КОММЕНТАРИЙ К ВЫСТУПЛЕНИЮ

Геннадий Чуфрин


Геннадий Чуфрин, профессор Стокгольмского института исследований мира (Швеция).


В последнее время возрастает интерес к политической роли ислама в Таджикистане. Есть две причины этому:

а) Таджикистан пока что единственная страна в Центральной Азии, где исламистам удалось построить эффективную политическую организацию, способную формулировать, отстаивать и воплощать в жизнь свои интересы и цели;

б) Исламская партия возрождения (ИПВ) сформировала собственные вооружённые силы, позволившие ей добиться политической легитимности в официальных структурах Таджикистана, войти в национальное правительство и занять в нём несколько очень важных должностей.

И всё же, несмотря на всё очевидные достижения ИПВ, остаётся множество вопросов относительно действительной политической роли ислама в современном Таджикистане, ответы на которые остаются неясными. В обозреваемом докладе сделана попытка ответить на самые ключевые из этих вопросов, на такие как: Насколько популярна и влиятельна ИПВ в стране в настоящий момент? Какова социальная база партии? Пользуется ли партия поддержкой на национальном уровне или же это, скорее, региональная партия? Каковы политические перспективы ИПВ и каким образом она может повлиять на политическое будущее Таджикистана, а может быть, и на будущее Центральной Азии в целом?

Очевидно, что сейчас невозможно полностью ответить ни на один из этих вопросов, но Саодат Олимова в своём докладе высказывает очень интересные соображения по поводу существующих проблем. Доклад С, Олимовой помогает нам лучше понять нынешние политические процессы в Таджикистане, на которые влияет ИПВ.

Говоря о роли ИПВ в таджикском обществе вообще и в его политической жизни в частности, необходимо различать несколько периодов, в течение которых эта роль характеризовалась совершенно по-разному. Так, в первом периоде (конец 80-х и начало 90-х), охватывшем последние годы советской власти и первые годы национального суверенитета, ИПВ испытывала стремительный рост популярности в обществе. Это явление можно объяснить сочетанием трёх факторов: а) широко распространённое в обществе стремление восстановить национальную самобытность, неотъемлемой частью которой считался ислам; б) крах марксистско-ленинской идеологии и советской модели общественно-экономического развития; в) обострение давнего соперничества между различными районами страны и в особенности между Ленинабадом (Ходжентом) и Кулябом, с одной стороны, и Гармской группой областей вместе в Горным Бадахшаном, с другой. На этом этапе популярность ИПВ значительно возросла также благодаря её объединению с другими крупными силами националистической и антикоммунистической оппозиции (Демократическая партия, "Растохез", "Ла'ли Бадахшан", и др.). В результате возникшая демократическо-исламская оппозиция достигла на этом этапе самого высокого уровня популярности и политического влияния в обществе.

Второй период (1992-1997 гг.) охватывал годы гражданской войны, когда демократическо-исламская оппозиция вступила в открытый конфликт со своими противниками, которые были по происхождению в основном из Кулябской области, но их также поддерживал Ленинабад и значительная часть узбекского населения. В течение этого периода ИПВ, с одной стороны, превратилась в главную силу ОТО и именно исламистские лидеры вели переговоры с правительством в Душанбе и подписали с ним Соглашение о мире и национальном согласии от имени ОТО. С другой же стороны, именно в те годы народная поддержка ИПВ пошла на убыль и ограничилась в основном гармской группой районов. Мне кажется, что это произошло потому, что исламские лозунги не нашли большого положительного отклика среди по преимуществу светского городского населения, так и потому, что в народном представлении ИПВ все более и более ассоциировалась с ультранационалистическими и шовинистскими таджикскими силами.

Третий период, начавшийся после окончания гражданской войны, охватывает текущий этап. Популярность ИПВ продолжает падать и для того, чтобы остановить этот процесс и попытаться повернуть его обратно, её лидеры стремятся использовать существующие идеологические и региональные проблемы, а также усилить свою ультранационалистическую и ура-патриотическую пропаганду и сыграть на межнациональных разногласиях, существующих в стране, в особенности между таджиками и узбеками. Было поэтому вполне логично, что ИПВ ухватилась за возможность принять участие в подавлении мятежа, организованного полковником Худойбердыевым в Ходженте в ноябре 1998 г., и активно поддержала всплеск антиузбекских настроений в обществе, в Меджлиси Оли и в правительстве после окончания этого мятежа. ИПВ также использовала свою роль в противодействии мятежу для получения важных уступок от президента Рахмонова, наложившего вето на законопроект о политических партиях, принятый в Меджлиси Оли в мае 1998 г., и способствовала внесению поправок в этот закон, что по сути дела расчистило путь к легализации ИПВ.

Чего ожидать? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо учесть несколько факторов, которые уже оказывают, или же, могут оказать, большое влияние на социально-политические события в стране. Во-первых, многие военные формирования ИПВ до сих пор остаются нетронутыми и таким образом представляют серьёзную потенциальную военную угрозу политической стабильности в стране. Во-вторых, усугубляются проблемы правительства в отношении нескольких полевых командиров ИПВ, действующих в Гармской, Кафарниконской, Каратегинской и нескольких других южных областях страны и отказывающихся сложить оружие и не выполняющих указаний даже самого руководства ИПВ. В-третьих, происходит всё больше столкновений между самими этими полевыми командирами, что отражает растущие противоречия внутри ОТО и ИПВ. В-четвёртых, прошло определенное время после подписания соглашения о национальном примирении, а политические взгляды правительства и руководства ОТО и ИПВ на будущее таджикского государства (быть ему светским или исламским) продолжают оставаться непримиримыми. Взятые вместе эти факторы приводят к тому, что политическая обстановка в стране становится взрывоопасной. Её, конечно, можно несколько разрядить с помощью новых президентских и парламентских выборов, но примет ли ИПВ результаты этих выборов, если большинство в Меджлисе Оли, как ожидается, получат светские политические партии, в основном Народная демократическая партия, Коммунистическая партия и Демократическая партия? Если ИПВ действительно займёт такую позицию, то это наверняка углубит уже серьёзный политический кризис в стране.

В обозреваемом докладе содержатся многочисленные рекомендации политического и социального характера, выполнение которых, по мнению Саодат Олимовой, будет способствовать делу национального примирения и смягчит опасность исламского радикализма. Среди них – необходимость проведения политических реформ, касающихся как конституции, так и выборов, интегрирования оппозиционных политических партий и движений в политическую жизнь Таджикистана, разработка принципов гражданского общества в стране и т.д.

Несомненно, реализация этих рекомендаций важна, но без достижения социально-экономической стабилизации в стране и устойчивого экономического роста все эти шаги будут недостаточными и даже приведут к обратным результатам, поскольку они лишь усилят политическую роль ислама, и в особенности радикального ислама, в уже глубоко разделённом обществе.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL