К Р И Т И К А И Б И Б Л И О Г Р А Ф И Я

ПО СЛЕДАМ ИСЧЕЗАЮЩЕЙ ОБЩИНЫ

Владимир МЕСАМЕД

Рецензия на: Евреи в Средней Азии. Прошлое и настоящее.- Сборник научных трудов. Составитель И.С.Дворкин. Ответственный редактор Т.Д.Вышенская. - Петербургский еврейский университет. Институт исследования еврейской диаспоры. - Санкт -Петербург. 1997. с.299.

На наших глазах по существу исчезает яркий и красочный мир восточного еврейства. Фактически прекращают свою многовековую жизнь, сократившись до диапазона от нескольких десятков до нескольких сотен человек, ближневосточные еврейские общины - Сирии(200чел.), Ливана (60 чел.), Ирака (120чел.), Алжира (90 чел.), Египта (180 чел.)1.

Интенсивно проходящие в последние годы процессы миграции из республик бывшего СССР древних восточных общин грузинских евреев, горских евреев Кавказа и Закавказья, бухарских евреев Центральной Азии, скорее всего, приведут к такому же финалу. Община бухарских евреев - один из самых своеобразных островков восточноеврейской диаспоры - переживает, по всей видимости, последние десятилетия своего существования. К сожалению, данные статистики не могут достоверно отразить количество бухарских евреев в регионах их традиционного проживания - Узбекистане и Таджикистане, частично - в других государствах Центральной Азии. Но динамика уменьшения всей еврейской общины, например, в Республике Узбекистан косвенным образом показывает и резкое уменьшение этой еврейской этнографической группы. Так, если по переписи 1989г. еврейское население Узбекистана составляло около 94 тыс. чел.(в том числе 28,4 тыс. бухарских евреев)2, то к концу 1996г., по данным израильского демографа проф. Сержио Делла Пергола, - 19 тыс. чел. Проф. Пергола, однако, не выделяет еврейские субэтнические группы, вот почему истинное количество бухарских евреев может быть определено весьма приблизительно. Учитывая, что общее количество евреев в Узбекистане уменьшилось за эти годы более чем в пять раз, бухарско-еврейская община может быть оценена с достаточной долей гипотетичности примерно в 4-5 тыс. человек.

Между тем бухарские евреи оставили яркий след в современной истории всего Центральноазиатского региона. Культура, наука, искусство Узбекистана и Таджикистана неразрывно связаны с именами таких бухарских евреев как художник Маркиэль Калантаров, кинорежиссер Борис Кимягаров, композитор Манас Левиев, певица Мухаббат Шамаева, профессор-тюрколог Натан Маллаев и др.. Литературная история этого региона вместила в себя десятки имен писателей и поэтов из среды бухарских евреев, творивших свои произведения на персидско-таджиском языке.

Рецензируемая книга явилась первым результатом серии историко-этнографических экспедиций, осуществленных в начале 90-х гг. учеными Института исследования еврейской диаспоры Петербургского еврейского университета. Стимулом для проведения этих экспедиций, как отмечается в ее предисловии, явилась реальная угроза исчезновения бухарско-еврейской этнографической группы в регионе. Книга отражает различные стороны жизни бухарских евреев в сердце Центральной Азии. Тематически и структурно она достаточно разнообразна - здесь и публикации текстов, и описания архивов, и статьи по исторической и демографической тематике, и библиография литературы о бухарских евреях. Вес и научную основательность книге в немалой мере придает статья И.Дворкина о принципах историко-этнографического исследования бухарско-еврейской диаспоры. Поставленные автором задачи разработки комплексной программы исследования истории и современного состояния этой диаспоры, а также методологии и логики исторического изучения в такой достаточно новой для российских исследователей сфере представляет исключительный интерес. Это тем более важно, что неотвратимо отходят в небытие созданные в течение веков памятники материальной культуры, ветшают книги и рукописи. Угасание общинной жизни бухарских евреев, к счастью, еще не пришло к своему финалу, и до сих пор живы еврейские кварталы Самарканда и Бухары. Как отмечает Т. Вышенская, обобщая результаты трех первых экспедиций, в которых, кроме петербургских ученых, принимали участие и сотрудники Центра еврейского искусства при Иерусалимском университете, в еврейских кварталах этих городов еще заметны приметы общинной жизни. Там отмечается суббота, функционируют синагоги, изучаются национальные традиции.

Экспедиции начала 90-х гг. обнаружили большое количество материалов по истории и культуре бухарских евреев в музеях Самарканда и Бухары, других городов Узбекистана. Особенно ценным представляется описание фондов существовавшего в Самарканде в 1927-1938гг. Туземно-еврейского историко-этнографического музея. Документация и инвентаризация такого рода экспонатов, среди которых есть ценные свидетельства богатой материальной культуры этого несомненно любопытного заповедника еврейской диаспоры, тем более актуально, что в последние годы, на фоне переживаемых новыми государствами Центральной Азии значительных экономических трудностей, происходит утрата и разбазаривание этого богатого исторического наследия.

Несомненно важно и изучение пока еще доступных исследователям архивных материалов, показывающих особенности во многом трагической судьбы бухарских евреев. На базе таких материалов написаны вошедшие в сборник статьи по проблемам насильственного обращения в ислам (А.Каганович. О евреях-мусульманах, проживавших в Туркестанском крае), о попытках интеграции евреев в экономическую жизнь завоеванных Россией регионов (Р.Рабич. Предпринимательская деятельность бухарских евреев в дореволюционном Туркестане; С.Губаева. Среднеазиатские евреи в Ферганской долине).

Сохранившиеся, к счастью, обширные массивы материалов Туземно-еврейского музея Самарканда создают богатые возможности для изучения самобытной еврейско-таджикской литературы. В рецензируемом сборнике проанализированы несколько текстов, остававшихся до последнего времени практически недоступными исследователям. В их числе - стихотворения на пасхальные темы, разнообразные религиозные тексты. В фондах этого музея обнаружены и литературные произведения на иврите. Это наглядно показывает, что несмотря на то, что в течение веков литературным языком бухарских евреев был таджикско-еврейский, не нарушалась и преемственность изучения традиционных ивритских текстов, что в значительной степени обусловило возможность литературного творчества и на сакральном языке иудаизма.

Бытовое, во многом неповторимое пространство еврейских махалла Бухары и Самарканда, - быть может, последних островков своеобразного еврейского присутствия в этом регионе, описано профессиональным архитектором Л.Гуревичем как в исторической ретроспективе, так и в их сегодняшнем облике. В них как бы законсервировалась градостроительная и инфраструктурная специфика многочисленных восточноеврейских кварталов, существовавших там в течение многих веков.

В сборнике предпринята актуальная для российской иудаики и во-многом удачная попытка составления библиографии о бухарских евреях. Описанные М.Косоновским работы касаются истории и этнографии, языка, фольклора, литературных произведений на еврейско-таджикском языке. Конечно, приведенные в библиографии 255 названий книг вряд ли исчерпывают все многообразие работ по этой тематике, но даже в таком первоначальном виде представляют богатый материал для дальнейших исследований жизни этой центральноазиатской общины.

Рецензируемая книга является новаторской не только по анализируемой тематике, но и по глубине проведенного исследования. Именно поэтому такая работа не может быть свободной от недостатков. Коснемся нескольких из них. В последние годы в русскоязычных публикациях более не используется термин "Средняя Азия" как геополитически некорректный3. Здесь же он не просто повсеместно использован, но и вынесен в заглавие. При отсутствии какой-либо аргументации такой подход вряд ли уместен.

Зафиксировав в библиографическом разделе книги довольно редкие труды по бухарской иудаике, М.Косоновский, к сожалению, не отразил ряда достаточно известных в востоковедении работ. Отметим среди них лишь несколько статей концептуального плана, принадлежащих перу всемирно известных ученых:

И.Оранский. Иудейско-персидские тексты как источник для исследования исторической диалектологии персидского и таджикского языков. - Совещание по общим вопросам диалектологии и истории языка. Тезисы докладов и сообщений. Москва. 1977, с.103-105.

G.Lazard. La dialectologie du judeo-persan. - Studies in Bibliography and booklore.Vol.8, No.2-4, Cincinatti-Ohio, 1968, p.77-98.

C.Saleman. Judaeo-Persica nach.St.-Petersburger Handschriften.- 1. Chudaidat. Ein judisch-bucharisches Gedicht. -Spb., 1897.

Разумеется, такого рода недочеты ни в коей мере не снижают ценности этой книги, позволяющей заинтересованному читателю в очередной раз прикоснуться к загадочному и уходящему миру колоритных еврейских общин в самом центре исламского мира.


Д-р Владимир Месамед, представитель журнала на Ближнем Востоке (Иерусалим).

1 Antisemitism. World Report 1997. Institute for Jewish Policy Research & American Jewish Commitee. -London. 1997. p.270, 272,284; AP, 21 January 1998.

2 Краткая еврейская энциклопедия.- Иерусалим. 1996. Т.8, с.1164.

3 Ташкентская встреча глав государств и правительств Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана в январе 1993г. приняла решение называть регион Центральной Азией. - О сути этого политико-географического термина см. - В.Белокреницкий. Формирование центральноазиатского макрорегиона. 1993. "Восток". №3, с. 41-42.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL