политическая предпосылка устойчивого человеческого развития

Гражданское общество – совокупность социальных отношений и институтов, функционирующих независимо от политической власти и способных на нее воздействовать, общество автономных индивидов и автономных социальных субъектов. При этом понятие “независимо” вовсе не означает против власти. В действительности оно шире: организации и движения могут противостоять власти, сотрудничать с ней и действовать на параллельных плоскостях.

Необходимое условие функционирования гражданского общества – существование определенного типа личности. Такую личность многие авторы определяют как самоценную и самодостаточную. С другой стороны, этому типу личности присущи способность конструктивно взаимодействовать с другими личностями во имя общих целей, интересов, ценностей, а также способность подчинять свои частные интересы и способы их достижения общим нормам, выраженным в правовых актах.

Для формирования такого типа социальных субъектов необходимы определенные институциональные предпосылки, прежде всего минимум демократических прав и свобод, делающих возможными и законными как автономию личности, так и самоорганизацию граждан для отстаивания общих интересов и целей. Однако одних лишь институциональных предпосылок недостаточно. Не меньшую роль играют предпосылки культурные и социально-психологические. Субъектами гражданского общества могут быть, во-первых, только люди, знающие, что собственные действия – наилучший способ защиты своих интересов, решения волнующих их экономических, социальных, политических проблем. Во-вторых, реальный или потенциальный субъект гражданского общества – это человек, уверенный в том, что добиться реальных результатов можно, лишь объединив свои действия с действиями других людей. При этом речь идет не столько об усвоенных общественным сознанием понятиях и концепциях, а скорее, о знаниях в психологическом смысле слова. Другими словами, о массовых социальных представлениях, которые не обязательно опираются на продуманное понимание социальной действительности и логически организованные системы понятий, но, тем не менее, способны ориентировать и мотивировать социальное поведение людей22.

Существенное, если не определяющее, значение для существования гражданского общества имеют условия, создаваемые для формирования многочисленного среднего класса. И главное среди этих условий –наличие множества персонифицированных собственников. Что для этого нужно?

Полное отделение государства от бывшей социалистической собственности, что является необходимым условием для окончательного раскрепощения населения; для формирования свободных собственников и свободного рынка; настоящих экономических и правовых отношений; для независимого от политической власти гражданского общества и формирования на такой основе правовой государственности.

Во-вторых, принципиально важным является демистификация любых отправлений власти, превращение работы властных структур из священнодействия в обычную квалифицированную работу. Для этого необходимо добиваться гласности осуществления власти на всех уровнях, бороться как с незаконной и противоречащей здравому смыслу секретностью в работе учреждений и ведомств. Нужно добиваться юридической регламентации всех властных функций.

В-третьих, власть должна перестать быть источником привилегий как материальных, так и духовных.

В-четвертых, личная независимость граждан повышается в условиях существования конкурирующих структур. Возможность выбора места работы ослабляет зависимость личности от организации, даже если последняя остается такой же тоталитарной, как была. Необходимо организационно обеспечивать возможности карьеры, не связанные с выполнением властных функций. Верхние ступени социальной лестницы не должны ассоциироваться с властью. Необходимы новые системы статусов и престижных рабочих мест, не связанных с должностью.

В-пятых, исключительно важным является выведение из-под контроля государственной власти всего того, что не связано с обеспечением безопасности. Создание новых горизонтальных структур и систем общения между людьми - клубов, гильдий, ассоциаций, - вообще, любых демократически управляемых и не связанных с государством организаций способствует сдвигам в политическом сознании.

Наконец, борьба за смену коррумпированного или не оправдавшего доверия руководителя компетентным и порядочным человеком, безусловно, важна. Но есть и другой путь. Создание любых демократически управляемых организаций или даже подразделений в уже существующих организациях разрушает тоталитарное сознание более эффективно, чем кадровые перестановки. Успешно функционирующие альтернативные организации приводят к перераспределению власти в условиях мирного сосуществования с обветшавшими социальными структурами. Надеяться на то, что смена руководителя сама по себе приведет к позитивным изменениям, - значит оставаться в плену культа власти.

Авторитарная реальность и демократическая перспектива

Что характеризует казахстанское общество как систему: общая деградация системы и распад внутрисистемных связей на уровне макроэкономического регулирования системы; обособление государства и гражданского общества на уровне политической сферы; выпадение все большего числа граждан из систем социальной защиты на уровне социальной сферы; распад общего смыслового пространства на уровне культуры. Как результат – закономерное эволюционирование от провозглашенного демократического курса к авторитарной практике. Это обусловлено несколькими обстоятельствами.

Во-первых, наше общество только предпринимает попытку выхода из тоталитарного состояния, и ему присущи все его пороки.

Во-вторых, общество еще недостаточно структурировано, и зарождающиеся политические тенденции, за редким исключением, не имеют своего субъектного носителя. Существующие политические партии носят зародышевый характер, инициированы, в основном, личными амбициями их лидеров.

В-третьих, не сформировался реальный субъект гражданского общества.

В-четвертых, немаловажное значение имеют такие факторы как наличие экономического кризиса в обществе, повышенный уровень криминогенности, отсутствие или недееспособность управленческой вертикали.

Наконец, в обществе образовался идеологический вакуум, заполняемый мифами.

Отсюда - главная задача 1998 г. и последующих лет - ускорить процесс адаптации казахстанского общества к сложившимся реалиям. А эти новые реалии требуют повышения роли государства при преодолении политического кризиса в Казахстане.

Опыт развития большинства стран Востока показывает, что достаточно эффективно задачи переходного периода способен решить только имеющий тенденцию к демократизму и на практике создающий для этого условия (не только в политической, но, прежде всего, в экономической сфере) авторитарный режим.

Сильная президентская власть способна в условиях транзитного периода обеспечить контроль над противоречиями, которые могут нести угрозу национальному согласию и политической стабильности в Казахстане. Более того, учитывая значимость роли национального лидера на Востоке, не лишен оснований и тезис о предоставлении ему особых полномочий, поскольку только он (если, конечно, речь идет о подлинно национальном лидере) может обеспечить механизм сдержек и противовесов, гарантирующих деятельность не только национальной предпринимательской буржуазии (в том числе и бюрократической), но и аппарата власти вообще в интересах государства, а не отдельных лиц.

И здесь мы подходим к самому существенному вопросу, ответ на который все расставляет на свои места: каким образом политический режим транзитного общества должен решать проблемы переходного периода и какие условия он должен создавать для своей собственной эволюции?

Если политический режим транзитного общества способствует сохранению достигнутого уровня социальной гетерогенности либо переходу к ней из фазы культурного, социального и структурного плюрализма; создает условия для формирования новых социальных страт и среднего класса в качестве основы общества; вырабатывает относительно эффективный механизм межэтнической интеграции, то он имеет тенденцию к демократической эволюции.

Если этого нет, то речь может идти либо об авторитарном (имеющем тенденцию к превращению в деспотию), либо о марионеточном пронеоколониальном режиме. При этом вопрос о метрополии является вторичным: она может быть представлена как одним государством, так и сообществом государств; конечный результат от этого не меняется.

Главная задача политического режима – сохранить условия для своей собственной демократической эволюции. Решающая проблема перехода к демократии - проблема взаимоотношений государства и общества. Невозможность установить стабильную демократию обусловлен фактом широкого бюрократического доминирования в политике и обществе. Преобладание высокоцентрализованных государственных институтов препятствует развитию сильных и автономных объединений и политических партий. Автономные движения и организации служат сдерживанию централизации власти и способствуют введению гражданской подотчетности и контроля.

Следующая проблема, общая для всех стран, осуществляющих переход к демократии, это формирование политических партий и партийных систем. То, что верно для партий, верно в целом и для институтов демократии. Существует необходимость развивать и усиливать те институты, которые выражают и обобщают общественные интересы и которые противостоят тенденции государства концентрировать исполнительную власть. Сильная законодательная и судебная власть так же важны для демократии, как и пресса, группы, выражающие общественные интересы. Сердцевиной процесса развития демократии должно стать постепенное усиление организационной инфраструктуры власти законодателей. До тех пор, пока партии и законодатели не улучшат свои возможности, действия, имидж, у них мало надежды ограничить доминирование государства в политической жизни.

Главным инструментом размывания демократии всегда была атака на автономные точки власти вне центра, поскольку они выступают как сдержка власти в центре. Поэтому местное участие и контроль являются важными мерами демократической социализации народа, а также дают возможность партиям участвовать в осуществлении власти на местном уровне, что усиливает их приверженность демократической системе.

Характерной чертой переходного периода во многих азиатских странах является этнический раскол и конфликт, однако национальная гомогенность не является панацеей от падения демократии и политической поляризации, на демократизацию влияет не столько уровень этнического разделения, сколько то, как оно структурировано и управляется.

Особенность переходного периода состоит в том, что у людей появляются новые интересы и новое сознание, расширяются требования. Закономерность переходного периода такова, что чем больше реализуется социально-экономических предложений, тем больше давление народных требований на правящий режим. Поэтому главная задача государства, – сохраняя курс на демократические преобразования и воздерживаясь от существующих проблем преимущественно авторитарными методами, сохранить политическую стабильность в обществе и обеспечить решение вопросов социально-экономического развития.

Идеологические предпосылки

Возникает вопрос, каким образом пробудить энергию самоорганизации на уровне социальной системы. Необходимо заполнить идеологический вакуум не абстрактными идеями и мифами, а целостным пониманием того этапа развития, на котором находится наше общество, выявив те активные социальные силы, которые получили возможность реализовать свои возможности в новых условиях. При этом, союз национального лидера и активной части общества в интересах всего государства должен развиваться в условиях доминанты Закона и Порядка.

Во-вторых, определяющее значение приобретает вопрос разработки новой идеологии, являющийся одной из стратегических задач транзитного периода, особенно для такого сложно организованного общества, как казахстанское. Решение этого вопроса должно включать в себя прежде всего, задачу создания принципа обратной связи между национальным лидером, государством и обществом. Чем диктуется эта необходимость?

Новые для общества либерально-демократические представления (имевшие место в первый период "перестройки"), носили преимущественно негативный характер. Ибо главное их содержание заключалось в отрицании легитимности реального социализма и переосмыслении 70-летней истории советской власти. На глазах советских людей разрушился старый социальный порядок и легитимировавшие его представления. Общество испытывало все более острую потребность в альтернативной системе знаний, которая позволила бы осмыслить пути дальнейшего развития, выработать новые ориентиры и “правила” экономической и общественной жизни.

Однако это не означает, что антитоталитарная, а затем либерально-демократическая идеология и практика не оказали конструктивного влияния на массовую психологию и социальное самоощущение людей. Главное психологическое изменение, принесенное гласностью, - окрепшее чувство свободы.

К середине 90-х годов идеологический и информационный климат значительно изменился. Тяжелые социальные последствия реформ, рост недовольства и усиление элементов этнократизма в общественной жизни способствовали активизации деятельности оппозиции, вызвали колебания в политике властей и привели к отчуждению власти от общества.

Поскольку ни содержание реформаторской проповеди, ни представления, укорененные в советском менталитете, не благоприятствовали формированию демократических и либеральных представлений, массы людей все меньше понимали, что происходит в стране и каким образом они могут вписать собственную жизнь в поток изменений. Консолидирующая общество идея для многих потеряла свою привлекательность. Фактически сложилась такая ситуация, в которой у большей части народа отобрали веру, ничего не дав взамен.

Наконец, цементирующая общество ключевая идея государственного возрождения дает национальному лидеру карт-бланш в его действиях и способствует мобилизации политической и экономической активности населения. Эта идея может базироваться на различных основаниях, но, являясь одним из основных инструментов деятельности государства, она должна учитывать множество факторов, включая как экономические, этносоциальные, культурно-языковые, конфессиональные реалии переходного общества, так и уровень политической культуры масс и господствующих политических элит, а также степень, характер и механизм достижения консенсуса в обществе.

Если в обществе созреет понимание решения всех этих политических проблем, если у правящей элиты хватит политической воли для их реализации, то такое общество может ожидать благоприятная перспектива. Если этого не произойдет, то развитие этого общества будет иметь стагнационный характер и заведет его в исторический тупик.



1. Costanza R., Folke С. Ecological Economics and Sustainable Development. Paper prepared for the International Experts Meeting for the Operationalization of the Economics of Sustainability. Manila, Philippines. 1994. July 28-30.
2. Хикс Дж. Р. Стоимость и капитал. М. 1988.
3. Амрекулов Н. Размышления о главном. Пути к устойчивому развитию. Алматы.1998. С.4
4. Гайдар Е. Государство и эволюция. Москва: "Евразия". 1995. С.41
5. К этим элементам относятся:
- институт частной собственности;
- правовое государство, перед которым стоит задача выделить частным субъектам надежную сферу, где они могут действовать, исходя из собственных расчетов;
- обеспечение свободы предпринимательства, соблюдения договоров и ответственности за их выполнение;
- эффективная антимонопольная политика.
6. К. Херрманн-Пилат. О. Шлехт. Х.Ф. Вюнше. Цель - рыночное хозяйство: хозяйство и общество в процессе перехода от плана к рынку. - Москва.: "Владар", 1995. С.20
7. Галкина И. "В 2005 году у нас уже не будет бедных. Только нищие..." - Караван. 1998. 16 января.
8. См.: Есентугелов А. Новое правительство Казахстана: наследие и перспективы. //Азия - экономика и жизнь. 1997. № 51. декабрь
9. См.: Гундаров И.А. Парадоксы российских реформ. Уроки исторического идеализма (в графиках и таблицах). Москва.: УРСС, 1997. - С.15-17
10. См.: "Эксперт". 1996. № 48. 16 декабря 1996. С.40-42
11. Республика Казахстан. Отчет по человеческому развитию 1997. Алматы. 1997. -С.18
12. Касенов У. Национальная безопасность Республики Казахстан: "окна уязвимости". - Деловая неделя. 1998. №35. 11 сентября.
13. Если в соседнем Кыргызстане доля иностранцев в собственности на промышленные объекты достигает 30-50%, в Таджикистане – до 49%, в Узбекистане – 50-60%, то у нас она доходит до 100%. При этом роялти (с переговорами на их размеры) соответственно доходят до 5%, 3,5% и даже (в Узбекистане) до 7%, и лишь у нас они опускаются до символических 1,5-3%. Только в 1997 г., по самым скромным подсчетам, сырья за кордон переправили на $5,5 млрд., а внешний долг государства, как это ни парадоксально, вырос при этом до $5,2 млрд. (См.: All over the Globe, 4.06.1998; Азия - экономика и жизнь. 1997. №51. декабрь; Караван, 30.01.1998)
14. См.: Оспанов М. Это правительство надо полностью менять. - "Караван", №34, 21.08.1998; По другим оценкам, на 1 октября 1997 г. задолженность хозяйствующих субъектов по зарплате составила 51,6 млрд. тенге, увеличившись с начала текущего года на 7 % (См.: Около половины населения Казахстана проживает за чертой бедности. - Panorama. 1998.  № 14, 10 апреля)
15. Макалкин В.И. Возможно ли возрождение без смены курса реформ. – Начнем с понедельника, 14.05.1998
16. Тасмагамбетов И. Социальная политика и политическая трансформация. - Алматы. 1997. -С.135
17. См.: Около половины населения Казахстана проживает за чертой бедности. - Panorama. 1998. № 14. 10 апреля.
18. Cм.: Деловая неделя. 1998. 24 апреля.
19. Иконников А. Увалиева Л. Казахстан садится на иглу? Караван. 1998. 6 июня.
20. Panorama, 1998. № 12. 27 марта 1998; Караван.1998. 19 декабря 19.
21. Амрекулов Н. Указ. соч., с.71
22. См.: Дилигенский Г. Что мы знаем о демократии и гражданском обществе? Московский центр Карнеги. 1997

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL