К вопросу о белуджском сепаратизме

Ваге Бояджян

Среди многочисленных иранских народов и этнических образований весьма важное место занимают белуджи - народ древней и самобытной культуры, имеющий богатую историю. Во всяком случае белуджи после персов, курдов и афганцев - самый большой иранский народ по численности (около 6 миллионов человек). Несмотря на то, что белуджи всегда были составной частью иранского континуума народов и с древнейших времен играли важную роль в создании и укреплении иранской государственности, тем не менее им никогда не были чужды идеи сепаратизма, создания собственного государственного образования.

В XVII веке совместными усилиями брагуйских и белуджских племен, в результате борьбы против Великих Моголов было создано Келатское ханство. Этот исторический период мало изучен и ныне трудно сказать, какие племена именно играли главную роль в создании этого ханства - белуджи или брагуи? Тем не менее период Келатского ханства рассматривается как часть истории Белуджистана. Правители Келата в течение многих лет боролись то с калхурами Синда, то с гильзаями Афганистана, и границы ханства непрерывно менялись. Сами главари всегда находились под влиянием то правителей Ирана (Надир-шаха, например), то афганцев Кандагара вплоть до периода правления Мир Насир Хана - самой авторитетной главы Келата. Мир Насир Хан смог собрать вместе всех локальных сардаров под свою юрисдикцию и расширить территории ханства примерно до границ современной пакистанской провинции Белуджистан. С появлением голландцев, а потом и англичан в Персидском заливе значение Келатского ханства и белуджских территорий стало постепенно возрастать. Англичане рассматривали Белуджистан как плацдарм для экспансии в направлении Индии, Ирана а также Афганистана. В 1839 году было заключено соглашение между британской миссией и Келатом. Оно обязывало белуджей гарантировать безопасность британских сил и транспортировок к афганской границе в обмен на сохранение суверенитета и границ белуджских территорий. С этого времени Белуджистан стал постепенно терять свое влияние в регионе.

Когда влияние Великобритании распространилось еще дальше на запад, о своих жизненных интересах вспомнила и Персия. С целью защиты своих интересов персы начали интенсивную работу в Белуджистане. Во время правления Насереддин-шаха и Реза-шаха велась активная борьба за подчинение белуджских племен центральному правительству Ирана. Большая часть Белуджистана до 1947 года считалась территорией Британской империи. Следует отметить, что разделение белуджских территорий произошло в конце XIX века, когда между Ираном, Афганистаном и Великобританией была достигнута договоренность об этом. В результате появились Иранский или Западный Белуджистан и Британский (индо-пакистанский) или Восточный Белуджистан. В основе всех политических процессов, в ходе которых исчезали или появлялись белуджские независимые образования, суверенные территории и т.д., лежат явления, непосредственно связанные с племенной структурой этого народа и внутреплеменными отношениями. Дело в том, что белуджские племена уже далеко не эндогамные единицы, и вместо кровных уз чаще всего их объединяют социально-экономические и территориальные связи. Примером этому служит тот факт, что белуджские племена в борьбе против англичан, персов или же других инородных масс предпочитали военные союзы не со своими соплеменниками, а с теми формированиями, союз с которыми на данном этапе в наибольшей степени соответствовал их интересам. Келатское ханство, как уже отмечено выше, было результатом совместных усилий брагуев и белуджей, в то время как многие белуджские племена не входили в этот альянс. Однако этноним белудж объединяет все те этнические элементы, которые на заре формирования белуджского народа, а также впоследствии слились с основным ядром этого этнического образования.

После 1928 года, когда белуджские племен уже окончательно были подчинены иранским правительством, белуджи подняли несколько восстаний, которые из за неорганизованности и предательств некоторых племен были жестоко подавлены. Яркими фигурами антишахских восстаний были сардары племен баракзаев и сардарзаев. Они тайно поддерживали связи с иракским правительством. По некоторым данным, в период ирано-иракской войны иракское правительство потратило несколько десятков миллионов долларов на провоцирование белуджского движения в Иране. Усилия Саддама в этом направлении, однако, не привели к каким-либо результатам: белуджи остались лояльны исламской республике. Во время правления Пехлевийской династии было сделано все, чтобы не допустить национальной консолидации белуджей. В настоящее время в иранской провинции Систан и Белуджистан компактно проживают около одного миллиона белуджей, наряду с другими этническими единицами составляют неотъемлемую часть иранского народа и имеют самые широкие возможности для интеграции в культурно-экономическую жизнь страны; в частности, Захеданское государственное радио имеет программы и на белуджском языке. Белуджи Ирана, по имеющимся у нас данным, независимых наблюдателей, в первую очередь считают себя иранцами, гражданами Исламской Республики Иран, а потом уже белуджами. Экономически провинция Систан и Белуджистан в целом не очень развита и основная часть населения занимается скотоводством и земледелием. Но в последние годы в этой провинции ведутся большие работы по обновлению коммуникационных систем, созданию промышленных объектов и т.д. В частности, планируется строительство железной дороги Керман-Захедан-Чабахар. Она будет важным звеном в огромной железнодорожной сети от Передней Азии до Китая и Индийского океана. Ее строительство несомненно повысит стратегическое значение Белуджистана.

Белуджского вопроса как такового в Иране не существует, несмотря на активную работу антииранских сил по дестабилизации ситуации в районах, населенных белуджами. Иранское правительство полностью контролирует территорию белуджей и не допускает возникновения нежелательных явлений. Вообще, следует отметить, что исламское правительство, в отличие от шахского, ведет более целенаправленную и конструктивную национальную политику. Оно больше делает упор на решение экономических вопросов, имеющихся в национальных провинциях, создание социальных инфраструктур, широкой образовательной сети (в том числе ВУЗ-ов). Это приводит к вовлечению меньшинств в общенациональные процессы, способствует их интеграции с иранским обществом. При этом отсутствует тенденция искусственной унификации этно-демографической картины страны. Наоборот, ведется большая работа по пропаганде локальных культур, подчеркивается их роль в формировании общеиранской культуры. Только о курдах в последние несколько лет было издано более 100 объемных трудов - альбомов, словарей, монографий и т.д.

Тем не менее, враги Ирана, как говорится, не дремлют. Все делается для насаждения сепаратизма в стране. Основную работу в этом направлении ведут исламские организации Моджахеддин-е Халк и Федаян-е Халк, которые, согласно некоторым источникам, финансируются западными кругами и Саудовской Аравией. В официальном органе организации Федаян-е Халк - в издании "КАR"- в последнее время приводятся факты, будто бы в Иране белуджи подвергаются самым тяжелым испытаниям и даже депортации, и что для подавления белуджских выступлений применяется тяжелая техника1. Большинство приводимых фактов, разумеется, не соответствует истине. Дезинформация, кстати, - главное оружие антииранских группировок. Если верить, например, публикациям, выпущенным зарубежом азербайджанскими и турецкими спецслужбами, то в Табризе постоянно проходят уличные шествия, антиправительственные выступления, имеют место убийства, преследования и т.п. Между тем Табриз - один из самых спокойных и лояльных центру городов Ирана.

Совсем иная ситуация сложилась в Восточном Белуджистане, где в настоящее время проживают около 4 миллионов белуджей. После создания государства Пакистан в 1947 году Келат провозгласил свою независимость, но спустя год в ходе переговоров основателю Пакистана Мохаммаду Али Джиннаху удалось включить Белуджистан в состав своего государства. Однако этническое самосознание белуджей было на довольно высоком уровне. В составе Пакистана в 1952-55 гг. был создан Союз белуджских провинций. Но выступления белуджей против правительства Пакистана продолжались и в 70-х годах и они достигли своего пика в 1974 году. Тогда в восстании принимали участие более чем 55.000 белуджей, а число пакистанских войск, воюющих против белуджей, достигало 77 тысячи. Даже шах Ирана, будучи обеспокоенным сепаратизмом белуджей, выслал в Пакистан несколько вертолетов2. Хотя восстание было подавлено, после этого белуджскому языку был дан официальный статус. Были созданы даже академии для исследования языка и культуры белуджей и брагуев.

Идеи национализма и тенденции сепаратизма более развиты в Восточном Белуджистане. Белуджские общественно-политические организации за рубежом, в частности на Западе, основаны главным образом выходцами из пакистанской части. Сегодня они пытаются провоцировать этнические настроения также в иранском Белуджистане. Идея создания Великого Белуджистана занимает центральное место в планах белуджских националистов. Карта Великого Белуджистана охватывает огромнейшие территории, включая все белуджоязычные регионы. Западная его граница достигает почти что центральной части Ирана, на востоке вообще не существует Пакистана. Восточная граница, поднимаясь вверх, включает юго- западную часть Афганистана и на севере достигает до Марыйской области Туркмении. Некоторые белуджи приписывают себе семитское происхождение и считают себя одним из древнейших народов мира. В частности, существует версия, будто когда-то Вавилон принадлежал белуджам3.

Прежде чем рассматривать белуджский вопрос в контексте последних политических и экономических реалий, необходимо обратить внимание и на ситуацию белуджей, проживающих в Афганистане.

Белуджи в Афганистане (около полмиллиона человек) появились еще в XIV-XV веках; сегодня они компактно проживают в основном в провинциях Нимруз и Гильменд на юго-западе Афганистана. Несколько тысяч белуджей расселены и в других местах Афганистана, среди пуштунов, таджиков, хазара, нуристанцев и других этнических групп. Белуджи в Афганистане никогда не удостаивались значительного внимания со стороны правительства. Их национальная активность выразилась только в связи с Гильмендским проектом и провозглашением афганским правительством доктрины "Пуштунистана", согласно которой Келат - исконно белуджская территория должна была войти под юрисдикцию афганского правительства. До вторжения советских войск в Афганистан белуджи были тесно связаны со своими соплеменниками в Иране и Пакистане. Белуджи оказали ожесточенное сопротивление афганскому прокоммунистическому правительству, в результате чего многие из них вынуждены были переселиться в Иран и Пакистан. Примечателен тот факт, что в 1978-79 годах белуджский язык наряду с узбекским, туркменским и нуристанским языками был включен в список официальных языков Афганистана. До этого официальными языками в этой стране были пушту и дари. В Афганистане имеются также радиовещания на белуджском языке. У афганских белуджей сильно развито чувство национальной принадлежности.

Итак, в результате последних геополитических и экономических изменений в Переднеазиатском регионе и Центральной Азии сложилась весьма интересная ситуация. После распада СССР сильные державы державы мира начали борьбу за распространение своего влияния в регионе. Уже однозначно можно сказать, каким силам принадлежат главные политические и экономические рычаги в этой игре. В первую очередь на арену вступают США с союзниками, вслед за ними - Россия, Иран, национальные интересы которых во многом совпадают, далее - некоторые арабские страны. Кроме них весьма важную позицию занимают отдельные этно-политические единицы, хотя они и не входят в число основных игроков. США пытаются утвердить полный контроль над всеми коммуникационными системами региона. Этого не могут допустить Иран и Россия. В ход уже пущены всевозможные методы, включая военные и экономические. Примером тому могут служить интерпретации курдского вопроса, ситуация с каспийской нефтью, положение в Афганистане и Персидском заливе и т.д. А какое отношение имеют белуджи ко всему этому? Как уже говорилось выше, народ этот расселен главным образом в трех соседних государствах - в Иране, Пакистане и Афганистане. Все три страны активно представлены в регионе. Отметим еще раз, что для каждого из них очень важна внутренняя стабильность. Если в Иране эта стабильность гарантирована исламским правительством, а в Пакистане в какой-то степени широкими правами разных этнических единиц, то Афганистан - бомба, которая уже взорвалась и результаты взрыва непосредственно отражаются на действиях всех заинтересованных сил. Важно отметить, что сепаратистские идеи более развиты среди белуджей Афганистана и Пакистана, нежели Ирана. Дело в том, что в Иране белуджи в течение многих лет интегрировались в социальную и экономическую жизнь страны, чего нельзя сказать о белуджах Афганистана и Пакистана, где они, расселенные среди инородных этнических единиц, не принимали участия в социально-экономических и политических процессах.

Сегодня талибы, поддерживаемые официальным Исламабадом, господствуют в Афганистане. Их роль очевидна во всех региональных изменениях. Не случайно, что Иран уже направил к афганской границе огромные войсковые подразделения. Дальнейшее развитие событий в этом духе может привести к радикальным переменам: Афганистан, являющийся полиэтническим государством, вероятно, расчленится на несколько частей. Однако такой поворот событий не может удовлетворить интересы всех игроков. За этим последует цепная реакция и о Пуштунистане вспомнят пуштуны в Пакистане, о Великом Белуджистане - белуджи, не говоря уже об узбеках и таджиках.

В подобной ситуации создание белуджского государства на первый взгляд представляется весьма реальным. Но взвешивая реальные факты, однозначно можно сказать, что создание новой этнополитической единицы в настоящее время не отвечает национальным интересам ни одной из стран региона. Конечно же, создать независимый Белуджистан можно только объединив все белуджоязычные территории, а это значит, что Иран потеряет не просто провинцию, но и свое влияние в Персидском заливе, Пакистан лишится почти что половины своей территории, и так далее. Белуджистан будет контролировать и столь важный для Ирана Ормузский пролив, а если добавим к этому и наличие десятков тысяч белуджей в странах Персидского залива, то очевидно, что расшатается весь геополитический баланс не только в Ближнем Востоке, но и в других регионах (Центральная Азия, Закавказье).

Ормузский пролив и контролирующие его острова Абу Муса, Томб-е Бозорг и Томб-е Кучек всегда были и остаются в спектре интересов Ирана. В 70-ых годах, после создания Республики Бангладеш на востоке Пакистана, Иран стал принимать более активные действия для сохранения стабильности и безопасности в восточной части пролива. Ведь белуджи, имеющие сепаратистские настроения, с одной стороны, и движение повстанцев в Омане, с другой стороны, могли создать опасную для Ирана ситуацию. В добавок к этому в порту Карачи в Пакистане в свое время была найдена огромная партия оружия, которая импортировалась Иракским посольством для белуджских сепаратистов. Шах неоднакратно заявлял, что белуджский вопрос остается стратегической проблемой, связанной с внутренными вопросами безопасности Пакистана, одновременно касаясь непосредственно Ирана4. Иран, разумеется, всегда был весьма заинтересован в стабильности Пакистана. В этом отношении показателен тот факт, что во время индо-пакистанской войны в 1971 году, когда советско-индийские отношения приобрели более чем дружеский характер, Иран официально заявил, что атаку на Пакистан он будет воспринимать как атаку на Иран. Не думаю, что по отношению к Пакистану что-либо изменилось в политике Ирана.

Предполагается и другой вариант - не очень реальный, конечно, - согласно которому Иран попытается присоединить к себе юго-западную часть Афганистана с помощью идей паниранизма. Паниранизм, возникший в первых десятилетиях нашего века, не преследует цель создания великого Ирана. Это, скорее, культурное течение и пока не имеет политически четко очерченной формы.

В последнее время в связи с испытанием ядерных оружий Пакистаном и Индией, официальный Вашингтон в некотором смысле пересматривает свою политику по отношению к Исламабаду, и это может привести к обрыву в цепи Вашингтон - Исламабад - Талибы. Каждый раз, когда политические силы вне региона по той или иной причине теряют своих союзников или же пересматривают свою политику, создается шанс для, так сказать, локальных стран наполнять создавшийся вакуум и взять ситуацию под собственный контроль. Такой вариант с точки зрения региональной безопасности и стабильности более целесообразен, чем присутствие заморских сил.

Судя по всему, в настоящее время никто, кроме самих белуджей, не заинтересован в создании новой этнополитической единицы. Да это еще вопрос, смогут ли все белуджи, находящиеся на разных стадиях развития, объединиться под одним флагом и создать собственное независимое государство. А вообще, нужно ли создание собственного государства? Ведь по такой логике число народов - потенциальных носителей идей государственности, только в нашем регионе и лишь в иранском континууме достигает четырех. Это - курды, заза, белуджи, талыши. Суждено ли этим народам создать национальную государственность, покажет время. И что принесет независимость этим народам, не приведет ли процесс сепаратизма к региональным катаклизмам, будут ли народы счастливее, получив государственность. На эти вопросы, разумеется, нет однозначных ответов.

Профессор Гарник Асатрян по этому вопросу пишет: "Этнические единицы, не имеющие собственной государственности, в том случае, когда они живут в составе государственного образования близкородственного народа, либо в случае, когда их этническая территория граничит с подобным образованием, с целью осуществления национальных идеалов должны быть так или иначе вовлечены в орбиту общего развития данного народа. Подобный подход, понятно, ни в коей мере не означает отрицания местных национальных единиц. Наоборот, чем богаче и разнообразнее этническая мозаика народа, тем целостнее и стройнее его национальный облик. В конце концов, это целесообразно и с точки зрения перспективности национального развития: ведь, по объективным причинам, не всем этническим единицам и народностям суждено стать государственными народами"5.


Ваге Бояджян, научный сотрудник Кавказского центра иранистики. Ереван

1 Подробно см.: "KAR"- Oрган Федаян-е Халк, весна,1998.

2 Encyclopaedia Iranica, Baluchistan/History: Modern period.

3 Эти данные циркулируются в политических и национальных кругах белуджей на Западе.

4 Kayhan Havayi, October 12, 1974, p.5.

5 Г.С. Асатрян. Этюды по иранской этнологии. Ереван. 1998, сс. 11-12.


SCImago Journal & Country Rank
  •  Балкон цены  Компания в кротчайшие сроки изготовит и смонтирует окна по доступным ценам ekobalcon.ru
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL