Парламентские выборы в Грузии

Ия Антадзе

Политические процессы

Десятилетний постсоветский период в Грузии сопровождался жертвами, разрухой и территориальными потерями. Травмированное население до сего дня с нигилизмом относится к власти и плохо осознает собственную ответственность в управлении страной. Избиратели в Грузии в основном отличаются наивностью и их выбор зачастую основан на несущественных факторах: харизме лидеров, случайных впечатлениях, слепых импульсах.

31 октября 1999 года в Грузии пройдут выборы в парламент. Предыдущие выборы проводились соответственно 28 октября 1990 года, 11 октября 1992 года и 5 ноября 1995 года.

Выборы 1990 года проводились по смешанной пропорционально-мажоритарной системе. Тогда 125 мандатов распределялось между списками теми партиями, которые набрали более четырех процентов голосов избирателей. По мажоритарным округам был избран 121 депутат.

В 1990 году барьер преодолели два политических субъекта: Блок “круглый стол” и Коммунистическая партия Грузии.

Выборы 1992 года проводились по очень сложному избирательному закону, который максимально способствовал прохождению в парламент слабых, малочисленных партий. Тогда в парламенте оказалось 26 партий и блоков.

В 1995 году был установлен пятипроцентный барьер и, хотя за места в парламент вели борьбу 54 партий и избирательных объединений, барьер преодолели только трое из них: Союз граждан Грузии, Национально-демократическая партия Грузии и Союз возрождения Грузии. Тогда в парламент было избрано 150 депутатов по партийным спискам и 85 депутатов из одномандатных избирательных округов.

В 1999 году избирательный барьер был увеличен до семи процентов. Согласно последним данным Центральной избирательной комиссии, предвыборную регистрацию прошли 50 политических субъектов – 37 партий и 13 блоков.

Правила выборов изменялись перед каждыми последующими выборами. И это не случайно. Грузия только сейчас формируется как независимое и полноценное государство. Изменение “правил игры” связано с серьезным и осмысленным политическим процессом.

Дело в том, что первые многопартийные выборы 1990 года окончились крахом правящей партии. Спустя 10 месяцев после выборов в блоке “Круглый стол” произошел раскол: от президента Звиада Гамсахурдиа отступилась национальная гвардия. Против власти Гамсахурдиа объединилась значительная часть национального движения и либеральной интеллигенции. В декабре-январе 1991-1992 гг. противостояние перешло в двухнедельное военное столкновение. Конфликт, жертвами которого стали более 100 человек, закончился изгнанием Звиада Гамсахурдиа. Победившая оппозиция назвала эти события народным восстанием.

6 марта 1992 года Эдуард Шеварднадзе вернулся в Грузию. Для парламентских выборов 11 октября 1992 года специально была подобрана такая избирательная система, которая способствовала попаданию в парламент всех тех политических сил, которые получили хоть какую-то поддержку населения. Главным назначением послегамсахурдиевского парламента было восстановление нарушенной легитимности власти. Поэтому грузинская политическая элита, являющаяся автором общего законодательства и в том числе избирательного закона, собрала в парламенте все политические силы. Для больших и маленьких политических партий парламентская трибуна стала одинаково доступна. Но в подобном парламенте плодотворность работы обычно низка. Население Грузии долго будет помнить парламент созыва 1992 года, в котором политики спорили до изнурения и с трудом принимали решения по любым вопросам.

Однако надо отметить, что парламент превзошел все ожидания и принятием Конституции (24 августа 1995 года) успешно завершил свою деятельность. Это был максимум как с точки зрения легитимизации, так и консенсуса.

После принятия Конституции начался новый этап в жизни страны, когда политическая элита посчитала важнейшей задачей для парламента 1995 года плодотворную законотворческую деятельность. Действительно, необходимо было привести в соответствие с новой конституцией все законодательство, поскольку сохранившееся со времен Советского Союза законодательное поле требовало существенных изменений.

К выборам 1995 года Конституцией уже был установлен 5%-й избирательный барьер. Высокий барьер оставил большую часть политического спектра вне стен парламента. Зато победившая на выборах партия Шеварднадзе – Союз граждан Грузии - создала прочное парламентское большинство, что облегчило парламенту принятие решений. В прежнем парламенте удалось принять до 150-и законов, а парламент созыва 1995 года принял более 650-и законов. Это был деловой парламент, но из-за того что в нем было представлено всего 3 партии, у многих людей создалось впечатление, что данный парламент избран не ими. Несмотря на это, политическая элита решила поднять барьер с 5% до 7%. Но для этого необходимо было изменить конституцию. Инициатор увеличения барьера, Национально-демократическая партия представила в парламент 200 тыс. подписей под требованием увеличения барьера. После этого парламенту ничего не оставалось, как поставить на голосование первые конституционные изменения. Для положительного решения вопроса необходима была поддержка 157-и членов парламента. Сама фракция “Национально-демократическая партия” состоит всего из 12-и членов. Но голосование завершилось успешно.

Избирательные технологии

В 1995 году на выборы не пришло около 32% избирателей, то есть каждый третий избиратель не высказал своей позиции. Невольно эта часть общества подтвердила политический выбор остальных 68 процентов. Из участвовавших в выборах лишь 38% проголосовали за 3 партии, прошедшие в парламент. Остальные 62% голосов распределились между 50 партиями, которые не преодолели избирательный барьер. Согласно закону, эти голоса прибавились к победившим партиям.

Окончательно выяснилось, что из 100 обладателей права голоса 16 проголосовали за Союз граждан, 6 за Национально-демократическую партию и 4 за Союз возрождения, 42 за проигравшие партии, а 32 - остались дома.

То есть в прошедших выборах 42 из каждых 100 избирателей попались на пропагандисткою удочку той или иной партии, сулящей своим избирателям золотые горы. А эти партии не смогли преодолеть 5 процентного барьера.

Увеличение барьера до 7% создает опасность потери еще большего числа голосов, так как возрастет число партий, не преодолевших высокого барьера.

С другой стороны, не исключено, что, наоборот, высокий барьер будет способствовать консолидации избирателей вокруг сильных партий. Из-за страха, что их голоса не будут учтены, возможно, избиратели перенесут акцент на более или менее отвечающую их политическому вкусу влиятельную политическую силу, имеющую шанс попасть в парламент. Соответственно высокий барьер уменьшает вероятность совершения ошибки во время голосования. Но при этом избиратель, если он действительно хочет, чтобы его интересы были отражены в парламенте, при выборе партии или блока обязательно должен обратить внимание на то, насколько реальны шансы избранной им партии попасть в парламент.

Помочь избирателям в правильном выборе должны результаты предварительных социологических опросов, которые должны указать избирателям, стоит ли делать акцент на том или ином избирательном объединении. Но в Грузии пока никто не заинтересован в проведении объективных социологических опросов и население лишено этой важной информации. Опросы проводятся, но их результаты взаимоисключающие: если в одном случае Национально-демократическая партия показывает рейтинг 9%, то в другом случае лишь 3,5%. Зачастую результат зависит от того, кому симпатизирует или чье финансовое влияние испытывает автор конкретного исследования.

Это положение, когда население не информирован о том, какой шанс попасть в парламент имеет то или иное политическое объединение, побуждает избирателей сделать выбор в пользу той партии, шансы которой не вызывают сомнения. В Грузии таких партий только две - Союз граждан и Союз возрождения, находящиеся в резком противостоянии к друг другу.

Общая картина избирательного политического спектра

Из прошедших предвыборную регистрацию 37 партий лишь две имеют реальную перспективу преодолеть избирательный барьер и попасть в парламент. Из 13 блоков 6 имеют такой шанс.

Остальные 42 субъекта фактически находятся в безнадежном положении. Надо думать, что в предстоящих выборах в отличие от предыдущих у аутсайдеров будет гораздо меньше сторонников.

Следующие политические субъекты имеют более или менее реальный шанс попасть в парламент:

  1. Союз граждан Грузии.
  2. Блок “Возрождение Грузии ”.
  3. Блок “Национально-демократический альянс – третий путь”.
  4. Лейбористская (трудовая) партия Грузии.
  5. Блок “Промышленность спасет Грузию”.
  6. Блок “Народная партия – Дидгори”.
  7. Блок “Круглый стол – свободная Грузия”.
  8. Блок “Возрожденные коммунисты – народные патриоты”.

Некоторые из этих восьми субъектов имеют своих представителей в парламенте, а некоторые остались вне парламенте на предыдущих выборах или были созданы недавно. Например, Союз граждан Грузии - победившая на выборах партия, представители которой составляют парламентское большинство (118 мандатов), имеет фракцию численностью 108 членов.

Блок “Возрождение Грузии” состоит из 6-и субъектов, двое из которых - Союз возрождения Грузии и Социалистическая партия - представлены в парламенте фракциями. Союз возрождения Грузии был в числе тех трех партий, которые преодолели 5%-й барьер. Сначала фракция насчитывала 31 член, но впоследствии от нее откололась группа и ныне в ней 26 членов. Социалистическая партия в парламенте представлена созданной депутатами-мажоритариями фракцией из 10-и членов. Эти две фракции не поддержали увеличения избирательного барьера.

Блок “Национально-демократический альянс – третий путь” состоит из трех субъектов. Из них парламентскую фракцию имеет лишь Национально-демократическая партия, которая не только преодолела 5% барьер, но и заняла после Союза граждан второе место, получив 37 мандатов. После происшедшего в партии раскола, в парламенте образовалось две фракции: собственно фракция “Национально-демократическая партия”, в которой теперь 12 членов, и фракция “Сахалхо” – состоящая из 26 членов. Фракция “Национально-демократическая партия” была инициатором увеличения избирательного барьера и, естественно, проголосовала за изменение Конституции.

Лейбористская (трудовая) партия Грузии после прошедших выборов была создана группой депутатов-мажоритариев. Сейчас эта партия представлена в парламенте фракцией из десяти членов. Фракция поддержала предложение об изменении Конституции.

Блок “Промышленность спасет Грузию” состоит из пяти субъектов, но они не имеют фракций в парламенте, хотя лидеры двух субъектов являются членами парламента.

Блок “Народная партия – Дидгори” - двухсубъектный. Из них партия “Сахалхо” представлена в парламенте 23 членами. Эта партия, как и ее фракция, возникла в результате раскола, произошедшего после выборов в Национал-демократической партии. Один из заместителей председателя парламента член этой фракции. Данная фракция голосовала против увеличения избирательного барьера.

Блок “Круглый стол – свободная Грузия” состоит из шести субъектов, не имеющих фракций в парламенте. Лидер одной из партий является членом парламента. Данный блок поддерживал увеличение барьера и параллельно с Национально-демократической партией собрал 200 тыс. подписей в поддержку изменения Конституции.

Блок “Возрожденные коммунисты – народные патриоты” состоит из двух субъектов. Но у них нет фракций в парламенте, хотя имеют там своих представителей.

Избирательная драматургия

Для создания более полной картины предвыборного спектра необходимо показать отношение перечисленных выше блоков к власти.

Союз граждан Грузии - правящая партия. Ее председатель Эдуард Шеварднадзе - президент Грузии.

Блок “Возрождение Грузии”, находящаяся в резком противостоянии к Союзу граждан, также правящая партия. Ее лидер Аслан Абашидзе - председатель Верховного Совета Аджарской Автономной Республики.

Блок “Национально-демократический альянс – третий путь” является оппозиционной к власти политической силой, хотя ее лидер Ирина Саришвили- Чантурия заявляет, что согласна с внешнеполитическим курсом Эдуарда Шеварднадзе и оппозиционна его внутренней политике.

Лейбористская (трудовая) партия Грузии является оппозиционной как к президенту, так и власти.

Блок “Промышленность спасет Грузию” не столь резко критикует "Союз граждан" и поддерживает президента.

Блок “Народная партия – Дидгори” в резкой оппозиции как к президенту, так и к его партии. Его лидер Мамука Гиоргадзе является автором самых резких выступлений в парламенте.

Блок “Возрожденные коммунисты – народные патриоты” резко оппозиционен к "Союзу граждан", хотя у лидера блока Автандила Маргиани специфическое отношение к президенту, о чем более подробно поговорим ниже.

Главная предвыборная борьба разворачивается между "Союзом граждан" и "Союзом возрождения" или, если угодно, между Эдуардом Шеварднадзе и Асланом Абашидзе. Функция остальных субъектов интересна лишь в отношении этой канвы.

"Союз граждан" является победившей партией. Острейшее социальное положение в стране создает ей тяжелый фон перед выборами. Нарушена территориальная целостность Грузии, несколько месяцев не выдаются зарплаты и пенсии, значительная часть населения не имеет работу, коррупция приняла угрожающие масштабы, часть власти тесно интегрирована с мафиозными кланами.

Несмотря на это, "Союз граждан" и его председатель Эдуард Шеварднадзе главное предпочтение отдают стабильности в стране и ее интеграции в европейские структуры. В 1999 году Грузия стала членом Совета Европы и, возможно, в этом же году станет членом Всемирной торговой организации. Ориентация "Союза граждан" на Запад и западные ценности толкает население к определенному политическому выбору, который может обеспечить Грузии полноценное членство в европейских структурах и возможность пользоваться вытекающими отсюда благами.

Председатель "Союза возрождения" Аслан Абашидзе обещает попавшему в нелегкие социальные условия населению распространения аджарского рая на всю Грузию, что означает возрождение страны, своевременную выдачу пенсий и зарплат, спокойствие и т.д..

Прежде всего "Союз возрождения" предлагает населению социальный выбор - благосостояние в ближайшее время.

Противостояние "Союза граждан" и "Союза возрождения" делит политический спектр Грузии на тбилисскую и батумскую орбиты. Тбилиси - столица Грузии, а Батуми - Аджарской Автономной Республики.

Большинство вышеназванных политических субъектов заявляют о своей независимости от этих двух политических центров. Но все же стратегические интересы определяют место каждого субъекта по одну из сторон баррикад. В частности, на тбилисской орбите подразумеваются "Союз граждан Грузии", блок “Национально-демократический альянс – третий путь”, Лейбористская (трудовая) партия Грузии, блок “Промышленность спасет Грузию”, блок “Круглый стол – свободная Грузия”. На батумской орбите подразумеваются блок “Возрождение Грузии”, блок “Народная партия – Дидгори”, блок “Возрожденные коммунисты – народные патриоты”.

Блок “Возрожденные коммунисты – народные патриоты”

На выборах 1995 года коммунисты набрали 4,49% голосов. Это был один из самых высоких показателей. Однако блок в парламент не попал, так как не смог преодолеть 5%-й барьер.

После этого было создано народно-патриотическое движение, лидерами которого стали: генерал Пантелеймон Гиоргадзе – отец признанного в Грузии террористом №1 Игоря Гиоргадзе; Автандил Маргиани – назначенный предыдущим парламентом вице-премьером правительства, деятельность которого изучает нынешняя парламентская комиссия по борьбе с коррупцией; Вахтанг Гогуадзе – спикер парламента созыва 1992 года, бывший единомышленник и друг Эдуарда Шеварднадзе; Валерий Кварацхелия – журналист, один из активных инициаторов возвращения Шеварднадзе; Борис Какубава – лидер наиболее радикальной части беженцев из Абхазии, один из лидеров национального движения, активный борец с коммунистическим режимом.

Из вышеперечисленных лиц все, кроме Бориса Какубава, в недавнем прошлом были сторонниками Шеварднадзе, его соратниками и единомышленниками. Впоследствии их отношение к президенту подверглось полной коррекции и они оказались в резкой конфронтации с Шеварднадзе. Народные патриоты не скрывают, что у них тесная дружба с коммунистическими силами в России и являются сторонниками новой интеграции, создания нового союза с Россией и другими бывшими советскими республиками.

В последнее время Народно-патриотическое движение начало серьезную работу по общественной реабилитации Игоря Гиоргадзе. Правоохранительные органы Грузии называют бывшего министра госбезопасности главным организатором направленного против Шеварднадзе теракта 1995 года. До вынесения судом обвинительного приговора Гиоргадзе считается лишь подозреваемым, а не уголовным преступником. Поэтому народные патриоты смело занимались его реабилитацией и предрекали Игорю Гиоргадзе победу на будущих президентских выборах.

В дальнейшем правоохранительными органами страны был раскрыть факт подготовки террористического акта в конце мая 1999 года. Данный факт стал яблоком раздора в Народно-патриотическом движении, поскольку в его подготовке обвинялись некоторые лидеры этого движения.

Правоохранительные органы уверяют население, что под руководством Игоря Гиоргадзе планировался государственный переворот, что подразумевало ликвидацию президента, председателя парламента, силовых министров и насильственный захват власти. По утверждению правоохранительных органов, они располагают записями телефонных разговоров, согласно которым, лидеры Народно-патриотических сил принимали участие в подготовке государственного переворота. Сотрудники правоохранительных органов задержали Гуджара Курашвили, и нескольких бывших сотрудников Игоря Гиоргадзе, а с лидеров Народно-патриотического движения сняли лишь показания в министерстве госбезопасности. Но каких-либо материалов, доказывающих причастность лидеров народно-патриотических сил к подготовке переворота, не было опубликовано.

Вскоре после этого начался раскол между Пантелеймоном Гиоргадзе, с одной стороны, и трио Маргиани- Гогуадзе-Кварацхелия, с другой. Какубава не смог выбрать твердой позиции и не знает по какую сторону баррикады стоять.

Поводом для раскола послужило мнение Пантелеймона Гиоргадзе, что абхазы имеют право провести президентские и парламентские выборы, поскольку они давно уже ни о чем не спрашивают правительство Грузии, а правительство Грузии не предпринимает действенных шагов для решения абхазской проблемы.

Данное заявление Пантелеймона Гиоргадзе было воспринято его единомышленниками как оскорбление их национального достоинства и они быстро отмежевались от лидера коммунистов. Этот раскол был явно искусственным, так как народные патриоты, которые призывали чуть ли не к восстановлению Советского Союза, не смогли искренне возмутиться поддержкой сепаратистских выборов. Тем более что в тот же период лидер Абхазии Аслан Абашидзе проводил лояльную линию по отношению к абхазским выборам, на что никто не обратил внимания.

Большая часть общества и СМИ связывает произошедший в рядах движения раскол с материалами Министерства госбезопасности. Подозреваемые в соучастии в руководимом Игорем Гиоргадзе перевороте лица публично отказались от единомыслия с Пантелеймоном Гиоргадзе.

Между прочим, прошло всего несколько дней после этого, как в одной из газет (“Квирис палитра" №33) было опубликовано телефонное интервью с Игорем Гиоргадзе. Он всячески угрожал всем, кто создаст опасность его отцу. Здесь же Игорь Гиоргадзе обещал общественности, что обязательно примет участие в выборах. Это подтвердил и Пантелеймон Гиоргадзе, когда распространил информацию, что в список его избирательного блока Игорь Гиоргадзе будет внесен под первым номером.

Пантелеймон Гиоргадзе и его немногочисленные сторонники вновь заявляют, что они выдвигают Игоря Гиоргадзе кандидатом в президенты. Его оппоненты из лагеря народных патриотов к себе в лидеры призвали из Москвы внука Иосифа Сталина – Евгения Джугашвили. Группа грузинских сталинистов не признает Евгения Джугашвили внуком Иосифа Сталина и называет его самозванцем. Возможно, фигура Евгения Джугашвили принесет какую-то часть голосов народным патриотам, но реальным лидером он стать не сможет, поскольку грузинское властное пространство для него, как гражданина России, закрыто.

Оставшиеся без реального лидера коммунисты заявляют, что у них есть три кандидатуры в президенты, среди которых - Эдуард Шеварднадзе. Гораздо более интересно, кто остальные два кандидата: один из них, оказывается, живет в Грузии, другой за ее пределами.

Нынешний лидер Народно-патриотических сил Автандил Маргиани никогда не скупился на похвалы в адрес Эдуарда Шеварднадзе, а в последнее время энергично восхваляет одного из последних секретарей ЦК компартии Грузии Джумбера Патиашвили, который находится на батумской орбите и мыслится как кандидат в президенты Грузии от "Союза возрождения".

Последующее развитие событий принимает не совсем желательный для грузинских коммунистов оборот. На последней сессии парламента нынешнего созыва, высший законодательный орган Грузии, в соответствии с просьбой генерального прокурора, лишил депутатской неприкосновенности одного из лидеров народных патриотов Бориса Какубава. Дело как раз касалось его участия в подготовке несостоявшегося государственного переворота. Генеральная прокуратура назвала еще две депутатские фамилии – Вахтанга Гогуадзе (спикера предыдущего парламента) и Георгия Бичашвили, которые также встречались или имели телефонную связь с Игорем Гиоргадзе, но существующие в деле материалы пока не дают основания для снятия с них иммунитета.

Во время прошедших выборов “спаянные в единый кулак” коммунисты получили поддержку 95500 избирателей. Представляется, что на предстоящих выборах голоса сторонников коммунистов разделятся между двумя лагерями и навряд ли последние сумеют преодолеть 7%-ый барьер.

Несмотря на это, грузинских коммунистов мы не сможем назвать оставшимися без функции, по крайней мере до апреля 2000 года, когда в стране состоятся президентские выборы.

Блок “Круглый стол – свободная Грузия”

Этот блок объединяет в основном сторонников экс-президента Грузии Звиада Гамсахурдия. У последнего до сих пор много сторонников в Грузии, которых называют звиадистами. Одно время звиадисты свой протест существующей власти выражали бойкотом выборов. Во время выборов 1995 года в них впервые принял участие звиадистский блок “ХХI век – общество Константина Гамсахурдия – единая Грузия”. Следующие выборы бойкотировала вдова экс-президента – Манана Арчвадзе-Гамсахурдия и ее сторонники, которые в Тбилиси уже который месяц голодают, замещая друг друга.

Та часть общества, которая до сих пор считает себя верной идеям Звиада Гамсахурдия, перед выборами разделилась на два лагеря, а Манана Арчвадзе–Гамсахурдия одинаково противостоит как Эдуарду Шеварднадзе, так и Аслану Абашидзе. Вдова Гамсахурдия периодически созывает пресс-конференции и публикует вербальный компромат как на Эдуарда Шеварднадзе, так и на Аслана Абашидзе. Суть обвинений сводится к тому, что оба лидера являются проводниками российских интересов в Грузии. Со своей стороны, между тбилисской и батумской орбитами звиадисты указывают на ее тесные отношения с высшим руководством московской мэрии.

С другой стороны, муссируется мнение, что деятельность вдовы Гамсахурдия более всего на руку существующей власти: она в конфронтации как с политическими лидерами звиадистского движения, так и с известными деятелями-сторонниками экс-президента. Кроме того, она сформировала абсолютно нелегитимный Верховный Совет, чем попыталась в глазах звиадистов лишить легитимности избранного в 1990 году при Звиаде Гамсахурдия Верховного Совета.

После того, как сторонники Звиада Гамсахурдия оказались под крылом центральной либо региональной властей, возрастает роль Мананы Арчвадзе-Гамсахудия как истинного звиадистского лидера. Здесь же надо вспомнить, что Борис Какубава назвал достойными поста президента Грузии два кандидата – Игоря Гиоргадзе и Манану Арчвадзе-Гамсахудия.

Лидером блока “Круглый стол – Свободная Грузия” является Тенгиз Кикачеишвили. Он - доктор филологических наук, профессор Тбилисского государственного университета.

Во время президентства Звиада Гамсахурдия Тенгиз Кикачеишвили оставался приближенным семьи Гамсахурдия и преданным президенту личностью. Но никогда не был членом его правительства.

Политическая активность этой организации в последнее время выразилась в публичном собирании подписей. Сначала они собрали и представили в парламент 200 тыс. подписей с требованием увеличения избирательного барьера, затем 300 тыс. подписей под требованием вывода из Грузии российских войск.

Поскольку увеличение избирательного барьера соответствовало интересам "Союза граждан", то по отношению к Тенгизу Кикачеишвили и его сторонникам возникло подозрение, что такое количество подписей они собрали только с помощью правящей партии.

Большой нежданностью стало предвыборное вхождение в этот блок Народно-демократического союза. Дело в том, что из всего Народно-демократического союза общественности известна его лидер – госпожа Нестан Киртадзе, которая с момента прихода в политику активно меняет своих политических покровителей. Она входила как в правящие, так и в оппозиционные партии, разделяла идеологию как твердых правых, так и твердых левых. Звиадистом Нестан Киртадзе никогда не была, скорее – наоборот. Новый шаг ничего не прибавит политическому имиджу Нестана Киртадзе. Если учесть, что в предыдущих выборах звиадистский блок набрал 88 400 голосов (4,15%), а на этих выборах силы блока вряд ли он преодолеет избирательный барьер.

Блок “Народная партия – Дидгори”

О создании этого блока было объявлено в последний день регистрации. Предвыборный союз Народной партии и партии “Дидгори” был неожиданностью для общественности.

Лидером блока является председатель Народной партии Мамука Гиоргадзе. Он пришел в политику из Национально-освободительного движения. До раскола был одним из лидеров Национально-демократической партии, другом детства и ближайшим единомышленником председателя этой партии Георгия Чантурия.

После гибели Георгия Чантурия в результате террористического акта 3 декабря 1994 г. Национально-демократическая партия не смогла сохранить своего единства и раскололась на две части: Национально-демократическую партию и Народную партию. Председателем Национально-демократической партии избрали супругу Георгия Чантурия – Ирину Саришвили-Чантурия, а председателем Народной партии - Мамуку Гиоргадзе.

Как политический лидер - Мамука Гиоргадзе сумел сохранить команду. После раскола большая часть фракции национально-демократической партии (24 члена из 37-и) поддержала как раз его. Представляется, что единственной причиной раскола партии является то, что Мамука Гиоргадзе не уступил лидерства Ирине Саришвили-Чантурия.

Мамука Гиоргадзе является хорошим оратором. Кроме того, он всегда умел найти общий язык с различными политическими силами и с правящей партией в том числе. Этим объясняется то, что после "Союза граждан" Народная партия имеет самое широкое представительство в государственных структурах.

В блоке “Народная партия – Дидгори” объединились бывшие национальные демократы и бывшие представители власти Гамсахурдия. В прошлом эти силы противостояли друг другу.

Когда на рубеже 1991-1992 годов в центре Тбилиси развернулись двухнедельные кровопролитные бои, по одну сторону баррикады стояли нынешние народники, а по другую – нынешние дидгоровцы. Причиной кровопролития стало совершенно противоположное видение будущего Родины.

Объединение национальных сил стало возможным благодаря тому, что как Народная партия, так и “Дидгори” оказались на политической орбите Батуми. При этом Народная партия является одной из самых активных политических сил, а о “Дидгори” почти никто ничего не знает.

Когда создавалась батумская орбита, народники проявили к нему интерес и сблизились с Асланом Абашидзе. Лидеру Аджарии нужны были народники для исправления изрядно подпорченного национального имиджа, а народникам необходим был Абашидзе для решения своих предвыборных проблем.

Но, несмотря на вращение на батумской политической орбите, Народная партия осталась вне батумского избирательного блока. Причиной этого стало то, что Абашидзе не удовлетворил предвыборные аппетиты Мамуки Гиоргадзе, то есть не выделил в блоке Мамуке Гиоргадзе столько мест, сколько тот требовал.

Оставшаяся вне блока Народная партия оказалась перед реальной опасностью остаться вне парламента. После раскола в рядах Национально-демократической партии народная партия проводит свои первые самостоятельные выборы и трудно сказать, преодолеет она или нет 7%-й барьер.

На новых выборах народники переносят акцент на депутатов мажоритариев и сотрудничают с батумским блоком при составлении мажоритарных списков. То есть, в тех округах, где народники будут выставлять своих кандидатов, батумский блок своего не выставит и призовет своих сторонников голосовать за кандидата Народной партии. Это указывает на то, что батумский блок и Народная партия будут сотрудничать во время будущих парламентских выборов. Если Народная партия пройдет в парламент, то она поможет создать батумскому блоку парламентское большинство.

Что касается организации “Дидгори”, то она весьма близка к объединенным в батумском блоке звиадистским партиям. Поэтому появление “Дидгори” рядом с “Сахалхо” произошло под явным влиянием батумского блока.

Таким образом, у блока “Народная партия – Дидгори” имеются перспективы преодоления барьера, но никто не удивится, если этот блок останется вне парламента.

Блок “Промышленность спасет Грузию”

Этот блок в своем окончательном виде был сформирован в последний день регистрации избирательных блоков. И его состав для общественности оказался неожиданным.

Лидером блока является один из самых преуспевающих бизнесменов Грузии Гоги Топадзе. В Грузии его знают как принципиального человека, который сумел наладить производство в сложнейших условиях благодаря своему твердому характеру.

Гоги Топадзе недоволен налоговой политикой государства вообще и налоговым кодексом в частности и требует от власти большей поддержки местных производителей и, как сам заявляет, ему необходимы парламентские рычаги для влияния на экономическую политику.

И все же, Гоги Топадзе бизнесмен, а не политический лидер. Можно сказать, что партия “Промышленность спасет Грузию”, признаваемая как основа блока, лишь тогда станет серьезным политическим фактором, когда обретет настоящего политического лидера. На сегодня ни у партии, ни у блока нет политического лидера.

В блоке пять субъектов, каждый из которых более или менее известен населению. Это относительно новые партии, у которых кроме желания попасть в парламент, никакого основания для объединения не было.

Судьбу членства в блоке того или иного субъекта решал лично Гоги Топадзе. Он отказывался принимать в блок объединение “Движение за грузинское государство” до тех пор, пока один из его лидеров - помощник президента по экономическим вопросам Темур Басилия - не отказался от личного участия на выборах. Причиной называлась опасность идентификации блока с президентом. Так и случилось – Басилия оставил политическую арену и вернулся в государственную службу.

Зато Топадзе принял в блок Союз реформаторов и аграриев, председателем которого является министр сельского хозяйства и продовольствия Бакур Гулуа. Членом этого же блока является политическое объединение “Спортивная Грузия”, которое ничто не роднит с остальными членами блока. И, наконец, членом блока является национальное движение “Грузия превыше всего!”, руководимое профессором Гурамом Шарадзе.

Этот блок называют правым блоком, хотя Гоги Топадзе часто выступает с левых позиций. Например, он не одобряет продажу грузинских предприятий иностранцам. Вообще у Гоги Топадзе и его друзей слишком своеобразное представление о процессе приватизации. Левые позиции предпринимателей не один раз ставили в неловкое положение лидера политической группы “Демократический выбор для Грузии” Вахтанга Хмаладзе, который со своей политической группой объединился с партией Топадзе. Вахтанг Хмаладзе - один из авторов Конституции Грузии и его знают в стране как политика твердых правых взглядов.

Союз реформаторов связан с реформами только собственным названием движения. Бакур Гулуа относится к той категории политических и государственных деятелей, которые при каждом реформаторском шаге повторяют, что “время еще не пришло и мы к этому пока не готовы”.

Лидер национального движения “Грузия превыше всего!” Г. Шарадзе был инициатором того, чтоб в грузинском паспорте сохранялась сделана графа о национальной принадлежности. Он убеждал население, что с ликвидацией графы о национальной принадлежности, люди теряют национальность.

Главнейшая проблема блока сегодня – его эклектичность - сторонников Г. Шарадзе раздражает Гулуа, сторонников Гулуа раздражает Батиашвили (бывший министр госбезопасности и один из лидеров организации “Движение за грузинское государство”). Кроме того, руководство блока до сих пор не разработало конкретную программу дальнейшего экономического развития страны. Поэтому прогнозировать политические. Так или иначе, блок “Промышленность спасет Грузию” считается одним из серьезных избирательных объединений.

Лейбористская (трудовая) партия Грузии

В 1998 году в Грузии впервые были проведены выборы в органы местного самоуправления. В них участвовала и Лейбористская партия Грузии. По числу полученных голосов она после "Союза граждан" и "Союза возрождения" заняла третье место.

Лидером Лейбористской партии Грузии является Шалва Нателашвили. По профессии он является юристом. В парламенте предыдущего созыва был председателем юридического комитета. Следовательно, Шалва Нателашвили считается одним из авторов Конституции.

Лидер лейбористов говорит на исключительно простом и доступном для низших слоев населения языке, сохраняет имидж честного человека, подобно многим грузинам родился и вырос в деревне. В глазах незащищенных слоев Ш Нателашвили - незаменимый лидер.

Лейбористская партия уклонилась от объединения в том или ином блоке, хотя фракции лейбористов и возрожденцев до сего дня являются членами одной парламентской коалиции.

На местных выборах политическое и финансовое покровительство лейбористов приписывалось одновременно самым различным силам: Аслану Абашидзе, Джумберу Патиашвили, определенным кругам России и "Союзу граждан Грузии". Аргументы в пользу всех четырех сил есть, хотя некоторые из этих сил исключают друг друга.

Когда лейбористы покинули батумскую орбиту, еще более затрудненной оказалась реальная оценка их возможностей, поскольку у электората лейбористов расширился избирательный спектр. Кроме того, сама партия в последнее время испытывает определенные трудности. Например, лейбористам пришлось серьезно столкнуться с родственной Социалистической партией (являющейся членом батумского блока). Далее политическое притяжение орбит разорвало лейбористскую партию на два неравных сегмента: некоторые влиятельные члены партии переметнулись на сторону Батуми.

По мнению части населения, агрессивно настроенной по отношению к "Союзу граждан", сильно навредило лейбористам их поддержка некоторых желанных союзу решений, принятых тбилисским сакребуло (органом муниципального самоуправления) и парламентом. К примеру, судьбу 7%-го избирательного барьера решила поддержка лейбористской партии.

И все же, Лейбористская партия - серьезная политическая сила, хотя до сих пор без ответа остается вопрос: настойчивое желание Шалвы Нателашвили о независимости подпитывается его личными амбициями, или указаниями, полученными вне партии или даже вне государства? Расстановка сил в будущем парламенте может частично рассеять этот туман, так как если ни одна партия не сумеет собрать необходимые для создания большинства 118 голосов, то как тбилисский, так и батумский центры попытаются найти поддержку и склонять на свою сторону нейтральные политические партии.

Блок “Национально-демократический альянс - третий путь”

Этот блок твердо придерживается правой идеологии. Лидером национально-демократического альянса является Ирина Саришвили-Чантурия, единственная серьезная политическая фигура - женщина. Сегодня Ирина Саришвили-Чантурия резко критикует министров внутренних дел и сельского хозяйства. В обществе популярна мысль, что раз Ирина Саришвили- Чантурия положила на них глаз, то их обоих снимут с должности хотя бы после президентских выборов. Она отличается оригинальной манерой говорить и мыслить. Ее выступления в парламенте, как правило, конкретны и значительны.

Но лидер национальных демократов не является беспроблемным политиком. Ее выступления, как правило, пропитаны таким сарказмом и иронией, что оставляют впечатление дефицита гуманизма. Кроме того, Ирина Саришвили-Чантурия единоличный лидер. Ее ореол оттеняет остальных членов, и, следовательно, совершенно естественно, что яркие представители национальных демократов после раскола перешли в Народную партию.

Несмотря на то, что национально-демократическая партия является значительным сегментом политической жизни Грузии, она вряд ли самостоятельно смогла бы потянуть на третий путь. Это стало возможным после того, как она создала альянс вместе с Республиканской партией. Последняя является партией интеллектуалов твердых правых взглядов, оппозиционно настроенная к власти.

Национально-демократическая партия более или менее популярна во всей Грузии, а Республиканская партия располагает стабильным электоратом только в столице. Кстати, Республиканская партия единственная, у которой нет харизматического лидера и ее деятельность полностью основана на командном принципе.

Третий член альянса - Партия промышленников принесет альянсу больше финансовых средств, чем голосов. Грузинские промышленники порядочно озадачили избирателей, когда разделились между тремя лагерями. До сих пор никто не знает, какая разница между промышленниками - сторонниками "Союза граждан", однопартийцами Гоги Топадзе и промышленниками - членами Национально-демократического альянса.

Сильной стороной Национально-демократического альянса является его правая идеология, а также имидж Ирины Саришвили-Чантурия.

Слабой стороной альянса является идеология третьего пути, которого в действительности нет. Есть две политические орбиты, два центра, поскольку существуют две ориентации – с одной стороны, на Запад и, с другой стороны, на Россию. Когда Ирина Саришвили-Чантурия заявляет, что она согласна с внешней политикой Шеварднадзе, но не одобряет его внутреннюю политику, фактически она отказывается от третьего пути. Поскольку, согласно объяснению Шеварднадзе, темп внутриполитических процессов зависит не от воли президента и правящей партии, а от закономерностей эпохи переходного периода.

Когда Ирина Саришвили-Чантурия выступила с инициативой 7%-го барьера, многие сочли, что она озвучивает желание власти. Но если барьер преодолеют "Союз граждан", батумский блок и Национально-демократический альянс, что весьма вероятно, то тогда национально-демократический альянс приобретет самую важную функцию – его голоса будут решающими при рассмотрении важнейших вопросов.

Попадет в парламент национально-демократический альянс или нет, это целиком зависит от активности правого электората.

Блок “Возрождение Грузии”

Дружба лидера Аджарии с оппозицией началась еще прошлым летом. Хотя даже в непосредственном окружении Аслана Абашидзе многие сомневались в возможности создания жизнеспособного блока и его сохранения до выборов. Сегодня этот блок - реальность нашей политической жизни.

Лидером блока является председатель Верховного Совета Аджарии и Союза демократического возрождения Аслан Абашидзе.

После возвращения в Грузию Эдуарда Шеварднадзе, Аслан Абашидзе является первой политической фигурой, которая пытается, и не без успеха, составить ему реальную политическую конкуренцию.

Во время гражданской войны в Грузии Аслан Абашидзе, опираясь на расположенные в Аджарии российские военные базы, оградил Аджарию от мародерства неподконтрольных военных формирований. После того как в Грузии наступил мир, Аслан Абашидзе продолжал убеждать население, что Аджария - единственный стабильный и развивающийся регион во всей стране.

В дополнение ко всему, Аслан Абашидзе объявил Тбилиси гнездом терроризма и в течение семи лет не приезжает в столицу. Несмотря на то, что лидер Аджарии член парламента Грузии, он не присутствовал ни на одном его заседании.

Ради избежания серьезного противостояния, президент Грузии долгое время закрывал глаза на капризы Аслана Абашидзе. Более того, Аджарии из центра официально предоставили невиданные финансовые льготы.

После того, как Аслан Абашидзе обвинил председателя парламента Грузии и некоторых министров в организации террористического акта против него, конфронтация между центром и регионом официально оформилась. За два года прокуратура Грузии не смогла установить, является ли председатель парламента террористом или же Аслан Абашидзе клеветником.

Избирателей Аджарской Автономной Республики, как правило, отдают свои голоса "Союзу возрождения".

Аслан Абашидзе не выносит оппозиционной мысли и периодически меняет команду власти, хотя каждая последующая команда, как впрочем и предыдущая, опирается в основном на родственные связи. В Аджарии закрылись оппозиционные газеты, и оттуда бежали члены оппозиционных партий.

Сегодня Аслан Абашидзе выдает себя за политического лидера всегрузинского масштаба. Для этого ему необходима поддержка популярных партий, как в Тбилиси, так и в остальной Грузии. Объединение вокруг Батуми оппозиционных партий, создание единого блока окончательно закрепило за Аджарией статус альтернативного политического центра.

Сегодня Аслан Абашидзе довольно популярен в Грузии. Попавшее в нелегкое социальное положение население ностальгирует по “твердой руке” и воспринимает Аслана Абашидзе как того сурового лидера, который сможет ликвидировать царящие в Грузии беспредел и несправедливость.

Союз граждан Грузии

Эта партия была основана в 1993 году как партия сторонников Эдуарда Шеварднадзе. Она объединила значительную часть бывшей партийной номенклатуры, бывшую “красную интеллигенцию”, немногочисленную группу реформаторов.

Лидером "Союза граждан" является Эдуард Шеварднадзе. Когда он вернулся в Грузию из Москвы после изгнания Звиада Гамсахурдия, он увидел страну, разделенную на две враждующие части. Сегодня, спустя 7 лет после возвращения Шеварднадзе, в Грузии вновь чувствуется напряжение противостояния. Часть общественности поддерживает именно те политические силы, которые резко противостоят президенту.

Для другой части общества Эдуард Шеварднадзе является гарантом стабильности и реального освобождения от влияния России. Эта часть населения благосостояние своей семьи и страны связывают с осуществлением ряда международных проектов (нефтепровод, шелковый путь, евразийский коридор).

В постсоветской Грузии имеются разные взаимоисключающие силы. Направляющим мотивом политики Эдуарда Шеварднадзе стало балансирование между этими силами. Курс уравновешивания дает возможность президенту сохранять стабильность в стране. Но из-за политики балансирования страна теряет много времени и эта политика является объектом постоянной критики.

Сначала "Союз граждан" был объявлен как левоцентристская партия. Позже она стала даже членом Социнтерна. Но после того как председателем парламента был избран Зураб Жвания, лидер реформаторского сегмента Союза граждан, постепенно партия стала менять свое лицо. Председателями комитетов были назначены члены команды Зураба Жвания, и это повернуло новое законодательство в правореформаторское русло.

Но победившая на выборах партия не сумела взять в свои руки рычаги исполнительной власти. Правда, все члены правительства представлены президентом и утверждены парламентским большинством, но ядро парламентского большинства не только не отвечает за исполнительную власть, но и открыто борется с ее некоторыми представителями, заставляя их уйти с занимаемого поста.

Вся сложность нынешней ситуации как раз в том и состоит, что победившая партия не отвечает за исполнительную власть, а президент пользуется непререкаемым авторитетом. С именем группы реформаторов связывают успешную судебную реформу, проведенную работу в связи с принятием Грузии в Совет Европы, усиление неправительственного сектора. С другой стороны, несмотря на предпринятые усилия, победившая на выборах партия не смогла одолеть коррупцию, которая, по всеобщему признанию, неизлечимый недуг власти.

Потерянные Грузией территории все еще находятся вне ее юрисдикции и победившая на выборах партия не предприняла действенных шагов на пути их возвращения. Часть населения видит в этом несостоятельность власти, а другая часть видит причину в сложности проблемы и гарантию в восстановлении целостности страны видит в стратегическом курсе "Союза граждан" – в твердой прозападной ориентации.

Одной из самых болезненных проблем для правящей партии является вопрос безработицы и задержка зарплат и пенсий. Естественно, что бедствующие слои населения не прельщаются ни Советом Европы, ни разговорами о демократии.

Главный аргумент "Союза граждан" одной фразой сформулировал председатель фракции в парламенте Михаил Саакашвили: “Будущие выборы являются референдумом о государственности Грузии”.

Насколько разделяет население этот аргумент, покажут будущие выборы.


Ия Антадзе, политический обозреватель газеты “Кавкасиони”. Грузия.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL