К ИТОГАМ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ В АРМЕНИИ

Давид Петросян


Давид Петросян, представитель журнала "Центральная Азия и Кавказ" в Армении и Нагорном Карабахе.


Состоявшиеся 30 мая парламентские выборы в Армении завершились убедительной победой предвыборного блока "Единство" и внесли определенные коррективы в расклад политических сил.

Прологом к началу предвыборной кампании стали дебаты в парламенте по поводу "Единого избирательного кодекса", в результате которых парламент разделился приблизительно на две равные части. Парламентское большинство в лице парламентской группы "Еркрапа" при поддержке части депутатов, не входивших ни в какие парламентские фракции, лоббировало проект, предусматривающий избрание нового 131- мандатного парламента по смешанной мажоритарно-пропорциональной системе (предлагалось избрать 91 депутата по мажоритарной системе, а 40 по пропорциональной). Парламентская группа "Демократическая Армения" и внепарламентская оппозиция требовали перераспределения мест в пользу увеличения числа мандатов по пропорциональной системе (до 100 мест из 131-го по партийным спискам), а за основу предлагали принять проект, разработанный депутатом Эдвардом Егоряном.

Однако, "Еркрапа", используя свое превосходство в парламенте, удалось добиться того, что Национальное Собрание приняло за основу проект, разработанный депутатом Виктором Даллакяном. Тем не менее в окончательном варианте документа были сделаны определенные коррективы с учетом мнения оппонентов. Так, например, окончательное соотношение мандатов по смешанной системе (мажоритарные округа: партийные списки) распределилось как 56:75, кроме того, из каждых 13 членов комиссий всех уровней 3 представляли правительство, еще 5 - парламентские фракции, партии, преодолевшие 5%-ый барьер на предыдущих выборах, и последние 5 - те партии и избирательные блоки, которые наберут наибольшее число подписей избирателей в поддержку своего выдвижения.

Окончательный вариант "Единого избирательного кодекса" подвергся массированной критике как со стороны парламентских и внепарламентских оппонентов "Еркрапа", так и в средствах массовой информации, однако, президент Р.Кочарян все таки подписал закон.

Как выяснилось накануне и в день голосования, главной проблемой выборов в Армении стал порядок формирования списков избирателей и степень ответственности за это должностных лиц. Кроме того, большие проблемы вызвало положение закона, внесенное по предложению экспертов Совета Европы, о восстановлении избирательного права через суд. При этом ни местными законодателями, ни экспертами Совета Европы не было учтено то обстоятельство, что в стране уже 10 лет не проводилось переписи населения (а итоги последней были просто некорректны, так как она проводилась в январе 1989 года после разрушительного Спитакского землетрясения) и есть множество других плохо контролируемых внутренних и внешних миграционных процессов. В день голосования 21 тысяча избирателей восстановили свои права через суд (этот высокий уровень гражданской позиции большинства избирателей вызвал одобрение всех без исключения международных наблюдателей). С другой стороны, по самым скромным оценкам, около 100 тысяч человек, которые были намерены принять участие в голосовании, не пожелали тратить время на прохождение полного цикла соответствующей правовой процедуры и не пошли в суд для восстановления своих избирательных прав, которых они были фактически лишены из-за технических неточностей в избирательных списках.

Реальный политический старт предвыборной кампании фактически был провозглашен в последней декаде марта, когда бывший первый секретарь ЦК КП Армении Карен Демирчян, вернувшийся на политическую сцену по настоянию Евгения Примакова и Виктора Черномырдина1, и нынешний председатель Народной партии и министр обороны Вазген Саркисян, являющийся реальным лидером Республиканской партии и общественной организации "Еркрапа" (членами которой являются в основном волонтеры, принимавшие участие в боевых действиях в Нагорном Карабахе и на армяно-азербайджанской границе), приняли решение о создании избирательного блока "Единство" ("Миаснутюн"), формировании единого предвыборного списка и предвыборной программы.

Данный блок интересен еще и тем, что на прошлогодних президентских выборах Вазген Саркисян поддержал кандидатуру нынешнего президента Роберта Кочаряна, оппонентом которого и был Карен Демирчян.

Занявший в прошлом году второе место на президентских выборах Карен Демирчян (свыше 40% голосов избирателей) накануне предвыборной кампании безусловно являлся самым рейтинговым политиком Армении, а Вазген Саркисян - политиком, имеющим доступ к достаточно большому числу властных рычагов, в том числе и в регионах.

Объединение в единый избирательный блок двух самых влиятельных политиков в стране как бы интегрировало их сильные стороны, обеспечивая самое большое количество голосов по пропорциональной системе при честных выборах и значительную часть мандатов по мажоритарной системе. Таким образом, за широкой спиной рейтингового К.Демирчяна министр обороны получил возможность провести своих людей в парламент по единому списку блока.

Несовершенство "Единого избирательного кодекса" проявилось уже на первом этапе предвыборной кампании, когда партии и блоки начали представлять в ЦИК подписи в поддержку своих списков. Как было упомянуто выше, статьи кодекса, регламентирующие формирование нового состава ЦИК и избирательных комиссий других уровней в зависимости от количества собранных подписей, привели к фальсификациям со стороны избирательных блоков, стремящихся во что бы то ни стало заиметь представителей в новом ЦИК и избирательных комиссиях других уровней. В то же время старый ЦИК чисто технически не имел возможности проверить действительность всех подписей.

Единственным утешением могло быть то обстоятельство, что все партии и блоки, представившие требуемое количество подписей на первом этапе предвыборной кампании, были допущены к выборам. Напомним, что в 1995 году пяти предвыборным объединениям было отказано в регистрации именно на первом этапе - после проверки подписей. Причем в четырех случаях отказ ЦИК в регистрации был абсолютно необоснованным и преследовал явно политические цели.

Кроме того, необходимо констатировать следующее обстоятельство: в мажоритарных округах в регистрации было отказано не более 20 потенциальным кандидатам в депутаты, в то время как в 1995 году таких случаев было более 700.

Еще более интересным представляется тот факт, что при обращении потенциальных кандидатов в депутаты с исковыми заявлениями против окружных избирательных комиссий в связи с отказом в регистрации, им удалось выиграть дело в судах первой инстанции. На предыдущих парламентских выборах не было зафиксировано ни одного (!) такого случая.

Надо полагать, что на работе судебных органов позитивно сказалась реформа судебно-правовой системы, главный этап которой был завершен в начале нынешнего года.

Одно из главных отличий последних парламентских выборов от выборов 1995-1996 и 1998гг. состояло в том, что на всех вышеупомянутых выборах государственная властная машина выступала как единый механизм в пользу какой-то одной политической силы. На парламентских выборах 1999 года она не поддерживала какую-то одну политическую силу и именно это обстоятельство максимально способствовало адекватному отражению итогов голосования в составе нового парламента, легитимность которого, на наш взгляд, не подлежит сомнению.

В целом, предвыборная кампания 1999 года может характеризоваться очень высокой, по сравнению с предыдущими выборами, степенью коммерционализации. Нехватка средств помешала ряду авторитетных партий и организаций провести результативную предвыборную кампанию. Среди них прежде всего выделим "Объединение самоопределения", лидером которого является Паруйр Айрикян. С другой стороны, выборы показали, что наличие солидных финансовых средств еще не является гарантией успеха в выборах. Свидетельство тому, поражение на выборах общественно-политической организации "Достойное будущее".

Другой отличительной особенностью предвыборной кампании можно считать массированное использование в целях агитации и пропаганды электронных средств массовой информации, причем как государственных, так и частных.

За голоса избирателей, кроме политических партий и избирательных блоков, боролось достаточно много организаций и объединений, не имеющих четко оформленной идеологической, политической и экономической платформы. Собственно об этом говорят и сами их названия: "Могучая Отчизна", "Страна законности", "Достойное будущее" и другие. Некоторые из них, не имевшие проблем с финансированием, добились определенного успеха. Так, "Могучая Отчизна" собрала достаточно много подписей избирателей и имела своего представителя в избирательных комиссиях всех уровней, "Страна законности" преодолела 5% барьер и будет представлена в Национальном Собрании, а "Достойному будущему" не хватило совсем немного голосов для того, чтобы оказаться парламентской партией.

Характерной особенностью выборов была дискредитация в глазах абсолютного большинства избирателей идей либерализма. Уже в начале предвыборной кампании стало ясно, что все организации, декларирующие либеральные ценности, но имеющие прямое или косвенное отношение к правлению президента Левона Тер-Петросяна, не имеют никаких реальных шансов на преодоление 5%-ного барьера. К этим организациям можно отнести Армянское общенациональное движение, партию "Свобода" и блок "Демократическая Родина". Другая часть бывшей либеральной политической элиты (экс-спикер парламента Б.Араркцян, экс-вице спикеры Карапет Рубинян и Ара Саакян, бывший мэр столицы Армении и бывший советник президента Ваагн Хачатрян и др.) понимая, что у нее нет никаких шансов на избрание в парламент, потратила немало средств на безуспешные призывы к населению бойкотировать выборы. В результате в "изгои" попала и традиционная либеральная армянская партия "Рамкавар-азатакан", хотя она имела весьма натянутые отношения с Левоном Тер-Петросяном, особенно в последние годы его правления. Интересным является тот факт, что единственная национал-либеральная партия - Национально-демократический союз - с большим трудом пробившаяся в парламент, фактически провела предвыборную кампанию под левыми лозунгами.

Главная проблема армянских либералов заключается в том, что многие их лидеры негативно ассоциируются у населения с именем первого президента страны Левона Тер-Петросяна. С другой стороны, если суммировать голоса избирателей, отданные различным вышеупомянутым организациям формально правого толка (за исключением Национально-демократического союза), то можно констатировать, что если бы они составили один блок, во главе которого не стояли бы бывшие и нынешние АОД-овские или коммунистические функционеры, то могли бы достаточно уверенно преодолеть 5%-ый барьер. Это свидетельствует о том, что нельзя говорить об абсолютном кризисе либерализма в Армении. Скорее всего, речь может идти о кризисе доверия к лидерам партий правого толка.

Интересным представляется также то обстоятельство, что во время предвыборной кампании отошли на второй план дискуссии о проблемах урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе. Это объясняется тем, что среди абсолютного большинства участников предвыборной кампании сколько-нибудь серьезных противоречий по этому вопросу просто нет. Все они в той или иной форме сходятся в следующем: конфликт должен быть урегулирован мирными, политическими средствами на основе права армян Нагорного Карабаха на самоопределение.

В предвыборной политической программе блока "Единство" указывалось на то, что необходимо создать условия для справедливого решения вопроса Арцаха (т.е. урегулирования карабахского конфликта). Между тем, до последнего времени считалось, что такие условия уже созданы в результате боевых действий в зоне конфликта в 1992-1994 гг. Что это? Желание возобновить боевые действия в зоне конфликта? Вряд ли. Скорее всего, это лишь очередной, ничему не обязывающий лозунг.

Если говорить об экономической программе блока, то ее можно охарактеризовать следующим образом: много обещаний того, что сделает блок, но из текста совершенно неясно как или каким путем он выполнит свои обещания. Скорее программа блока представляет собой набор благих пожеланий, рассчитанных на предвыборную риторику. Из бесед с экспертами-экономистами из команды К.Демирчяна становится ясно, что предлагаются меры жесткого государственного регулирования процессов в экономической и финансовой сферах. Совершенно очевидно, что при таких методах может быть поставлена под вопрос достигнутая с таким трудом относительная макроэкономическая стабильность в экономике.

Несмотря на некоторые проблемы, блок получил значительно больше голосов чем предсказывали эксперты, причем как по пропорциональной (41,67%), так и по мажоритарной системе. Программа блока в данном случае не имела большого значения, так как избиратели отдали голоса по пропорциональной системе за харизму Карена Демирчяна, а места в мажоритарных округах депутатам от блока обеспечило влияние на различные властные рычаги и связь с местными авторитетами министра обороны Вазгена Саркисяна. Как успешные можно расценить итоги прошедших выборов для армянских коммунистов. По пропорциональной системе они получили 12,1% голосов. Но по их рейтингу в самый разгар предвыборной кампании был нанесен сильный удар неудавшейся попыткой импичмента Бориса Ельцина, которая была инициирована фракцией КП РФ в Государственной Думе. Кроме того, определенные проблемы для КП Армении создавали:

  • наличие целых пяти (!) коммунистических организаций различного толка в Армении, часть из которых достаточно активно боролась за голоса того же коммунистическо-социалистического электората, что и КП Армении, но в составе других политических объединений. Речь в данном случае идет о блоке коммунистических и социалистических партий (лидер Вазген Сафарян), который не попал в парламент;

  • серьезные проблемы в вопросах единства рядов партии. Так, за несколько месяцев до выборов из-за несогласия с курсом ЦК и Сергея Бадаляна лично, из рядов КП Армении практически в полном составе вышла одна из самых ее боеспособных и многочисленных организаций - Котайкская, а после выборов ее примеру последовали коммунисты из марза (области) Лори;

  • естественное тяготение на минувших выборах большей части левого и ностальгирующего по прошлому электората к личности К.Демирчяна и возглавляемой им Народной партии;

  • использование левых и социалистических по смыслу лозунгов другими конкурентами КП Армении (АРФ-"Дашнакцутюн", "Право и единение" и НДС);

  • отсутствие подконтрольных электронных средств массовой информации и слабое влияние на электорат собственных или сочувствующих принт-медиа;

  • распад накануне выборов Народно-патриотического союза Армении, сформированного по образцу зюгановского НПСР. В результате этого события армянские коммунисты лишились последних публичных политических союзников, часть из которых предпочли поддержать "оппортуниста" Карена Демирчяна.

Коммунисты имеют в новом составе Национального Собрания 9 мандатов. Это - солидное представительство, которое при определенном стечении обстоятельств в перспективе может сыграть немаловажную роль.

Третью по численности партийную фракцию в парламенте (8 депутатов) будет иметь традиционная армянская партия "Дашнакцутюн". Поначалу многие предполагали, что эта партия завоюет куда большее число мандатов. Однако не все политические шаги партии и ее лидера Вагана Оганесяна в течение минувшего года получили поддержку широкой общественности и потенциального партийного электората. С другой стороны, судя по всему, АРФ-"Дашнакцутюн" просто не успела восстановить к выборам как численность, так и боевитость немалой части своих низовых организаций, которые подверглись самому серьезному давлению со стороны властных структур в 1994-1998гг.

Как большой успех можно оценить итоги выборов для блока "Право и единение" ("Иравунк ев миабанутюн"). Министр обороны непризнанной Нагорно-Карабахской республики Самвел Бабаян оказал блоку моральную поддержку. Блок объединял несколько небольших по численности общественно-политических и общественных организаций (Союз "Конституционное право", "Национальное единство", "Арцах-Айастан", "Гардман" и пр). Однако лидеры блока сумели грамотно и активно организовать предвыборную кампанию. При этом они достаточно рационально использовали имеющиеся в их распоряжении не очень большие финансовые средства. Блок занял третье место по пропорциональной системе (7,97% голосов избирателей), а в Ереване он вышел даже на второе место, опередив большинство своих оппонентов. В сложившейся на сегодняшний день обстановке блок может занять нишу радикальной оппозиции к правительству парламентского большинства и к президенту.

Формально успешными можно считать итоги выборов для реально деидеологизированной партии "Страна законности" ("Оринац еркир", - 5,28% голосов по пропорциональной системе). Лидеры организации сумели провести достаточно активную предвыборную кампанию и побывать в более чем в двух третях (!) населенных пунктов страны. Решающую роль в успехе партии сыграли солидные финансовые средства и поддержка некоторых частных электронных средств массовой информации, прежде всего телеканала "Айг". Однако, на наш взгляд, данная партия не имеет стабильной политической перспективы из-за своей чрезмерной ангажированности, политической серости своих лидеров и отсутствия четкого идеологического стержня.

Национально-демократический союз с трудом преодолел 5%-ый барьер (5,17% голосов по пропорциональной системе). Такой печальный итог является результатом недальновидной политической линии, которую ведет партийное руководство НДС начиная с конца 1996 года (напомним, что на президентских выборах того года, согласно явно заниженным официальным сведениям, лидер НДС Вазген Манукян получил свыше 42% голосов избирателей). Первым тревожным сигналом для Вазгена Манукяна и его соратников были президентские выборы 1998 года (третье место и около 13% голосов избирателей), но тогда партийная верхушка НДС не пожелала разобраться в причинах своей неудачи и все списала на фальсификации, якобы имевшие место при голосовании. За год до парламентских выборов руководство НДС провело ряд не очень удачных структурных реорганизаций. Основу партии составляли лица, проверенные в течение последних 4 лет во время трех предвыборных кампаний, сохранившие преданность партии, несмотря на преследования со стороны администрации Л.Тер-Петросяна. Таким образом, НДС представлялась исключительно монолитной и сплоченной организацией. Однако накануне выборов руководство партии неожиданно сменило руководителя штаба предвыборной кампании. Как показали последующие события, это решение привело к бездарному предвыборному менеджменту, хотя, казалось бы, заранее было известно, что численность поданных за партию голосов будет во многом зависеть от выбранной стратегии и тактики во время избирательной кампании.

Судя по всему, накануне выборов партия лишилась большинства из своих солидных спонсоров. Главная причина этого: постоянные популистские требования Аршака Садояна о фактическом переделе собственности и частичном пересмотре итогов приватизации (и не только ваучерной). Эти лозунги, как известно, привлекают наиболее радикально настроенных избирателей, но отталкивают потенциальных спонсоров.

В результате парламентских выборов (явка избирателей: 51,75%, что в целом хорошая цифра для Армении, где активность избирателей редко бывает высокой) места в Национальном Собрании Армении распределились следующим образом (по положению на 15 июля):

  • Блок "Единство" - 61 депутат (среди них: Республиканская партия - 32, Народная партия - 17, беспартийные -12. Соотношение мандатов, полученных соответственно по пропорциональной и мажоритарной системе, 29:32).

  • Коммунистическая партия - 9 депутатов (соотношение 8:1).

  • АРФ-"Дашнакцутюн" - 8 депутатов (соотношение 5:3).

  • "Право и единение" - 7 депутатов (среди них: Союз "Конституционного права" - 2, "Национальное единство" - 4, "Научно-промышленный и гражданский союз" - 1 (соотношение 6:1).

  • "Страна законности" - 6 депутатов (соотношение 4:2).

  • Национально-демократический союз - 6 депутатов (соотношение 4:2).

  • Парламентская группа "Стабильность" - 20 депутатов.

  • Не присоединившиеся2 - 14 депутатов.

Выборы, особенно в мажоритарных округах, показали, что используя ностальгические настроения и экономические избирателей, можно их легко обмануть и купить обещаниями, что собственно и произошло. В мажоритарных округах избиратели фактически отказались поддержать кандидатов- политиков и поддержали их оппонентов: бизнесменов; местных авторитетов с далеко небезоблачным прошлым; глав местных администраций и т.д. Реально избиратели голосовали за людей, способных решить те или иные их конкретные проблемы на день выборов или в конкретный день предвыборной кампании.

Такой расклад сил, казалось бы, ясно декларировал право лидеров "Единства" на формирование нового состава правительства, тем более что Карен Демирчян стал спикером парламента.

Однако, многие наблюдатели полагали, что не стоит торопить события, так как итоги минувших парламентских выборов продемонстрировали все те проблемы, которые несет для стабильности политической системы Конституция Третьей Армянской республики. Напомним, что согласно Основному закону, принципы армянской политической системы во многом напоминают основные положения, заложенные в Конституции Пятой Французской республики. Однако при подготовке Конституции Армении не было учтено то обстоятельство, что, в отличие от одной из старейших европейских демократий, Армения находится в переходном периоде, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Несмотря на все существующие проблемы, президент Роберт Кочарян решил не испытывать судьбу и назначил премьер-министром бывшего министра обороны Вазгена Саркисяна, который оказался "старшим партнером" в правящей коалиции и контролирует в Национальном Собрании не только 2/3 депутатов из блока "Единство", но и большую часть депутатов из парламентской группы "Стабильность". Решение президента действовать строго в рамках Конституции чрезвычайно важно для Армении, особенно если учесть печальные традиции, заложенные в 1995-1996 гг.

С другой стороны, в Армении, как и в остальных странах СНГ, нет традиций управления страной коалициями. Учитывая относительно невысокую политическую культуру, многие эксперты прогнозируют его возможный распад блока "Единство". Следует также учитывать то обстоятельство, что, несмотря на ряд существенных оговорок, Республиканская партия все-таки может быть охарактеризована как "правая" или "правоцентристская". В то время как основу руководства Народной партии составляют "ностальгирующие реваншисты" из бывшей коммунистической номенклатуры. Первым сигналом к распаду блока "Единство" стали досрочные выборы мэра Чаренцавана (марз Котайк), прошедшие в начале июля. Республиканская партия поддержала на этих выборах кандидатуру директора филиала предприятия "Электросвязь" Д.Довлатяна, а Народная партия - директора ЗАО "Армавто", беспартийного К.Шахгелдяна. Последнего поддержали местные отделения Объединения самоопределения, АРФ-"Дашнакцутюн", КП Армении и общественная организация "Гардман", которая входит в блок "Право и единение".

Однако, это пока только предположения. Необходимо также учитывать, что даже в случае раскола в "Единстве", Вазген Саркисян будет иметь большинство в Национальном Собрании. Отметим, что при всех вариантах изменения расклада политических сил, в ближайшие годы власть в Армении, скорее всего, будет иметь многополюсный характер.

Пока же, при формировании руководства парламента был соблюден относительный паритет. Так, вице-спикеры Альберт Базеян и Рубен Мироян представляют соответственно Республиканскую и Народную партии. Что касается постов председателей шести постоянных парламентских комиссий, то они также были распределены пропорционально: депутаты от блока "Единство" получили 3 поста и по одному - АРФ-"Дашнакцутюн", КП Армении и Национально- демократический союз.

Что касается нового правительства, то практически все члены кабинета (за исключением министра обороны Вагаршака Арутюняна и министра социального обеспечения Размика Мартиросяна) в той или иной форме входили в состав хотя бы одного из предыдущих семи посткоммунистических правительств Армении. В состав Правительства были введены должности министра-координатора производственных инфраструктур, министра-руководителя аппарата правительства, министра территориального управления, а также министра по оперативным вопросам. На самом деле это означает введение постов вице-премьеров (а это запрещено по закону).

В составе правительства - бывший премьер-министр НКР Леонард Петросян и два бывших премьера Армении Армен Дарбинян и Хосров Арутюнян. Среди членов кабинета три (!) бывших заместителя Вазгена Саркисяна по министерству обороны.

Карен Демирчян как "младший партнер" в коалиции имеет в составе правительства лишь двух "своих" людей (в правительстве всего 26 министров). Это - министр градостроительства Грайр Ованнисян, а также министр почты и телекоммуникаций Рубен Тоноян. Влияние последних на процесс принятия решений правительства будет крайне ограниченным.

В день своего "политического бенефиса" новый премьер-министр представил в Национальном Собрании, наряду с солидной программой, так называемое "Определение задач", т.е. стратегию действий нового правительства.

Там было отмечено, что правительство выступает сторонником открытой экономической политики, которая предполагает ликвидацию протекционизма, выравнивание инвестиционного и налогового поля.

Те, кто надеялся на свертывание сотрудничества Армении с международными финансовыми организациями, услышали, что правительство "... обязуется продолжать и углублять сотрудничество с международными финансовыми организациями..."

Надо полагать, что именно в подтверждение всех вышеупомянутых намерений в состав кабинета был введен бывший премьер-министр Армен Дарбинян (в новом правительстве он возглавил министерство экономики) и возвращен на свой пост бывший министр финансов Левон Бархударян. Они и будут осуществлять курс открытой экономики, продолжать либеральные реформы и вести дела с международными финансовыми организациями.

Левым настроениям в обществе и части политической элиты придется удовлетвориться лишь размышлениями нового премьера о необходимости государственного регулирования.

Таким образом, мы являемся свидетелями того, что Армения мучительно долго ищет модель своего развития и новое правительство стремится вложить в формирование этой модели свою лепту, которую можно охарактеризовать в целом как "умеренно либеральную по форме и национальную по содержанию". Вся проблема в том, насколько удачной будет реализация вышеупомянутых формулировок в действительности.


1. Они, скорее всего, таким образом пытались гарантировать себя от возможного ослабления российского политического влияния в Армении, в случае серьезных претензий на президентское кресло авторитетных политиков относительно прозападной ориентации.
2. Отметим, что среди "не присоединившихся" 13 беспартийных депутатов, а также один депутат от Армянского общенационального движения.  В число "не присоединившихся" депутатов нами пока условно включены два беспартийных депутата избранных на довыборах 11 июля. Об их реальной политической ориентации мы не имеем достоверных сведений. Не исключено, что осенью, с началом очередной сессии, кто-то из них может пополнить ряды парламентской группы "Стабильность", либо принять иное решение.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL