АСТАНА В ТРЕУГОЛЬНИКЕ МОСКВА - ВАШИНГТОН - ПЕКИН.

Казахстано-американские отношения.
(Продолжение. Начало см. в №4(5).

Владимир БАБАК

История двусторонних отношений Казахстана и США еще слишком коротка, как коротка и сама история независимого Казахстана. Однако во внешней политике этой страны ее отношения с США уже успели занять видное место. Несмотря на то, что оба государства занимают разные позиции в международной "табели о рангах" и их экономические и политические показатели радикально отличаются друг от друга, и та, и другая сторона демонстрируют высокую степень заинтересованности в развитии взаимного сотрудничества.

Интерес Казахстана к Соединенным Штатам вытекает из бесспорного лидерства последних в мировом сообществе, из их военной и экономической мощи, политического влияния на международной арене, ведущей роли в важнейших международных экономических и политических организациях, от ООН и НАТО до МВФ и Всемирного Банка. И, конечно, не случайным является тот факт, что за семь лет независимости казахстанский президент пять раз пересекал Атлантический океан для расширения и углубления связей с руководством этой страны.

США воспринимают Казахстан прежде всего через призму своих геополитических интересов, как огромную страну, занимающую выгодное геостратегическое положение между двумя гигантами - Россией и Китаем. Они осознают также, что Казахстан обладает и колоссальными природными богатствами, способными обеспечить в будущем самые разнообразные потребности не одного только народа этой страны.

Сфера безопасности

Получив в наследство от распавшегося Советского Союза ядерное оружие Казахстан пытался использовать ядерный фактор в политических играх с ведущими мировыми державами, и конечно же, с Соединенными Штатами. Даже не имея еще собственного опыта активной деятельности на международной арене, в Казахстане прекрасно осознавали роль ядерного оружия в современном мире. В Алма-Ате не могли не понимать, что исчезнувший только что с политической карты мира Советский Союз на протяжении четырех десятилетий считался второй супердержавой мира, сопоставимой по своему влиянию на положение дел в мире с США, только в силу наличия у него гигантского потенциала стратегических вооружений. Мысль о том, что Казахстан, благодаря наличию ядерного оружия, тоже сможет сразу же занять весьма высокое место в списке наиболее влиятельных стран, по-видимому, доминировала в первых политических расчетах казахстанского руководства.

Однако эти планы Казахстана явно противоречили не только интересам Москвы, но в не меньшей степени и Вашингтона. Это был тот самый, не часто встречающийся в международной политике случай, когда интересы Москвы и Вашингтона совпадали. Их позиции в вопросе о ядерном наследстве СССР сводились к тому, что распад советской империи не должен привести к росту числа ядерных стран. Действительно, став в конце второй мировой войны первой в мире ядерной державой, США уже тогда начали формировать основы своей политической стратегии в вопросах ядерных вооружений. И одна из главных отправных точек американской позиции - это нераспространение ядерного оружия.

Вашингтон давно уже озабочен тем, чтобы двери "ядерного клуба" оставались плотно закрытыми для всех желающих попасть туда стран, в том числе даже для тех из них, которые давно известны как дружественные Соединенным Штатам государства. В случае же с Казахстаном тревога США по поводу появления нового соискателя на место в ядерном клубе усиливалась целым рядом дополнительных факторов. Ведь на ядерный статус претендовала страна, которая причисляет себя к мусульманскому миру, а в США, как и везде на Западе, страх перед так называемой "исламской ядерной бомбой" очень велик. Кроме того, в Вашингтоне понимали, что возможность обеспечения стабильности в возникших на развалинах СССР странах, особенно в Центральноазиатском регионе, находится под вопросом, а, следовательно, нет гарантии жесткого контроля за сохранением и возможным использованием этого вида оружия массового поражения.

И Вашингтон с самого начала занял очень жесткую позицию, фактически солидаризировавшись с Москвой: право наследовать статус ядерной державы должно принадлежать только России. Именно туда должно быть перемещено все ядерное оружие бывшего СССР, и на Москву должна быть возложена вся ответственность за его сохранность и безопасность.

Соединенные Штаты дали понять Казахстану, что в этом вопросе их позиция непреклонна. Во время визита государственного секретаря Джеймса Бейкера в Алма-Ату весной 1992 года США еще раз подтвердили, что они настаивают на своей прежней позиции, то есть на безъядерном статусе Казахстана, и что эта страна должна присоединиться к договору о нераспространении ядерного оружия в качестве неядерного государства. Давление, которое Вашингтон оказывал на Казахстан в этом вопросе, было столь явным и не завуалированным, как это принято в подобных случаях, туманной дипломатической фразеологией, что вызвало нескрываемую обиду у президента Назарбаева. В своем интервью корреспонденту американской газеты "Крисченс сайенс монитор" 27 апреля 1992 года он сказал: "Я не понимаю, почему на Казахстан оказывается такое сильное давление. Почему Соединенные Штаты не требуют от Китая или Индии присоединиться к этому соглашению?".

Вместе с тем, у Казахстана практически не было альтернативы. Отказ выполнить американские требования означал бы, что Алма-Ата вступает на путь конфронтации с остающейся единственной сверхдержавой мира - Соединенными Штатами с первых шагов своего независимого развития. А это, в свою очередь, означало бы, что Казахстан лишает себя возможности получения в будущем экономической, политической, технологической и любой иной поддержки со стороны США, а также финансовой помощи со стороны контролируемых ими организаций, в том числе Всемирного Банка, Международного Валютного фонда и др.

Кроме того, в этом вопросе Казахстан не мог бы опереться и на поддержку своих могущественных соседей, России и Китая, или других влиятельных держав, также не желавших расширения "ядерного клуба". Предстояла бы откровенная конфронтация практически со всем международным сообществом, за исключением лишь тех мусульманских государств, которые лелеяли тогда надежду на появление исламской ядерной бомбы. И, конечно же, в Казахстане не могли не понимать, что страна лишь формально могла претендовать на статус ядерной державы, ибо она не была в состоянии самостоятельно обеспечивать поддержание этого оружия в надлежащей форме. Она не обладала необходимой для этого материальной базой (научно-техническими и финансовыми средствами, соответствующими кадрами и т.д.). И самое главное - пресловутая "ядерная кнопка" фактически находилась в Москве.Поэтому можно предположить, что первоначальная позиция Казахстана по вопросу о стратегических вооружениях была с его стороны политической игрой, в ходе которой он стремился подороже "продать" свой отказ от ядерного статуса. Однако твердая позиция Вашингтона, опиравшегося к тому же в этом вопросе на полное взаимопонимание с Москвой, предопределила достаточно быстрый финал этой игры.

У Назарбаева было слишком мало времени для маневров. Давление США на Алма-Ату возрастало. Кроме того, во второй половине мая 1992 года предстоял первый официальный визит главы независимого Казахстана в США, в ходе которого должен был быть заложен фундамент будущих отношений двух государств. В Алма-Ате все больше понимали, что без четкого отказа от обладания ядерным оружием не могло быть и речи о том, что Казахстан сможет рассчитывать в будущем на доброжелательное отношение со стороны Вашингтона.

И Казахстан смягчил свою позицию. Уже в конце апреля 1992 года президент Назарбаев дал понять, что он готов уступить в вопросе о ядерном статусе, если США дадут надежные гарантии безопасности Казахстана, в том числе и гарантии его ядерной безопасности. В уже упомянутом интервью газете "Крисченс сайенс монитор" он заявил: "Казахстан проявит гибкую позицию, если США гарантируют ему неприкосновенность территориальной целостности, если будут предоставлены гарантии, что республика не подвергнется ядерным атакам со стороны либо США, либо России, либо Китая".

Вместе с тем, Назарбаев в том же интервью дал понять, что хотя Казахстан и согласен теперь на постепенное продвижение "в сторону полного уничтожения ядерных боеголовок" на его территории, он тем не менее претендует на то, чтобы быть полноправным участником переговорного процесса и поэтому просит временно рассматривать его как ядерную державу. Тем самым Алма-Ата, хотя и отошла от своей прежней позиции, но все-таки снова сделала робкую попытку обозначить свою значимость как ядерное государство, хотя бы своим участием в переговорном процессе по проблемам ограничения и уничтожения ядерных вооружений.

Однако не только желание участвовать в переговорном процессе в деле ядерного разоружения было причиной смены Алма-Атой своей позиции. Истинная причина столь серьезной уступки со стороны Казахстана состояла в том, что вставшая на путь независимого развития страна очень нуждалась в развитии многосторонних отношений с Соединенными Штатами и решила пожертвовать престижным, но формальным для себя статусом ядерной державы в обмен не только на гарантии безопасности, но и на перспективы получения многосторонней помощи со стороны Запада, и прежде всего - США. "Я выступаю за экономическое и технологическое присутствие Америки на территории Казахстана, - заявил президент Назарбаев. - Мы готовы к долгосрочному и взаимовыгодному сотрудничеству. Причем это сотрудничество не должно ограничиваться лишь процессом уничтожения ядерного оружия. Мы должны установить тесные политические, экономические и военные связи" (там же).

В опубликованной 16 мая 1992 года брошюре Н. Назарбаева "Стратегия становления и развития Казахстана как суверенного государства" уже недвусмысленно говорится о фактическом отказе Казахстана от ядерного оружия. "Очевидно, - говорится в "Стратегии...",- что ядерное оружие, размещенное на территории Казахстана, даже после его существенного сокращения в рамках договорного процесса с Россией, США, а в перспективе и с остальными ядерными державами, будет продолжать выполнять свои оборонительные функции. Казахстан станет зоной, свободной от ядерного оружия, в результате договорного процесса. С учетом интересов своей безопасности наше конечное желание - получить гарантии территориальной целостности и неприкосновенности без ядерного потенциала"1.

По приезде в Вашингтон Назарбаев впервые достаточно четко сформулировал изменившуюся позицию своей страны по вопросу о ядерных вооружениях. Он также пытался оправдать первоначальную позицию Казахстана тем, что прежде его страна проявляла естественную "осторожность", опасаясь за свою будущую безопасность в условиях непредсказуемого развития событий после дезинтеграции Советского Союза. Кроме того, он фактически признал, что мусульманские страны пытались оказывать свое влияние на позицию Казахстана. "Когда после распада СССР было неизвестно, что станет с Россией и нашими соседями, когда есть большое стремление влиять со стороны мусульманских государств, мы проявили осторожность"2.

США признали Казахстан участником Договора по стратегическим наступательным вооружениям СНВ-1, подписанного Советским Союзом и США в июле 1991 года. Договор, в частности, предусматривал значительное сокращение стратегических ядерных арсеналов стран-участников. Казахстан взял на себя обязательства по сокращению части своих ядерных вооружений в соответствии с этим договором. Кроме того, президент Назарбаев впервые взял обязательство присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве неядерного государства. Соединенные Штаты приветствовали признание Назарбаевым безъядерного статуса Казахстана. Казахстан подписал Договор СНВ-1 и Лиссабонский протокол к нему. В июле 1992 года эти документы были ратифицированы его парламентом.

В дальнейшем Казахстан стал первой из постсоветских ядерных республик, ратифицировавших Договор о нераспространении ядерного оружия. Это было сделано в декабре 1993 года, накануне визита в Алма-Ату вице-президента США Альберта Гора. Во время этого визита было, в частности, подписано соглашение о демонтаже баллистических ракет, подлежащих уничтожению. Соединенные Штаты согласились выделить для этой цели 88 миллионов долларов. США признали также за Казахстаном право на часть выручки от продажи обогащенного урана, извлекаемого из демонтируемых боеголовок ракет, которые в соответствии с договоренностью должны были быть вывезены в Россию3. Уже к маю 1995 года все ядерные боеголовки, снятые со 104-х межконтинентальных стратегических ракет СС-18, размещенных в советское время в Казахстане, были демонтированы и вывезены в Россию в соответствии с Лиссабонским протоколом.

Устранение проблемы казахстанского ядерного оружия способствовало развитию сотрудничества между двумя странами в военной области. Уже в ходе первого визита президента Назарбаева в Вашингтон в 1992 году была достигнута договоренность о сотрудничестве в области обороны. Она включала не только американские гарантии ядерной безопасности Казахстана. Президент Назарбаев имел тогда встречу с министром обороны США Р.Чейни, в ходе которой обсуждались вопросы помощи США в подготовке и обучении вооруженных сил Казахстана. В дальнейшем такое сотрудничество было распространено на многие другие сферы обороны и безопасности, включая сферу оборонной конверсии.

В апреле 1995 года в Алма-Ате побывал с визитом новый министр обороны США Уильям Перри. Была согласована широкая программа помощи Казахстану в области конверсии оборонных предприятий. Был создан целый ряд совместных предприятий для реализации различных проектов конверсии. Общая стоимость этих проектов - 37 млн. долларов. Совместному предприятию, созданному компанией KRAS CORPORATION и Казахстанским национальным ядерным центром, предстояло заняться конверсией бывшего испытательного ядерного полигона в завод по производству печатных плат; совместное предприятие американской компании АТ&T и казахстанской военно-промышленной компании "Казинформтелеком" должно было переоборудовать военный полигон в Сарышагане, который прежде использовался как станция раннего предупреждения и слежения за баллистическими ракетами, в международную станцию космической связи. Проект предусматривал также создание совместной компании для конверсии производства биологических военных препаратов в концерн по производству, упаковке и распространению витаминов, антибиотиков и других фармацевтических препаратов. Помощь министерства обороны США была призвана стимулировать привлечение больших американских частных инвестиций в конверсию оборонной промышленности Казахстана. Конгресс США одобрил создание при министерстве обороны специального фонда для реализации программы Совместное снижение угрозы (ССУ), которая призвана оказывать помощь в создании совместных предприятий для оборонной конверсии в Казахстане и других странах СНГ4.

В ходе третьего визита в США в ноябре 1997 года президент Назарбаев назвал программу ССУ самой важной сферой двусторонних американо-казахстанских отношений. В рамках этой программы, в частности, проводились работы по ликвидации шахтно-пусковых установок в Державинске и Жангизтобе. К ноябрю 1997 года в рамках этой программы уже было освоено 172 млн. долларов.

Несмотря на официальные заявления казахстанских властей о закрытии ядерного полигона в Семипалатинске, последний фактически продолжает функционировать. По договоренности между министерством обороны США и Национальным ядерным центром Казахстана на полигоне проводятся испытательные взрывы в рамках американской программы Нанна-Лугара по ликвидации инфраструктуры испытаний ядерного оружия на этом полигоне. По заявлениям казахстанской стороны, все эти взрывы проходят необходимые радиационные и экологические экспертизы. Один из таких экспериментов, проведенный 22 августа 1998 года, предназначался для калибровки (точной настройки) оборудования сети сейсмических станций, призванных контролировать исполнение договора о всеобщем запрещении ядерных испытаний. США оплачивают Казахстану подобный "прокат" Семипалатинского полигона (по некоторым данным Национальный ядерный центр получает за каждый такой взрыв 1 млн. долларов), что в условиях острого дефицита средств безусловно стимулирует казахстанскую сторону к такому сотрудничеству, несмотря на протесты местных защитников окружающей среды. Важность этого полигона для США состоит в том, что он расположен в зоне, с которой в принципе достигается контроль за возможными ядерными испытаниями в Индии, Пакистане и других странах, проявляющих опасную ядерную активность. Из исследовательских центров с американской стороны в эксперименте принимали участие Лос-Аламосская национальная лаборатория, университет Ламонд, а с казахстанской - Институт геофизики Национального ядерного центра. По мнению казахстанских критиков этих испытаний, в недалеком будущем можно ожидать превращения Семипалатинского полигона в своего рода военно-научную базу США5.

Военное сотрудничество между Казахстаном и США осуществляется также и в рамках натовской программы "Партнерство во имя мира". В 1994 году во время визита министра иностранных дел Казахстана К. Токаева в Брюссель был разработан индивидуальный план сотрудничества Казахстана с НАТО, который включает почти тот же перечень вопросов: "регулярные политические консультации, укрепление режима нераспространения ядерного и других видов оружия массового поражения, конверсия оборонной промышленности, научно-техническое сотрудничество в осуществлении проектов на Семипалатинском полигоне"6. Начиная с 1997 года в рамках программы "Партнерство во имя мира" под эгидой НАТО и ООН в Центральноазиатском регионе проводятся миротворческие учения "Центразбат", в которых принимают участие воинские подразделения США, Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана. В мае 1999 года эти учения проходили не в Центральной Азии, а на военной базе Луизиана в США. Военнослужащие Казахстана получили возможность ознакомиться с практикой проведения военных учений в американских вооруженных силах непосредственно на территории США.

Политическое сотрудничество

Выбор Соединенных Штатов в качестве одного из основных партнеров Казахстана на международной арене был для казахстанского руководства фактически и политическим, и экономическим императивом. Соседи-гиганты - Россия и Китай, также являются партнерами уже в силу чисто географического фактора. Однако известная "осторожность и деликатность" в отношениях с ними, вытекающая из существующих между ними территориальных и этнических проблем, по-видимому, будет неизбежной еще достаточно долгое время. В такой ситуации выбор Вашингтона в качестве партнера-противовеса Москве и Пекину представляется фактически предопределенным. Как писала газета "Деловая неделя", "В условиях, когда Казахстан не может чувствовать себя надежно защищенным от потенциальных внешних угроз, приходится искать заверений дружбы не только от ближайших соседей, но и от далеких, но могущественных государств. Только США как супердержава в состоянии сдержать поползновения России и Китая, если таковые, конечно, будут иметь место. Видимо поэтому в Казахстане наблюдается тенденция сближения с Западом, на который возлагаются большие надежды как в плане экономической, так и другой поддержки"7.

Успешное в целом разрешение проблемы, связанной с ядерным наследием, полученным Казахстаном в результате распада СССР, в самом начале становления двусторонних казахстанско-американских отношений открыло путь к их дальнейшему динамичному развитию. В ходе решения "ядерной" проблемы была создана в целом атмосфера взаимного доверия. Добившись от Казахстана столь необходимого согласия на отказ от ядерного статуса, США продемонстрировали свою готовность к достаточно широкому сотрудничеству с этой крупнейшей страной Центральной Азии, преследуя, разумеется, свои собственные, прежде всего, геополитические интересы.

При этом Вашингтон принимал во внимание весь комплекс объективных факторов, придающих Казахстану значительный вес на международной арене. "Соединенные Штаты считают, - отмечал президент Клинтон, - что Казахстан в силу его размеров является чрезвычайно важным государством с точки зрения наших интересов, будущего демократии и стабильности в Средней Азии. Его важность обусловлена географическим положением - он расположен рядом с Китаем, Россией и другими государствами, имеющими большое значение в этом регионе мира... Казахстан является для нас исключительно важным государством и представляет серьезный фактор в наших прогнозах на будущее"8.

При этом в Вашингтоне хорошо понимали, что географически, исторически, этнически (с учетом значительной доли славянского населения) и экономически Казахстан, как и другие государства Центральной Азии, тяготеет к соседней России, и Москва будет стремиться сохранить здесь свое влияние и после развала Советского Союза. Поэтому Соединенным Штатам предстояло преодолеть это естественное тяготение региона к России, ослабить здесь влияние Москвы и расширить свое собственное, оттеснив на второй план не только Россию, но и соседний Китай, национальные интересы которого охватывают не только весь регион Центральной Азии, но и распространяются далеко за его пределы.

Поэтому Вашингтон с пониманием отнесся к стремлению Казахстана получить экономическую и финансовую поддержку США, привлечь в национальную экономику значительные инвестиции, прежде всего в разведку, разработку, добычу и транспортировку богатейших запасов углеводородов. США получили возможность использовать свою финансово-экономическую помощь этой стране в политических целях.

В феврале 1994 года состоялся уже второй официальный визит Назарбаева в Вашингтон. На этот раз в переговорах двух стран на высшем уровне, помимо проблем обороны и безопасности, значительное место заняли также проблемы экономики, науки и техники, экологии и другие. Главный документ этой встречи - "Хартия о демократическом партнерстве между Республикой Казахстан и Соединенными Штатами Америки".

В ходе этой встречи была достигнута договоренность о том, что сотрудничество двух стран будет осуществляться как на двусторонней основе, так и в рамках международных организаций, таких как ООН, Совещание по безопасности и Сотрудничеству в Европе и НАТО. Казахстан выразил свою поддержку инициативе НАТО по расширению этой организации, оценив ее как своевременную и весьма перспективную акцию, которая послужит укреплению системы безопасности в Европе и прилегающих регионах. Казахстан также приветствовал программу НАТО "Партнерство во имя мира", увидев в ней возможности укрепления региональной безопасности и оборонительного потенциала участвующих в ней стран.

Состоявшийся визит свидетельствовал о том, что руководство Казахстана стремится к диверсификации своих международных связей с тем, чтобы упрочить свои позиции на мировой арене, опираясь на поддержку США.

В ходе состоявшихся переговоров, помимо Хартии о демократическом партнерстве, были подписаны соглашение в области науки и техники, меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в области обороны и военных отношений, заявление о принципах создания американо - казахстанского комитета по оборонной конверсии, соглашение об обмене технической информацией и сотрудничестве в области ядерной безопасности и др. Среди достижений Назарбаева на этих переговорах следует отметить и то, что президент Клинтон принял решение более чем втрое увеличить американскую помощь этой стране с 91 млн. долларов - в 1993 году до 311 млн. долларов - в 1994 г. Следует также отметить, что незадолго до этого визита "Парижский клуб" принял решение выделить Казахстану в 1994 г. кредит в размере 1,3 млрд. долларов.

В ноябре 1997 года состоялся третий официальный визит Назарбаева в США. В ходе визита была подписана Программа экономического партнерства между двумя странами. Указанный документ стал своеобразным дополнением к Хартии демократического партнерства.

В своих отношениях с Казахстаном Соединенные Штаты не могли не учитывать такой важный фактор, как уровень демократизации общественной жизни. Конечно, в Вашингтоне понимали, что Казахстан не может в одночасье, по взмаху волшебной палочки, превратиться в демократическое государство. Для этого требуется немало времени. Вместе с тем американское руководство долгое время не без оснований считало, что в плане демократизации Казахстан продвинулся гораздо дальше, чем его соседи по региону Узбекистан, Туркменистан или Таджикистан. Лишь в постсоветском Кыргызстане на первом этапе независимого развития ощущался существенный прогресс в этом вопросе.

Первые сомнения в правильности такого взгляда на положение вещей в Казахстане появились в связи с решением президента Назарбаева провести в начале 1995 года референдум о продлении его президентских полномочий до декабря 2000 года. До этого с помощью "всенародных референдумов" уже заблаговременно продлили свои полномочия президенты Туркменистана и Узбекистана, С. Ниязов и И. Каримов. Такое решение вызвало критику не только со стороны оппозиции в Казахстане, которая справедливо усмотрела в этом шаге Назарбаева проявление тоталитаризма и отказ от демократических принципов выборности президента, но и на Западе, где привыкли к другим стандартам демократии. Вместе с тем, Вашингтон не счел в то время необходимым заострять этот вопрос, считая, по-видимому, что подобные отходы от демократии неизбежны на первом этапе посткоммунистического развития, и время само очень скоро все поставит на свои места.

Гораздо более острой была реакция Вашингтона на принятое осенью 1998 года решение Астаны провести досрочно президентские выборы, продлив срок полномочий главы государства до семи лет. США также усмотрели серьезный отход от демократических принципов в принятии за полгода до этого изменений к закону о выборах. Согласно этим изменениям, любой претендент, подвергшийся административному взысканию за организацию или участие в несанкционированной демонстрации или митинге, мог быть лишен права участия в выборах в качестве кандидата в президенты.

Госдепартамент США опубликовал три заявления по поводу принятых в Астане решений. Вице-президент США Гор написал президенту Назарбаеву письмо, выразив свою глубокую озабоченность. Заместитель госсекретаря США Тэлботт дважды встречался по этому поводу с министром иностранных дел Казахстана Токаевым. Американское посольство в Астане также неоднократно поднимало эти вопросы.

После того, как казахстанские власти отстранили кандидата в президенты, бывшего премьер-министра страны Акежана Кажегельдина от участия в выборах, Вашингтон открыто выразил Казахстану свое недовольство и заявил, что данное решение, как и некоторые другие, принятые ранее в связи с предстоявшими президентскими выборами, противоречат обязательствам, взятым на себя Казахстаном в качестве государства - участника ОБСЕ. В ходе состоявшегося в Алматы в начале ноября 1998 года очередного заседания Казахстанско-американской совместной комиссии специальный посол Вашингтона Стефен Сестанович еще раз обратил внимание казахстанского руководства на то, что двусторонние отношения США и Казахстана могут строиться только на "прочной демократической базе" и что для их развития чрезвычано важно, чтобы президентские выборы 10 января 1999 года были честными и справедливыми.

На состоявшихся 10 января 1999 года президентских выборах Назарбаев собрал 81,75% голосов и получил президентские полномочия на семь лет. Вашингтон не посылал своих наблюдателей на эти выборы. Но правительство США заявило о том, что оно согласно с выводами специальной комиссии ОБСЕ, наблюдавшей за ходом выборов. Как известно, эта комиссия пришла к выводу, что весь процесс выборов не соответствовал международным стандартам свободных и честных выборов. В ежегодном докладе по правам человека за 1998 год, подготовленном государственным департаментом США, в разделе, посвященном Казахстану, говорится о "дефектной подготовке к президентским выборам" в январе 1999 года. Помимо серьезных нарушений с проведением выборов, в докладе отмечаются другие случаи отклонений от демократических стандартов в Казахстане: использование органами безопасности незаконных приемов в отношении задержанных или находящихся под стражей, закрытие ряда оппозиционных газет и других средств массовой информации. В докладе также отмечаются случаи дискриминации женщин, инвалидов, представителей национальных меньшинств.

Комментируя нарушение Казахстаном своих обязательств в соблюдении демократических принципов общественной жизни, пресс-секретарь госдепартамента Джеймс Рубин заявил: "У нас сложились хорошие отношения с Казахстаном с момента обретения независимости, эти отношения связаны презумпцией обоюдной приверженности демократическим ценностям. Казахстан был региональным лидером в обеспечении прав человека и демократии... Казахстан отодвинул назад перспективы демократизации в стране и нарушил важные международные обязательства. Это запятнало репутацию Казахстана, что затруднит его участие в международных организациях, и бросило тень на наши двусторонние отношения"9.

Этот эпизод в развитии политических отношений между двумя странами должен был послужить уроком для Казахстана. Вашингтон дал понять своему стратегическому партнеру, что в цивилизованном обществе есть ценности, куда более важные, чем нефть, газ и геополитические интересы, и они имеют приоритет над всеми остальными, и это - демократические ценности. Этими ценностями поступиться нельзя.

Важным в развитии двусторонних политических отношений стал визит президента Назарбаева в Вашингтон в апреле 1999 года. Формально этот визит был связан с участием президента Казахстана в торжествах в связи с полувековым юбилеем НАТО. Фактически же значение данного визита выходило далеко за рамки участия в праздничных торжествах. Назарбаеву предстояло растопить лед, появившийся в отношениях между двумя странами.

Кроме того, Назарбаев должен был решить в Вашингтоне очень непростую дипломатическую задачу: в условиях осуществлявшихся тогда военно-воздушными силами стран НАТО, и прежде всего США, крупномасштабных бомбардировок Югославии (в связи с кризисом в Косово) выбрать позицию, равноудаленную от позиций Вашингтона, Москвы и Пекина. Ему предстояло заняться политической эквилибристикой: ведь его главный стратегический партнер - Россия - не только осудила натовские бомбардировки, но и отказалась участвовать в юбилейной встрече в Вашингтоне. В то же время другой важнейший партнер Астаны - Пекин также подверг Вашингтон резкой критике.

Назарбаев нашел "срединную линию": не делая прямых обвинительных заявлений в адрес Вашингтона, он тем не менее косвенно подверг США критике, заявив о том, что Казахстан "не поддерживает силовых методов" разрешения кризиса на Балканах, как и вообще любых международных кризисов. Вместе с тем он заявил о том, что события в Югославии "не дают оснований" пересматривать подход к программе НАТО "Партнерство во имя мира", которая соответствует национальным интересам Казахстана и интересам обеспечения стабильности и безопасности в Центральной Азии. Сделав таким образом кивок в сторону Вашингтона и показав, что отношение Астаны к США не меняется, он в то же время сделал и одновременный кивок в сторону Москвы, отметив, что договор о коллективной безопасности СНГ не потерял своей актуальности, и Казахстан считает необходимым сотрудничать в рамках этой структуры. Он не забыл также упомянуть и Китай, отметив, что Казахстан налаживает взаимодействие с этой страной по линии министерств обороны.

В Вашингтоне Назарбаев не посчитал возможным для себя присоединиться к встрече лидеров организации ГУУАМ, объединяющей Грузию, Украину, Узбекистан, Азербайджан и Молдову. Тем самым Назарбаев еще раз подтвердил многовекторность внешней политики Казахстана.

Экономическое сотрудничество

Едва ли не главным интересом Казахстана в отношениях с Соединенными Штатами являются долгосрочные и крупномасштабные американские инвестиции в его экономику, в развитие различных отраслей народного хозяйства республики, включая, прежде всего, разведку и эксплуатацию богатейших запасов углеводородов в Западном Казахстане и прилегающей части акватории Каспийского моря.

После распада СССР руководство Казахстана продолжило начатые еще в 1988 году советским правительством переговоры с американской компанией Chevron Oil о совместной разработке и эксплуатации Тенгизского месторождения нефти. В мае 1992 года во время визита в США президента Назарбаева было подписано соглашение с этой компанией о взаимной разработке Тенгизского и Королевского месторождений на северо-восточном побережье Каспия, суммарные запасы которых оцениваются в 25 млрд. баррелей. По этому соглашению "Шеврон" приобретал 50-процентное долевое участие в совместном предприятии ("Тенгизшевройл") по разработке обоих месторождений и по разведке нефти на территории около 4 тыс.кв. км.

Соглашение рассчитано на 40 лет. Инвестиции совместного предприятия в течение всего срока реализации проекта должны были составить 20 млрд. долл., в том числе в первые три года - 1,5 млрд. долларов. Общие доходы совместного предприятия за 40 лет должны были составить около 210 млрд. долл., а расходы - 83 млрд. Планировалось, что в 1997 году добыча нефти на Тенгизе составит около 12 млн. тонн. Однако трудности с реализацией добытой нефти заставили компанию тормозить рост ее добычи, которая составила в 1997 году лишь около 7 млн. тонн. Тем не менее на эту компанию пришлось тогда около 30 процентов всей добытой в стране нефти.

В ноябре 1997 года, во время очередного визита Назарбаева в США, по инициативе Казахстана был подписан контракт о разделе нефти, которые ведущие западные компании, включая американские, намерены в ближайшее время добывать в казахстанской части каспийского шельфа, на участке Кашаган. Общие инвестиции в добычу нефти там должны составить около 30 млрд. долл., а экспорт нефти из страны к 2010 году должен достичь 150 млн. тонн в год. 80 процентов от подлежащих распределению суммарных доходов, оцениваемых в 690 млрд. долларов, должны принадлежать Казахстану.

Казахстан нуждался не только в американских инвестициях. В не меньшей степени он нуждался и в поддержке его позиции в возникшем споре по вопросу о разделе богатств Каспия, где позиции Казахстана и России на первоначальном этапе переговоров были прямо противоположными. Президент Казахстана говорил об этом более чем откровенно: "Мы рассчитываем, что США продолжат поддержку Казахстана в решении вопросов, касающихся статуса Каспийского моря, используя имеющиеся в распоряжении Вашингтона механизмы влияния, так и через международные институты"10. Казахстан очень торопился с подписанием упомянутого соглашения по месторождению Кашаган. Он стремился это сделать еще до того, как будет достигнуто международное соглашение по статусу Каспия. Он исходил из того, что если соглашение будет подписано, а тем более, если работы по реализации проекта уже будут начаты, то это упрочит его позиции на переговорах о статусе Каспия, поскольку в этом случае Казахстану будет обеспечена поддержка США в защите его прав на спорное месторождение Кашаган.

Обращаясь за поддержкой к США в вопросе о разделе богатств Каспия, в Казахстане учитывали, что США имеют в регионе свои собственные интересы, которые на данном историческом этапе не только не противоречат казахстанским интересам, но и явно лежат с ними в одной плоскости. Действительно, как отмечал министр энергетики США Ф. Пенья, разработка богатейших казахстанских запасов нефти и газа позволит диверсифицировать глобальные источники снабжения энергоресурсами, что, в свою очередь, должно упрочить энергетическую безопасность мировой экономики. Последнее обстоятельство, считают США, чрезвычайно важно, поскольку в предстоящие 25 лет глобальные потребности в энергетических ресурсах должны удвоиться.

Однако в вопросах о добыче нефти и нефтепроводах в регионе Каспия позиции Казахстана и США далеко не во всем совпадают. В частности, Соединенные Штаты выступают противниками планов строительства нефте- и газопроводов через территорию Ирана, в то время как казахстанская сторона видит для себя в этих проектах определенные преимущества. И США оказывают в этом вопросе соответствующее давление на Казахстан. Однако казахстанская сторона, как и принято на Востоке, пытается превратить проекты трубопровода через иранскую территорию в предмет особого торга с США, уклоняясь от взятия на себя каких-либо конкретных обязательств.

Важнейшей экономической проблемой для Казахстана является привлечение иностранных инвестиций, и потенциальные возможности США в этой области значительно превосходят возможности других стран. Именно поэтому США стали первой страной, с которой Казахстан подписал (19мая 1992 г.) двустороннее межправительственное соглашение о поощрении и защите инвестиций и в конце 1992 года уже ратифицировал его. Всего же к осени 1995 года в Казахстане было принято около 70 законодательных актов, призванных обеспечить благоприятный инвестиционный климат.

Казахстанское руководство добилось серьезных успехов в деле привлечения иностранных инвестиций, и прежде всего - американских, в свою экономику. Действительно, за пять лет (1992-1996) прямые иностранные инвестиции в экономику Казахстана составили почти 3 млрд. долларов, что составляет 80,4% иностранных инвестиций, полученных всей пятеркой государств Центральной Азии. На долю США за этот период пришлось 50,5% от общего объема прямых инвестиций. В целом за семь лет после получения Казахстаном независимости США вложили в его экономику прямых инвестиций в размере 2,1 млрд. долларов, примерно столько же, сколько все остальные страны мира вместе взятые.

США не только сами оказывали Казахстану значительную финансовую помощь, но и активно содействовали мобилизации помощи республике со стороны международных финансовых институтов. Они, в частности, обязались способствовать вступлению Казахстана во Всемирную торговую организацию (ВТО).

В ходе визита в США в конце марта 1995 года премьер-министра Казахстана Акежана Кажегельдина состоялось подписание "Казахстанско-Американской декларации по торговому, инвестиционному и экономическому сотрудничеству". Этот документ содержит основные принципы сотрудничества двух стран в таких областях как торговля, инвестиции, поддержка реформ в Казахстане, свободный доступ на рынки, антидемпинговые меры. Администрация США подтвердила свое намерение оказывать техническую помощь Казахстану по реализации программ демонополизации и приватизации. Тогда же США поддержали участие Казахстана в разрабатываемой ими глобальной программе по экологии - "GLOBE".

Экономический интерес США в широком сотрудничестве с Казахстаном связан не только с перспективами разработки предполагаемых колоссальных запасов нефти и газа в Западном Казахстане и в акватории Каспия. Они заинтересованы также в участии в развитии инфраструктуры в Казахстане, создании в этой стране современных систем коммуникаций, развитии перерабатывающей промышленности. В частности, по словам нового посла США в Астане Ричарда Джонса, американские компании заинтересованы в участии во многих проектах, в том числе в строительстве современного аэропорта в Астане, дороги Алматы - Астана, а также в строительстве системы водоснабжения города Атырау на Каспии.

С марта 1999 года в Казахстане работает Американская торговая палата. Сам факт наличия отделения этой палаты в стране является достаточным свидетельством большой заинтересованности Вашингтона в успешном развитии казахстанских реформ и развитии двусторонних экономических отношений. Торговая палата выполняет своего рода посредническую роль между партнерами в обеих странах и между правительством Казахстана и американскими компаниями. В настоящее время пять наиболее крупных членов Американской торговой палаты инвестируют в экономику Казахстана около 3 млрд. долларов.

Что же касается развития прямых торговых связей между двумя странами, то оно объективно лимитируется, с одной стороны, ограниченными финансовыми возможностями Казахстана, а с другой стороны - крайней узостью экспортного списка казахстанских товаров. С этом списке преобладают сырьевые товары, в которых США мало заинтересованы. Поэтому объемы взаимной торговли относительно малы. В 1996 году импорт Казахстана из США составил всего 66,3 млн. долларов, в 1997 - 201,7 млн., за первые 9 месяцев 1998 г. - 205,7 млн. долларов. В процентном отношении к общему объему ввозимых в Казахстан товаров импорт из США за период 1993-1997 г.г. колебался в пределах от 1,6% до 4,7 %. Казахстанский экспорт в США за все годы независимости варьировал в пределах от 0,8% до 3,4% всего объема казахстанского экспорта11.

Финансовый кризис, разразившийся в России в августе 1998 года, имел очень негативные последствия и для экономики Казахстана, что естественно, если учесть, что Россия является основным его торговым партнером. Инвестиционный климат в стране значительно ухудшился именно в тот момент, когда она наиболее остро нуждается в привлечении иностранных средств. Американские инвесторы, равно как и инвесторы других стран, тщательно отслеживают экономическую и политическую ситуацию в странах, претендующих на привлечение инвестиций. Рейтинг Казахстана, как потенциального получателя новых кредитов, заметно снизился. В итоге иностранные капиталовложения в экономику Казахстана, в том числе и американские, стали резко снижаться. Так, если в 1997 году сумма прямых инвестиций из-за рубежа составила более 1,3 млрд. долларов, то в 1998 году - всего примерно 0,9 млрд. долл.

В 1999 году обслуживание прямого и гарантированного государством внешнего долга обойдется Астане примерно в 900 млн. долларов - это более половины золотовалютных резервов Национального. В то же время в госбюджете на 1999 год на обслуживание долга выделено всего 267 млн. долларов. Естественно, республика испытывает очень серьезные трудности с выплатой прежней задолженности, а это негативным образом сказывается и на возможности привлечения новых иностранных инвестиций. Свидетельствами ухудшившейся финансово-экономической ситуации в стране стали также резкое снижение курса национальной валюты - тенге по отношению к доллару, и все более проявляющиеся инфляционные процессы. Выступая в начале июня на втором заседании Совета инвесторов, президент Назарбаев прямо заявил: "В истории суверенного Казахстана мы переживаем не лучшие времена - это я говорю со всей откровенностью".

В торговле с Соединенными Штатами Казахстан в последнее время все больше сталкивается с противодействием американского промышленного лобби, использующего антидемпинговое законодательство в конкурентной борьбе с иностранными компаниями, прежде всего из развивающихся стран и стран постсоветского пространства. В 1998 году Казахстан ощутил на себе все тяготы антидемпинговой политики США при экспорте продукции сталелитейной промышленности. Жертвой антидемпинговой политики уже несколько лет подряд является еще один важный предмет казахстанского экспорта в США - уран. Еще в 1992 году США распространили на бывшие советские республики, в том числе и на Казахстан, антидемпинговые меры по торговле ураном. Несколько позже Департамент коммерции США подписал с Казахстаном двустороннее соглашение о приостановке антидемпингового расследования, что давало Казахстану возможность экспортировать уран. Однако под давлением своих компаний американские власти обусловили поставку Казахстаном урана в США серьезными ограничениями, в частности, установив завышенную минимальную продажную цену, что весьма затруднило казахстанский экспорт урана. Правда, в 1995 г. Казахстану удалось продать в США 1,4 млн. фунтов урана, но в дальнейшем ситуация снова ухудшилась, и в 1998 году Казахстан не смог продать в США ни одного фунта урана. Фактически американский рынок урана, а это 42% мирового потребления, оказался закрытым для Казахстана. 10 ноября 1998 года Казахстан вышел из двустороннего антидемпингового соглашения, и в США началось новое расследование с целью проверить, не продает ли Казахстан свой уран в США по демпинговым ценам. Однако руководство Национальной компании "Казатомпром" отрицает занижение цены и надеется, что по итогам расследования Казахстан вновь получит доступ на американский рынок урана.

Успешно развивается казахстанско-американское сотрудничество в гуманитарной сфере. США оказывают Казахстану помощь в таких областях, как здравоохранение, образование, защита окружающей среды и т. д. Так, например, в текущем 1999 году около 120 американских университетов предложили свои гранты для обучения студентов из Казахстана. С 1993 года в Казахстане действует образовательная программа "Фулбрайт", в рамках которой 47 стипендиатов из Казахстана прошли обучение или вели исследования в США, а 22 американских профессора приезжали работать в Казахстан. Только в 1998 году Казахстан получил по линии Программы гуманитарной помощи "Каунтерпарт" товаров на сумму 7,4 млн. долларов, а за первые два с половиной месяца 1999 года - на сумму более чем 8 млн. долларов. Агентство США по международному развитию (ЮСАИД) включило Казахстан в свою новую экологическую программу "Эко-Линк". В рамках этой программы казахстанские государственные организации и исследовательские центры смогут получать значительные гранты (до 250 тыс. долларов) для проведения исследований в области воздействия глобального потепления климата на Казахстан, а также для развития экологически чистого производства и систем управления окружающей средой. Весной этого года американское агентство по торговле и развитию предоставило Казахстану безвозмездную финансовую помощь в размере 500 тыс. долларов для разработки технико-экономического обоснования проекта газопровода для обеспечения природным газом жителей Астаны и северных областей республики ("Панорама", 5 марта 1999 г.). Подобного рода примеры не только подчеркивают значительную гуманитарную помощь США Казахстану, но и являются дополнительным свидетельством большого интереса, который Вашингтон проявляет к этой стране.

* * *

Таким образом, отношения с Соединенными Штатами занимают видное место во внешней политике Казахстана. Несмотря на весьма короткую пока еще историю этих отношений, в них уже можно отметить и значительные взлеты и определенные падения. Вместе с тем в этих отношениях бесспорно просматривается главное: Казахстану удалось добиться не только серьезного внимания к себе со стороны ведущей державы мира, но и получить ее поддержку в решении целого ряда важных для Астаны вопросов. Казахстанское руководство продемонстрировало не только свою целеустремленность и гибкость в подходах к сложным проблемам двусторонних отношений, но и способность учиться и извлекать уроки из собственных ошибок. А это дает основания надеяться на преобладание и в дальнейшем рационального начала в подходе Астаны к двусторонним отношениям с Вашингтоном.


Владимир Бабак, научный сотрудник Института российских и восточноевропейских исследований при Тель-Авивском университете (Израиль).

1 "Казахстанская правда". 1992.Приложение, с. 13.

2 "Казахстанская правда". 1992. 20 мая.

3 V. Babak. G. Degany. The Nuclear Legacy of the Former Soviet Union. The Hebrew University of Jerusalem. The Marjorie Mayrock Center for Russian, Eurasian, and East European Researsh. Jerusalem. Spring 1994, p. 16

4 "Новое поколение". 1995. 14 апреля.

5 "Деловая неделя". 1998. 28 августа.

6 "Новое поколение". 1994. 16 декабря.

7 "Деловая неделя". 1998. 6 марта.

8 "Время". 1994. 5 марта.

9 "Деловая неделя". 1999. 15 января.

10 "Деловая неделя". 1997. 28 ноября.

11 The Economist Intelligence Unit. Country Profile. Kazakhstan. 1998-99, p.p. 50-51. The Economist Intelligence Unit. Country Report. Kazakhstan, 1st quarter 1999, p. 40.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL