БУХАРСКО-ЕВРЕЙСКИЙ ЯЗЫК: ЧТО ВПЕРЕДИ?

Д-р Владимир МЕСАМЕД


Рецензия на: Гулькаров Й. Этимологический словарь бухарско-еврейского языка с переводом на русский, английский и иврит. - Тель-Авив, 1988; 484 с.


Центральная Азия - уникальный по своему этно-языковому многообразию регион. Здесь причудливо переплелись десятки культур, в мирном соседстве издавна живут народы, говорящие на тюркских и иранских языках. Да и не только на них. Работавший здесь в 70-ые годы ХIХ века русский естествоиспытатель А. Вилькинс описал даже бытующие здесь индоарийские диалекты1.

Бухарские евреи вносят колоритный штрих в этническую картину этого региона. Их можно по праву считать одним из древнейших этносов Центральной Азии. Различные археологические данные, письменные источники подтверждают историю их проживания на территории таких нынешних новых независимых государств как Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан на протяжении не менее полутора - двух тысяч лет. Бухарско-еврейские общины располагались преимущественно в городских центрах на громадном протяжении от Мерва до нынешнего Синьцзяна, а их жизнь нашла свое отражение в работах таких историков Востока как Табари, Бируни, Наршахи, Арузи Самарканди. Побывавший в ХII в. в Самарканде известный средневековой путешественник и географ Бениамин из Туделы отметил в своих записках наличие в этом городе развитой еврейской общины численностью примерно 50 тыс. человек2.

Города региона до их пор хранят многочисленные напоминания о символике иудаизма. Так, шестиконечную звезду Давида можно увидеть, например, в дворцовом комплексе последнего эмира Бухары Саида Алимхана, где рамы целого ряда окон выполнены в форме шестиконечной звезды. Встречается она и как элемент орнамента других архитектурных памятников этого древнего города.

Многолетнее соседство бухарских евреев с узбеками и таджиками причудливо отразилось и в богатом фольклоре этих народов, где встречаются реалии еврейской истории, имена библейских пророков3.

Интенсивно проходящие в течение последних лет процессы эмиграции еврейских общин из республик бывшего СССР, в частности, Центральноазиатского региона, по все видимости, приведут к исчезновению яркого и красочного мира восточных еврейских общин, бывших неотъемлемой частью здешней истории. Имеется достаточно много оснований говорить о фактическом прекращении в течение нескольких ближайших десятилетий существования в регионе Центральной Азии бухарско-еврейской общины. Данные израильского демографа проф. Сержио Делла Перголы, касающиеся динамики уменьшения еврейского населения Республики Узбекистан - а основная масса остающихся в Центральной Азии бухарских евреев сосредоточена именно там - дают основания оценивать нынешнюю численность этой общины в регионе своего традиционного проживания в пределах 3-4 тысяч человек4. Учтем при этом, что темпы миграционных процессов отнюдь не снижаются. В этом контексте нам представляется вполне обоснованным говорить о реальном исходе бухарских евреев из региона, бывшего в течение многих веков их родным домом5.

По существу исчезающая на наших глазах в регионе Центральной Азии бухарско-еврейская община, несомненно, оставляет глубокий след в жизни автохтонных народов региона, создавших ныне свои независимые государства. В течение веков эта община была подлинным очагом просвещения региона, превзойдя по уровню образования автохтонные мусульманские народы. Эта традиция была продолжена и в последние десятилетия. Имена многих бухарских евреев неотделимы от истории развития современной центральноазиатской культуры и науки. Так, становление кинематографии Таджикистана невозможно представить без имени режиссера Бориса Кимягарова, как и музыку Узбекистана - без имен композиторов Манаса Левиева и Сулеймана Юдакова, а эстраду - без Эсона Кандова и Мухаббат Шамаевой. Основоположниками целых направлений в науке республик Центральной Азии стали литературовед Натан Маллаев, правовед Азарья Михайлов, криминалист Борис Пинхасов, лингвист Якуб Калонтаров, десятки других блестящих ученых.

Фактический исход из Центральной Азии бухарских евреев неизбежно отразится и на судьбе их языка. Даже при условии проживания бухарских евреев компактными группами в Израиле, США, Канаде, некоторых других странах, их язык неминуемо утратит полноту функционирования, лишившись своих корней, естественной среды обитания. Оставаясь языком преимущественно устного и домашнего общения, он постепенно выйдет из употребления. Социально активная часть бухарских евреев еще до отъезда из региона Центральной Азии перешла на русский, практически не пользуясь своим родным языком. Динамично протекают процессы дальнейшей смены языка - на иврит (в Израиле), английский (в США и Канаде) и др. И хотя бухарско-еврейская речь все еще звучит сегодня в значительной мере обезлюдевших еврейских кварталах Бухары, Самарканда, Ташкента, Маргилана, их нынешние обитатели, вероятнее всего, являются последними поколениями носителей этого языка, разместившего на своей иранской основе обширный пласт древнееврейской (ивритской) лексики, слов арабского, узбекского, русского и других языков. На бухарско-еврейскоме создана значительная литература, развивавшаяся как в регионе Центральной Азии, так и в Иерусалиме, где в конце ХIХ в. образовался своеобразный круг литераторов, творивших на бухарско-еврейском языке и издавших там за два десятка лет примерно 100 книг, в том числе - ряд переводов: Библии, другой еврейской религиозной литературы, произведений мировой литературной классики. С начала 20-х гг. с созданием в Центральной Азии системы школьного образования на бухарско-еврейском языке определенный стимул к развитию получила и национальная культура, театр, пресса. Большое собрание экспонатов, представлявших свидетельства многовековой богатой материальной культуры бухарских евреев было собрано в те годы в существовавшем в Самарканде в 1927-1938 гг. Туземно-еврейском историко-этнографическом музее6. С конца 30-х гг., в эпоху сталинского террора, было прекращено школьное обучение на бухарско-еврейском языке, закрыты все национальные культурные учреждения, прекращено издание прессы и литературы. Коммуникативные функции бухарско-еврейского языка в регионе Центральной Азии были сведены практически лишь к устному общению В настоящее время этот язык продолжает функционировать в сфере массовой информации лишь в Израиле, где на нем с 1972 г. ведется в небольшом объеме радиовещание и издается литература. Пресса на бухарско-еврейском языке ограничивается ныне лишь выходящим с 1973 г. в Израиле журналом "ha-Тхия" и - частично - самаркандской газетой "Шофар", первый номер которой вышел в январе 1992 г.7. Хотя с конца 80-х гг. была восстановлена деятельность секции бухарско-еврейских литераторов при Союзе писателей Узбекистана, за последние несколько лет не издано ни одной книги на их родном языке8. Вместе с тем в принятом в октябре 1989 г. Законе Узбекистана "О государственном языке" гарантируется свобода всестороннего развития языков и культур всех проживающих там национальных меньшинств9.

В то же время, язык бухарских евреев интересовал востоковедов мирового уровня как любопытное явление центральноазиатской речевой коммуникации. Побывав в начале ХХв. в Самарканде, один из знатоков иранских языков Центральной Азии Иван Зарубин создал замечательную по своей лаконичности и глубокому содержанию работу, где описал реалии говора местных еврее10.

Безвременно, к сожалению, ушедший из жизни талантливый иранист-лингвист Иосиф Оранский, открывший в середине уходящего века ряд доселе неизвестных науке языков Центральноазиатского региона, описал такое крайне интересное явление как использование древнееврейской лексики бухарско-еврейского языка в арготирующих речениях торгово-ремесленных цехов Самарканда и Бухары11.

Реальная угроза исчезновения бухарско-еврейского языка в регионе своего традиционного бытования делает чрезвычайно насущной задачу как можно более полной фиксации его лексики. Самый эффективный путь - издание словарей, как переводных, так и толковых.

Вот почему подлинным событием в культурной жизни бухарских евреев следует охарактеризовать выход в свет самого полного в истории бухарско-еврейской лексикографии словаря, составленного известным ученым, автором ряда книг и научных статей, руководителем отдела радиопередач на языке бухарских евреев израильского радио "Кол Исраэль" д-ром Йосефом Гулькаровым .

Словарь д-ра Й.Гулькарова является закономерным продолжением лексикографической работы по фиксации словарного состава бухарско-еврейского языка, активно развивающейся в течение последнего столетия. Интересным примером первоначального этапа бухарско-еврейской лексикографии можно назвать краткий шестиязычный словарь "Милим шиша", составленный Бабаджаном Пинхасовым. Автор работал над ним в течение 8 лет в Самарканде в последнюю декаду ХIХ в., а опубликовал в Иерусалиме в 1905г. О популярности этого издания говорит факт его переиздания через шесть лет громадным по тому времени тиражом в 20 тысяч экземпляров. Многоязычие этого словаря давало возможность пользоваться им людям, говорившим на бухарско-еврейском, русском, иврите, фарси, испанском и тюркских языках. Он впервые позволил навести мосты между еврейскими общинами Центральной Азии и Ближнего Востока, дал определенный импульс дальнейшему развитию бухарско-еврейской лексикографии, которое привело к появлению словарей Давида Койлакова, Нисима Таджера, Яхиела Ашурова, Ханана Шимунова, каждый из которых учитывал опыт своих предшественников. Впрочем, книгу, о которой идет речь, не совсем верно называть словарем - это, по сути, своего рода энциклопедия культурной жизни бухарских евреев. В ее корпус включены образцы произведений известных деятелей бухарско-еврейской литературы, титульные листы учебников для существовавшей до конца 1930-х гг. сети школ на бухарско-еврейском языке, фотографии этнографического характера, показывающие, с одной стороны, глубокую индивидуальность этого народа, а с другой - его закономерную, выкристаллизованную за долгие века взаимодействия в центральноазиатской этнокультурной среде связь с соседними народами. Но главное - это словарная часть. Здесь ее автору пришлось поставить и решить важные для практической лексикографии вопросы: это и составление словника, критерии отбора лексики и фразеологии, принципы выделения лексических значений слов, критерии этимологической дифференциации слов. Ни один из словарей-предшественников не ставил в комплексе таких задач во всей их полноте. С собственно словарем тесно увязан и небольшой грамматический очерк, раскрывающий особенности бухарско-еврейской фонетики, различные фонетические явления, функционирование частей речи, дающий обзор бухарско-еврейской лексикографии.

Важно подчеркнуть и то, что достаточно полно зафиксированная в словаре Й.Гулькарова лексика - более 10 тысяч слов и выражений - является еще одним убедительным аргументом в пользу до сих пор оспариваемого некоторыми специалистами-иранистами мнения об автономности и самостоятельности бухарско-еврейского языка в ряду близкородственных ему таджикского, дари и фарси, наглядно демонстрирует только ему присущие особенности в области словарного состава, морфологической парадигматики, подчеркивает синтаксическую индивидуальность. Этот язык имеет свою специфику на фонологическом уровне, его отличает от близкородственных языков и наличие специфических интонаций в повествовательных, восклицательных и вопросительных предложениях. Социолингвистическую самостоятельность этого языка еще раз подчеркивает в предисловии к словарю один из крупнейших современных исследователей истории и культуры бухарских евреев, профессор Еврейского университета в Иерусалиме Михаил Занд. Генеалогическую природу бухарско-еврейскогое языка описал в одной из своих работ известный лингвист первой трети ХХ в. профессор Евгений Поливанов12.

Поскольку словарь Й.Гулькарова является этимологическим, его главная задача, кроме фиксации лексики, состоит в определении происхождения слов и словосочетаний бухарско-еврейского языка, их группировке в разрядах исконной лексики, лексем ивритского, иранского, арабского, русского, тюркского и иного происхождения. Выделенные в словаре массивы исконной лексики бухарско-еврейского языка позволят исследователям выявить и обосновать закономерности формирования специфических, дифференцирующих черт в близкородственных языках, ведущих к их обособлению и - после образования определенной "критической массы" отличительных признаков на всех ярусах языковой иерархии - превращению в самостоятельные языки.

Определенно новаторской частью словаря Й.Гулькарова является достаточно полное отражение бытующих в бухарско-еврейском языке гебраизмов - слов из иврита, отражающих субстратные отношения двух языков. Зарегистрированная в этом словаре лексика ивритского происхождения позволяет вывести фонетико-морфологические закономерности ее адаптации в бухарско-еврейском языке. Автор провел большую и кропотливую работу по сбору и регистрации гебраизмов, участвовавших в образовании сложных гибридных глаголов, именным компонентом которых являются ивритские слова, отражающие преимущественно религиозную терминосферу, а компонирующая глагольная часть представлена самыми распространенными в бухарско-еврейском и близкородственных фарси, дари и таджикском глаголами КАРДАН "делать", ДОДАН "давать", ШУДАН "становиться". Отметим такие зафиксированные в словаре глаголы как БРАХО КАРДАН "благословлять", ГЕТ ДОДАН "давать развод", ДИН КАРДАН "судить", МИЛО КАРДАН "делать обрезание", ТШУВО КАРДАН "возвращаться к вере" и др. Лингвистический интерес представляет и отраженные в словаре гибридные слова при участии исконного и ивритского компонента типа МИДРОШХОНА " высшая религиозная школа" и др. Лексика иврита в современном бухарско-еврейском языке показывает, что несмотря на многовековую изоляцию этой части еврейского народа от главных регионов его культуры и религии, бухарские евреи сохранили общинную жизнь, в рамках которой не угасал свет древних обычаев и традиций, не обрывалась "..тонкая нить, привязывавшая евреев к их вере и к их народу...даже в тяжелые годы"13.

Как первая в бухарско-еврейской лексикографии работа подобного масштаба, словарь Й.Гулькарова не может быть свободен от недостатков. Так, вряд ли правомерно включение в него части еще не устоявшейся лексики, так называемых окказионализмов. Недостаточная разработка в иранском языкознании принципов выделения исконной лексики для конкретных языков создали для автора соблазн включения в ее разряд и той, которая вряд ли принадлежит только бухарско-еврейскому языку. Не всегда, на наш взгляд, можно согласиться с приводимой в словаре дифференциацией слов по их происхождению. Впрочем, все это может быть учтено при дальнейших переизданиях словаря, которые, несомненно, последуют. Как последуют и другие книги, отражающие многовековое культурное наследие бухарских евреев. И вот еще одно подтверждение этому - на днях в Тель-Авиве вышел из печати двухтомник " Страницы литературы бухарских евреев", одним из редакторов которого является Йосеф Гулькаров.


1. "Известия императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, состоявшего при императорском Московском университете", т. ХХХV,  ч.1, вып.4, М., 1882, с. 434-436.

2. Об этом подробнее см.: Цетлин М.К. Средневековой путешественник Вениамин Тудельский. - В  кн.:  "Страны  и  народы Востока", вып. III, Москва, 1964, с. 164-173.

3. Альмеев Р. Сказки, пословицы и поговорки бухарских евреев. - Москва, 1994. с. 2-6.

4. Sergio  Della  Pergola.  World  Jewish  Population.  - American Jewish Year Book. The American Jewish Congress. - New York, 1997,  p.  537.  -  Несколько  большую  цифру -порядка 5 тыс.чел.  - приводит Аланна Купер: - "Central Asia Monitor", 1998, No.6, p.10.

5. Это подтверждают и результаты опроса,  проведенного в Узбекистане среди бухарских евреев американской исследовательницей Аланной Купер. - подробнее см.: The Jews of Uzbekistan: A Brief Overview of Their History  and  Contemporary  Situation. - "Central Asia Monitor", No.6, 1998, p. 10-13.

6. Подробнее об этом см.: Евреи в Средней Азии. Прошлое и настоящее. -  Санкт-Петербург, 1995, с. 187-247.

7. Эта газета публикует материалы на русском и бухарско-еврейском языках. Как любезно сообщил нам руководитель Иерусалимского Центра еврейской прессы в республиках бывшего СССР д-р Владимир Карасик, к настоящему времени вышло 56 номеров газеты, причем из номера в номер количество публикаций на бухарско-еврейском языке сокращается, а в последних номерах они вообще отсутствуют.

8. "Бюллетень   книжной  палаты  Республики  Узбекистан", 1994-1997 гг., NN 1-12.

9. "Правда Востока" (Ташкент), 24 октября 1989. - Такие же гарантии  содержатся и в новой редакции Закона,  принятой в декабре 1996 г.  - См. также: - "Turkistan  Newsletter",  vol. 3:012, 28 January 1999, №5. - О школьном образовании на языках национальных меньшинств в Республике Узбекистан см.: "Orient", 38. Yahrgang Nr.1, Marz 1997, p. 154-156.

10. Зарубин И.А.  Очерк разговорного языка самаркандских евреев: опыт характеристики. Материалы. // Иран. Т.2. - Ленинград, 1928, с. 95 - 181.

11. Оранский  И.М.  Таджикоязычные этнографические группы Гиссарской долины. Средняя Азия. - М., 1983, с. 45-47.

12. Поливанов  Е.Д.  К  вопросу о происхождении среднеазиатско-еврейского языка. - Самарканд, 1989. - Перу Е.Поливанова принадлежит и ряд других,  до сих пор не опубликованных  работ аналогичной тематики - "Генезис туземно-еврейского /среднеазиатско-еврейского/ языка"; "Грамматика среднеазиатско-еврейского языка";  "Вопросы  синтаксиса туземно-еврейского языка".  - Об этом см.: В.Ларцев. - Предисловие. - Поливанов Е.Д. К вопросу..., с.5.

13. Рабич Р. Бухарские евреи: страницы истории. - "Мизрах" (Ташкент), 1990, No. 2, с.6.


SCImago Journal & Country Rank
  •  Средства для повышение потенции по ссылке kitma.ru
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL