КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ: СУТЬ РАЗНОГЛАСИЙ

Марк Григорян

Шести армянским журналистам представилась уникальная возможность поехать в Баку и встретиться с руководством Азербайджана. Уникальность ее в том, что нам довелось получить информацию о точке зрения противоположной стороны "из первых рук" - от тех людей, которые представляют позицию страны на переговорах, формируют общественное мнение. Поездка также дала возможность сравнить, сопоставить две точки зрения на конфликт.

Визит состоялся благодаря финансовой поддержке Министерства иностранных дел Швейцарии, усилиям участников программы "Поддержка СМИ Закавказья".

* * *

Необходимость мирного урегулирования карабахской проблемы аксиоматична, ее признают все стороны. Однако разногласия между ними есть, и они касаются практически всех важнейших аспектов разрешения конфликта. Как правило, именно эти разногласия и становятся предметом пропаганды и споров для правительств, политологов и журналистов сторон-участников конфликта.

Настоящая статья не будет посвящена анализу той или иной точки зрения на конфликт. Таких материалов написано много. Вместо этого хотел бы сопоставить две точки зрения на наиболее актуальные и важные аспекты проблемы и дать возможность читателю самому проанализировать высказывания политиков двух конфликтующих стран и сделать выводы.

Первое, на что обращаешь внимание в разговорах с азербайджанскими политиками, это то, что российское присутствие на Южном Кавказе и, в частности, в Армении, вызывает у них озабоченность и даже раздражение. Эта тема является превалирующей во всех беседах и встречах.

"Я считаю, что Армения является таким же заложником Нагорного Карабаха, как и Азербайджан, - говорит Вафа Гулузаде. - И я считаю, что это - огромный успех российской дипломатии, российской внешней политики и российской военной стратегии. Основная цель России - это владеть Южным Кавказом, и этой цели, к великому сожалению, посвящены все интересы Армении. Я хотел бы, чтобы Армения была бы партнером Азербайджана, но в данном случае Армения является партнером России, которая имеет в нашем регионе имперские цели. Армения привязана к военной машине России, в Армении имеются военные базы России. Россия уже откровенно присоединила и Нагорный Карабах к Армении, благодаря чему она может держать Армению под контролем, потому что если не российское влияние, то Нагорный Карабах азербайджанцы заберут назад"1.

Иса Гамбар, лидер оппозиционной партии "Мусават считает, что Азербайджану и Армении было бы проще договориться, если бы удалось "оставить за скобками" Россию и другие державы.

То же, что политики и политологи, говорят простые азербайджанцы: ветераны карабахской войны, официантка в кафе на площади Фонтанов. "Зачем вам, армянам, этот Карабах. Жили, как братья, все в порядке было. Это все Россия виновата. Выгоните русских, тогда мы договоримся, да..." Журналисты, не связанные дипломатическими ритуалами, даже пробовали поучать Армению (в нашем лице), как нужно строить отношения с Россией. Это вызвало мою раздраженную реплику "Почему вы пытаетесь решить свои проблемы с Россией за наш счет".

С армянской стороны присутствие России в регионе воспринимается иначе. Так, президент Армении Роберт Кочарян в интервью, данном турецкой газете "Миллиет"2, сказал: "Армения сама решает, какие отношения устанавливать, и с кем (...) Мы считаем важным развитие наших политических взаимоотношений с Европейским Союзом, ОБСЕ, Советом Европы и другими европейскими структурами, и это не простое совпадение. Последовательная работа в этом направлении будет продолжена. Россия не является нашим единственным стратегическим партнером".

"Я думаю, что именно этот подход Азербайджана, согласно которому Россия является препятствием на пути урегулирования карабахского вопроса, и есть главная помеха на пути положительных сдвигов в разрешении конфликта, - говорит министр иностранных дел Армении Вардан Осканян. - Я думаю, что Россия сегодня не имеет отрицательного воздействия на этот процесс... Дело в том, что сегодня Азербайджан не готов идти на компромисс, не готов к правильной оценке реалий. И именно азербайджанская сторона возлагает надежды на третью страну, которая должна решить за них этот вопрос".

И так же, как простые люди в Баку считают, что "без русских мы - две кавказские нации - легко договоримся, в Ереване о российском присутствии люди думают, в основном, что: "как только русские уйдут, Азербайджан пойдет на нас. Знаем мы эти приемы восточной дипломатии. Турки всегда успокаивали нас, а потом резали". И хоть это не входит в рамки данной статьи, не могу не отметить, что ясно видно, как формируется образ жертвы: в Азербайджане агрессором видится Россия, а не Армения, тогда как в Армении - Турция и Азербайджан.

Присутствие России в регионе для Азербайджана связано с военными базами и охраной границ. Гейдар Алиев: "Факт остается фактом: в Армении находятся вооруженные силы России... Пограничную службу в Армении несут, в основном, российские пограничники, с участием, естественно, армянских. Сам этот факт по себе говорит о том, что здесь уже суверенитет страны в какой-то степени ущемлен... В Москве некоторые голоса говорят о том, что, видите ли, Армения в Закавказье наша единственная опора и наш союзник... Армения предоставила свою территорию и для ракет S-300, и для самолетов МИГ-29. Когда мы хотим в Закавказье иметь мир, идти к разоружению, идет вооружение Армении".

Однако в Армении говорят о том, что вооружение Азербайджана превосходит армянское и речь должна идти о довооружении. Так, согласно В. Осканяну: "Для нас вопрос заключается в сохранении паритета в сфере вооружений... С учетом всех российских поставок, мы еще не приблизились к тем квотам, которые разрешены для Армении в рамках договора об обычных вооружениях в Европе. Мы не нарушали договора, мы даже не приблизились к нему. В рамках этого договора мы имеем право на 100 самолетов, тогда как сегодня у нас их порядка 15. Самолетов у Азербайджана много больше. То же можно сказать обо всех типах оружия, подпадающего под ограничения по этому договору. В Азербайджане есть и такие категории вооружений, которые, по данным, представляемым самим Азербайджаном, превышают допустимые лимиты". Кроме того, известно, что вооруженные силы Азербайджана получают помощь, в частности, из Турции и Пакистана.

При том, что руководство Азербайджана ведет подчеркнуто антироссийский курс, влияние России и "русский дух" в Азербайджане значительно ощутимее и сильнее, чем в Армении. Культурологически, в смысле влияния и значения русской культуры, Азербайджан ближе к Центральноазиатским странам, чем к кавказским своим соседям: Грузии и Армении. Так, в Армении нет русских школ, но они есть в Азербайджане. На улицах Баку можно заметить большое количество рекламы на русском - гораздо больше, чем в Ереване. Передачи трех российских телеканалов (ОРТ, РТР, НТВ) полностью транслируются в Баку, тогда как в Ереване передачи ОРТ и НТВ днем прерываются, а НТВ к тому же ретранслируется частной телекомпанией, имеющей настолько слабый передатчик, что не во всех местах Еревана можно смотреть передачи этого канала. И наконец, если уж речь зашла о телевидении, то турецкое государственное телевидение TRT доступно в Ереване больше (4 канала), чем в Баку (2 или 3).

Официальный Баку ищет противовес российскому присутствию в регионе и обращается к Западу, в частности, к США и НАТО. "Я думаю, операция НАТО на Кавказе была бы желательна", - сказал Вафа Гулузаде в интервью корреспонденту Франс-пресс3.

Армянские власти, как об этом сказал Вардан Осканян, ведут политику взаимодополнения, "положительного баланса" и полагают, что хорошие взаимоотношения могут поддерживаться со всеми странами. "Такая политика помогает нам иметь хорошие взаимоотношения и с Россией, и с Соединенными Штатами, - говорит министр иностранных дел Армении. - Более того, наша политика позволяет нам, имея российские военные базы на нашей земле, поддерживать хорошие взаимоотношения с НАТО в рамках программы "Сотрудничество во имя мира". Наши взаимоотношения не хуже, чем у Азербайджана и НАТО. Наша политика не мешает нам вступать в военные контакты с другими странами-членами НАТО, не мешает выполнять наши обязательства в рамках сокращения обычных вооружений в Европе".

Позицию НАТО в отношении вмешательства в конфликты на Кавказе и, в частности, в карабахский конфликт, изложил Хавьер Солана в интервью агентству Франс-пресс. Он отметил, что альянс не думает о развертывании вооруженных подразделений на Кавказе и имеет хорошие взаимоотношения со всеми странами региона. Франс-пресс не называет "западного дипломата", который сказал: "Будьте серьезнее. Нужно быть сумасшедшим, чтобы думать, что НАТО может прийти на Южный Кавказ. Азербайджанские и грузинские официальные лица говорят о необходимости вовлечения сил НАТО в кавказские конфликты, чтобы вызвать реакцию России и Ирана".

В Азербайджане принято говорить, что присутствие военных баз в Армении и факт совместной охраны границ уменьшает суверенитет Армении. В Армении же обращают внимание на то, что призывы властей Азербайджана к США, НАТО или Турции основать военные базы в стране фактически являются призывами к ослаблению суверенитета страны.

В этом контексте становятся заметными газетные сообщения типа: "Гейдар Алиев просил посла США в Азербайджане Стенли Эскудеро передать Олбрайт, что будет последовательно реализовывать обсужденные в Вашингтоне вопросы (...) Г. Алиев также отметил высокую эффективность недавней встречи с Ричардом Морнингстаром и сообщил, что дал ряд указаний по результатам переговоров"4. Это мало похоже на сообщение о главе государства, сказавшего: "Мы отличаемся от других стран тем, что осуществляем свою независимость в полном объеме".

Карабахский вопрос можно решить, считают в Азербайджане. "Ни один конфликт не вечен, - говорят там, - закончится и этот конфликт". Но для этого нужна добрая воля Армении, которая должна: а) признать территориальную целостность Азербайджана, б) вернуть захваченные территории и в) избавиться от российских военных баз и российских пограничников.

И вот тогда можно сесть за стол переговоров, чтобы обсудить статус Карабаха. "Карабах должен иметь самый высокий статус самоуправления на основе договоренности и самоопределения в составе азербайджанского государства", - говорит Вафа Гулузаде. А вот что сказал президент Азербайджана: "Что касается статуса самоуправления, я неоднократно говорил: это может быть самый высокий статус, что есть в мировой практике". А каким конкретно будет этот статус - определится на переговорах.

Однако не все так просто. "Посредники предлагали варианты свободной ассоциации, которые сразу же отвергались азербайджанской стороной, - говорит Вардан Осканян. - А ведь подобный статус известен: так существует и Новая Зеландия, и Микронезия. Азербайджан не то чтобы не был готов согласиться с этими существующими вариантами статуса. Он просто не представляет себе статуса, отличающегося от автономии. А автономия определяется довольно узким и конвенциональным способом. То есть так, что это становится совершенно неприемлемо. А иные варианты предлагались, но были отвергнуты. Идея "общего государства", предложенная недавно, также не является чем-то новым. Может быть, название новое, но, по существу, это "общее государство" мало чем отличается от конфедерации, федерации или свободной ассоциации".

Можно заметить, что армянская сторона не комментирует предварительные условия, выдвигаемые Азербайджаном (за исключением вывода российских войск), тем более, что они соответствуют двум из трех принципов, зафиксированных в заявлении действующего председателя ОБСЕ, сделанном на Лиссабонском саммите в декабре 1996 года. По сути, обсуждение статуса Нагорного Карабаха уже идет, хотя это пока не признается конфликтующими сторонами.

Самая трудная часть - историческая. Разногласия здесь наиболее ярки, а возможностей найти общий язык довольно мало.

В Азербайджане говорят о Ходжалинской трагедии. В Армении - о Сумгаите и бакинских событиях. Оправдываться, в обоих случаях не принято. Причем, как бы цинично это ни звучало, аргументы сводимы к фразе "они первыми начали". И для общественного сознания этого достаточно: виновными в сумгаитских злодеяниях становятся армяне, изгнавшие из Кафана несколько тысяч азербайджанцев, а в ходжалинской трагедии - азербайджанцы, запрещавшие населению уходить из Ходжалы. В качестве иллюстрации приведу слова Гулузаде: "Вы знаете, почему армяне здесь пострадали? Потому что вы начали конфликт. Я хочу сказать, почему армяне вдруг начали страдать в Баку, когда они здесь были очень счастливы. Потому что 30 тыс. погромленных, изгнанных в 1988 году азербайджанцев из Армении вдруг приехали, бездомные, в Баку, и начали здесь громить всех армян, которые шикарно здесь жили".

Позволю себе выразить мысль, которая покажется крамольной по обе стороны карабахского фронта. Она заключается в том, что решение Кавбюро ЦК, создавшее Нагорно-Карабахскую автономную область в составе Азербайджана и закрепившее Зангезур в Армении, было простым закреплением реалий, сложившихся к тому времени в Закавказье. То, что в Армении называют Шушинской резней 1920-21 годов, в действительности, видимо, было частью войны, где азербайджанской армии помогали турецкие регулярные части, благодаря чему и стало возможным взятие Шуши - неприступной крепости. А рейд частей под командованием Нжде закончился полным завоеванием Зангезура. Таким образом, Кавбюро ЦК просто утвердило существовавшую ситуацию.

Вольное обращение с историей и вольная интерпретация исторических фактов, видимо, свойственны тоталитарному сознанию. Так, исторический фактор, один из важнейших для общественного сознания Армении конца 80-х начала 90-х, сейчас отошел на задний план. Государственные деятели практически не затрагивают исторических категорий. В Азербайджане же нам встретилась активная политика "создания истории". Причем особенно важную роль здесь играет Вафа Гулузаде. Позволю себе привести еще два его высказывания, причем без комментариев - комментировать их или приводить опровергающие факты просто бессмысленно. Когда речь идет об истории, другие политики по обе стороны конфликта значительно более осторожны.

"...если уж мы начнем говорить историческими категориями, то мы тогда будем говорить о том, что Армения - это территория Азербайджана, что Россия создала на территории Азербайджана армянское государство, что Ереван - это Эриваньское ханство, азербайджанское".

"До 20 года были столкновения между Азербайджаном и Арменией. Тогда еще, пока наши государства не были созданы, под отголоски российско-турецкой войны. Потом пришла стабильная советская власть и на 70 лет мы были друзьями, братьями, ездили друг к другу, устраивали совместные церемонии, переженились друг с другом...".

Поднимается в Азербайджане и вопрос этнических чисток в Армении. Об этнических чистках в Азербайджане здесь не говорят. Ситуация абсолютно зеркальна в Армении.

В Азербайджане в разрешении конфликта особое значение придается экономическому фактору. Если еще несколько лет тому назад общественное мнение Азербайджана склонялось к тому, что экономическое процветание страны, связанное с нефтью ("Кавказский Кувейт"), поможет решить карабахскую проблему, то сейчас упор делается, скорее, на то, что в результате решения проблемы можно будет развивать экономические связи, что приведет к процветанию всех стран региона.

Так, Гейдар Алиев сказал: "Очень серьезную роль играет экономика. Если бы мы смогли преодолеть все то, что есть и осуществлять экономическое сотрудничество между Арменией и Азербайджаном - огромные возможности". Президент Азербайджана также считает, что если две страны пойдут по пути развития экономических отношений, то это поможет "облегчить решение и других вопросов".

Вафа Гулузаде говорит о том, что в результате уступок в карабахском вопросе Армения может получить приз в виде нефтепровода. "Если мы с вами сейчас заключим мир, то вы не будете нуждаться ни в какой военной поддержке России, вы не будете нуждаться в российских военных базах. Завтра вы скажете, что "мы хотим сами охранять свои границы", что "Азербайджан нам ничем не угрожает"... мы хотим пользоваться не атомной станцией Чернобыльского типа, которую нам предоставила Россия, а мы хотим пользоваться азербайджанской нефтью и газом. А Азербайджан согласится, что через вашу территорию пройдет одна из экспортных троп нефти, а где останется влияние России?" То есть, экономический фактор также тесно привязывается к России и ее присутствию на Кавказе.

Однако хотелось бы остановиться на другом - политическом аспекте. Азербайджан - страна с жесткой авторитарной властью. Оппозиция находится под сильным прессом. "Нам не дают провести очередной съезд партии, - говорит Иса Гамбар, председатель партии "Мусават", - есть у нас политические заключенные - около десяти человек. А всего, по разным данным, в Азербайджане от 200-300 до 1500 политзаключенных". Мыслящие журналисты подвергаются гонениям, демонстрации разгоняются.

Гражданам постсоветских государств многое скажут выдержки из газеты "Бакинский рабочий". Страна, где так превозносят президента, по определению не может быть демократичной.

Из выступления инвалида карабахской войны Надира Гулиева: "Уважаемый Президент, сегодня Вы - единственный свет надежды азербайджанского народа. Господин Гейдар Алиев - единственная личность, которая сможет избавить азербайджанский народ от сегодняшней беды. Уважаемый Президент, нельзя не сказать о той работе, которую проводит в Гарадагском районе депутат господин Ильхам Алиев, об этом знают все"5.

"Знаете почему мы такие? Потому что мы - гейдаровцы. Мы - люди, которых так воспитали, мы не можем быть другими. Если мы честно ели свой хлеб, получили то воспитание, которое Вы нам дали, то и сегодня должны оставаться такими же сильными и помогать Вам строить новый Азербайджан"6.

Из выступления молодой сотрудницы НИИ легочных заболеваний Сабины Мамедовой: "Получая звание врача, мы произносили клятву Гиппократа. Но у молодых врачей независимой Азербайджанской республики есть еще одна священная клятва - клятва Гейдара Алиева. Эта клятва призывает нас, как Гейдар Алиев, любить свою родину, народ, национально-духовные ценности, как Гейдар Алиев, бесконечно трудиться, быть воплощением мощи, отваги, достоинства и мудрости на пути развития нашей страны, быть великим человеком и гражданином и, как Гейдар Алиев, жить самыми благородными и светлыми человеческими помыслами"7.

В Армении - свои проблемы с установлением и развитием демократии и правами человека. Однако очевидно, что это - проблемы другого плана. Так, в Армении во много раз меньше политзаключенных (6 узников совести), легче дышится прессе, обеспечивается свобода митингов и демонстраций, принципиально иное отношение к беженцам. Большие проблемы с демократизацией в Карабахе.

Отсутствие демократии, различных точек зрения, конечно, мешает урегулированию проблемы, и это относится к обеим сторонам. И нельзя не согласиться с министром иностранных дел Армении Варданом Осканяном, когда он говорит: "Чем выше уровень демократии в Азербайджане и в Армении, тем ближе мы будем находиться к решению вопроса. Конечно, мы намного опережаем Азербайджан в развитии демократии, но и нам еще предстоит пройти определенный путь. Тут важно и то, что это - региональный критерий, и мы должны жить в условиях, где все страны исповедуют одни и те же принципы, находятся на одном уровне демократии. И тогда, думаю, мирное урегулирование проблемы станет гораздо более реальным, чем в таких условиях, когда в одной из стран преобладает авторитарная форма правления, а другая ушла вперед по пути развития демократии.

Демократия важна и с точки зрения проявлений общественного мнения, мнения народа. Ведь в условиях свободы слова можно будет более свободно представлять реальность, и обоим государствам станет легче идти на компромиссные варианты. К сожалению, сейчас трудно сказать, когда это будет, но то, что этот фактор препятствует мирному разрешению проблемы - это факт".

На первый взгляд кажется, что экономические проблемы важнее демократизации, и что их легче решить, а с наступлением эпохи процветания разрешатся и все остальные проблемы. Боюсь, что это - еще один миф общественного сознания. Демократия - тоже не панацея. Но в условиях настоящей демократии договориться намного легче. И с другой стороны - желание договориться способствует демократизации. Тому есть множество примеров.

Я обратил внимание: политики в Баку часто начинали фразу со слов: "Пусть Армения...". Но ведь и в Армении говорят: "Пусть Азербайджан...". Кроме того, обе стороны говорят, что их оппоненты пока не готовы к диалогу. А это значит, что к началу разговора не готовы сегодня ни азербайджанская сторона, ни армянская. И мне кажется, что прагматизма пока не хватает с обеих сторон. Но, видимо, время для прагматизма еще не пришло. И складывается впечатление, что нынешняя ситуация "без мира, без войны" устраивает всех: и непосредственных участников конфликта, и международные организации, и мировые державы.

В действительности же в одном важном пункте между сторонами есть согласие. И суть этого согласия в том, что обе стороны хотят мира и понимают, что "народы Южного Кавказа обречены жить вместе. Ни одна вражда, ни один конфликт между народами не может быть вечным. В конце концов, мы будем жить в мире и дружбе" (Вафа Гулузаде). Добавлю, что переговоры - долгое и кропотливое занятие. Однако понимание необходимости установления мирных отношений - уже серьезная база для того, чтобы начать говорить об условиях этого мира.


Марк Григорян, кандидат филологических наук, председатель центра "Сотрудничество и демократия". Член редакционной коллегии журнала "Media Caucasica".

1 Встречи с азербайджанскими политиками состоялись: с госсоветником по внешнеполитическим вопросам Вафой Гулузаде - 28 июня 1999г., с министром иностранных дел Тофиком Зульфугаровым - 29 июня, с лидером партии "Мусават" Исой Гамбаром и президентом Гейдаром Алиевым - 1 июля 1999 года. Высказывания министра иностранных дел Армении Вардана Осканяна приведены по интервью, которое он дал автору 5 июля 1999 года.

2 Здесь и ниже цитируется по тексту, распространенному пресс-службой президента, отметившей, что в газете "некоторые отрывки интервью были пропущены, слова президента Армении искажены, а акценты переставлены". Перевод на русский с английского автора - М.Г.

3 Здесь и ниже цитаты даны по статье Дэвида Стерна "NATO's Kosovo campaign touches nerve in the Caucasus", распространенной по каналам агентства Франс-пресс 6 июля 1999.

4 Газета "Наш век". 1999. 2 июля.

5 "Бакинский рабочий". 1999. 2 июля.

6 "Бакинский рабочий". 1999. 30 июня.

7 "Бакинский рабочий". 1999. 29 июня.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL