Наркоситуация в зоне действия Международного антинаркотикового Проекта ООН “Ошский узел”.

Александр Зеличенко

Проблема афганского наркотрафика впервые обозначилась в Центральной Азии в 1992 году, когда в Кыргызстане из незаконного оборота были изъяты первые 5 килограммов контрабандного опия, произведенного в Афганистане. В дальнейшем положение все более обострялось. Так, в 1993 г. в Кыргызской Республике было конфисковано уже 153 килограмма произведенного в Афганистане опия-сырца, в 1994 - почти 199 килограммов, в 1995 - без малого 621 килограмм, в 1996 г. - 807 килограммов, в 1997 - 683,4 килограмма, в 1998 году - 171 килограмм. Кроме того, с 1995 года, когда были изъяты первые 305 граммов героина, в республике, да и в регионе в целом, началась настоящая героиновая экспансия. В 1996 году из незаконного оборота было изъято уже 1035 граммов героина, в 1997 - 4200 граммов, 1998 год - 24,7 килограмма. При этом цены на этот сильнейший наркотик снизился (при стабильных ценах на опий) почти на 40 процентов. Специалисты считают дешевизну героиновых поставок не случайной - по их мнению, поставляемый вначале по заниженным ценам, этот более мощный по воздействию на организм человека наркотик вызывает обязательное и быстрое привыкание. Привыкнув к героину, наркоман уже не сможет вернуться к опию, и будет вынужден платить за него все больше и больше. Еще в 1997 году килограмм героина на “черном рынке” Кыргызстана стоил 30 - 40 тысяч долларов США и почти напрямую, транзитом уходил за границы республики. В основном из-за дороговизны его здесь употребляли единицы, главным образом, отдельные бизнесмены. В 1998 же году началось уже настоящее освоение внутреннего рынка, и цены на героин упали почти вдвое. Потребление героина сегодня зафиксировано практически во всех регионах республики, кроме Нарынской и Таласской областей.

Наркобизнес широко распространен также и в Таджикистане. В 1997 году там было изъято правоохранительными органами три с половиной тонны опия-сырца и свыше шестидесяти килограммов героина афганского производства1. В Узбекистане количество изъятого из незаконного оборота опия в 1997 году достигло 2399,7 килограмма, героина - 70,3 килограмма2. При этом специалисты считают, что в силу высокой доходности, малого объема при транспортировке (из килограмма опия можно приготовить от 80 до 100 граммов героина), героин вскоре полностью вытеснит опий-сырец с черного рынка.

С 1992 по 1996 год львиная доля контрабандных наркотиков поступала через практически “прозрачную” афганско-таджикскую границу в Горно-Бадахшанскую Автономную область, и далее по высокогорной и неконтролируемой трассе Хорог - Ош - Андижан - в Ошскую и Андижанскую области. Согласно данным ООН, Афганистан поставляет на черный рынок до 3000 метрических тонн опия-сырца3, из которых можно изготовить до 300 тонн героина. На протяжении ряда лет наркотрафик пролегал через территорию Исламской Республики Иран. Но уже в начале 80-х Иран ужесточил свое законодательство, предпринял меры по усилению антинаркотиковых структур, возвел на границе с Афганистаном и Пакистаном мощные фортификационные сооружения4, а также провел другие мероприятия, что в результате значительно затрудняет возможность использования его территории для наркотранзита.

Перед международной наркомафией встал вопрос о создании нового безопасного маршрута. Отсюда и появился повышенный интерес к Центральноазиатским странам. Маршрут контрабанды наркотиков через территорию Центральноазиатских государств в Россию, Балтию и другие европейские страны, по мнению специалистов, становится одним из самых оживленных в мире.

Распространение наркотиков в регионе привело к печальным последствиям. Повсеместно растет наркотизация населения. Так, например, если в 1992 году в Ошском областном наркологическом диспансере с диагнозом “наркомания” на учете состояли лишь 91 человек, то в 1998 году таких было 644 человека5. Основная часть наркоманов - безработная молодежь 13- 22 лет. Все сильнее обозначается феминизация преступного промысла. Например, в 1997 году женщины составляли 40% от общего количества задержанных в Андижанской области перевозчиков наркотиков6. Наркодельцы ввозят в регион из зоны боевых действий оружие - только в ходе одной операции в сентябре 1998 года сотрудники Ошского областного управления Министерства национальной безопасности Кыргызской Республики изъяли у продавцов наркотиков 19 боевых гранат повышенной взрывной силы, партию героина и марихуаны. При этом, комментируя операцию, начальник областного УМНБ заметил, что вооруженные наркоторговцы здесь уже далеко не редкость.

Наркотики также используются криминальными элементами в качестве платежного средства. Для их приобретения в регион в большом количестве поступают фальшивые денежные знаки, в том числе американские доллары. Так, на проведенной в феврале 1998 года в рамках Международного антинаркотикового проекта ООН “Ошский узел” рабочей встрече руководителей республиканских (Узбекистан - Таджикистан - Кыргызстан) и областных (Андижанская, Горно-Бадахшанская Автономная, Ошская области) прозвучала информация о появлении на “черном рынке” Оша нескольких десятков тысяч фальшивых американских долларов, поступивших сюда от российских наркодилеров. Наркобизнес здесь все быстрее переходит под контроль организованных преступных группировок. Все эти факторы приводят к ухудшению криминогенной ситуации, росту преступности. В феврале 1998 года совместными усилиями сотрудников уголовного розыска УВД Ошской области и Мургабского РОВД Горно-Бадахшанской Автономной области Республики Таджикистан было раскрыто убийство двух жителей Мургабского района. В ходе расследования установлено, что жертв “наказали” за то, что они присвоили деньги, полученные от реализации 60 килограммов опия. Убийство по предварительному сговору подготовили и совершили четверо преступников: двое - жители Ошской области, и двое - Мургабского района ГБАО.

Наметившаяся в последнее время тенденция втягивания в афганский наркотрафик территории Китайской Народной Республики грозит в скором будущем привлечь к региону внимание международных преступных синдикатов7.

Предвидя опасность, руководители стран Центральной Азии забили тревогу еще 4-5 лет назад. С трибуны Генеральной Ассамблеи ООН, других международных форумов они предупреждали о надвигающейся угрозе, просили международное сообщество о помощи, подписали ряд межправительственных соглашений. В 1994 году в рамках Международной программы ООН по контролю за наркотиками началась разработка первого в Центральной Азии проекта, направленного на укрепление силовых антинаркотиковых структур региона, дальнейшее развитие приграничного взаимодействия. Автор настоящего исследования является одним из разработчиков этого проекта. В 1997 году, подписав Проект, представители правительств Республики Узбекистан, Кыргызской Республики, Республики Таджикистан и Организации Объединенных Наций дали “Ошскому узлу” зеленый свет. Проект предусматривает предоставление консультативной помощи странам- участницам, поставку транспорта, современнейших средств связи, полицейского и таможенного оборудования для антинаркотиковых подразделении УВД и таможенных служб Андижанской (Узбекистан), Ошской (Кыргызстан) областей и Мургабского района Горно-Бадахшанской Автономной области (Таджикистан).

В настоящее время в Центральной Азии развернуты и другие антинаркотиковые проекты ЮНДКП - Международной программы ООН по контролю за наркотиками.

После распада СССР в наркобизнес были втянуты многие жители ГБАО, для большинства из которых этот промысел стал в то время единственным источником существования. Для лучшего понимания сложившейся ситуации необходимо представить социально-экономическое положение Горно-Бадахшанской Автономной области. ГБАО имеет весьма слабо развитую промышленность и сельское хозяйство. Ее население составляет свыше 200 тыс. человек. В советские времена ГБАО снабжали из центра. После распада Союза централизованные поставки перестали поступать и большая часть населения области оказалась буквально на грань выживания. Ситуация осложнялась еще и тем, что после начала в Таджикистане гражданской войны на территорию Автономной области из Душанбе, Кулябской области, других регионов республики прибыло более 40 тысяч беженцев - этнических памирцев. Таким образом, практически открытая таджикско-афганская граница и резкое снижение уровня жизни осложнили криминогенную ситуацию в регионе, способствовали вовлечению в наркобизнес местного населения. Так, по многочисленным рассказам жителей Горно-Бадахшанской Автономной области, в 1992-1994 годах на таджикско-афганской границе шел натуральный обмен. В Афганистан переправлялись предметы домашнего обихода, товары ширпотреба, позже - бытовая техника. Оттуда же по очень низким ценам контрабандно переправлялся опий, который затем по трассе Хорог-Ош перевозился в Кыргызстан, где перепродавался или обменивался на продукты питания и предметы первой необходимости. Так, один из проживавших в Хороге “преступных авторитетов” еще в 1993 году рассказывал автору, что за счет вырученных от продажи наркотиков средств он в течение самой трудной для жителей ГБАО зимы 1992-1993 гг. приобрел шерстяные одеяла, муку и уголь для 2 тыс. беженцев. Полученные сведения полностью подтверждали официальные лица из Управления внутренних дел и Управления национальной безопасности Горно-Бадахшанской Автономной области Республики Таджикистан.

К середине 1994 года ситуация изменилась. Вследствие улучшения охраны государственной границы Таджикистана, но, главным образом, из-за высокой прибыльности, наркобизнес стал переходить под контроль организованных преступных группировок, существовавших тогда на территории ГБАО практически легально, под видом отрядов самообороны. За сферы влияния между ними разворачивалась жестокая борьба. Например, вышеупомянутый престепный авторитет Алихон - лидер одного из наиболее влиятельных в регионе вооруженных формирований, известный более как “Леша-горбун”, был убит, когда в сопровождении множества телохранителей возвращался на базу: “Джип”, в котором он ехал, был взорван из ручного гранатомета. Преступление осталось нераскрытым.

Во время гражданской войны в Таджикистане противоборствующие вооруженные формирования использовали опий для приобретения оружия, провианта, боеприпасов. Так, например, когда в 1997 году правительственные войска в ходе крупномасштабной операции обезвредили банду известного террориста Содирова, они обнаружили в районе столкновения большое количество наркотиков.

Значительный вклад в пресечение контрабанды наркотиков из сопредельного государства Афганистан вносили и вносят военнослужащие группы Федеральной пограничной службы Российской Федерации в Республике Таджикистан. Например, если в 1994 г. ими было изъято всего 530 килограммов опия, то в 1997 году - уже 2217 килограммов. В марте 1998 года в приграничной перестрелке были тяжело ранены два российских воина из Пянджского погранотряда. По мнению руководства Группы погранвойск, так им отомстили члены организованной преступной группы контрабандистов за задержание 28 февраля 1998 года крупной партии героина стоимостью 30 миллионов долларов. Всего же в 1998 году в результате антинаркотиковой деятельности дислоцированных в Таджикистане российских пограничников было пресечено 135 попыток перехода границы наркоконтрабандистами. По информации российской пограничной службы, несколько мощных лабораторий по производству героина сейчас возводится в приграничных с Таджикистаном районах. Эксперты допускают, что к 2001 году производство героина в Афганистане возрастет до 700 тонн. Директор ФПС Российской Федерации г-н Тоцкий в ряде интервью говорил, что контрабанда наркотиков в Европу через Таджикистан и Россию остается наиболее удобным для преступников маршрутом. В этой связи генерал Тоцкий взял на себя смелость открыто критиковать своих таджикских коллег. По его словам, с января 1999 года, по соглашению с руководством республики, российские пограничные войска проводят эксперимент по передаче 20-ти километрового участка таджикско-афганской границы под охрану таджикских пограничников. Однако, уже через два месяца после начала эксперимента была получена информация, что поток оружия и наркотиков через “учебную зону” возрос многократно, - местные пограничники попросту распахнули границу перед наркокурьерами. “Поэтому, - заявил Директор ФПС, - эксперимент по самостоятельной охране Таджикистаном своих границ скорее всего будет заморожен”. При этом, отвечая на вопрос, каково будущее расквартированной в Таджикистане группы, Константин Тоцкий отметил, что “вопрос об их выводе не стоит". Господин К. Тоцкий подчеркнул, что руководство Таджикистана заинтересовано в присутствии российских погранвойск в республике. В этом заинтересована и Россия, так как кровопролитный внутренний конфликт в Афганистане может очень быстро распространиться на соседний Таджикистан. Исламские фундаменталисты готовы “экспортировать” эту войну и в Россию8.

Вообще же наркотизм и связанные с ним негативные социальные явления приобретают в Республике Таджикистан все более значительные масштабы и самым существенным образом сказываются на морально-психологической атмосфере в обществе, отрицательно влияют на экономику и правопорядок. Как и в случае с Кыргызстаном, быстрыми темпами растет уровень наркотизации населения. Так, в 1998 году Государственной комиссией при Правительстве Республики Таджикистан по контролю за наркотиками было проведено анонимное анкетирование 3 000 студентов высших учебных заведений города Душанбе. Его результаты показали, что так называемая “группа риска”, т.е. категория молодых людей, экспериментирующих с наркотиками, либо употребляющих их эпизодически или регулярно, составляет 31 процент от общего количества опрошенных. При этом 44 процента “группы риска” составляют женщины. Аналогичное исследование было проведено среди 5 000 старшеклассников средних общеобразовательных школ города Душанбе. Статистическая обработка полученных результатов показала, что к “группе риска” здесь относятся 18 процентов опрошенных. 12 процентов из них пробовали наркотики, 6 процентов контактируют с наркоманами9. Серьезную озабоченность вызывают и многочисленные факты задержаний граждан Республики Таджикистан за совершение преступлений, связанных с незаконными операциями с наркотиками, на территории других стран. По данным Государственной комиссии по контролю за наркотиками, только в 1996-1997 годах на территории Российской Федерации, Республики Казахстан, Республики Узбекистан, Кыргызской Республики и Туркменистана был задержан 821 гражданин Республики Таджикистан. У них изъято 3059 килограммов наркотиков, в том числе 67,7 килограмма героина.

Ситуация осложняется еще и тем, что население республики пытается поднять свое благосостояние за счет производства наркотических средств. В 1998 году здесь выявлен 801 факт посевов наркотикосодержащих растений, по которым возбуждено 298 уголовных дел.

Но главной наркопроблемой сегодняшнего Таджикистана по-прежнему остается стремительный рост контрабанды наркотиков из Афганистана. При этом в последнее время отмечается изменение основных маршрутов транзита наркотиков. Если ранее для этого использовалась главным образом территория Горно-Бадахшанской Автономной области, то в настоящее время - Шураабадское, Московское, Пянджское и Шартузское направления Хотлонской области. На этих участках границы только военнослужащими погранвойск конфисковано более 956 килограммов наркотиков, в том числе 172,1 килограмма героина. При этом контрабанда опия-сырца развивается здесь параллельно экспансии героиновой. Так, если в 1994 году в Таджикистане было изъято 243,6 килограмма опия-сырца, то в 1997 году - 3455,5 килограмма. В 1998 году количество конфискованного опия-сырца вдруг резко сократилось до 1190,4 килограмма, зато существенно возросло количество изъятого героина. При этом в три с половиной раза возросло количество групповых наркопреступлений10.

Согласно данным Государственной комиссии по контролю за наркотиками, в 1992 году правоохранительными органами Горно-Бадахшанской Автономной области во взаимодействии с российскими пограничниками было выявлено 25 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. В 1995 году удалось выявить 53 уголовно наказуемых деяния. В 1997 году количество выявленных преступлений рассматриваемой категории резко и составило всего 24. При этом в Мургабском районе в 1998 году было выявлено 12 уголовно наказуемых фактов незаконных деяний с наркотиками. На основании приведенных выше данных Государственная комиссия по контролю за наркотиками делает вывод об ослаблении правоохранительными органами ГБАО борьбы с наркотизмом.

В Горно-Бадахшанской Автономной области в последнее время много внимания уделяется профилактике наркомании. В городе Хороге создан областной наркологический диспансер, где в настоящее время лечатся несколько десятков больных наркоманией. На борьбу со злом, без преувеличения, поднялось все население области. И, хотя отдельные формы и методы работы общественности и выходят за рамки закона - в кишлаке Поршинев, например, где проживает около 14 тысяч человек, местных наркоманов собрали в одном большом доме, обеспечили их всем необходимым, включая помощь врачей, и буквально заставили под медицинским надзором перенести абстинентный синдром, - начало такой работы следует приветствовать хотя бы потому, что несколько лет до этого население области безучастно взирало на то, как разрушается генофонд нации, считая такое развитие событий неизбежным. Ведущую роль в активизации всей работы по профилактике и предотвращению наркомании сыграла созданная в ГБАО по инициативе Проекта “Ошский узел” Памирская антинаркотиковая ассоциация волонтеров, закрепившая народную инициативу, повернувшая ее в законное русло. Не допустить превращения территории области в плацдарм для наркомафии призывает и Имам Принц Ага-Хан. Его Превосходительство в числе первоочередных поставил задачу очистить Памир от наркотиков. Причем не только таджикскую его часть, но и афганскую. С этой целью по формуле “Каждому отказавшемуся от посевов смертоносного мака - бесплатные продукты и медицинская помощь” сегодня в рамках программы “Фокус” начаты продовольственные поставки в Афганистан.

Все расширяющееся производство опия и героина в Исламском Государстве Афганистан сильно сказывается и на обострении наркоситуации в Узбекистане. В 1997 году на границе с Афганистаном было обезврежено шесть вооруженных групп контрабандистов. Правоохранительные органы Узбекистана особенно тревожат расположенные на сопредельной территории героиновые лаборатории - с 1995 года таможенными органами Республики Узбекистан пресечены попытки контрабандной переброски в Афганистан 72 тонн прекурсоров - химических веществ, без которых переработка сырца в героин не возможна. Только в январе 1998 года в Термезе в ходе одной операции было изъято 16 тонн уксусного ангидрида11.

В республике увеличивается количество состоящих на учете наркоманов. Уже в 1997 году здесь официально насчитывалось свыше 12 тысяч наркоманов, 9 процентов из них - женщины. И если раньше наркомания считалась проблемой сугубо городской, то сегодня 41 процент состоящих на учете - жители сельской местности.

В Андижанской области Узбекистана в 1992 году количество выявленых наркопреступлений составило 323, и по 133 из них были возбуждены уголовные дела, из незаконного оборота было изъято около 40 килограммов наркотических средств. К 1998 году контрабанда наркотиков резко увеличилась. Тогда в Андижанской области было зарегистрировано уже 748 связанных с незаконным оборотом наркотиков преступлений, по ним было возбуждено 547 уголовных дел, у преступников изъято 81,7 килограмма наркотических средств12.

Особую тревогу у правоохранительных органов области вызывают все увеличивающиеся факты проникновения наркотиков из Ошской и Джалал-Абадской областей Кыргызской Республики, куда, в свою очередь, они через территорию Горно-Бадахшанской Автономной области Республики Таджикистан нелегально доставляются из Афганистана. Так, в приграничных районах Андижанской области в 1998 году только сотрудниками органов внутренних дел было выявлено 20 фактов перевозки наркотиков контрабандным путем. За это были задержаны 24 гражданина различных государств СНГ, у которых было обнаружено и изъято 13 килограммов наркотических веществ.

В качестве курьеров здесь все чаще используются не работающие и ранее не судимые граждане с минимальным достатком. Из 24 граждан, задержанных в 1996 году за контрабанду наркотиков, ранее судимыми оказались 7 человек; не судимыми-17; не работающими-2113. Среди лиц, занимающихся контрабандой наркотических средств на территории Андижанской области, преобладают граждане Кыргызской Республики. В 1997 году таможенными органами Андижанской области при попытке незаконного ввоза-вывоза наркотических средств были задержаны четверо граждан Российской Федерации. Проводимые следственные действия, статистический анализ показывают, что в силу своего географического расположения Андижанская область Республики Узбекистан (как и Ошская область Кыргызской Республики) все чаще используется для транзита наркотических веществ афганского производства. Так, в 1997 году таможенной службой пресечено 24 факта вывоза наркотических средств из Андижанской области, что составляет 70,5 процента от общего количества выявленных здесь фактов контрабанды наркотиков. При этом изъято 36 килограммов наркотических средств.

Как и в соседних странах Центральноазиатского субрегиона, наркоситуация все более осложняется в Кыргызской Республике. Постоянно увеличиваются объемы транзита через ее территорию наркотических веществ. В 1998 году в странах СНГ было задержано 50 кыргызстанцев - наркокурьеров. Бурно растет количество выявленных наркопреступлений, отмечается реструктуризация рынка наркотиков - опий все более заменяется героином. Наркобизнес переходит под контроль организованных преступных группировок, становится все более профессиональным. Растет его феминизация.

Негативные тенденции в развитии наркоситуации в Кыргызстане в целом наиболее отчетливо прослеживаются на примере Ошской области, имеющей 800 километров общей границы с Таджикистаном (Горно-Бадахшанской Автономной областью, Хотлонской и Ленинабадской областями Республики Таджикистан). Как и по республике в целом, здесь ежегодно увеличивается количество выявленных наркопреступлений. В 1991 году в области было выявлено 61 наркопреступление, изъято 1,5 килограмма наркотических веществ. В 1993 году, с началом притока опия по трассе Хорог - Ош, их было выявлено уже 183, а из незаконного оборота было изъято 190,3 килограмма опия-сырца. По мере наращивания афганской наркоэкспансии увеличивалось и количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических веществ. Так, в 1994 году в Ошской области регистрируется уже 257 преступлений данной категории, изымается 163,4 килограмма опия. Пик опийной контрабанды приходится на 1996 год, когда в Ошской области было выявлено 375 наркопреступлений и изъято 725,6 килограмма опия-сырца. В 1997 году рост количества связанных с наркотиками преступлений здесь продолжается (387; изъято 592, 6 килограмма опия). В том же году здесь было изъято 1,2 килограмма героина. И, наконец, в 1998 году на территории Ошской области было зарегистрировано уже 395 наркопреступлений, изъято 396,4 килограмма наркотических средств, в том числе 9,2 килограмма героина афганского производства14. Каждое 9-ое преступление, совершенное в Ошской области в 1998 г., связано с контрабандой наркотиков.

Как уже отмечалось, в 1997 году основными субъектами наркопреступлений здесь стали местные жители. В число перевозчиков наркотиков входят также граждане Республики Таджикистан, Республики Узбекистан, Казахстана, Российской Федерации, Литовской Республики и др.

Начиная с 1995 года высокогорная трасса Хорог - Ош теряет значение единственного в регионе маршрута поставки произведенных в Афганистане наркотических веществ. Наркотики, как отмечалось выше, начинают поступать в Ошскую область по всей таджикско - кыргызской границе. При этом, обходя посты и заслоны, наркокурьеры активно используют для транспортировки наркотических веществ горные тропы.

В настоящее время четко обозначились четыре основных направления поступления наркотических веществ в Ошскую область Кыргызской Республики с территории Республики Таджикистан:

  1. Кызыл - Артское, охватывающее трассу Хорог - Ош с прилегающими к ней обширными горными массивами, расположенными, главным образом, в Мургабском районе Горно-Бадахшанской Автономной области Республики Таджикистан.

  2. Алтын - Мазарское, начинающееся с Рушанского плоскогорья на афганско-таджикской границе в ГБАО и идущее через ущелья Памира и Заалайского хребта до Чон-Алайской долины Ошской области.

  3. Баткенское, включающее многочисленные горные тропы, используемые для переходов из Джергетальского и других близлежащих районов Таджикистана в Баткенский и Кадамжайский районы Ошской области.

  4. Ленинабадское, охватывающее шоссейные дороги и прилегающую к ним территорию начиная от города Ходжента в Таджикистане, включая Ляйлякский район Ошской области и прилегающие к нему районы Республики Таджикистан и Республики Узбекистан до города Оша.

Каждое из указанных выше направлений в свою очередь подразделяются на многочисленные каналы, пути и маршруты, включающие переходы через труднодоступные высокогорные перевалы, такие, например, как Ак-Байтал (4655 метров над уровнем моря) и Кызыл-Арт (4280 метров над уровнем моря).

В настоящее время процесс интеграции организованных наркосообществ вступил в опасную фазу. Незаконными операциями с наркотиками так или иначе занимаются практически все действующие в Центрально-азиатском регионе организованные преступные группировки (ОПГ). В последнее время наблюдается процесс интегрирования их в международную систему наркоторговли. Распределяются сферы влияния, происходит преступная специализация - часть ОПГ специализируется на контрабанде наркотических веществ из Афганистана, другая - занимается их доставкой из Таджикистана, третья распространяет наркотики по государствам СНГ, в том числе практически во все крупные промышленные центры Российской Федерации. Сотрудники Управления по борьбе с таможенными правонарушениями Государственного таможенного комитета Российской Федерации отмечает, что “непрерывный рост объемов контрабанды наркотических средств и психотропных веществ в настоящее время представляет угрозу национальной безопасности Российской Федерации”. Специалисты Государственного таможенного комитета Российской Федерации считают, что государства Центральной Азии стали играть ведущую роль в экспансии наркотиков на территорию России.

Как уже отмечалось, особую тревогу российской таможенной службы вызывает все возрастающий объем контрабандных поставок героина. В 1998 году его было изъято около 47,3 килограммов. В 80 процентах выявленных фактов героин в Российскую Федерацию поставлялся из Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана. Из Центральной Азии в Россию поступает также марихуана, гашиш.

В обратном же направлении - из Российской Федерации в республики Центральной Азии контрабандно вывозятся прекурсоры. При этом азиатское направление контрабанды прекурсоров используется особенно активно - доля всех задержанных в 1998 году на этом и на Закавказском направлении химических веществ составляет 45,8 процента от общего количества задержанных на границах России контрабандных прекурсоров. Большой объем контрабанды прекурсоров в республики Центральной Азии может свидетельствовать как о наличии здесь лабораторий по получению героина, так и о хорошо налаженных контрабандных каналах поставки прекурсоров в Афганистан, где, как известно, такие лаборатории действуют повсеместно.

Другим важнейшим фактором, характеризующим состояние наркоситуации в регионе, являются все учащающиеся в последнее время попытки использовать для транспортировки наркотиков территорию Китайской Народной Республики и, следовательно, “втянуть” КНР в афганский наркотрафик. Новый канал распространения наркотиков отслежен на Памире, на территории Мургабского района Горно-Бадахшанской Автономной области Республики Таджикистан, на стыке границ Таджикистана, Китая и Афганистана. Уже с начала 1998 года здесь заключаются бартерные сделки - афганские опий и героин обмениваются на продукты, предметы первой необходимости. В ходе ставших регулярными приграничных встреч китайские пограничники проинформировали о фактах задержаний в 1998 году на своей территории нескольких граждан Республики Таджикистан и Кыргызской Республики. У них было изъято свыше 50 килограммов опия. По мнению специалистов, складывающаяся сегодня здесь ситуация аналогична ситуации на афгано-таджикской границе в ГБАО в 1991- 1993 годах, когда такой “бартер” послужил началом афганской наркоэкспансии.

Специалисты считают, что если в афганский наркотрафик окажется втянутым Китай, то последствия этого могут оказаться самыми непредсказуемыми. По данным китайских спецслужб, преступные группировки Центральноазиатских государств сегодня активно сращиваются с наркомафиозными структурами КНР. Их конечная цель - Западная Европа, США. Через международное Каракорумское шоссе, проходящее через территорию Китайской Народной Республики, картели получат туда самый короткий путь. В обратном же направлении, через территорию Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана, в сторону Афганистана и Пакистана будут поставляться производимые в КНР прекурсоры. Кроме того, наркодоллары мгновенно стимулируют и без того достаточно хорошо развитый в Китае коррупционный механизм. Не исключена также возможность, что афганские моджахеды установят контакты с лидерами тех групп населения Синцьзян-Уйгурского Автономного района, которые периодически выступают за отделение региона от Китая, такие попытки уже предпринимались. Имея печальный опыт, приобретенный во время “Опиумных войн”, когда от территории Великой Китайской Империи был отторгнут обращенный в английский протекторат Гонконг, китайские власти могут пойти на наращивание в регионе военной силы, что приведет к нарушению паритета и усилению здесь политической нестабильности и напряженности. Пока же, предвосхищая события, китайские власти выражают твердые намерения крепить международное сотрудничество в деле борьбы с наркобизнесом.

В последнее время о своей готовности решать проблему производства и контрабанды наркотиков за границы страны заявляет руководство двух противоборствующих в афганском конфликте сторон. По сообщениям афганской исламской прессы, в феврале 1999 года верховный лидер талибов - Мулла Мохаммад Омар приказал уничтожить в Афганистане все героиновые лаборатории. Для этого была создана специальная комиссия. По мнению ее председателя, Муллы Абдул Хамида, в одной только провинции Нангахар на тот момент функционировала 41 лаборатория по переработке опия-сырца в героин, в Кандагаре и Хелманде таких лабораторий было вдвое больше. От владельцев лабораторий в ультимативной форме требовалось в течение одной недели прекратить производство наркотиков. Иначе по шариатским законам им грозит суровое наказание. Специалисты считают, что Указ лидера талибов, по видимому, касается только запрета производить героин. Что же касается выращивания опия, то по мнению самих же лидеров движения "Талибан", процесс этот невозможно остановить в короткий срок. Требуется помощь ООН и мирового сообщества, чтобы дать местным фермерам альтернативные источники дохода. Того же мнения придерживаются и официальные представители расположенного в Исламабаде (Пакистан) офиса Международной программы ООН по контролю за наркотиками. Они заявили, что ранние обязательства талибов запретить выращивание опиума и переработку опиатов остались под вопросом. Более того, в 1998 году по сравнению с 1997 годом производство опиума в Афганистане возросло на 9 процентов.

Высказывается мнение, что, не добившись широкого международного признания, движение “Талибан” пытается укрепить свой статус, получить признание “де-факто”, получив от ООН материальную помощь на проведение программ диверсификации сельского хозяйства. Поэтому-то оно и декларирует свою готовность уничтожить героиновые лаборатории на подконтрольных территориях.

Решительность противодействовать наркобизнесу декларирует и руководство антиталибской коалиции. Так, в одном из последних интервью первый вице-президент, министр и председатель военного совета Афганистана Ахмад Шах Масуд заявил: “Мы против любых форм наркобизнеса. На нашей территории наркотиков нет. По возможности мы осуществляем контроль за наркобизнесом. Но есть и другая сторона медали. Таджикистан, Туркмения и Иран также не в состоянии контролировать свои границы и сдерживать наркотрафик”15. В июне 1999 года силы оппозиции обнаружили два крупных подпольных центра по производству синтетических наркотиков в городе Файзабаде, столице северной афганской провинции Бадахшан. Оппозиция обвинила в их создании и обеспечении сырьем движение “Талибан”. Здесь при большом скоплении людей было уничтожено 70 килограммов героина, 130 килограммов прекурсоров и 200 килограммов опия-сырца.

Комментируя приведенные выше высказывания лидеров обоих сторон вооруженного афганского конфликта, следует отметить, что до сего времени в вопросах организации борьбы с наркобизнесом и недопущения контрабанды наркотических средств в приграничные страны, как теми, так и другими сделано явно не достаточно. Доходы от наркобизнеса служат для них основным, если не главным, источником пополнения военного бюджета.

Именно поэтому, исходя из приведенного выше анализа, можно прогнозировать дальнейшую эскалацию афганской наркоэкспансии со всеми вытекающими отсюда для стран региона негативными последствиями.


Александр Зеличенко, полковник милиции, координатор Международного антинаркотикового проекта ООН "Ошский узел".

1 Проблемы усиления борьбы с организованной преступностью в Центральноазиатском регионе. Материалы научно-практической конференции. Бишкек. 1999, с. 92.

2 Пресс-релиз Национального информационно-аналитического центра по контролю за наркотиками при Кабинете Министров Республики Узбекистан, 1998 г.

3 Газета “The Central Asian Post”. 1999. 29 марта.

4 “Anti-Drug Efforts of I.R. of IRAN in 1996”. Drug Control Headquarters, TEHRAN-1997, page 6.

5 Статистическая информация Ошского областного наркологического диспансера.1999 г.

6 Обзор о состоянии борьбы с контрабандой наркотических средств за 1996-1997 годы. Таможенное Управление ГТК Республики Узбекистан по Андижанской области, сс..5-6.

7 “Narcotics Take a Sharp Turn in China”. “The Globe”. 1998. 29 мая.

8 “The border is on lock and general Totsky holds the key to it”. Интернет. 1999. 28 мая.

9 “Характеристика наркоситуации в Республике Таджикистан”. Справка. 1999 г.

10 Там же.

11 “Drug offend Central Asia”. “The Central Asian Post”. 1998. 30 марта.

12 Статистические сведения Управления уголовного розыска УВД Андижанской области.1999.№№23-165.

13 Там же. Стр. 3-4.

14 Статистические данные отдела по борьбе с наркобизнесом УВД Ошской области.

15 Газета “Слово Кыргызстана”. 1999. 14 мая.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL