ТАДЖИКИСТАН: Сарезское озеро: геодинамические, технические и социальные аспекты проблемы.

Петр Макиевский
Холназар Мухаббатов


Макиевский Петр Гаршевич, 1938 г. рождения. Окончил Ташкентский университет по специальности инженерной гидрологии. В Таджикистане с 1965 года, работал в Исследовательском институте по проектированию гидротехнических сооружений. С 1993 года является старшим научным сотрудником Отдела географии и экологии Института геологии АН Республики Таджикистан.

Мухаббатов Холназар Мухаббатович, 1942 г. рождения, кандидат экономических наук, заведующий Отделом географии и экологии Института геологии АН РТ


В последние десятилетия возрос интерес к проблемам Сарезского озера. Согласно прогнозам ученых, существует потенциальная возможность разрушения озера и движения прорывной волны, что может повлечь за собой целый комплекс проблем, глубоко затрагивающих интересы четырех Центральноазиатских государств и нескольких миллионов человек, проживающих на их территории.

История образования гигантской Сарезской котловины в центре Памира и трагические последствия, связанные с этим событием, хорошо известны и достаточно подробно описаны в географической литературе, научных работах и т. д. История же исследований Сарезского озера замечательна прежде всего тем, что, начиная буквально с первых месяцев после его образования, этот район, считающийся малодоступным, обследовали десятки блестящих российских ученых и специалистов: географов, геологов, гидрологов, военных топографов. Здесь мы ограничимся лишь краткой хронологией образования Сарезского озера и основных этапов его исследования, а также приведем некоторые, на наш взгляд, интересные для широкого читателя факты, связанные с возникновением озера1.

В ночь с 18 на 19 февраля 1911 года в 23 часа 15 минут местного времени после нескольких сильных толчков, продолжавшихся в течении двух минут, произошел обвал правого склона в нижнем течении реки Мургаб, перегородивший долину реки. Объем завала по последующим оценкам составил 2,2 - 2,4 км3, наибольшая ширина завала по дну долины более 5 км, длина его по руслу около 1 км, наибольшая высота средней части 650-700 метров. Каменная плотина, перекрывшая реку Мургаб, получила название Усойского завала по наименованию погребенного кишлака Усой, в котором погибли 57 жителей. Так как в то время сейсмической службы не только на Памире, но и во всей Средней Азии, ещё не было, точный эпицентр и сила землетрясения не были установлены. Примитивные пути общения между населенными пунктами района - горные тропы, овринги, насыпные балконы - были разрушены, поэтому первые достоверные сведения об истинных последствиях трагической февральской ночи стали известны лишь в конце марта. Только в одной Орошорской волости Памирского района, где находился и кишлак Усой, погибло 180 человек. Кроме долины реки Бартанг, разрушения и жертвы были во всех крупных населенных пунктах, расположенных в долинах рек Гунт и Пяндж: Хороге, Рушане, Шугнане, Ишкашиме, Мургабе. Но этим масштабы катастрофы не исчерпывались. На территории Афганистана - в Кабуле, Ханабаде, Файзабаде - были разрушены около 400 жилых построек, погибли и получили ранения более 700 человек.

О силе подземных толчков говорит такой факт: на озере Каракуль, в 120 км от Усойского завала, образовавшейся волной был взломан и выброшен на восточный берег ледяной покров, достигающий толщины 80 см., когда же волна схлынула, на берегу осталась полоса льда шириной 500 м. В зоне самого обвала обломки горных пород отлетали на 16 км., каменные глыбы объемом в несколько кубометров оказались отброшенными на расстояние 3 - 4 км от завала2.

Штабс-капитан Заимкин, прибывший первым в этот район Памира для оказания помощи местным жителям и составления отчета о произошедшей катастрофе, зафиксировал рассказ жителей кишлака Сарез, что в 20 км от места обвала, о том как через несколько дней после землетрясения, когда густая завеса пыли осела, оказалось, что на месте кишлака Усой высится громадная гора. Выяснилось так же, что двум жителям кишлака Усой, которые в те дни гостили в кишлаке Сарез, удалось спастись. В сентябре того же 1911 года аккумулировавшиеся в горной котловине воды реки Мургаб затопили кишлак Сарез. Этот водоем получил название Сарезского озера.

Еще до образования завала район в 1883 году обследовал геолог Д. М. Иванов, составивший его геологическое описание, а в 1900 году магнитолог Б.В. Станкевич произвел магнитную съемку и сделал описание рельефа этого участка. Так как вплоть до катастрофы этот район никто из исследователей более не посещал, то первые материалы показались очень важными для определения существенных изменений, которые внесли последствия обвала в "местную географию" (по выражению начальника Памирского отряда подполковника Г.А. Шпилько, выполнившего съемку завала и озера в октябре 1913 года). Даже через 15 лет после обвала исследователи отмечали, что берега озера представляли собой почти сплошные подвижные осыпи, по склонам беспрерывно катились обвалы, берега были разбиты трещинами и легко разрушались водой. По поводу причин образования Усойского завала сразу же создалось два мнения: первое - обвал, подготовленный геологическими процессами, был вызван землетрясением; второе - обвал произошел в результате подмыва правого борта долины, его обрушение и вызвало землетрясение. Второе предположение высказал в 1915 году геолог В. И. Вебер. Тогда же сейсмолог Б. Б. Галицин вычислениями подтвердил, что обрушение 6 млрд. тонн горных пород могло вызвать землетрясение такой силы. Позднее геологи пришли к единому мнению, что первопричиной все-таки было землетрясение.

В динамике наполнения Сарезской котловины выделяется два характерных периода. Первый период охватывает промежуток времени между 1911 до середины 30-х годов. Тогда происходит интенсивное наполнение котловины. Наиболее быстрое наполнение произошло в 1911-1914 годах, так как в это время фильтрации воды сквозь тело завала не было. К 1915 году максимальная глубина в озере достигла 352 метров, затем темп повышения уровня снизился и с 1915 года по 1925 год составил в среднем 9 метров в год, а за период между 1926-1938 гг. озеро наполнялось по 1,2 м в год, и к началу регулярных гидрометеорологических наблюдений в 1938 году максимальная глубина озера уже превышала 480 м. Резкое снижение темпа прироста уровня происходило за счет увеличения площади зеркала воды и быстрого увеличения фильтрационных каналов в теле Усойского завала. Так, число родников в тыльной части завала с 1915 г. до 1939 г. увеличилось с 2 до 57, и если в 1915 году И.А. Преображенский зафиксировал расход оттока в нижней бьефе каменной плотины 2 м3/с, то в 1926 - 1930 гг. О. К. Ланге, Н. Е. Родионов определяют фильтрационные расходы порядка 60-80 м3/с. В 1939-1941 гг. средний годовой уровень в озере оставался практически постоянным, в 1942 г. произошло уплотнение завала и скачкообразный, на 4 м, годовой прирост уровня. С 1943 года начался второй период , характеризующийся относительно равномерным приростом уровня в среднем по 0,2 м в год.

Здесь мы подходим к одному из аспектов проблемы Сарезского озера. Это возможность перелива через гребень завала, его размыва и разрушения. Согласно прогнозу изменений уровня озера3, расчетное его значение должно увеличиться в среднем на 10 см в год и в 2015 г. составит 3259,8 м. Для сравнения отметим, что в 1980 г. оно равнялось 3256 м. Сопоставим расчетные характеристики уровня с натурными, полученными по данным гидропоста "Ирхт".

Год 1980 1990 1995 2005 2015
Н, м. расчетн. 3256,2 3257,2 3257,8 3258,8 3259,8
Н, м. г/п "Ирхт" 3256,6 3257,5 3260,8    

Как видим, за период с 1991по 1995 гг. произошло увеличение уровня озера на 3 м. и отметка 1995 г превысила расчетный горизонт 2015 г. на 4 м. Анализ динамики наполнения Сарезской котловины показывает, что на режим наполнения одновременно влияют как климатические факторы, в частности 10-11 летние циклы, определяющие объем притока в озеро, так и процессы, происходящие в теле завала и на его поверхности: карст, просадки, обвалы, оползни, селевые отложения. За период с 1915 по 1980 гг. северная часть Усойского завала просела более чем на 60 м, при этом процесс носил пульсационный характер, на что указывают изменения в стоке воды сквозь тело завала. Поэтому прогнозирование роста уровня воды в озере даже на ближайшую перспективу является очень сложным делом, так как, с одной стороны, трудно учесть изменения в приходных статьях водного баланса, а с другой, - практически невозможно предугадать изменения фильтрационного режима в теле завала.

Вместе с тем, учитывая то, что запас высоты гребня завала составляет около 34 м над нынешним горизонтом зеркала озера (низшая точка его, по данным нивелировки специалистов УГКС Таджикистана, имеет отметку 3294,54 м), можно с достаточной уверенностью подтвердить прогноз почти 20-летней давности4. В ближайшие десятилетия переполнения озера за счет повышения уровня не произойдет.

Все исследователи, начиная с самых первых, давали свою оценку устойчивости Усойского завала и возможности прорыва озера. Г. А. Шпилько (1914 г.), И. А. Преображенский (1915 г.), О. К. Ланге (1926 г.), В. С. Колесников (1925 г.), О. Ф. Васильев (1956 г.), В. И. Рацек (1946 г., 1960 г.), А. И. Шеко (1967 г.) - высказали мнение о незыблемости каменной плотины и невозможности прорыва озера через завал. Д. Д. Букинич (1913 г.), Н. Г. Маллицкий (1929 г.), В. А. Афанасьев (1938 г.), В. В. Акулов (1946 г.), Р. И. Селиванов и В. И. Андреев (1959 г.) - придерживались противоположного мнения, а В. В. Акулов в 1946 году назвал конкретно срок прорыва завала: через 22 года. Прогноз его был обоснован на изучении динамики движения каньона, промытого фильтрующимися сквозь завал водами. Каньон был обследован при съемке тыльной части Усойского завала в августе 1925 года военным топографом В.С. Колесниковым, который отметил, что из каньона вырывается мощный поток с расходом воды, близким к расходу реки Мургаб при впадении в озеро. За период с 1914 по 1940 гг. голова каньона продвинулась к гребню завала на 2,3 км, при этом скорость продвижения упала с 900 м/год в 1914-1915 гг. до 9,0 м/год в 1930-1939 гг. Выполненные специалистами ВСЕГИНГЕО исследования в 1968 г. (когда по прогнозу В.В. Акулова должен был "произойти" прорыв завала), показали, что минимальное относительное превышение гребня завала над уровнем воды в озере составляет 55 м, а превышение уреза воды в озере над выходом ее в каньоне составляет около 150 м. И более ранние и последующие исследования5 показали, что каньон врезается в наложенные селевые выносы реки Усойдара, а не в тело завала, и в связи с этим рассуждения о разрушении завала каньоном, врезающимся в тыльную его часть, не имеют основания. Но после 38-летнего периода относительной стабилизации в августе - сентябре 1994 г. голова каньона вновь продвинулась вверх к гребню завала на 45 м, и мнения ученых о возможности разрушения завала за счет усиления эрозионных процессов на тыльной его стороне вновь разделились.

Однако, кроме возможности разрушения завала, существует целый комплекс проблем, связанных с Сарезским озером. Их можно сформулировать следующим образом:

  • Вероятность разрушения Усойского перекрытия, возможные схемы катастрофического опорожнения озер.
  • Механизм движения прорывных потоков и реальные границы зон поражения в долинах рек Бартанг, Пяндж, Амударья при выплесках из озера водных масс.
  • Социальные аспекты катастрофического опорожнения озера.
  • Пути снижения угрозы разрушения завала и внезапного опорожнения озера.
  • Возможность рационального использования запасов воды, аккумулированных в озерной котловине.

  •  
    В этой последовательности мы и рассмотрим аспекты проблемы Сарезского озера.

    1. Некоторые оценки возможного опорожнения озера путем его переполнения или за счет разрушения гребневой части завала эрозионными процессами на тыльной его стороне были даны выше. Хотя теоретически такие варианты опорожнения озера не исключены, ведущееся отслеживание процессов и высокое качество прогнозов исключают фактор неожиданности события и могут значительно смягчить его неблагоприятные последствия.

    Комплексные исследования показали, что наряду с периодическими изменениями уровня озера, зависящими от климатических условий и инженерно-геологических процессов, происходящих в теле завала и на его поверхности, существует опасность резкого повышения уровня за счет обрушения в озеро огромных масс горных пород с бортов Сарезской котловины. По ориентировочным оценкам, общий объем заиления в год за счет твердого стока рек, впадающих в озеро, составляет 2,2 млн. м36, а ежегодный объем рыхлообломочного материала, поступающего в озеро за счет осыпей и переработки берегов, не превышает 3 - 4 млн. м37; однако в сумме этот объем заиления (около 6 млн. м3) составляет лишь 10% среднего годового приращения объема воды в озере. Сейсмогенные оползни и обвалы больших объемов также способствуют резкому повышению уровня воды в озере. Сарезское озеро расположено в чрезвычайно сейсмоактивной зоне, на что указывают серии сильных землетрясений в этом районе Памира. За период с 1940 по 1980 г. здесь зафиксировано 25 землетрясений силой свыше 5 баллов и три силой 7 баллов. 29 июня и 12 августа 1975 года в районе Сареза были отмечены землетрясения силой 4 - 5 баллов, в результате чего в озеро сошло большое количество обвалов.

    Высокая сейсмичность обусловлена близостью крупного Рушан - Пшартского регионального тектонического разлома, от которого отходит большое количество мелких разломов. Сейсмологическая структура разлома относится к категории наиболее опасных с возможным возникновением глубинных землетрясений с магнитудой - 7,9, что обуславливает на поверхности землетрясения силой более 9 баллов8. На карте детального сейсмического районирования (Ховангский, 1982 г.) участок Усойского перекрытия показан как зона с сейсмической интенсивностью в 10-11 баллов. На склонах, спускающихся к озеру, обнаружено около 60 оползневых массивов с сейсмогенными смещениями и объемами в сотни миллионов и миллиардов кубометров, а также более сотни сопровождающих их оползней с объемами до 100 млн. м3 (С. М. Винниченко, 1997 г.). Оползень-обвал объемом 18,4 млн. м3 зафиксирован 22 августа 1987 г. в 12 км восточнее Усойского завала. Ширина ниши отрыва - 600 м, длина с учетом подводной части - 1000 м, мощность смещенного массива - 70-100 м. Смещение происходило тремя порциями с интервалом от 3 до 8 часов. Максимальная высота выплесков воды на противоположном борту достигла 16 - 17 м, а в районе завала 1,5 - 2,0 м. На этом же склоне обнаружен неустойчивый оползневой массив объемом до 150 млн. м3, что предполагает возникновение еще более мощных волн при реализации обвала9. Оползневые массивы большого объема при расчетной скорости скольжения порядка 20 м/с, падая в озеро, могут вызывать огромные волны. Однако гидродинамический напор вряд ли может стать возможной причиной разрушения завала и быстрого опорожнения озера. А. И. Шеко (1997 г.) показал, что при максимальной глубине 0,5 км. гидростатическое давление на тело завала составляет до 1,6-х 108т, а сила сопротивления каменной плотины сдвигающему моменту равна 2-х 109 т, т.е. на порядок больше. Динамическое воздействие волны может увеличить сдвигающее усилие примерно в 5 раз, что в любом случае значительно меньше сил сопротивления сдвигу. Частичное разрушение верхней части завала - до 70 м (по заключению А. И. Шеко) - может произойти при переплеске большого объема воды через гребень завала. Проблемы устойчивости завала и катастрофического опорожнения озера приобрела особую остроту при обнаружении на правом борту в 4-х км от Усойского перекрытия крупного оползневого массива. Этот оползень, получивший название "Правобережный", на высоте 550 - 750 м. над зеркалом озера отсечен системой трещин длиной 1600-1800 м от основного склона. Максимально возможные объемы оползнеобразования составляют здесь от 0,9 км3 (11) до 2 км3. Первые экспериментальные исследования по моделированию процесса обвала были проведены В. В. Барониным и Т. Н. Маром (ВНИГМИ) на модели озера площадью 140 м2. Каждый обвал моделировался десятки раз, что позволило показать возможность образования значительных волн и перелива через завал огромных масс воды. Определено, что обрушение отдельных участков или всего массива вызовет волнообразование высотой от 20 до 100 м.

    Таким образом, в настоящее время установлено: опасность разрушения гребня завала и сброса больших масс воды в нижний бъеф каменной плотины связана с обрушением в озеро неустойчивого оползневого массива сейсмогенного характера общим объемом до 2 км3 и образование динамических волн типа "Цунами" высотой более 100 м. Результаты исследований показывают, что при максимальном объеме оползня порядка 2,0 км3 высота волн в районе завала может достигнуть 170-180 м, а объем перелива 200 млн. м3; при этом размыв гребня завала может быть в пределах 100 м.

    2. Механизм продвижения катастрофического селевого паводка в долинах рек Бартанг, Пяндж, Амударья и размеры зоны поражения на территории Таджикистана и сопредельных государств - совершенно неизученный аспект проблемы. Существует угроза затопления узких участков долин и прирусловых низин. В первую очередь это относится к долине р. Бартанг: по оценке С. М. Винниченко (1997 г.) в зону поражения здесь могут попасть все населенные пункты, расположенные на высоте до 50 м над современным руслом.

    3. Социальные аспекты Сарезской проблемы включают в себя вопросы безопасности населения, проживающего в зоне возможного поражения.

    В 1993 г. в г. Вашингтон прошел международный семинар по проблемам Аральского моря. Председатель делегации Таджикистана, выступивший с докладом, назвал зоны возможного поражения. Согласно его мнению, площадь зоны составляет 52 тыс. км2., включая часть территории Таджикистана, Афганистана, Узбекистана и Туркмении и количество населения зоны равняется 5 млн. человек.

    С тех пор этот предварительный прогноз уже как статистическая величина приводится в официальных документах, публикациях и т.д. Из приведенных выше данных длины участков возможного продвижения прорывной волны от Усойского перекрытия до Аральского моря видно, что общее расстояние составляет около 2200 км. Исходя из масштаба площади поражения (52 тыс. км3.), - средняя ширина русловой зоны на всем пути движения волны должна быть равной 25 км. Нетрудно сообразить, что при ширине русловой зоны 25 км, стометровая волна, перехлестнувшая гребень завала, через несколько десятков километров трансформируется до высоты в несколько сантиметров и не сможет покрыть 2 тыс. км. площади до самого Арала. То же и с численностью населения в зоне поражения. Общая численность населения, проживающего в бассейне р. Амударьи, составляет порядка 20 млн. человек (на 1995 г.). Утверждать, что четверть этого населения сосредоточена именно в прирусловой зоне продвижения прорывной волны Сареза - явное преувеличение.

    Все понимают, что "приписки" в таких случаях имеют определенную цель. Однако, все-таки следует придерживаться разумных пределов: если официальные сведения не выдерживают критики, то и отношение к этой действительно злободневной проблеме Центральной Азии со стороны возможных доноров и инвесторов (а такие надежды есть) будет соответствующим. Да и в цифрах ли дело! От того, что реальные площадь потенциального поражения и численность населения, проживающего в опасной зоне, значительно меньше предварительной оценки, острота проблемы нисколько не уменьшается. Цифры лишь определяют объем необходимых социальных и, в первую очередь, миграционных мероприятий при угрозе катастрофического опорожнения озера. Решение социальных вопросов, связанных с Сарезской проблемой, процесс долгий и трудный. Но он не терпит отлагательств. Предварительные расчетные данные по миграционным мероприятиям нам известны только по территории Таджикистана. А. И. Ярбабаев и Э. Н. Сангинов (Минтрудзанятости Таджикистана), выступивший с докладом на конференции по проблемам Сареза (Душанбе, 1997 г.) охарактеризовали положение дел следующим образом: - на территории ГБАО (Горно-Бадахшанской автономной области) в долинах рек Бартанг и среднего течения р. Пяндж в зону поражения попадают и подлежат эвакуации 31 тыс. человек. На территории Хатлонской области (нижнее течение р. Пяндж) общая площадь затопления может составить 810 км2. Там имеется 126 населенных пунктов, где проживает около З50 тыс. человек. При этом потери промышленного и сельскохозяйственного производства составят соответственно 22% и 38%. Всего же по данным КЧС (Комитет по чрезвычайным ситуациям), на территории Таджикистана эвакуации подлежит около 150 населенных пунктов с численностью населения около 280 тыс. чел. Определены пункты переселения жителей и выполнены расчеты требуемого количества автотранспорта. Предусмотрена выдача долгосрочных кредитов на строительство жилых домов и материальной помощи переселенцам из предполагаемой зоны поражения.

    Не следует забывать и о демографических факторах; быстрый рост численности населения во всех регионах Таджикистана и сопредельных государствах обостряет социальные проблемы, связанные с устройством переселенцев из зоны поражения. Безусловно, все расчеты, связанные с вынужденной миграцией и социальными мерами, подлежат уточнению на основе определения реальных границ зоны возможного затопления по результатам физического и математического моделирования процессов. К. М. Маскаев (КЧС Таджикистана, 1997г.) затронул еще одну очень важную проблему - оповещение населения об опасности в случае прорыва вод из Сарезского озера. Не вдаваясь в технические детали и подробности, скажем, что из 3-х систем оповещения, задействованных на объекте и фиксирующих аварийный подъем уровня в р. Бартанг ниже Усойского завала, - одна передает аварийный сигнал через искусственные спутники Земли на специальные приемные пункты, находящиеся в ряде российских городов, а также в некоторых городах, расположенных в дальнем зарубежье; затем через центр обработки аварийной информации в Москве в КЧС Таджикистана в Душанбе; общее время доставки сигнала составляет 60 минут. Две другие системы используют радиосвязь с доставкой сигнала в КЧС Таджикистана в течение 20 минут. При этом ближайшие населенные пункты, попадающие в первую очередь в зону поражения, оповещения не получают. Первые населенные пункты, которые могут получить аварийный сигнал, расположены в 300 км от озера. Таким образом, недостаточная эффективность существующих систем оповещения вызывает большую тревогу и озабоченность; необходима разработка такой системы оповещения, которая является более совершенной в техническом отношении и обеспечивает прием сигналов во всех населенных пунктах, расположенных в опасной зоне.

    4. Существует ряд предложений по решению проблемы безопасности Сареза. Их можно разделить на две группы:

    а) укрепление тела завала;

    б) уменьшение объема воды в озере.

    В 60-70 годы высказывались идеи укрепления тыльной части завала посредством устройства железобетонной дамбы, останавливающей рост головы каньона, с одновременным законопачиванием (заливкой цементом) всех фильтрационных выходов; также предлагалось уплотнить тело завала серией направленных взрывов бризантного действия (сила взрыва направлена вниз) для остановки фильтрационных потоков из озера10. После работ по укреплению завала намечалось сооружение водозаборных устройств для использования Сареза в ирригационных целях. Рассматривался также вариант сифонной откачки воды из озера. Идеи укрепления завала высказываются и в наши дни ("Таджикглавгеодезия", 1997 г.). Предлагается укрепить рыхлообломочную тыльную часть завала железобетонными конструкциями. В. И. Осипов, Ю. А. Мамаев (РАН, 1997 г.) предлагают варианты спуска озера способом создания открытого канала (прорана) в теле завала, или сооружением сквозных тоннелей с регулируемым расходом в сохранных береговых примыканиях завала. В предложениях по укреплению завала слабо учитываются два фактора. Первый - исключительная труднодоступность объекта. Второй - время реализации проекта.

    Потребуются неимоверные усилия при осуществлении организационно-подготовительных работ (устройство подъездных дорог, доставка тяжелой строительной техники, ж/б конструкции и т.д.). Но если эти трудности можно в конце концов преодолеть, то сами идеи создания надежных и устойчивых креплений дробленых блоков на подвижном рыхлообломочном массиве, где 50-80% материала составляют обломки диаметром менее 2-х метров с мелким заполнителем, и в теле которого на высотах 3270 - 3290 м. имеются участки погребенного льда объемом 20 - 50 тыс. м311, да еще и при высокой, как известно, сейсмоактивности района, - трудно отнести к технически осуществимым проектам. Так же можно оценить и идеи перекрытия фильтрационных путей, идущих сквозь тело завала. Число и местоположение выходов родников на тыльной стороне завала периодически меняется, а дебит десятка наиболее крупных составляет 3-7 м3/с и еще двух десятков более мелких - 0,4-2,0 м3/с при скорости фильтрации 0,5-2 м/с. Подобные проекты практически невыполнимы и могут лишь затянуть решение проблемы на многие годы.

    Из представленных в докладах на конференции в октябре 1997 г. соображений по проблемам Сареза, по нашему мнению заслуживают наибольшего внимания два предложения: во-первых, представленный РАН (В. И. Осипов, Ю. А. Мамаев) вариант о создании отводных тоннелей с регулируемым расходом в сохранных массивах береговых примыканий завала. Поскольку приточность в озеро незначительна (средний годовой расход притока около 50 м3/с), такие тоннели (или тоннель) могут иметь небольшие сечения, а габариты оборудования и технических средств для проходки позволяют достаточно быстро организовать работы на местах;

    Во-вторых, предложение, представленное "Таджикглавгеодезией" (Ишанов М. Х., Олтыбаев Э. Х., Саидов М. С., Ишанов Д. М.) и заключающееся в следующем: постепенное опускание в озеро отдельных микроблоков оползня "Правобережный" направленными взрывами, с целью предотвращения единовременного обвала всего массива и больших волнообразований. Считаем, что комплексное сочетание этих двух вариантов позволит сохранить в несколько уменьшенном объеме озеро, как прекрасный географический объект, и исключить опасность его катастрофического опорожнения.

  • Нам представляется, что большинство предложений по использованию водной массы Сарезского озера нельзя считать удачными.
  • Некоторое время назад чьей-то легкой руки Сарезское озеро было представлено как водный объект, определяющий и контролирующий сток р. Амударья. Далее последовал вывод: водные ресурсы озера могут быть использованы в комплексе решения проблем Аральского моря. И, наконец, возникли радужные перспективы ирригационного использования Сареза. Но насколько реальны такие предположения?

    Дадим нашу оценку мнимым и реальным возможностям использования Сарезского озера. Ежегодно в озере аккумулируется в среднем 0,04 км3 стока р. Мургаб (после выхода из озера р. Бартанг), что составляет менее 3% от объема годового стока р. Мургаб (1,48 м3); менее 1% от объема годового стока р. Бартанг в устье (4,21 км3); менее 0,3% объема годового стока р. Пяндж (15,0 км3) ниже впадения р. Бартанг; менее 0,08% объема годового стока р. Амударья (50,4 км3) при слиянии р. Пяндж и р. Вахш. Так что же определяет и контролирует Сарезское озеро? Возможно ли использовать Сарезское озеро хотя бы для частичного решения проблемы Аральского моря?

    В. Л. Шульц, исследовавший водный баланс Аральского моря12, показал, что по состоянию на 1960 г. средний суммарный приход в дельтовую зону равен 61,8 км3, в том числе р. Амударья 46,6 км3, р. Сырдарья - 15,2 км3, а объем Аральского моря составляет около 980 км3. К 1995 г. вследствие заборов стока из Амударьи и Сырдарьи, уровень моря понизился на 15 м, а объем уменьшился до 265 км3 или на 715 км3. В среднем Арал ежегодно терял более 20 км3 своего объема; в отдельные годы (1982 г., 1983 г.) притока в море вообще не было, т. к. сток питающих артерий полностью разбирался. По прогнозу на 1995 г. речной сток в мире должен был снизится до 5 км3/год. Считается, что для стабилизации уровня хотя бы на современной отметке, ежегодный приток в мире должен составлять не менее 35 км313. А теперь выполним несложные подсчеты, исходя из нынешнего объема Сарезского озера, равного 17 км3. Объем воды в озере (17 км3), накопленный за 87 лет, составляет 27,5% от объема стока (61,8 км3), ежегодно поступавшего в Аральское море до начала интенсивного разбора Амударьи и Сырдарьи на орошение. За период с начала 60-х годов Аральское море "недополучило" 42 (!) Сарезских озера, а чтобы поддерживать море в современном состоянии (250-260 км3) необходимо сбрасывать в него не менее двух (!) Сарезских озер ежегодно. Считаем, что комментарии к этим цифрам и сопоставлениям не нужны.

    Варианты ирригационного использования Сареза, включая полный спуск озера и другие конкретные схемы, предлагались еще в середине 70-х годов. Исходя из ежегодного поступления в озеро около 1,5км3 воды, схемы были такими: а)ежегодный забор из озера в течение одного наиболее напряженного месяца в вегетационный период по 600м3/с; б)использовать озеро как резервное водохранилище на случай маловодья, повторяющегося в среднем раз в три года и 3-хлетний объем притока (ок.5км3) забирать один раз в три года в течение 2-х месяцев по 900м3/с.

    Предполагалось использование воды для орошаемого земледелия в южных районах Таджикистана и, главным образом, для хлопкосеющих районов Узбекистана и Туркмении. После укрепления Усойского завала и перекрытия фильтрационных путей сквозь завал намечалось строительство водозаборных сооружений. Но при этом игнорировался следующий фактор (не считая издержек, связанных с укреплением завала и других вышеуказанных обстоятельств): автомобильная дорога протяженностью около 150 км. вдоль русла р. Бартанг и мостовые переходы через реку, являющиеся единственным средством сообщения с внешним миром для нескольких тысяч человек, проживающих в долине р. Бартанг, по своим техническим параметрам неспособны пропустить 600 - 900 м3/с и были бы размыты и разрушены при первых же пропусках.

    Таким образом, прежде всего должен быть решен вопрос строительства новой автодороги. На построение 150 км автомобильной дороги и множества мостов в высокогорной, резко пересеченной местности и содержание этого дорогостоящего хозяйства при практически нулевом грузопотоке, чтобы использовать воду Сареза для орошения хлопковых полей в 1000 км ниже озера - это неэффективно и малореально. А не проще ли и дешевле внедрять в сельское хозяйство современные водосберегающие технологии полива, вместо используемой допотопной, и тем сберечь не только водные ресурсы, но и земельный фонд от эрозии и истощения? Поскольку идеи ирригационного использования Сареза живы и сегодня, а в технологии полива влаголюбивых культур практически ничего не изменилось, наш вопрос не потерял актуальности.

    Как известно, проблема водоснабжения населения в южном засушливом регионе Таджикистана очень остра. Поверхностный сток немногих протекающих здесь рек, питающихся, главным образом, сезонными снегами и интенсивно разбираемых на орошение, иссякает уже к началу июля, а подземные воды, немалые запасы которых имеются здесь, сильно минерализованы. Кроме того, они десятилетиями отравлялись сбросами с полей, без меры "закормленных" удобрениями и ядохимикатами, и сточными водами с животноводческих ферм. Даже в крупных поселках, за исключением районных центров, не имеются какие- либо очистные сооружения. Отсутствуют также пункты организованного сбора и утилизации всевозможных отходов. Они скапливаются в пониженных местах, а затем с талыми и дождевыми потоками выносятся в русла рек, загрязняя и заражая поверхностные и подземные воды. Несмотря на остроту проблемы, необходимость обеспечения населения питьевой водой не должна заслонять вопрос об экономической обоснованности и эффективности использования Сарезской воды в водоснабжении. По карману ли будет хоть один глоток Сарезской воды, одни расходы на доставку которой сделают её "золотой"?

    В то же время всего в 150-200 км. начинается зона среднегорья с густой сетью горных рек, причем эта область значительно более доступна. Но... и здесь царит экологический беспредел по отношению к водным источникам. Жилые и хозяйственные постройки расположены вдоль русла рек, по берегам находятся свалки мусора, нет никаких водоохранных зон. В результате высокие грунтовые воды, имеющие гидрологическую связь с местами общего пользования, попадая в реки, превращают их в сточные потоки, послужившие первопричиной вспыхнувшей в 1996 - 1997 гг. эпидемии брюшного тифа в г. Душанбе. По данным СЭС Таджикистана, с начала 90-х годов от острых кишечных инфекций, связанных с использованием бактериально загрязненной воды, ежегодно умирают 2 - 4 тыс. чел. Возникает вопрос: не лучше ли направить усилия и средства на экологическое оздоровление имеющихся водных ресурсов, на повышение санитарно-гигиенической культуры населения.

    На наш взгляд, вопрос рационального использования Сарезского озера можно решить путем создания здесь международной рекреационной зоны со специализацией: отдых, туризм, охота. Заслуживает внимания и предложение об организации здесь комплексной научно-исследовательской базы, стационарного геодинамического полигона: изучение интенсивных изменений геологической среды Сареза поможет решить многие практические вопросы при освоении сейсмоактивных горных районов. Препятствием для осуществления этих предложений могут быть только финансовые трудности. Если доставка группы туристов или научной экспедиции из г. Душанбе до Сареза на вертолете МИ-8 занимает 2,5 часа и не вызывает особых затруднений, то организация современной базы отдыха или исследовательского комплекса в суровых условиях высокогорного Памира требует значительных финансовых инвестиций, которые в нынешней экономической ситуации найти нереально. Тем более, что такого рода проекты возможно осуществлять только после решения главной проблемы - обеспечения безопасности Сарезского озера. Даже при объединении усилии всех государств Центральной Азии решение данной задачи представляется весьма проблематичным. Именно поэтому в проблеме Сареза приходится рассчитывать на внимание и участие мирового сообщества. Необходимо осознать, что ни политическая обстановка в регионе, ни разобщенность и трудное экономическое положение Таджикистана и других государств Центральной Азии, никакие другие мотивы не могут служить оправданием в затягивании решения проблемы безопасности миллионов людей.

    Список условных обозначений:

    г/п - гидропост

    АРНИГМИ - Среднеазиатский региональный научно - исследовательский гидрометеорологический институт

    УГКС - Управление по гидрометеорологии и контролю окружающей среды

    ВСЕГИНГЕО - Всесоюзный государственный институт геологии

    МЧС - Министерство чрезвычайных ситуаций

    ВНИГМИ - Всесоюзный научно - исследовательский институт гидромелиорации

    САНИИРИ - Среднеазиатский научно - исследовательский институт ирригации



    1. Г. Е. Глазырин. А. М. Никитин А. С. Щетинников. Водный баланс Сарезского озера. Труды САРНИГМИ, выпуск 113 (194) , стр. 84 - 87 Москва. Гидрометеоиздат. 1986 г.
    2. М. А. Паршин. Сарезское озеро. стр. 7 "Ирфон". Душанбе. 1977 г.
    3. Г. Е. Глазырин. А. М. Никитин. А. С. Щетинников. Водный баланс Сарезского озера. Труды САРНИГМИ, выпуск 113 (194), стр. 74 Москва. Гидрометеоиздат. 1986 г.
    4. Там же, стр. 76
    5. Там же, стр. 9
    6. Там же, стр. 33
    7. В. В. Лим. Ю. Акдодов. С. М. Винниченко. Сарезское озеро - грозный дракон Центральной Азии. стр. 9, 21. НПИИЦентр. Душанбе. 1997 г.
    8. Г. Е. Глазырин. А. М. Никитин. А. С. Щетинников. Водный баланс Сарезского озера. Труды САРНИГМИ, выпуск 113 (194), стр. 34, 81 Москва. Гидрометеоиздат. 1986 г.
    9. В. В. Лим. Ю. Акдодов. С. М. Винниченко. Сарезское озеро - грозный дракон Центральной Азии, стр. 18, 20. НПИИЦентр. Душанбе. 1997 г.
    10. М. Паршин. Сарезское озеро". стр. 26 г. Душанбе. "Ирфон" 1977 г.
    11. В. В. Лим. Ю. Акдодов, С. М. Винниченко. "Сарезское озеро - грозный дракон Центральной Азии", стр. 34, НПИИЦентр, Душанбе, 1997 г.
    12. В. Л. Шульц. Л. И. Шалатова. Водный баланс Аральского моря. стр. 35, 49. ТГУ. Выпуск 269. Ташкент. 1964 г.
    13. Сводная программа и структура разработки схемы комплексного использования и охраны водных ресурсов бассейне Аральского моря. стр. 15. "Союзводпроект". Москва. 1989 г.

    SCImago Journal & Country Rank
    Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL