ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ИСЛАМА В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

(К итогам конференции Центра стратегических и политических исследований США).

Рустем Сафронов

Пробуждение радикального ислама - серьёзный феномен современного мира и оно волнует не только академических исследователей, но и политиков, специалистов по экономике и всех тех, кто так или иначе соприкасается с проблемами народов и стран, расположенных там, где ислам традиционно играл большую роль.

Центр стратегических и политических исследований США, руководителями которого являются Сюзан Эйзенхауэр и Роальд Сагдеев, организовал специальную конференцию, посвященную тенденциям развития ислама в Центральной Азии.

Конференция состоялась 21-23 июня в Вашингтоне. В ней приняли участие сотрудники государственного департамента Соединенных Штатов и деятели науки, дипломаты, журналисты и учёные.

В первый день конференции состоялся плодотворный обмен мнениями между участниками круглого стола, посвящённого развитию ислама в Центральной Азии.

Наиболее значительными можно считать выступления профессора Хакана Явуза из университета Юта и вашингтонского профессора Ширин Хантер. Их полемика о том, какая из имеющихся разновидностей ислама может утвердиться в Центральной Азии, задала тон и остальным выступлениям.

По мнению профессора Явуза, наибольшие шансы в нынешнем исламском возрождении в Центральной Азии имеет ислам турецкого толка, как наиболее современный и адаптированный к потребностям модернизации и современного развития. Ислам, не контролирующий все детали жизни человека, а являющийся своего рода сводом культурных правил, регулятором морали. С его точки зрения, Турция уже оказывает реальное влияние на социально-экономическое и политическое развитие стран Центральной Азии, Закавказья и Северного Кавказа. По сведениям Хакана Явуза, неправительственные организации во время русско-чеченской войны оказали значительную помощь Чечне. Он подтвердил, что вооружённые формирования Чечни получали оружие, обмундирование и медицинское оборудование из Турции.

Молодым государствам Центральной Азии Турция оказала значительную помощь в строительстве мечетей, вкладывала средства в строительство новых объектов, как промышленного, так и сельскохозяйственного назначения. Х. Явуз рассказал, о том, что даже нетюркские государства находятся под влиянием турецкой модели развития и под влиянием ислама турецкого образца. Особое внимание профессор Явуз уделил анализу влияния турецкой поп-культуры на центральноазиатскую молодёжь.

Сотрудник “Голоса Америки” Карим Ходжабаев и независимый консультант Мухаббат Ходжабаева выразили несогласие с этим подходом, указав, что для Таджикистана турецкое влияние ограничилось лишь некоторой экспансией на скудный рынок этой разорённой войной страны некоторого количества турецких товаров. Они решительно отвергли версию Явуза о том, что турецкая модель оказывает сколько-нибудь серьёзное влияние, как в религиозной, так и в культурной сферах жизни таджикского общества.

Профессор Ширин Хантер резко критиковала точку зрения Х. Явуза о событиях в Центральной Азии. Она является директором отдела по изучению ислама в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне. По мнению Хантер, в настоящее время в регионе наибольшие шансы имеет иранский ислам как наиболее динамичный и агрессивный. Она полагает, что турецкие власти оказывают поддержку неовахаббитам с целью укрепления своих позиций в Центральной Азии и на Кавказе, одновременно подавляя исламское движение в своей стране и считая его потенциально опасным. Впрочем, отмечалось, что позиция исламистов в самой Турции усиливается.

Участники конференции обсуждали различные проблемы вахаббизма в Чечне и в Ферганской долине Узбекистана.

Ширин Хантер и другие выступающие отметили, что узбекское руководство и лично президент Каримов занимают непримиримую позицию по отношению к исламистам. Как известно, именно на Турцию возлагает ответственность за террористический акт, направленный на устранение президента Каримова, узбекское следствие.

Были оценены возможности распространения радикального ислама в регионе. Участники конференции условились именовать данное направление в исламе неовахаббитским.

Сотрудница Государственного департамента Соединённых Штатов Америки Дарья Фэйн отметила, что сначала в центральноазиатском обществе наблюдалась эйфория по поводу контактов с Турцией, но вскоре турецкие власти обнаружили, что дальше желания торговать дело не идёт и о создании своего рода духовного конфедеративного аналога Оттоманской империи не может быть и речи. Народы Центральной Азии, по мнению Дарьи Фэйн, совершенно не настроены менять русского “старшего брата” на турецкого. Речь может идти лишь о развитии взаимовыгодного экономического сотрудничества.

Второй день конференции был посвящён вопросам соблюдения религиозных прав и свобод граждан в Центральноазиатских государствах. Выступающие дали детальный анализ ситуации в каждой стране.

Любопытное видение проблем Центральной Азии содержалось в выступлении главного редактора журнала “Центральная Азия и Кавказ” Мурада Эсенова.

Докладчик подчеркнул, что события в государствах региона разворачиваются на фоне мощных глобальных процессов, таких как ретрадиционализация, реисламизация и вестернизация. Интенсивность, социальная база и перспективы этих процессов в регионе не одинаковы.

С точки зрения М. Эсенова, в последнее время в странах Центральной Азии наблюдается определенный регресс в развитии общественных процессов, т.е. идёт массовый откат к своим историческим традициям. "Не отрицая позитивного влияния традиций, - сказал докладчик, - надо признать, что прогресс часто вступает в противоречие с традициями, и абсолютизация значения традиций в регионе привело и приводит к отрицанию таких прогрессивных явлений, как демократия, либерализм, рынок и т. д. В результате в Центральной Азии мы наблюдаем преобладание процесса ретрадиционализации, в частности, реставрируется родоплеменная, клановая и региональная структура общества и значимые политические, экономические вопросы решаются в плоскости племенных, клановых и региональных центров власти. Усиленными темпами идет отождествление власти и собственности и, самое главное, меняется социальный статус личности в обществе - она оттесняется на второй план или же растворяется целиком, уступая место вновь реставрируемым структурам - кланам, общинам и т.д.".

Реисламизацию в регионе, по мнению М. Эсенова, следует рассматривать на фоне ретрадиционализации, поскольку ведущим процессом в обществе является последний. Именно ретрадиционализация создает почву для реисламизации. Она лишает отдельные личности, группы людей, а то и целые регионы, их привычного статуса и они вынуждены искать справедливость и, как правило, "находят" ее в различных мифах. Одним из таких мифов является миф о справедливом и процветавшем халифате времен четырех халифов. Следовательно, появляется почва для реисламизационных процессов. При этом выступающий разъяснил, что под реисламизацией он понимает не возрождение народного ислама, поскольку он существовал в регионе всегда, а именно появление новых течений ислама.

Говоря о вестернизации, Эсенов высказал уверенность в том, что, несмотря на определенные трудности, создаваемые прежде всего традиционалистско настроенной политической элитой, этот процесс набирает темпы и вряд ли центральноазиатским лидерам удастся изолировать регион от глобальных процессов, которые, безусловно, движутся в направлении демократизации и открытости общества.

Рустем Сафронов, корреспондент “Новой газеты”, отметил, что в Туркменистане доминирующей формой веры народа остаётся народный ислам суфийского толка, а население в целом придерживается светской ориентации.

Ширин Хантер, однако, считает, неправомерным противопоставление норм адата нормам шариата, ибо, согласно исламу, лишь те нормы могут войти в адат, которые не противоречат шариату и одобрены им.

Анализируя влияние исламских группировок из Саудовской Аравии, Пакистана и Афганистана, большинство выступавших сошлось во мнении, что определяющее влияние будут иметь не внешние исламские силы, а внутренняя динамика развития молодых государств. Была подчёркнута роль специальных служб Соединённых Штатов в создании радикального исламского движения "Талибан" ныне господствующего в Афганистане. Было отмечено, что исследователи до недавнего времени совершенно несправедливо сбрасывали со счетов Китайскую Народную Республику, также пытающуюся усилить свое влияние в этом регионе.

Естественно, много говорилось о стратегических интересах Соединенных Штатов в Центральноазиатском регионе. Заинтересованность США в поддержании стабильности в этом регионе сочетается одновременно с намерением не допустить интеграции государств Центральноазаитского региона с Россией.

Представитель фирмы Caspian Energy Consulting Роберт Собхани заметил, что в интересах США, опасающихся усиления радикальных исламских группировок в Центральной Азии и на Кавказе, всемерно стимулировать частные инвестиции в эти регионы. По мнению Р. Собхани, население указанных регионов страдает от бедности и оно заинтересовано прежде всего в том, чтобы вырваться из нищеты. Оберт СобханаиHj

Организатор конференции Роальд Сагдеев отметил, что, несмотря на ослабление роли России в Центральноазиатском регионе, не следует преуменьшать ее роль в сохранении светской ориентации центральноазиатских обществ. Культурные связи между российскими интеллектуалами и интеллигенцией Центральной Азии остаются очень сильными. Центральноазиатская элита получила в своей массе образование в России. “Люди, воспитанные на европейских ценностях, а культурное влияние России было влиянием европейского толка, - утверждал Роальд Сагдеев - вряд ли будут склонны содействовать внедрению образа жизни, который насаждают талибы в Афганистане".

Роальд Сагдеев отметил также, что некоторые государства в Центральной Азии могут ожидать неутешительные перспективы, если на их территории не будут обнаружены сколько-нибудь значительные месторождения природных ресурсов. Такая оценка уже имеет место и перспективы инвестиций зависят именно от этого. Если запасы каспийской нефти и газа сильно преувеличены, то это может означать усиление экономической стагнации, маргинализацию значительных групп населения и усиление позиций неовахаббитов.

Интересно отметить, что к концу конференции неожиданно изменилось мнение профессора университета Юта Хакана Явуза о роли Турции в Центральной Азии. Он отметил, что, несмотря на все усилия Турции оказать влияние на происходящие в этих регионах события, результаты оставляют желать лучшего. Объем годовой торговли Турции с государствами Центральной Азии составляет всего миллиард долларов. Для сравнения профессор Явуз упомянул, что годовой торговый оборот с одним только Израилем составляет 2,5 миллиарда долларов.

Докладчик отметил, что при столь ограниченном влиянии не приходится надеяться на то, что турецкая модель ислама сможет восторжествовать в этих регионах. Кроме того существуют регионы, где Турция может осуществлять куда более эффективную политику и расширять своё влияние, ибо в этих регионах, входивших прежде в состав Оттоманской империи, Турция не утратила своего влияния окончательно. Речь в данном случае шла о Боснии и Косово. Согласно Х. Явуз, именно там имеет шанс прижиться турецкая модель ислама, а не в Центральной Азии.

Ширин Хантер также отметила, что озабоченный своими внутренними проблемами Иран тоже ослабил в последние годы попытки усиления влияния в Центральной Азии, где, особенно в тюркоязычных странах, его роль и так была весьма ограничена из-за культурных барьеров, а также из-за того, что, в отличие от большинства государств Центральной Азии, в Иране господствует шиизм.

Влияние Запада в регионе, по мнению большинства выступавших, будет весьма ограниченным из-за косовских событий и из-за финансового кризиса. Россия пока не выработала целостную и внятную политику в отношении Центральной Азии. Некоторые надежды на оживление культурных и экономических связей появились с приходом на пост российского премьера опытного дипломата и востоковеда Евгения Примакова, но его скорый уход вновь оставляет чувство неопределённости в отношении будущих связей государств Центральной Азии и России.

В настоящее время в Центральной Азии сохраняется опасность радикализации исламских движений, что представляет серьёзную угрозу стабильности в регионе, особенно в свете усилившихся в последнее время попыток Саудовской Аравии и Пакистана влиять на ситуацию в Центральноазиатском регионе. Выходящий в свет сборник Центра политических и стратегических исследований, содержащий материалы данной конференции, поможет дипломатам и бизнесменам Запада понять то, какую роль играет ислам в нынешних политических событиях в Центральной Азии.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL