Основные направления внешнеполитического курса Азербайджанской Республики на современном этапе

Элхан Полухов


Элхан Полухов, кандидат исторических наук, преподаватель частного Западного университета в Баку, сотрудник  бакинского представительства ISAR


Географическое положение Азербайджана диктует его руководству особую тактику поведения в построении государственной внешнеполитической концепции. Как известно, у России есть собственные "особые" интересы в Закавказском регионе, которые не всегда совпадают с интересами Азербайджана, и это не позволяет надеяться на скорейшую нормализацию отношений между двумя странами. Видимо, исходя из этого, президент Гейдар Алиев избрал тактику постепенного восстановления отношений в форме партнерства. В последнее время наблюдается заметная активизация взаимодействия с Россией на всех политических уровнях. Линия российского руководства по отношению к Азербайджану - экономическое внедрение и политическое давление путем манипулирования такими факторами, как карабахский конфликт, неопределенность статуса Каспийского моря и некоторые другие.

По мнению азербайджанского ученого Насиба Насибзаде, геополитическое положение республики привлекает внимание России по нескольким причинам: 1) установив контроль над Азербайджаном, Россия сможет распространять свое влияние на Ближний и Средний Восток; кроме того, это даст ей возможность использовать территорию Азербайджана как военный плацдарм для стратегической авиации; 2) богатые залежи природных ископаемых являются объектом экономического интереса России, освоение их устранит необходимость привозить дорогостоящее сырье из-за границы; 3) включив Азербайджан в сферу своего влияния, северный сосед раскалывает тюркский мир, уменьшает влияние Турецкой Республики (а посредством ее и США) на Центральную Азию, Северный Кавказ и приволжские регионы; 4) контроль над Азербайджаном позволяет уменьшить влияние Ирана на бывшие советские мусульманские республики; 5) создание единого политико-экономического пространства и включение в него Азербайджана, по мнению российских политиков, является необходимым условием “безопасности русскоязычного населения”. Кроме того, включив Азербайджан в орбиту своего влияния, Россия тем самым закроет большую брешь в своих южных границах, а также получит возможность прямого общения с Ираном.

Нужно отметить, что, не сумев проконтролировать развитие политической ситуации в республике на начальном этапе, Россия сконцентрировала свои усилия на силовом давлении, выразившемся в эскалации карабахской войны и ряде переворотов. Однако даже поражение в войне и потеря более 20% территорий не заставили ни одного из политических руководителей республики полностью принять московскую политику. Москве не удалось добиться военного присутствия в Азербайджане. Со временем Россия осознала неудачу своей политики на Кавказе. Подтверждением этому является то, что 3 июня 1996 г. в Кисловодске президенты Б. Ельцин, Г. Алиев, Э. Шеварднадзе, А. Тер-Петросян и руководители Северокавказских республик, краев и областей предприняли попытку выработать общую стратегию в Кавказском регионе. Тогда же был выдвинут тезис об особых отношениях между Россией и государствами Закавказья. Как заявил на встрече Б.Н. Ельцин, Россия и Кавказ - это зоны естественных взаимных интересов. Из этого следует, что великая держава приходит к осознанию факта наличия новых независимых республик с, чьими интересами тоже надо считаться, даже если они противоречат российским.

Однако силовой метод полностью не исключен из арсеналов российского МИДа. События в Грузии наводят на мысль о том, что Э. Шеварднадзе пытается последовать примеру Баку и строить свои взаимоотношения с Россией на экономической основе, исключая какое-либо военное сотрудничество. Видимо, формой давления Москвы явились начавшиеся стычки на грузино-абхазской границе. Вероятно, не без участия российской стороны произошла бескровная смена власти в Армении весной 1998 года. Отказ армянского президента более активно участвовать во вновь создаваемом белорусско-российском союзе, попытка оказания давления на карабахских армян для смягчения их позиций в переговорном процессе, желание проводить более независимую от России внешнюю политику не могли не вызвать недовольства в Москве и смена Тер-Петросяна карабахцем Кочаряном может рассматриваться как вполне желательный для Москвы исход.

Такое жесткое вмешательство российских политиков в дела Армении и Грузии, видимо, обосновано желанием видеть в их лице союзников в этом регионе. По мнению консультанта помощника Президента РФ по национальной безопасности Сергея Кортунова, “важнейшим, пока далеко не задействованным потенциалом внешней политики России являются ее отношения с ближайшими соседями- Украиной, Белоруссией и Казахстаном, а также с другими республиками бывшего СССР, прежде всего с Грузией и Арменией”. По его же мнению: “Интересы- политические, военные и экономические - России, Армении и Грузии в регионе совпадают. Нынешнему руководству этих стран ясно, что без помощи России им не удастся ни сохранить территориальную целостность, ни утвердиться в качестве сколь-нибудь влиятельной страны в регионе, ни решить проблемы экономики, поскольку Россия предоставляет им энергоносители, большинство видов сырья и товары первой необходимости”.

Следует отметить, что руководство Азербайджана пытается найти союзников на стороне, а не среди своих соседей. Однако многие аналитики сходятся во мнении, что без учета российских интересов стране не удастся достичь каких-либо зримых результатов, и даже заручившись поддержкой крупных мировых держав, невозможно разрешить весь тот спектр проблем и вопросов, которые связаны с Россией. Мысль о том, что "Азербайджан никогда не будет ориентироваться на Россию (а только на Турцию и Запад)", имеет под собой реальную почву и устранение ее причин зависит от Москвы. В России есть здоровые силы, готовые строить взаимоотношения с Азербайджаном на взаимовыгодной основе. Так, депутат российской Госдумы Аман Тулеев в одном из своих выступлений заявил: ”Я считаю, что политика по отношению к Азербайджану является неправильной и недальновидной...Мы сами изолировали республику". Другим блоком российской политической и интеллектуальной элиты, ратующим за улучшение отношений с Азербайджаном, являются экономисты. По мнению российского эксперта Я. Паппэ, “нефтяники не поддерживают попытки давления России на южных соседей, в частности, объявление бывших исламских республик СССР зоной особых интересов России. Не поддерживают потому, что не верят в их эффективность. Им важно иметь возможность экспансии сейчас, пока еще не все поделено. Поэтому нефтяники выступают за максимально уважительное отношение к государственным амбициям стран ближнего зарубежья, рассчитывая одновременно на максимальное использование старых советских технологических, человеческих и прочих связей”.

Потенциальным союзником Азербайджана во многих его начинаниях можно считать Турцию, которая и после смены лояльного к Анкаре Эльчибея не перестала поддерживать молодую республику. Анкара изначально заняла должное место во внешнеполитической стратегии Азербайджана. Ее географическое положение обуславливало большую близость контактов именно с Баку, а не с республиками Центральной Азии. Посредством Турции многие страны хотели прорваться в Европу, интегрироваться с западными государствами. Такие же надежды с Турцией связывает и Азербайджан, считая ее готовой прийти на помощь в решении многих проблем, как политического, так и экономического плана. Г. Алиев не раз заявлял о важности отношений между двумястранами. Азербайджан и Турцию объединяет не только единство культуры, истории, религии и языка, но и общие заботы по совместному противостоянию внешнеполитическим нападкам Армении. Ежегодные демарши армянской диаспоры в США, Франции и некоторых других странах по поводу признания геноцидом действий младотурецких властей 1915 г. доставляют немало неприятных моментов турецкой дипломатии на мировой арене. Турция закрыла свои границы с Арменией 3 апреля 1993 года, мотивировав это нарастающей агрессией соседней страны против дружеского Азербайджана. Анкара заявляет в официальных кругах, что граница между двумя странами не будет открыта до тех пор, пока армянские войска не будут выведены из Нагорного Карабаха и сопредельных оккупированных территорий. Тем самым Турция зарабатывает дивиденды перед официальным Баку, который выделил достойное место турецким фирмам в каспийских нефтяных проектах, создал условия для беспрепятственного проникновения турецкого капитала в экономику страны.

Руководство республики полностью поддерживает идею прокладки основного нефтепровода к порту Джейхан. В ответ турецкая сторона неоднократно заявляла о поддержке Азербайджана в карабахском конфликте. Существуют предположения о неофициальных поставках оружия в республику через турецких посредников. Не секрет, что с приходом к власти Г. Алиева увеличилась экономическая помощь республике со стороны Анкары. Сотни азербайджанских офицеров проходят обучение в турецких военных вузах, сама система Национальной Армии перестраивается на турецкий лад, соответственно структурируясь по типу войск НАТО. Идя на эти шаги, турецкая сторона прекрасно осознает выгоды близких контактов с Азербайджаном. Речь идет не только об экономических выгодах. Азербайджан расположен посредине тюркского мира и его потеря означает разрыв связей с тюркоязычными народами России и Центральной Азией.

Тем не менее, нельзя сказать, что кто-либо в Азербайджане строит иллюзорные планы в отношении Турции. Идеи “тюркизма”, столь популярные в республике в недавнем прошлом, уступили место осознанию приоритетности государственных интересов. Недавняя сделка между Россией и Турцией о строительстве нового газопровода может заставить официальную Анкару несколько изменить свой подход к миротворческим усилиям России в Азербайджане. К тому же роль Турции как проводника интересов США в республике несколько уменьшилась в результате активной дипломатии Г. Алиева, направленной на установление прямых контактов с Америкой. Подтверждением этого может служить все более увеличивающийся объем американских капиталовложений в Азербайджан, наличие большого числа американских фирм, работающих на местном рынке и многое другое. В связи с этим Турции, очевидно, придется несколько пересмотреть свою традиционную роль союзника и проводника интересов тюркоязычных народов в мире. Ее активность должна проявиться в ходе переговорного процесса между конфликтующими сторонами, поддержке независимого Азербайджана перед лицом мирового сообщества, помощи в превращении республики из сырьевой базы в страну, производящую конкурентоспособную продукцию, увеличении научной, технической и финансовой помощи. Но как бы то ни было, в ближайшие 5-10 лет Турция будет самым верным союзником Азербайджана на мировой арене.

С сожалением приходится отмечать, что отношение республики с соседним Ираном развиваются не столь успешно, как хотелось бы. Попытки Г. Алиева найти взаимные точки соприкосновения между двумя странами имеют переменный успех. Несмотря на наличие в Иране многочисленного азербайджанского населения, положительное воздействие этого фактора на взаимоотношения двух стран практически не ощущается. Хотя иранские азербайджанцы занимают прочные позиции среди духовенства и бизнесструктур, то есть, имеют реальные шансы воздействовать на политику своей страны, они, по мнению американского ученого Грахама Фуллер, проявляют небольшой интерес к объединению некогда разрозненных частей Азербайджана. Свое национальное самовыражение они видят лишь в культурной и духовной областях. Кроме того, Иран выступает сторонницей России в деле непризнания юридической правомочности Азербайджана проводить исследования и осуществлять добычу нефти в прилегающей к ее берегам зоне Каспийского моря. Заявления подобного характера не раз звучали из уст официальных лиц Тегерана. Этот вопрос даже был поднят иранской стороной на уровне ООН, однако не получил должного резонанса, видимо, под воздействием других стран, вовлеченных в каспийские нефтепроекты. В недавно вскрытых фактах о поставках оружия из России в Армению есть сведения о том, что их перевозка осуществлялась по иранской территории с ведома местных властей. Это говорит как о возможном наличии “антиазербайджанского” альянса Иран-Россия-Армения, так и о намерениях ИРИ всячески содействовать ослаблению Азербайджана и срыву его прозападного курса. Кроме того, 1997 год ознаменовался политическим скандалом, разразившимся из-за попыток иранских спецслужб установить шпионскую сеть на территории Азербайджана посредством Исламской партии Азербайджана. Дело закончилось арестом нескольких членов партии, однако оно не было сильно афишировано, дабы не усугублять и без того обостренные отношения между двумя странами.

Наряду с негативными явлениями в ирано-азербайджанских отношениях существуют и положительные моменты, связанные с возросшим объемом торговли между двумя странами. Иран уже долгие годы лидирует во внешнеторговом обороте Азербайджана, снабжая страну как продуктами питания, так и предметами первой необходимости. Иранской стороной был построен палаточный городок для 100 тысяч беженцев из прилегающих к Карабаху районов. Азербайджан в свою очередь оказался в числе первых стран, предоставивших помощь жертвам землетрясения на северо-востоке Ирана в 1995 году. Иранская государственная нефтяная компания была привлечена к участию в одном из контрактов, куда не были допущены американские фирмы. С Ираном Азербайджан связывает общность истории, культуры и религии. Связи между двумя народами, несмотря на возникающие межправительственные разногласия, продолжают развиваться.

Рассматривая характер поведения иранской стороны в отношении к своему ближайшему соседу, можно прийти к мысли, что иранское руководство не заинтересовано в успешном развитии и укреплении Азербайджана, так как оно видит в этом опасность для единства своего многонационального государства. Исламская Республика Иран как сильно идеологизированное государство не может допустить развития по соседству светского государства, чье население однородно с большей частью населения Ирана. Неизбежные контакты между иранскими азербайджанцами и населением Азербайджана в результате могут привести к усилению национально-освободительного движения в южной части Ирана, что угрожает крахом всего государства. Но в то же время Иран не заинтересован в нищем, сотрясаемом катаклизмами Азербайджане, ибо конфликты вдоль северных границ могут привести к дестабилизации положения в самом Иране. Тегеран ясно увидел эту перспективу в период армяно-азербайджанских боев вдоль иранской границы, когда десятки тысяч беженцев- азербайджанцев хлынули на другой берег Аракса и это чуть не привело к вовлечению иранской стороны в вооруженный конфликт.

Азербайджан в своих взаимоотношениях с южным соседом исходит из некоторых факторов. Через Иран пролегает кратчайшая сухопутная дорога на Ближний Восток и к Персидскому заливу с выходом на рынки Дальнего Востока, Китая, Индии. Кроме того, через его территорию проходит единственная функционирующая дорога в блокированный Арменией Нахичевань и от взаимоотношений двух стран зависит то, насколько благополучно будет положение этой автономной республики. Иран также является крупнымэкономическим партнером и его экспорт играет значительную роль в жизни Азербайджана. В Баку учитывают позицию иранской стороны в вопросе определения статуса Каспийского моря. Немаловажным фактором является влияние Ирана в такой организации, как ОИК. Так, на последней встрече представителей ОИК, прошедшей в Тегеране, иранская сторона выступила с резкой критикой азербайджано-израильского сближения, что отразилось на положении республики в этой организации. Исходя из этого, Азербайджан сегодня добивается мирного идеологического сосуществования с Ираном. Официальный Баку заинтересован в том, чтобы республика занимала большой удельный вес во внешней политике Ирана, в системе его региональных приоритетов. В Азербайджане считают, что сближение с Ираном может содействовать усилению континентальных позиций страны, причем как в сторону Центральной Азии на востоке и Турции на западе, так и в сторону России на севере. Вполне возможно, что в дальнейшем Азербайджан войдет в континентальную ось Москва - Тегеран в качестве важного промежуточного звена. Устойчивые отношения между Азербайджаном и Ираном отвечают экономическим интересам Украины и Белоруссии, заинтересованных в иранских энергоносителях. Но Азербайджан вместе с тем не может позволить себе и активного сближения с южным соседом, опасаясь давления США. Поэтому должен применяться метод гармоничного сосуществования двух стран, с использованием обширного арсенала компромиссов и обоюдных уступок во взаимоотношениях.

США занимают все более весомое место во внешней политике Азербайджана. 907 поправка к “Закону о защите свободы”, принятая Конгрессом США в 1992 году, ограничивает возможности развития двухсторонних отношений. По мнению заведующего отделом Президентского аппарата Азербайджана Али Гасанова, в своей внешней политике США выделяют четыре группы стран:

  • страны и регионы, проводящие враждебную по отношению к интересам США политику;

  • страны, не влияющие на интересы США;

  • страны, входящие в сферу интересов США;

  • страны, непосредственно находящиеся в сфере интересов США.

С его точки зрения, если до Гейдара Алиева Азербайджан находился среди первой группы стран, то после его прихода к власти республика перешла в разряд стран, находящихся в третьей группе. Однако нельзя так однозначно оценивать азербайджано-американские отношения в данной области. Если указанные страны весьма активно сотрудничают в экономической области, то проблема карабахского конфликта, видимо, не является приоритетной для администрации Клинтона. На фоне участия Соединенных Штатов в разрешении югославского кризиса, а так же на фоне давления, оказываемого Вашингтоном на Израиль с целью способствовать продвижению арабо-израильского диалога, пассивность американского представителя в Минской группе не может не вызвать недовольства Баку. Когда президент Азербайджана совершил свой первый официальный визит в США в августе 1997 года, появилась надежда на то, что администрация Клинтона выполнит свое обещание отменить 907 поправку и помочь в разрешении затянувшегося карабахского конфликта. Однако на деле реальным результатом стало лишь подписание очередного нефтяного контракта.

Можно предположить негласную договоренность американцев с российской стороной, которая предполагает невмешательство США в политическую жизнь региона в обмен на беспрепятственное экономическое внедрение. Следует отметить, что республика является местом работы многих сотен американцев и станет таковой для нескольких тысяч с началом транспортировки основной нефти. Имея прочные позиции в Прибалтике, США могли бы обрести друга в лице Азербайджана и союзника на южных подступах к России и к северу от Ирана. Однако столь заманчивая перспектива не воплощается в жизнь вашингтонскими политиками. Налицо проармянская позиция Конгресса США, который своими неоднозначными действиями усугубляет и без того сложные отношения между двумя странами.

США увязывают ограничение помощи республике с продолжающейся блокадой Армении. Такая оценка событий вызывает недоумение, так как 20% территории Азербайджана оккупировано Арменией. Более того, она расценивается в Баку как свидетельство отсутствия у США готовности к взвешенному военно-политическому и дипломатическому участию в урегулировании карабахского конфликта. И это происходит на фоне сближения Армении и России. Кроме того, у Армении сложились теснейшие связи с Ираном. По признанию бывшего армянского президента Левона Тер-Петросяна, иранская помощь имеет огромное значение для Армении. На сегодня Армения получила около 600 миллионов долларов американской помощи. Азербайджану, где живут около миллиона беженцев, было выделено всего 100 миллионов долларов. Это вопиющая несправедливость. Американцы оказывают столь активную помощь государству, оккупировавшему территорию соседней страны и продолжающему предъявлять к ней территориальные претензии. В сентябре 1997 года палата представителей Конгресса США утвердила закон о зарубежных ассигнованиях на 1998 финансовый год, в котором сохранялись санкции, предусмотренные 907 поправкой, а также подразумевалось выделение помощи гражданским лицам в конфликтных зонах Закавказья, включая Нагорный Карабах. В виде ежегодной помощи Армении предполагалось выдавать 95 миллионов долларов. Складывается впечатление, что США пытаются закрепиться в Азербайджане с сохранением уже существующего положения, тем самым не вызывая возмущения армянской диаспоры и в тоже время получая барыши из нефтяных богатств Каспия.

В погоне за обретением благосклонности США Гейдар Алиев не упускает из виду и европейские страны. Его многочисленные поездки по странам европейского континента наглядное тому подтверждение. Прекрасно осознавая, что может ожидать Азербайджан в случае его фиаско в отношениях с США, глава республики видит альтернативу лишь в сообществе европейских стран. Процесс интеграции Западной Европы в единое экономическое и политическое пространство, наводит на мысль о возникновении нового мирового полюса силы, способного, опираясь на собственные потенциалы, решать возникающие на его территории проблемы. Тесное взаимодействие с европейскими странами - наилучший выход из сложившегося положения. Для этого есть несколько объективных предпосылок. Азербайджан находится намного ближе к Европе географически и исторически, чем к США. На европейском континенте нет сильной армянской диаспоры и это позволяет надеяться на более объективный подход европейских стран и организаций к решению карабахской проблемы. Кроме того, СЕ, ЕС, ОБСЕ все больше и больше берут на себя миротворческую роль в европейских конфликтах, оттеняя на второй план США. Это позволяет надеяться на действенное вмешательство этих организации в карабахский конфликт и достижение реальных результатов. К тому же конфликты на европейском континенте напрямую воздействуют на развитые страны данного региона, и в отличие от США эти последние наиболее заинтересованы в ликвидации еще одного очага напряженности. К тому же достигнутая стабильность позволит им более глубже и эффективнее внедриться в экономику страны. Ярким свидетельством этому может служить вовлеченность итальянских, норвежских, французских, английских и многих других нефтяных фирм в разработку природных ресурсов Азербайджана.

Страны Дальнего Востока также вкладывают инвестиции в экономику Азербайджана. Японские нефтяники участвуют в разработке нефти в республике. Китайские строители возводят здания в Баку и не далек тот день, когда они будут вовлечены и в другие проекты. Все это стало возможным в результате посещения азербайджанским президентом в 1994 г. Китая и в 1998 г. Японии. Обе страны выделили большие кредиты на развитие экономики страны.

Укрепляются и связи со странами СНГ. Азербайджан имеет дружественные отношения с Грузией. Эдуарда Шеварднадзе и Гейдара Алиева сегодня связывают не только партийное прошлое и личная дружба, но и политико-экономическое сотрудничество двух стран. Оба президента совершают частые визиты друг к другу. Не без участия Г. Алиева было принято решение о транспортировке части ранней нефти по территории Грузии к Черному морю. Вполне вероятно, что основной трубопровод тоже пройдет через Грузию в Турцию, что принесет немалую прибыль обеим странам. Сегодня Грузия нуждается в Азербайджане так же, как и Азербайджан в ней. Данные республики составляют звено, которое связывает все Закавказье, и это позволяет им стать одними из участников проекта “Великого шелкового пути", призванного связать Азию и Европу. Организацию и финансирование программы взял на себя Евросоюз. Реализация TRACECA позволит доставлять грузы из одного конца континента в другой в два раза быстрее и на 30% дешевле. Параллельно с этим разрабатывается программа ГУУАМ, в которой участвуют Азербайджан, Грузия, Украина, Узбекистан и Молдова. Она фактически дублирует идею “Шелкового пути” на региональном уровне. Осуществление этой программы облегчить снабжение Украины и Молдовы дешевыми энергоресурсами из Азии. К тому же Азербайджану выгодно иметь богатых и сильных соседей, ибо усиление каждой из них создает возможность для совместного противостояния российскому влиянию на территории СНГ.

С Центральноазиатскими республиками у Азербайджана складываются неоднозначные отношения. Азербайджан достиг полного взаимопонимания в отношениях с Казахстаном, но у него возникли расхождения интересов с Туркменией, предъявляющей претензии к нефтяным полям, расположенным на границе азербайджанских и туркменских секторов Каспийского моря. Так, по причине возникшего спора была приостановлена реализация подписанного в Москве контракта на разработку месторождения “Кяпяз”. Серьезность ситуации заключается в том, что очередной контракт был подписан в период визита азербайджанского президента в столицу России и был одобрен Борисом Ельциным. Туркменский МИД выступил с нотой протеста по поводу действий Москвы и Баку на месторождении, принадлежащей третьей стороне. В ответ на это российская сторона отложила реализацию соглашения до прояснения отношений между двумя республиками. Кроме того, Туркмения претендует на “Чираг” и другие разрабатываемые Азербайджаном морские месторождения. Переговоры по данному вопросу между внешнеполитическими ведомствами Азербайджана и Туркмении начались и уже идут. Сближение произошло в вопросе секторального деления акватории Каспийского моря. Туркменская сторона поддержала требования Азербайджана и Казахстана провести раздел по принципу “срединной линии”. К тому же начались переговоры по строительству трубопровода по дну Каспия, посредством которого нефть из Центральной Азии потечет в Европу. В данном проекте принимают участие Азербайджан, Казахстан и Туркмения. Сближение позиций Центральноазиатских стран и Азербайджана происходит и на основе принадлежности их к тюркскому миру, этот процесс при должном внимании глав государств может привести к положительным результатам и возникновению нового геополитического полюса силы в данном регионе.

Взаимоотношения Азербайджана с Арменией складываются только лишь в контексте карабахской проблемы. Сегодня Армения не свободна в своих действиях по отношению к Азербайджану и ей приходится исходить из интересов России и армянского лобби в США. Тем не менее, связи межу странами медленно налаживаются. Если до конца 1996 года все встречи между представителями обеих народов проходили на территории сопредельных стран, то сейчас уже есть факты посещения Баку и Еревана делегаций различных уровней из обеих республик. Но это не может привести к глобальному потеплению в отношениях двух стран. Это станет возможным только лишь с решением карабахского вопроса путем выработки взаимоприемлемых решений.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL