Эльдар МАМЕДОВ


Эльдар Мамедов, вице-президент Международной ассоциации по судебному администрированию, судья Конституционного суда Азербайджанской Республики (Баку, Азербайджан).


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД И СУДЫ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

РЕЗЮМЕ

В статье исследуются некоторые из факторов, связанных с построением в республике качественно новой судебной системы, основанной на идеях демократизации судоустройства и судопроизводства. В данном контексте создание Конституционного суда расширило возможности судебной защиты прав и свобод человека и продолжает оказывать влияние на многие другие правовые институты и факторы.

Отмечается, что, хотя конституционное судопроизводство, как и кассационное производство (а также производное от него производство в порядке дополнительной кассации), проводится сугубо по вопросам права, отождествлять их нельзя. Конституционный суд и Верховный суд — совершенно разные судебные органы, каждый из которых функционирует в пределах своей юрисдикции по свойственной только ему процедуре.

Кроме того, исследуются возникающие на практике некоторые проблемные вопросы, связанные с пересмотром дел, судебные акты по которым были признаны Конституционным судом утратившими силу. Автор заключает, что каждый субъект судебного правоприменения обязан четко представлять и осознавать применяемое конституционное право, пользуясь соответствующими постановлениями Конституционного суда, что, в свою очередь, способствовало бы единообразному применению конституционного права и обеспечению правовой стабильности.

Введение

Разделение государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную является одним из основных признаков правового государства1. В свою очередь, в системе разделения власти ее судебная ветвь играет особую роль, выполняя задачи по разрешению различного рода споров, конфликтов и прочих правовых проблем, обеспечению гарантированного права каждого на справедливое судебное разбирательство (в том числе право на доступ в суд, а также на судебную защиту прав и свобод от незаконных посягательств).

Обретение Азербайджаном независимости, принятие Конституции страны, провозгласившей курс на построение демократического, правового, светского государства, высшая цель которого — обеспечение прав и свобод человека и гражданина, а также глубокие политические, экономические и социальные преобразования потребовали новых подходов к организации судебной власти и функционированию судебных органов.

В странах, где господствуют абсолютная монархия, религиозные или сословные институты, упор делается на государственное принуждение, использование всего арсенала репрессивных органов. Частью репрессивного аппарата в таких странах становятся и суды: они централизованы, подчинены и подотчетны вышестоящим судам, а управление ими построено с использованием командно-административных методов. В отличие от них в государствах с развитой демократией суды, верша правосудие, осуществляют контроль, во-первых, с целью не допустить злоупотреблений со стороны властей, во-вторых, чтобы поведение конкретного человека не выходило за рамки, установленные законом. Здесь каждому гарантировано право прибегнуть к судебной защите своих прав и свобод.

С принятием в 1995 году Конституции Азербайджан отказался от судебной системы, доставшейся ему в наследство от советских времен, и республика приступила к судебной реформе (с учетом общепринятых мировых стандартов), цель которой — построение качественно новой судебной системы, основанной на идеях демократизации судоустройства и судопроизводства.

Особая роль судебной власти подчеркивается тем, что в Конституции страны ей посвящена отдельная глава, состоящая из 9 статей2 и охватывающая вопросы организации судебной власти, основы судоустройства, важнейших принципов и условий судопроизводства, а также формулирующая требования к кандидатам в судьи, гарантии независимости и неприкосновенности судей, общие положения, касающиеся отдельных институтов судебной власти.

Конституция предусматривает, в частности, следующее: судебная власть осуществляется путем отправления правосудия только судами: Конституционным судом, Верховным судом, апелляционными судами, другими общими и специализированными судами республики3.

Для реализации конституционных положений и идей судебной реформы в Азербайджане был принят ряд новых законов и кодексов, созданы и функционируют новые органы судебной власти, сформирован и приступил к работе новый судейский корпус.

В рамках судебной реформы последовательно осуществлялись комплексные меры по реорганизации судебной системы, созданию новых институтов судебной власти, укреплению основ независимости и повышению статуса судей, децентрализации судебного управления, установлению новых правил, процедур и производств в процессуальном законодательстве (включая новое апелляционное и качественно иное кассационное производство), упразднению надзорного производства и ограничению функций прокуратуры в судопроизводстве, обеспечению более высокого уровня реализации права на квалифицированную юридическую помощь, введению судебного контроля над ограничением таких фундаментальных прав человека, как право на свободу, право на собственность, право на личную неприкосновенность, право на неприкосновенность жилища в ходе дознания и предварительного следствия, меры по применению многих других новшеств, направленных на обеспечение осуществления правосудия по закону, в разумные сроки, без какого-либо предпочтения, дискриминации или пристрастия, на основе полного, объективного и всестороннего судебного разбирательства с соблюдением равноправия и состязательности сторон.

Значительно расширило возможности судебной защиты прав и свобод человека создание в стране Конституционного суда (КС). С одной стороны, это обусловлено его широкими полномочиями и большими возможностями по обеспечению верховенства Конституции, но с другой — необходимо иметь в виду, что "Конституционный суд — это институт демократических преобразований, функционирующий практически во всех посттоталитарных государствах в целях защиты новых конституционных ценностей, обеспечивающий определенную стабильность конституций и планомерность конституционного развития. Он способствуют адекватному истолкованию и внедрению в национальные правовые системы общепризнанных принципов и норм международного права, создавая тем самым предпосылки для сближения соответствующей системы с иными, прежде всего — с европейской правовой системой"4.

Как и в других странах, в Азербайджане отношения между Конституционным судом и другими судами складываются из их связей, которые можно условно подразделить на институциональные, процессуальные и функциональные. На эти отношения влияют многие правовые факторы, в числе которых — особенности судебно-правовой системы, компетенция судов общей юрисдикции, применяемая в стране модель конституционного контроля, возможности обращения к нему и способы его организации, полномочия КС, юридическая сила и последствия постановлений этого суда и т.д. Поэтому для раскрытия сути проблемы взаимоотношений между этими институтами судебной системы хотя бы кратко остановимся на некоторых из этих многочисленных факторов.

Особенности функционирования судов общей юрисдикции в республике

Все суды Азербайджана, за исключением Конституционного, объединены в трехзвенную систему судов общей юрисдикции5, в которую входят суды первой, апелляционной и кассационной инстанций, чьи судебные акты, вступившие в законную силу, обязательны для исполнения.

Суды общей юрисдикции организуются в соответствии с законом "О судах и судьях" и действуют по специальным процедурам, которые, как правило, установлены Гражданско-процессуальным кодексом, Кодексом об административных проступках в части ведения административного судопроизводства и Уголовно-процессуальным кодексом Азербайджанской Республики.

Подавляющее большинство судов общей юрисдикции составляют суды первой инстанции, среди которых самыми многочисленными являются районные (городские) суды. Они рассматривают гражданские, уголовные дела (о преступлениях, не представляющих большой общественной опасности или менее тяжких преступлениях), иные материалы, предусмотренные гражданско-процессуальным или уголовно-процессуальным законодательством6, а также дела об административных проступках.

К судам первой инстанции относятся также специализированные суды по экономическим спорам и военные. Первая группа судов рассматривает только гражданские дела о спорах между юридическими или физическими лицами, занимающимися предпринимательской деятельностью без создания юридического лица или имеющими статус индивидуального предпринимателя, вторая — лишь уголовные дела о преступлениях, не представляющих большой общественной опасности, или менее тяжких преступлениях, которые относятся к военным преступлениям, преступлениям против воинской службы или преступлениям, совершенным военнослужащими.

Особое место среди судов первой инстанции занимают суд по делам о тяжких преступлениях и Военный суд по делам о тяжких преступлениях. Они отличаются от районных (городских) судов и военных судов тем, что их юрисдикция распространяется соответственно на всю территорию или на все воинские части гарнизонов Вооруженных сил страны7, рассматривают они лишь уголовные дела о тяжких или особо тяжких преступлениях и делают это исключительно коллегиально (в составе трех судей)8.

Все суды первой инстанций рассматривают подсудные им дела на судебных заседаниях по правилам процессуального законодательства с участием сторон и других участников процесса. Они разрешают по существу рассматриваемые правовые споры и конфликты, для чего должны полно, всесторонне и объективно установить все обстоятельства дела, дать оценку представленным в суде доказательствам сторон и, правильно применив нормы материального и процессуального законодательства, вынести итоговое судебное решение (приговор).

Данный вердикт (приговор) суда первой инстанции вступает в силу по истечении срока, предусмотренного процессуальным законодательством для подачи апелляционной жалобы (протеста)9, рассмотрение которой возложено на суды апелляционной инстанции.

Эти суды10 также входят в систему судов общей юрисдикции, являясь, по сути, региональными судами второй инстанции. Они рассматривают апелляционные жалобы (протесты) только в судебных заседаниях исключительно коллегиально (в составе трех судей) с участием всех сторон и других участников процесса по правилам апелляционного производства. Суды апелляционной инстанции сами избирают объем такого производства, исходя из требований процессуального законодательства, конкретных доводов заявителей жалобы (протеста) и принимая во внимание обстоятельства предыдущего судебного разбирательства дел в судах первой инстанции.

Апелляционные суды вправе проверять правильность установления судами первой инстанции фактических обстоятельств дела и применения ими норм материального и процессуального законодательства. По результатам этих проверок они могут оставить в силе, изменить или отменить судебные решения (приговоры), принятые до этого по соответствующим делам (материалам) судами первой инстанции, и вынести по существу новые судебные решения (приговоры).

Любое решение (приговор) суда апелляционной инстанции немедленно вступает в силу после его оглашения. Однако участники судебного процесса в порядке и сроки, установленные процессуальным законодательством11, вправе подать на него кассационную жалобу (протест), рассмотрение которой относится к полномочиям Верховного суда Азербайджанской Республики.

Верховный суд (ВС) возглавляет систему судов общей юрисдикции страны. Он является высшим судебным органом по гражданским, уголовным и другим делам, отнесенным к производству общих и специальных судов, функционирует исключительно как суд кассационной инстанции12.

Кассационные жалобы (протесты) рассматривают четыре коллегии ВС: по гражданским делам; по делам об экономических спорах; по уголовным делам; по делам военных судов. Все они действуют коллегиально (в составе трех судей) и проводят специальные судебные заседания с участием представителей сторон дела, по которому подан протест.

Коллегии Верховного суда вправе проверять лишь правильность применения судами апелляционной инстанции норм материального и процессуального законодательства. По результатам судебного заседания они могут своим постановлением оставить в силе, изменить или отменить судебные решения (приговоры), принятые судами апелляционной инстанции по соответствующим делам (материалам), и направить дело на новое апелляционное рассмотрение. Коллегии ВС не имеют права заниматься вопросами установления фактических обстоятельств дела, но могут, отменив предыдущие, вынести по существу новые судебные решения по гражданским делам, учитывая фактические обстоятельства этих дел, установленные судами первой и апелляционной инстанций13.

В сроки, предусмотренные процессуальным законодательством14, в порядке дополнительной кассации можно обжаловать и постановления коллегий ВС путем принесения жалобы (протеста) или представления председателя Верховного суда15.

Протесты рассматривает Пленум Верховного суда, действующий в составе Председателя, заместителя председателя, председателей коллегий и судей Верховного суда, обладающих равными правами. Пленум собирается на специальные заседания не реже одного раза в три месяца, приступает к работе при наличии не менее двух третьих от числа своих членов и принимает постановления большинством голосов присутствующих16.

Пленум Верховного суда может по существу повторно проверить правильность применения судами норм материального и процессуального законодательства и в зависимости от результатов решить вопрос об оставлении в силе, изменении или отмене решений, вынесенных ранее по делу. Так же, как и коллегии Верховного суда, Пленум не вправе заниматься вопросами установления фактических обстоятельств дела.

На практике постановления Пленума после их подписания Председателем Верховного суда немедленно вступают в силу. В особых случаях они могут быть пересмотрены, но только в ходе производства по вновь открывшимся обстоятельствам либо производства по новым обстоятельствам, связанным с нарушением прав и свобод17.

Конституционный суд в системе судебной власти республики

Хотя Конституционный суд и входит в состав судебной власти, однако представляет собой по сути суд sui generis18. Чтобы понять его назначение, место в судебной системе страны и полномочия по установлению основополагающих правовых стандартов, необходимо отметить следующее.

Любая современная Конституция, следуя атрибутам правового государства, утверждает верховенство закона, гарантирует уважение и соблюдение прав и свобод человека. Но наличия Основного закона, отвечающего данным требованиям, недостаточно, необходимо также обеспечить контроль над тем, чтобы никто не выходил за его рамки. Он нужен и для того, чтобы сама власть (включая ее законодательную, исполнительную и судебную ветви) не злоупотребляла своими возможностями.

Осуществление такого контроля в полном соответствии с "европейской" моделью судебного конституционного контроля19 в Азербайджане возложено на Конституционный суд. Конституция не только поставила его во главе судебной власти, но и, в отличие от других судов, напрямую предусмотрела все его полномочия20.

КС в нашей стране является высшим органом конституционного правосудия. Он обладает широкими полномочиями конституционного контроля, которых в силу своей природы не имеют и не могут иметь суды общей юрисдикции.

Конституционный суд проверяет нормативно-правовые акты органов законодательной или исполнительной власти, а также акты муниципалитетов на предмет их соответствия Основному закону и (или) нормативно-правовым актам Азербайджанской Республики, обладающим в соответствии с правовой иерархией большей юридической силой, а также судебные акты на предмет их соответствия Конституции или законам страны.

Кроме того, КС дает толкование Конституции и законов; разрешает споры, связанные с разделением полномочий между ветвями власти; проверяет и утверждает результаты выборов депутатов парламента; официально объявляет итоги выборов президента страны; решает вопросы об отстранении его от должности в случае совершения им тяжкого преступления, освобождении его от должности в случаях заявления об отставке или о неспособности исполнять полномочия по состоянию здоровья; выносит заключения относительно предложений по изменению Конституции и др.

Особо следует подчеркнуть, что Конституционный суд не вправе принимать решения об изменениях в тексте принятой на референдуме Конституции Азербайджанской Республики21, что обусловлено самой природой этого суда, который осуществляет проверку актов, подпадающих под его юрисдикцию, на предмет их соответствия именно Основному закону. Таким образом, Конституция, являясь основой для осуществления нормоконтроля со стороны КС, не может быть одновременно его объектом.

Хотя Конституционный суд республики может разрешать споры, связанные с разделением полномочий между ветвями власти, он не решает вопросы о компетенции между различными судами общей юрисдикции.

Организацию суда, порядок осуществления конституционного судопроизводства, обеспечение статуса судей и другие вопросы функционирования этого органа регламентирует закон "О Конституционном суде", который также устанавливает, что основными задачами КС являются обеспечение верховенства Конституции, а также защита прав и свобод каждого человека22. Кроме того, он решает очень важную задачу о наличии ограничений этих прав и свобод, об установлении допустимых пределов таких ограничений.

Важно подчеркнуть, что "при осуществлении функции конституционного контроля в сфере законотворчества (нормотворчества) Конституционные суды одновременно реализуют дополнительную функцию содействия законодательной деятельности — как в направлении его совершенствования и развития (через "негативные" и в определенной мере "позитивные" законодательные полномочия конституционных судов), так и в утверждении конституционных начал в законодательном процессе. В частности, правовые позиции Конституционного суда, содержащиеся в его решениях, лежат в основе будущего законодательного регулирования, выступают в качестве его критериев, параметров, своеобразных "моделей"23.

Следует отметить, что в рамках определенных условий и пределов Конституция предоставляет законодателю полномочия регулировать права и свободы человека и гражданина путем принятия законов и соответствующих нормативных актов, регламентирующих условия и правила осуществления прав и свобод человека и гражданина, а также гарантии их защиты и формы ответственности за их нарушения. Однако в большинстве случаев регулирование прав и свобод человека сопровождается противостоянием индивидуальных и общественных интересов, а также несовпадающих прав и законных интересов различных индивидуумов. Эту деликатную проблему нередко разрешает Конституционный суд, проверяя конституционность актов законодательной власти.

В связи с этим вопросом немецкий правовед Клаус Штерн отметил следующее: "Наличие всех основных прав, даже в случаях их следования из естественных прав человека, обуславливается, с одной стороны, участием государства в защите и обеспечении этих прав, с другой стороны, выступлением того же государства против данных прав. Есть лишь один выход из этой дилеммы — проведение тонкого дифференциального разграничения между сферой защиты основных свобод и их ограничением"24.

Если законодатель или правоприменительные органы по тем или иным причинам не сделали этого ранее, то основное назначение Конституционного суда состоит именно в том, чтобы провести такое разграничение, защитить права и свободы человека, пресечь их нарушения и предупредить необоснованные с точки зрения Основного закона ограничения.

Общепринятые ограничения прав и свобод человека выступают как критерии, позволяющие определить степень свободы и защиты личности. А Конституционный суд по существу устанавливает соответствие ограничений, наложенных посредством различных актов, Конституции и законам, опираясь при этом не только на принцип верховенства Конституции, приоритет прав и свобод человека, но и на другие общепринятые нормы современного международного права. Они образуют единое целое в деятельности Конституционного суда, который, исходя из этого, призван обеспечивать единство всей судебной практики и нормотворческой деятельности органов государственной власти и муниципалитетов, принимающих различные акты.

В Азербайджане Конституционный суд, как правило, не может по своей инициативе начинать конституционное судопроизводство25. Для того чтобы "завести механизм" суда, до недавнего времени был необходим запрос от одного из шести субъектов (президента, Милли Меджлиса (парламента), Кабинета министров, Верховного суда, Прокуратуры страны, Али Меджлиса (парламента) Нахчыванской Автономной Республики), наделенных данным правом, так как они представляют власть. Учитывая это, для более эффективного использования конституционного контроля с целью защиты прав и свобод человека круг субъектов права на обращение в Конституционный суд был расширен путем внесения изменений в Конституцию на общенародном референдуме 24 августа 2002 года. В результате каждый получил право подать жалобу в КС, суды общей юрисдикции могут обращаться в этот суд за толкованием Конституции или законов, а омбудсмен — с запросом о проверке конституционности нормативно-правовых актов законодательной или исполнительной власти, а также актов муниципалитетов и судов.

Судопроизводство, осуществляемое в Конституционном суде, может быть двух видов: обычное и особое. В обычном рассматриваются вопросы соответствия нормативно-правовых актов органов законодательной или исполнительной власти, а также актов муниципалитетов Конституции и (или) нормативно-правовым актам Азербайджанской Республики, обладающим в соответствии с правовой иерархией большей юридической силой. Все остальные вопросы, отнесенные к компетенции КС, рассматриваются в порядке особого конституционного судопроизводства26.

В обычном конституционном судопроизводстве сторонами являются лица или органы, подавшие запрос, обращение либо жалобу в КС, а также лица или органы, принявшие акт, по поводу которого поданы запрос, обращение либо жалоба. В особом конституционном судопроизводстве участвуют заинтересованные в нем субъекты. Все стороны и субъекты в соответствующем виде конституционного судопроизводства имеют схожие права и обязанности.

Так, в любом виде конституционного судопроизводства они имеют право: участвовать и выступать в судебных заседаниях; представлять доказательства и другие материалы; вносить предложения и ходатайства по вопросам рассмотрения дела; просить приглашения в суд свидетелей и экспертов; выступать с заключительным словом; знакомиться с протоколом судебного заседания и вносить замечания. Кроме того, в обычном конституционном судопроизводстве стороны вправе знакомиться с материалами конституционного дела, делать из них выписки и копировать; участвовать в исследовании доказательств; задавать вопросы друг другу, свидетелям и экспертам; возражать против ходатайств, доказательств и мнений, прозвучавших в выступлении другой стороны.

Обязанностями сторон и субъектов в каждом из видов конституционного судопроизводства являются: уважение Конституционного суда; соблюдение требований судопроизводства; явка в КС в назначенное время; уважительное отношение к порядку, установленному Внутренним уставом Конституционного суда; незамедлительное исполнение указаний председательствующего на заседании КС.

В случаях, если в Конституционный суд внес запрос Верховный суд, он и будет считаться стороной заявителя, но если этот суд или суды общей юрисдикции в установленном порядке обратились в КС с просьбой дать толкование Конституции или законов, инициировавший данный запрос будет считаться субъектом, заинтересованным в особом конституционном производстве. С другой стороны, если в Конституционном суде обжаловано постановление Верховного суда (возможно, что одновременно и другие судебные акты), именно ВС является ответчиком по жалобе.

Конституционный суд в Азербайджане составляют девять судей. Они распределены по двум палатам, которые решают вопросы о принятии запросов, обращений или жалоб в производство суда. Рассмотрение же конституционных дел по существу производится Пленумом Конституционного суда, куда входят все его судьи, пользующиеся (включая председательствующего) в конституционном судопроизводстве равными правами и имеющие один голос каждый при принятии решений. Рассмотрение запросов, обращений или жалоб осуществляется коллегиально, на открытых судебных заседаниях, при условии состязательности сторон и заинтересованных субъектов, в необходимых случаях привлекаются эксперты и специалисты. Судопроизводство в КС осуществляется на государственном языке27, решения суда по существу рассмотренных вопросов принимаются в совещательной комнате в форме постановлений Пленума большинством голосов судей28. Данные постановления вступают в силу с момента, который определяет сам Конституционный суд.

В случае установления на основании постановления Пленума КС неконституционности или незаконности оспариваемых актов, они или их отдельные положения признаются утратившими юридическую силу. Постановления Конституционного суда окончательны и обязательны к исполнению на территории Азербайджанской Республики, никем не могут быть отменены, изменены или официально истолкованы. Им должны беспрекословно подчиняться все лица, находящиеся в нашей стране, в том числе должностные (а также судьи любой юрисдикции).

Постановления Конституционного суда публикуются в официальных газетах, специальном информационном бюллетене, а также свободно выставляются на веб-сайте КС на азербайджанском, русском и английском языках.

Завершая краткое представление органов судебной власти страны, отметим, что особая юрисдикция КС, в том числе осуществление им контроля непосредственно над судебными актами Верховного суда, в определенном смысле возвышает его над другими органами государственной власти, что повлекло за собой как высокое статутное положение Конституционного суда внутри органов государственной власти, так и выдвижение его на вершину пирамиды органов судебной власти.

Процессуальные и функциональные связи Конституционного суда и судов общей юрисдикции

Прежде всего отметим, что между Конституционным судом и судами общей юрисдикции нет органических отношений, связанных с условиями назначения судей КС, как это принято в большинстве европейских стран29. Вместе с тем один из судей Конституционного суда входит в состав Судебно-правового совета30, что, впрочем, не оказывает особого влияния на отношения между Конституционным судом и судами общей юрисдикции, которые в основном складываются пока за счет их процессуальных и функциональных связей.

Процессуальные связи между этими судебными органами устанавливаются путем участия судов общей юрисдикции в конституционном судопроизводстве. Такое участие можно условно разделить на два периода: до и после начала применения института конституционной жалобы.

В первый период из судов общей юрисдикции только Верховный суд мог напрямую обратиться в Конституционный суд с запросом для проверки соответствия нормативно-правовых актов или актов муниципалитетов Конституции и нормативно-правовым актам, по своей юридической силе стоящим более высоко в правовой иерархии, для решения споров относительно разделения полномочий между ветвями власти, а также для толкования Конституции и законов. Тогда Верховный суд часто пользовался правом подачи запроса в Конституционный суд, однако его активность значительно снизилась в период, наступивший с началом рассмотрения конституционных жалоб. Например, если с 1999 по 2003 год поступившие из Верховного суда запросы составляли от 38,4% до 73,3% всех принятых Конституционным судом в производство за год обращений, то в 2004-м этот показатель снизился до 6,7%, а в 2005-м — до 5,6%31.

С 2006 года Верховный суд вообще перестал обращаться в Конституционный суд с какими-либо запросами. В результате общий удельный вес постановлений КС, вынесенных на основании запросов Верховного суда, составляет на сегодняшний день 32,6% (44 постановления из 135 вынесенных).

На этом фоне активнее ведут себя другие суды общей юрисдикции, недавно получившие право прямого обращения в Конституционный суд по вопросам толкования Конституции и законов в связи с соблюдением прав и свобод человека. По своей инициативе, а также по ходатайству одной из сторон рассматриваемого спора или конфликта они приостанавливают производство до вынесения собственного итогового решения и направляют преюдициальное32 обращение в КС. В результате рассмотрения этих обращений Конституционный суд уже принял пять постановлений33.

Вообще следует заметить, что процессуальные отношения между Конституционным судом и судами общей юрисдикции складываются дифференцированно, в зависимости от того, в каком качестве суды общей юрисдикции выступают в конституционном судопроизводстве.

Когда в качестве судов a quo34 в Конституционный суд по вопросу проверки конституционности подпадающих под его юрисдикцию актов обращается Верховный суд или же по вопросам толкования Конституции и законов обращается этот или любой другой суд, они участвуют в конституционном судопроизводстве в качестве инициирующего его субъекта. В этом случае налицо их стремление получить ответы, касающиеся вопросов и проблем, возникающих в судебной практике, используя возможности КС. Их повышенный интерес к правовым позициям Конституционного суда, выступающего в качестве суда ex officio35, обусловлен неприкрытым желанием активно использовать эти позиции при разрешении конкретных судебных дел.

Возможно, что именно это обстоятельство повлекло за собой то, что, хотя Конституционный суд не уполномочен рассматривать обращения общих судов по вопросам факта, однако при рассмотрении обращений судов a quo он принимает во внимание, а нередко и скрупулезно изучает факты, изложенные судом a quo, даже несмотря на то, что он не должен оценивать их sensu stricto36. Впрочем, это возможно ровно настолько, насколько возможно и то, что, хотя Конституционный суд никак не связан с формулировками вопросов судов a quo, эти суды в своих запросах или обращениях к органу высшего конституционного правосудия могут предлагать свои решения и мотивацию по поводу конституционности какой-либо нормы или ее толкования.

После 2003 года — с началом применения конституционной жалобы — между Конституционным судом и Верховным судом складываются другие, качественно новые процессуальные отношения. Это во многом является следствием того, что в связи с жалобами на судебные акты Верховный суд попадает в неудобное для него положение ответчика в конституционном судопроизводстве. Возникающую из-за этого определенную напряженность можно считать в некотором смысле неизбежной, поскольку оба суда не только являются высокими судами, но и занимаются вопросами применения права, что в принципе обусловливает возможность различного понимания и реализации правовых норм. Нельзя также забывать, что при этом Конституционный суд превращается в "контролера", который с позиций органа высшего конституционного правосудия не только проверяет конституционность постановлений Верховного суда, но и — при наличии оснований — признает их утратившими юридическую силу37.

В последние годы наибольшее число дел рассматривается Конституционным судом именно по конституционным жалобам. Так, с 2004 года из 62 принятых им постановлений 47 вынесены по результатам рассмотрения конституционных жалоб. Учитывая то, какое влияние на отношения между КС и судами общей юрисдикции оказывает их рассмотрение, целесообразно отметить некоторые особенности конституционного судопроизводства по жалобам и его последствия.

Исходя из положений части V ст. 130 Основного закона, каждый может быть признан субъектом права на подачу конституционной жалобы, хотя действующее законодательство не указывает, кого именно оно считает "каждым"38. Некоторые требования к признанию какого-либо лица в качестве субъекта такой жалобы все-таки можно сформулировать, исходя из самой конституционной нормы. Например, очевидно, что субъект конституционной жалобы должен быть носителем определенных прав и (или) свобод и именно они должны быть нарушены нормативными актами органов законодательной или исполнительной власти, судебными актами либо актами муниципалитетов. Поэтому цель любой конституционной жалобы — восстановление нарушенных оспариваемым актом прав и свобод39.

По вполне понятным причинам Азербайджан, признав право каждого на жалобу в Конституционный суд, не перенял опыта немногочисленных стран и не установил институт жалобы actio populаris40, которая дает право обжаловать соответствующие акты на предмет их несоответствия Основному закону даже в том случае, если права заявителя не были нарушены. Более того, заявитель обязательно должен обладать теми правами, на нарушение которых он жалуется. Именно исходя из этого, юридические лица или публичные должностные лица могут пользоваться правом внесения конституционной жалобы лишь в тех случаях, когда они пользуются правами, на нарушение которых ссылаются, только как физические лица или от имени (с согласия) граждан (физических лиц).

Предметом конституционной жалобы является оспаривание вопросов о соответствии нормативных актов органов законодательной или исполнительной власти и актов муниципалитетов Конституции или нормативно-правовым актам, обладающим в порядке правовой иерархии большей юридической силой, а также о соответствии судебных актов Конституции и другим законам. При этом в основе правового спора, разрешение которого относится к ведению КС, обязательно должно быть нарушение прав и свобод человека. Это неотъемлемый атрибут предмета любой конституционной жалобы.

Объектом конституционной жалобы могут быть только нормативно-правовые акты органов законодательной и исполнительной власти, судебные акты и акты муниципалитетов, нарушающие права и свободы человека. Рассмотрение жалоб с любым другим содержанием не относится к полномочиям Конституционного суда.

В связи с этим следует также иметь в виду, что лица, посчитавшие свои права и свободы нарушенными актами местных органов исполнительной власти или других государственных органов41, имеют право в установленном законодательством порядке обратиться в суды общей юрисдикции для проверки оспариваемого акта или его определенной части на предмет соответствия Конституции и законам Азербайджанской Республики.

При рассмотрении жалоб Конституционный суд осуществляет конкретный конституционный контроль42 и лишь в некоторых исключительных случаях — абстрактный43. Поэтому и конституционная жалоба должна быть подана, как правило, после того, как исчерпаны все возможности обжалования в судах общей юрисдикции. Предельным при этом является шестимесячный срок со дня вступления в силу решения последней судебной инстанции. Во многом это объясняется тем, что конституционная жалоба выполняет функцию исключительного и субсидиарного (т.е. резервного) правового средства судебно-правовой защиты, а также стремлением уменьшить нагрузку на работу Конституционного суда. С другой стороны, необходимо иметь в виду, что, в результате предварительного использования других судебно-правовых средств защиты прав и свобод, суды общей юрисдикции устанавливают фактические обстоятельства дела и избирают определенные правовые позиции для его разрешения. Это создает апробированную основу для решения правовых вопросов Конституционным судом.

Таким образом, если в соответствующем виде судопроизводства по гражданским делам, уголовным делам или по делам об административных проступках существуют процессуальные возможности обжаловать конкретный судебный акт, то до подачи конституционной жалобы они должны быть полностью использованы. Впрочем, если заявителя не допустят к использованию таких возможностей, то есть будет нарушено его право на доступ в суд, то он может обратиться с жалобой в Конституционный суд — в течение трех месяцев после совершения такого нарушения в судах общей юрисдикции.

Вместе с тем в исключительном случае конституционная жалоба может быть сразу подана в Конституционный суд без учета общего требования об исчерпании всех возможностей обжалования в судах общей юрисдикции. Такое возможно, если в результате принятия какого-то подпадающего под конституционный контроль акта (в т.ч. судебного) могут быть не просто нарушены права и свободы заявителя, но и ему самому может быть нанесен тяжелый и невосполнимый ущерб, который невозможно предотвратить посредством других судов44. Такое положение законодательства45 создает возможность для прямого и безотлагательного доступа в Конституционный суд.

В КС страны используются определенные механизмы по отбору (фильтрации) конституционных жалоб46. Для начала все они проходят первичное ознакомление в аппарате Конституционного суда. По результатам такого ознакомления аппарат суда может: 1) в случае обнаружения жалобы, явно не относящейся к компетенции КС, направить ее для рассмотрения по подведомственности в соответствующий государственный орган и известить об этом заявителя; 2) в случае обнаружения явных нарушений ст. 34.6, 34.7 и 35 закона "О Конституционном суде" при составлении жалобы, известить об этом заявителя и предложить ему выполнить указанные в законе требования; 3) в других случаях — в течение пяти дней представить председателю Конституционного суда жалобу, приложенные к ней документы и справку о первичном ознакомлении с жалобой47.

После первичного ознакомления с жалобой аппаратом суда председатель КС назначает одного или нескольких судей-докладчиков, которые предварительно изучают все вопросы и готовят жалобу к рассмотрению. При этом судья-докладчик вправе: собирать все необходимые документы и материалы для рассмотрения вопроса в Конституционном суде; истребовать из органов государственной власти и местного самоуправления относящиеся к вопросу документы, материалы и дела; представлять жалобу сторонам, а также получать от них письменные суждения по вопросам жалобы и т.д.48

Затем, как правило, в течение 30 дней со дня поступления по представлению судьи-докладчика жалобы должны рассматриваться на закрытых заседаниях одной из палат Конституционного суда, которая и выносит соответствующее решение в форме судебного определения о возможности принять конкретную жалобу в производство суда49.

Жалобы не принимаются в производство КС в следующих случаях: они составлены без учета требований закона; поставленный в них вопрос не относится к полномочиям суда; они поданы лицом, не имеющим такого права; не использовано до конца право на обжалование судебного акта или не представлены документы, подтверждающие нарушение права на доступ в суд общей юрисдикции; по данному вопросу уже имеется постановление Конституционного суда50.

Конституционные жалобы рассматриваются по существу на заседаниях Пленума Конституционного суда, как правило, не позднее 60 дней со дня их принятия в производство суда. Стороны или заинтересованные субъекты имеют право участвовать в этих судебных заседаниях, однако если они не используют свое право и не являются на судебное заседание без уважительных причин, то это не влияет на проведение судебного разбирательства в их отсутствие. Если же заявитель забирает свою жалобу обратно, то начатое по ней производство в Конституционном суде прекращается.

Конституционное судопроизводство осуществляется устно, однако с согласия сторон или заинтересованных субъектов (в соответствии с правилами, установленными Внутренним уставом Конституционного суда) Пленум этого суда может рассмотреть конституционное дело согласно письменной процедуре51.

Сегодня в стране бытует мнение, что конституционная жалоба на судебные акты превратилась по сути в своеобразную кассационную жалобу52. Формально, поскольку в ней оспаривается конституционность и законность таких актов, а также содержится просьба осуществления специальной конституционной процедуры по отмене их юридической силы, это мнение, возможно, имеет под собой основания53.

Однако, несмотря на то что конституционное судопроизводство — так же, как и кассационное производство, и производное от него производство в порядке дополнительной кассации, — проводятся сугубо по вопросам права, отождествлять их нельзя. Конституционный суд и Верховный суд — совершенно различные судебные органы, каждый из которых функционирует в пределах своей юрисдикции по свойственной лишь ему процедуре.

В ходе конституционного судопроизводства по жалобам на судебные акты Конституционный суд не рассматривает гражданские, уголовные дела или дела об административных проступках, по которым вынесены оспариваемые акты. Он не вправе проверять фактические обстоятельства дел, рассмотренных в судах общей юрисдикции, а исследует только вопросы правильного применения или толкования судами нормативно-правовых актов в целях установления соответствия этих актов Конституции и законам, а также восстановления нарушенных прав и свобод. Вынося решение по конституционному делу, КС не решает споры и конфликты, которые разрешаются в других судах.

Судебные акты, утратившие силу на основании постановлений Конституционного суда, не исполняются, а дела, по которым вынесены эти акты, пересматриваются в судах общей юрисдикции заново — в порядке, установленном процессуальным законодательством. Для этого вначале Пленум Верховного суда на основании постановления Конституционного суда отменяет судебные акты, утратившие юридическую силу, и направляет соответствующее дело для проведения его нового судебного разбирательства с той стадии, на которой КС констатировал нарушение прав или свобод заявителя конституционной жалобы. Затем в суде, в который направлено дело, начинается его новое рассмотрение — по правилам, установленным для производства в соответствующей судебной инстанции, с учетом правовых позиций Конституционного суда.

По словам известного немецкого профессора Рольфа Книппера, "на все сомнения и обвинения в склонности превратиться в "супернадзорную инстанцию" при проверке решений общих судов Федеральный Конституционный суд Германии заявляет о проверке лишь следующих вопросов: 1) лежит ли в основе судебного решения значимость основных прав и "в принципе ошибочный акт", имеющий широкий охват; 2) действовал ли суд произвольно; 3) перешло ли судебное правотворчество границы конституционного права или аналогии"54. Если сегодня любой желающий внимательно изучит постановления, которые принял Конституционный суд Азербайджана по жалобам на судебные акты, то он может убедиться, что в этом плане мы заняли схожую с немецкими коллегами позицию.

Постановления Конституционного суда как источник права

Законодательство республики определяет постановления Конституционного суда как акты нормативного характера55. Это положение — с точки зрения признания постановлений суда источниками права — имеет большое и неоспоримое значение.

Прецедент56, созданный постановлениями КС, имеет нормативно-регулятивное значение. И в данном контексте они являются нормами, обладающими высшей юридической силой, которые распространяются на аналогичные обстоятельства конституционно-правовых отношений. Исходя из этого, в процессе своей будущей деятельности органы законодательной власти и правоприменительные органы (в т.ч. суды) обязаны руководствоваться постановлениями Конституционного суда и вытекающими из них положениями.

Тем не менее на практике все еще случаются попытки оспаривать вопрос о том, можно ли рассматривать постановления КС как судебный прецедент57. Для этого используется мнение, что поскольку данный прецедент можно понимать как применение одним судом правовых последствий дел, к которым пришел другой суд при рассмотрении дела по схожим фактическим обстоятельствам, говорить о таком прецеденте в отношении постановлений Конституционного суда нельзя. Поэтому, если этот суд дал толкование какого-либо закона, то его постановление обязательно лишь в случаях, связанных с применением этого закона. В этом случае же речь может идти не об аналогии, а об одинаковом положении, не о схожести фактических обстоятельств дела, а о правовом содержании подлежащего применению закона.

С другой стороны, оценивая постановления Конституционного суда, многие отдают приоритет вопросу их преюдициального значения. Установление этим судом соответствия или несоответствия подпадающего под его юрисдикцию какого-либо акта или его отдельных положений Основному закону само по себе должно восприниматься как особый факт, имеющий преюдициальное значение для всех субъектов, занимающихся вопросами нормотворчества и правоприменения, в том числе для судов общей юрисдикции. В частности, для них этот факт делает невозможным применение со стороны судов акта или его отдельных положений, признанных Конституционным судом утратившими силу.

Однако оценка правовой природы постановлений КС с точки зрения их преюдициального характера не может полностью охватить сущность (содержание) и значение этих постановлений, которые не только устанавливают факт соответствия или несоответствия каких-либо актов Конституции, но и в некотором смысле, дополняя эти акты, трансформируются в их составную часть. Это особенно актуально для постановлений КС, принятых по поводу толкования Конституции и законов.

На наш взгляд, к ответу на вопрос о качественном значении юридической силы постановлений Конституционного суда для рассматриваемых в судах общей юрисдикции различных правовых споров и конфликтов необходимо подходить дифференцированно. Несомненно, что для находящихся в производстве таких судов дел, по которым были инициированы обращения в КС, его соответствующие постановления имеют конкретное преюдициальное значение. Юридическая сила постановлений Конституционного суда распространяется на все правоотношения, урегулированные правовыми нормами, по поводу которых вынесены его постановления. Поэтому при рассмотрении любого дела в судах общей юрисдикции постановления КС, связанные с толкованием Конституции и законов, а равно об утрате юридической силы какого-либо акта или его положения ввиду несоответствия Основному закону или иным законам, являются постановлениями, влекущими правовые последствия прецедентного характера.

Постановления Конституционного суда имеют прецедентный характер и по тем делам, по которым ранее вынесенные судебные акты были впоследствии оспорены посредством конституционной жалобы. При разрешении других дел суды общей юрисдикции должны исходить из установленных ими фактических обстоятельств дел, и в случаях установления схожести правовых споров необходимо обязательно учитывать правовые позиции, отраженные в постановлениях КС, принятых ранее по жалобам на судебные акты по другим делам.

Кстати, зачастую, принимая постановления Конституционного суда в качестве источников права58, оспаривают лишь вопрос о том, различно ли с точки зрения правовых последствий значение резолютивной и описательно-мотивировочной частей постановления Конституционного суда59. В связи с этим сам Конституционный суд страны отметил: "Высшая юридическая сила постановления Конституционного суда распространяется на все части постановления, а также на правовые позиции, составляющие его основу. Однако в ряде случаев правовые позиции Конституционного суда приобретают самостоятельное значение. Поскольку сила правовых позиций Конституционного суда равна юридической силе его постановлений и носит общий характер, то это постановление должно распространяться не только на обстоятельства, образующие предмет конституционного дела, но и — как источник права — на аналогичные случаи, встречающиеся в правоприменительной практике"60.

Одним из важных вопросов восприятия постановлений Конституционного суда как источника права является взаимосвязь этих постановлений с законодательными актами. Постановления этого суда нередко принимаются в качестве источника права в том смысле, что с их помощью осуществляется функция временного восполнения пробелов в законе. Конституционный суд часто осуществляет эту функцию при толковании законов. Однако его постановление является для судов и других правоприменительных органов правовой основой для восполнения таких пробелов лишь до тех пор, пока сам законодатель не восполнит их.

В некоторых случаях КС выступает как "негативный законодатель"61, и, несомненно, такая его деятельность приводит к существенным изменениям в законодательстве. Вследствие этого возникает проблема, связанная с тем, что Конституционный суд как "негативный законодатель", признавая утратившей силу правовую норму, оставляет неурегулированными отношения, которые регламентировались этой нормой, в результате чего в законодательстве возникает пробел.

Среди юридической общественности Азербайджана бытует мнение, что наряду с основной функцией "негативного законодателя" Конституционный суд в определенном смысле должен быть наделен функциями и "позитивного законодателя"62. Это необходимо, чтобы в случаях, когда КС придет к решению о признании утраты юридической силы какой-то правовой нормы для недопущения возникновения пробелов в законодательстве, он мог бы временно и на определенных условиях регламентировать отношения, остающиеся неурегулированными после его решения.

Однако Конституционный суд Азербайджана, принимая во внимание принцип разделения властей, избегает вмешательства в вопросы, относящиеся к полномочиям других органов власти. Он исходит из того, что этот суд не может и не должен заменять собой ни органы законодательной или исполнительной власти, ни другие органы судебной власти. Поэтому после рассмотрения конкретных дел в случае необходимости КС помещал в своих постановлениях определенные рекомендации о целесообразности осуществления определенных мер по законодательному регулированию тех или иных вопросов.

Следует особо отметить, что постановление Конституционного суда служит правовым прецедентом не только для других судов, но и для него самого. Он в принципе не может не учитывать правовые позиции, сформулированные им в своих предыдущих постановлениях. У него нет полномочий пересматривать свои постановления, поэтому в будущем — при рассмотрении другого дела — в случае необходимости он может, вернувшись к своей прежней позиции, совершенствовать ее за счет наполнения новыми идеями. Последние не должны противоречить прежней позиции, но могут ее уточнять и развивать.

Некоторые актуальные проблемы функциональных связей Конституционного суда и судов общей юрисдикции

Исключительность компетенции Конституционного суда в осуществлении так называемого "нормоконтроля" в плане вынесения постановления о конституционности какого-то акта и придания этому надлежащей юридической силы за счет фактической отмены такого акта или его положения распространяется лишь на нормы закона или иных нормативно-правовых актов, принятых органами законодательной власти63, центральными органами исполнительной власти64, а также актов муниципалитетов.

Вместе с тем следует иметь в виду, что лица, посчитавшие нарушенными свои права и свободы нормативными актами местных органов исполнительной власти, имеют право в установленном гражданско-процессуальным законодательством порядке обратиться в суды общей юрисдикции для проверки оспариваемого акта или его определенной части на предмет соответствия Конституции и законам республики.

В связи с пересмотром дел, судебные акты по которым были признаны Конституционным судом утратившими силу, на практике возникло несколько спорных вопросов. Например, должны ли существовать определенные ограничения судебного рассмотрения дел в ходе производства в рамках Пленума Верховного суда и в ходе последующего судопроизводства?

Свою позицию по данному вопросу Конституционный суд разъяснил так: "В ходе производства по новым обстоятельствам, связанным с нарушением прав и свобод, рассмотрение дел по правовым вопросам Пленумом Верховного суда не должно быть поводом к присвоению себе полномочий Конституционного суда или искажению (ревизии, расширению, ограничению или истолкованию в иной форме) его постановлений, нанесению ущерба эффективности конституционного правосудия и должно осуществляться в соответствии с конституционным статусом суда кассационной инстанции. При этом Верховный суд и другие суды должны принимать свои решения только в пределах тех рамок, которые установлены Конституционным судом по соответствующему делу. Эти пределы образуют указанные в постановлениях Конституционного суда правовые вопросы и признанные Конституционным судом нарушенными права и свободы"65.

Другой вопрос, вызывающий неоднозначное отношение, связан с тем, какое из возможных решений о направлении дела для пересмотра в одну из различных судебных инстанций должен принять Пленум Верховного суда при отмене судебного акта в ходе производства по новым обстоятельствам, связанным с нарушением прав и свобод. На практике в 38 случаях (из 44-х) Пленум Верховного суда, отменив судебные акты, сила которых была утрачена на основании постановления Конституционного суда, направил соответствующие дела на пересмотр в суд апелляционной инстанции. Позиция КС по данному вопросу следующая: "В связи с направлением дела на новое судебное рассмотрение должно быть особо подчеркнуто, что при разрешении вопроса о пересмотре дела оно должно быть возвращено именно на ту стадию, где Конституционным судом было выявлено нарушение прав и свобод. Возвращение дела на более раннюю стадию и повторное рассмотрение дела в той стадии судопроизводства, где ранее не было допущено никаких судебных ошибок, не только не соответствует целям института производства по новым обстоятельствам в связи нарушением прав и свобод, но и не служит эффективному восстановлению нарушенных прав"66.

С сожалением следует отметить, что иногда причиной затягивания окончательного разрешения дел в судах и возникновения в связи с этим некоторых острых ситуаций в нашей стране является некая двусмысленность отдельных положений действующего законодательства. Так, в соответствии с процессуальным законодательством, на основании постановления Конституционного суда в ходе производства по новым обстоятельствам, связанным с нарушением прав и свобод, утратившие силу судебные акты должны отменяться Пленумом Верховного суда. Это само по себе вызывает несколько вопросов. Например, насколько юридически правомерна отмена судебных актов, уже утративших свою силу? Если это юридически правомерно, то почему другие виды актов, также подпадающие под конституционный контроль и утратившие силу на основании постановления Конституционного суда, не должны отменяться принявшим их или вышестоящим органом государственной власти?

С другой стороны, насколько правильно превращение Верховного суда — высшего судебного органа по гражданским, уголовным и другим делам, отнесенным к производству общих и специальных судов, — в бесправного "посредника" пересмотра дел в связи с утратой юридической силы вынесенных по этим делам судебных актов на основании постановления Конституционного суда? Не наносит ли такое "посредничество" ущерб самому названию и репутации Верховного суда? Кому и для чего нужно было создание формальной процедуры с участием Пленума Верховного суда, если он по сути лишь переправляет дело в определенную Конституционным судом судебную инстанцию? Зачем при этом нужны "узаконенная" потеря трех месяцев и тем самым искусственное затягивание судебных процессов, которые и без того превысили все разумные сроки?

Одним из вопросов, создающих напряженность в отношениях между Конституционным судом и судами общей юрисдикции, является принятие во внимание правовых позиций Конституционного суда в деятельности судов общей юрисдикции. Ясно, что суды общей юрисдикции, повторно рассматривающие дело, обязаны руководствоваться постановлением Конституционного суда. Высокая юридическая сила постановлений Конституционного суда распространяется на все его части, а также на правовые позиции, составляющие основу его постановления. Однако следует также учитывать и то, что в большинстве случаев эти правовые позиции, "отделяясь" от соответствующих постановлений, обретают самостоятельное значение. Ввиду того, что их юридическая сила равна юридической силе постановлений КС и носит общий характер, она должна быть отнесена не только к случаю, составляющему предмет конкретного конституционного дела, но и как источник права должна распространяться на все аналогичные случаи, встречающиеся в правоприменительной практике. Конституционный суд и сам отмечает более широкий охват действия правовых позиций своих постановлений и указывает на необходимость их учета не только в правоприменительной практике, но и в будущей деятельности по законодательному регулированию.

Иногда в Конституционный суд поступают повторные жалобы после пересмотра в судах общей юрисдикции дел, связанных с судебными актами, юридическая сила которых была низвергнута Конституционным судом. В этих жалобах указывается, что установленные им ранее правонарушения были вновь повторены в судах общей юрисдикции при пересмотре дел. Граждане в основном оценивают это как случаи небеспристрастного затягивания дел и как судебный произвол. В нашей практике имело место два случая, когда Конституционный суд был вынужден повторно рассматривать жалобы и низвергать юридическую силу постановлений Пленума Верховного суда ввиду того, что они были вынесены практически с теми же нарушениями прав заявителя, которые были отмечены в предыдущих постановлениях КС, когда он констатировал и эти нарушения, и несоответствие судебных актов Конституции и законам. Безусловно, с точки зрения обеспечения верховенства Конституции и приоритета прав и свобод человека КС считает такие случаи недопустимыми. Однако, чтобы действительно не допускать эти случаи, должна быть четко обозначена и позиция законодателя. Определенные же вопросы необходимо решать в рамках судебной системы. В любом случае быстрое урегулирование всех вопросов — общая задача и законодательной, и судебной властей.

Еще одним важным моментом, обусловливающим взаимное недопонимание Конституционного суда и судов общей юрисдикции, является толкование Конституции и законов. В Азербайджане их официальное толкование отнесено к полномочиям КС.

На сегодняшний день Конституционный суд — на основании запросов Верховного суда — принял 23 постановления по вопросам толкования законов и 1 постановление по вопросу толкования Конституции. Кроме того, на основе обращений судов общей юрисдикции (Сабаильский районный суд, Кяпазский районный суд, Местный экономический суд № 1, Апелляционный суд Азербайджанской Республики, Сураханский районный суд) он принял 5 постановлений по вопросам толкования законов.

Тем не менее известно, что в судебном правоприменении решение некоторых вопросов невозможно и без судейского усмотрения. Поэтому требуется общее понимание дифференциации случаев, когда возникает реальная необходимость официального толкования положений Конституции или законов со стороны КС и когда эти положения могут применяться судами общей юрисдикции без какого-либо официального толкования — на основе судейского усмотрения.

Сам Конституционный суд не считает собственное полномочие толкования Конституции или законов своей обязанностью толковать любое очевидное положение Конституции или законов в случаях обращения к нему с этим вопросом судов общей юрисдикции. Поэтому он несколько раз и не принял к своему производству их обращения, связанные с толкованием законов, указав при этом на необходимость решения поставленных в обращениях вопросов в рамках судейского усмотрения в пределах полномочий судов по правоприменению.

С другой стороны, известны случаи, когда при рассмотрении дел в судах общей юрисдикции не учитывалось официальное толкование положения закона, которое дал Конституционный суд, и принимались решения, полностью ему противоречащие. Конституционный суд не раз принимал постановления, в которых отмечал недопустимость таких случаев67.

Представляется, что каждый субъект судебного правоприменения обязан четко представлять и осознавать применяемое конституционное право, пользуясь соответствующими постановлениями Конституционного суда. Суды общей юрисдикции должны полностью осознать, что обеспечение правовой стабильности, заблаговременного прогнозирования государственных решений, авторитета Конституции и единообразного применения конституционного права требует, чтобы это право стало общепризнанным и распространяемым на каждого стандартом.

Заключение

Не секрет, что компетентная, независимая и беспристрастная система правосудия — необходимое условие в защите конституционности и законности. Однако если нет демократической системы, то нет и судопроизводства с точки зрения справедливого правосудия. И если в этом смысле нет последнего, не может до конца выполняться закон, а значит, нет действующего закона.

Признавая самостоятельность судебной власти, прародитель теории разделения властей, великий французский мыслитель Монтескье считал ее не более чем "устами закона". В начале XX века сторонник разделения властей, известный российский юрист В. Гессен отмечал, что реализация этого принципа предполагает, "с одной стороны, господство законодательной власти и, с другой — подзаконность властей правительственной и судебной"68. Однако отсутствие каких-либо иных ориентиров, кроме действующего законодательства, фактически ставит суд в один ряд с органами исполнительной власти, делая его равно подчиненным господству законодателя.

Появление у судов новой, неизвестной Монтескье и его современникам функции конституционного контроля кардинально изменило положение судебной власти. "Предоставление судам права признавать недействительными и отменять нормы органов власти и управления кардинально меняет роль суда. Он перестал быть органом разрешения индивидуальных споров, его компетенция распространяется на нормотворчество. При этом авторитет суда в определенном смысле поднимается выше авторитета другого властного органа, поскольку суд может отменить решение этого органа, а тот не может отменить решение суда"69.

Не забывая при этом о системе сдержек и противовесов, необходимо иметь в виду, что судебная власть является одновременно как субъектом, так и объектом ограничений властных полномочий государства. Законодатель и президент определяют персональный состав высших судебных органов, срок полномочий судьи, объем финансирования судебных органов и т.п. Именно законодатель решает, какие именно общественные отношения должны быть правоотношениями и, следовательно, подлежать судебной защите.

Становление судебной власти и развитие процессов гражданской самоорганизации общества имеют один и тот же источник — изменение социального поведения людей. Будучи составными частями социального целого судебная власть в лице ее носителей и институты гражданского общества в различных формах взаимодействуют друг с другом. Характер и направленность этого взаимодействия отражают уровень правовой и политической культуры обеих сторон. Действенность судебной власти как важнейшего института правового демократического государства зависит не только от количества судей, их профессиональной подготовки, надлежащего финансирования судов и т.п., но и от активности граждан в отстаивании своих прав, а также от их приверженности легальным формам разрешения конфликтов.

Состояние судебной власти отражает степень развитости конституционализма, уровень защищенности прав и свобод личности, зрелость структур гражданского общества, являющихся фундаментом демократии. Одни из основных критериев такого состояния — доступность судебной защиты прав и свобод, справедливость используемых процедур и беспристрастность судей.

Говоря об Азербайджане, нельзя тем не менее забывать, что "в целом степень самостоятельности, независимости и авторитета судебной власти в европейских государствах определяется историческими особенностями и традициями, уровнем правосознания и правовой культуры общества, господством тоталитарной или правовой государственности и другими факторами"70. Важнейшую роль в этом играет конституционное закрепление прогрессивных принципов судоустройства и судопроизводства, а также укрепление престижа конституционного правосудия.

"Необходимо время для того, чтобы государство не декларативно, а на деле уважало, соблюдало и защищало права и свободы человека как свою высшую ценность. Требуется длительная и напряженная работа политических партий и других институтов гражданского общества, чтобы права и свободы человека стали определять смысл, содержание и применение законов, деятельность исполнительной, законодательной и судебной властей, местного самоуправления. В конечном счете задача гражданского общества, политических партий как одного из его институтов состоит в том, чтобы сделать Конституцию, провозгласившую высшей ценностью права и свободы личности, подлинным, реально действующим законом. Достижение этой цели зависит от зрелости и созидательной силы гражданского общества, которое должно усвоить гуманистические и демократические ценности, создать комплексную систему правовых процедур и институтов, основанных на глубоком уважении к правам и свободам человека"71.

Конституционный суд Азербайджанской Республики прилагает все усилия к тому, чтобы во взаимоотношениях всех органов государственной власти, общества и каждого его члена утвердились принципы верховенства конституции и уважения прав и свобод человека, в том числе за счет имплементации норм и стандартов международного права. Играя важную роль в формировании демократических институтов общества и правового государства, обеспечении народовластия в его разнообразных формах, отстаивании конституционного принципа разделения властей, становлении судебной власти, утверждении общепризнанных принципов и норм международного права как концентрированного правового выражения достижений прогресса в мировом общественном развитии, Конституционный суд стал авторитетным и ключевым органом молодого азербайджанского государства.


1 Идеи о разделении властей были сформулированы и концептуально обоснованы еще в XVIII веке мыслителями-гуманистами Монтескье, Локком, Дидро, Д’Аламбером, Гельвецием и др. Эти принципы легли в основу западноевропейского и североамериканского законодательства. У нас в Азербайджане, как и в других постсоветских странах, они стали востребованными после развала Советского Союза и образования новых независимых государств. к тексту
2 См.: Конституция Азербайджанской Республики. Глава VII, ст. 125—133. к тексту
3 См.: Конституция Азербайджанской Республики. Ст. 125, части I и II. к тексту
4 Зорькин В.Д. (Председатель Конституционного суда Российской Федерации). Вопросы конституционного развития стран новой демократии. В кн.: Роль Конституции в становлении правовой государственности. Сборник выступлений на конференции, посвященной 10-летию Конституции Азербайджанской Республики. Баку: издание Конституционного суда Азербайджанской Республики, 2006. С. 170. к тексту
5 Мы придерживаемся существующего во многих странах понятия, согласно которого к судам общей юрисдикции относят суды, рассматривающие уголовные и гражданские дела. к тексту
6 Например, материалы по заявлениям о защите избирательных прав, материалы по жалобам на решения, действия (бездействие) должностных лиц, материалы в порядке исполнения судебных решений (приговоров), материалы по осуществлению судебного контроля в ходе проведения дознания и предварительного следствия и т.д. к тексту
7 В соответствии с внесенными 30 декабря 2005 года изменениями в закон Азербайджанской Республики "О судах и судьях" ожидается также создание Суда по делам о тяжких преступлениях Нахчыванской Автономной Республики. к тексту
8 В соответствии со ст. 359 Уголовно-процессуального кодекса в некоторых случаях законодатель предусматривает рассмотрение уголовных дел в этих судах с участием присяжных заседателей. Однако положения процессуального законодательства, касающиеся производства с участием присяжных заседателей, вступит в силу в соответствии с законом Азербайджанской Республики "Об утверждении, вступлении в силу Уголовно-процессуального кодекса и правовом регулировании связанных с этим вопросов" по завершении судебной реформы и после принятия специального закона. к тексту
9 В соответствии со ст. 360 Гражданского процессуального кодекса Азербайджанской Республики срок подачи апелляционной жалобы (протеста) по гражданским делам составляет один месяц со дня вручения решения суда первой инстанции. В соответствии со ст. 384.1 Уголовно-процессуального кодекса срок подачи апелляционной жалобы (протеста) по уголовным делам составляет 20 дней с момента оглашения приговора суда первой инстанции. к тексту
10 В соответствии с внесенными 30 декабря 2005 года изменениями в закон Азербайджанской Республики "О судах и судьях" в этом качестве у нас предусмотрено функционирование Верховного суда Нахчыванской Автономной Республики, а также пяти апелляционных судов, расположенных в городах Баку, Гяндже, Сумгаите, Али-Байрамлы и Шеки. к тексту
11 В соответствии со ст. 405.1 Гражданского процессуального кодекса срок подачи кассационной жалобы (протеста) по гражданским делам составляет 3 месяца со дня принятия решения. В соответствии со ст. 410.1 Уголовно-процессуального кодекса кассационные жалобы (протесты) по уголовным делам могут быть поданы со дня вынесения приговора: на оправдательный приговор в течение 6 месяцев; на обвинительный приговор по мотивам необходимости отягчения приговора (ухудшения правового положения осужденного) — в течение 12 месяцев; на обвинительный приговор по мотивам невиновности осужденного или необходимости смягчения (улучшения) его правового положения — в течение 18 месяцев. к тексту
12 См. часть I ст. 131 Конституции Азербайджанской Республики. к тексту
13 Предусматривающее эти полномочия положение появилось недавно, то есть спустя 7 лет после принятия Гражданского процессуального кодекса в результате внесения изменения в данный Кодекс Законом Азербайджанской Республики от 17 апреля 2007 года. Следует подчеркнуть, что подобного положения в Уголовно-процессуальном кодексе не существует. к тексту
14 В соответствии со ст. 426.2 Гражданского процессуального кодекса срок подачи жалобы (протеста) или представления в порядке дополнительной кассации по гражданским делам составляет два месяца со дня принятия постановления коллегии. В соответствии со ст. 423.2 жалоба (протест) или представление в порядке дополнительной кассации по уголовным делам могут быть принесены только в течение 12 месяцев со дня вынесения оспариваемого постановления. к тексту
15 В соответствии со ст. 423 Гражданского процессуального кодекса такое представление по гражданским делам может быть принесено только на основании обращений лиц, не привлеченных к участию в деле, если судебные акты затрагивают их интересы. к тексту
16 В соответствии со ст. 80 закона Азербайджанской Республики "О судах и судьях" для принятия постановлений об отмене судебных постановлений по мотивам отягощения правового положения осужденного, оправдательного приговора или постановления о прекращении производства по уголовному делу необходимо не менее двух третьих от числа присутствующих. к тексту
17 Производства по новым обстоятельствам, связанным с нарушением прав и свобод, предусмотрены в Азербайджане как Гражданским процессуальным кодексом (гл. 44-1, ст. 431.1—431.4), так и Уголовно-процессуальном кодексом (гл. LIII, ст. 455—460) в качестве процедур, необходимых для пересмотра состоявшихся судебных решений в порядке исполнения судами общей юрисдикции постановлений Конституционного суда Азербайджанской Республики или решений Европейского суда по правам человека. к тексту
18 Sui generis (лат.) — своего рода. к тексту
19 Идея "европейской" модели исходит из того, что континентальное право признает верховенство закона и подчиненную роль судебной практики. Отсюда нежелание предоставлять право контроля над конституционностью законов и других актов судам общей юрисдикции. После Второй мировой войны эта идея активно используется для защиты демократических завоеваний. Поэтому многие страны создали специальные суды или квазисудебную инстанцию (их нередко условно объединяют под общим названием Конституционный суд), главной задачей которых является обеспечение верховенства Конституции. Сегодня Конституционные суды действуют в Австрии, Албании, Бельгии, Болгарии, Бразилии, Венгрии, Германии, Греции, Египте, Испании, Италии, Колумбии, Коста-Рике, Македонии, Монголии, Польше, Португалии, Румынии, Сербии и Черногории, Словакии, Словении, Турции, Хорватии, Чехии и в других странах, в том числе в подавляющем большинстве новых постсоветских государств. к тексту
20 Полномочия Конституционного суда предусмотрены в ст. 86, 88, 102, частях II и III ст. 104, части I ст. 107, части III — VII ст. 130 и с. 153 Конституции Азербайджанской Республики. к тексту
21 См. ст. 154 Конституции Азербайджанской Республики. к тексту
22 См. ст. 1.2 закона Азербайджанской Республики "О Конституционном суде". к тексту
23 Витрук Н. (судья Конституционного суда Российской Федерации). Выступление на тему "Авторитет конституционного правосудия в контексте осуществления его функций в государствах новой демократии". В кн.: Самостоятельность и авторитет судебной власти. Сборник материалов конференции. Баку: издание Конституционного суда Азербайджанской Республики, GTZ и ABA CEELI, 2002. С. 246. к тексту
24 Цит. по: Общая теория прав человека. М.: Норма, 1996. С. 157. к тексту
25 Единственный случай предусмотрен частью ст. 107 Конституции Азербайджанской Республики, в соответствии с которой Конституционный суд инициирует процедуру импичмента президента Азербайджана и завершает ее после прохождения заключения Верховного суда и проведения специальных слушаний в Милли Меджлисе Азербайджана. к тексту
26 См. ст. 41 закона Азербайджанской Республики "О Конституционном суде". к тексту
27 При этом лицам, не владеющим языком судопроизводства, обеспечивается право на переводчика и право выступать на родном языке. к тексту
28 Для принятия постановления Пленума Конституционного суда, как правило, необходимо, чтобы за то или иное решение проголосовало хотя бы 5 судей. В отдельных случаях для принятия решения необходимо собрать 6 или даже 7 голосов (по вопросу импичмента президента Азербайджана). к тексту
29 Австрия, Бельгия, Болгария, Венгрия, Германия, Испания, Италия, Латвия, Литва, Македония, Молдова, Португалия, Словения, Турция, Украина, Чехия и т.д. к тексту
30 В соответствии со ст. 1 закона Азербайджанской Республики "О Судебно-правовом совете" этот орган называется органом самоуправления судебной власти. Его возглавляет министр юстиции страны, в состав, наряду с 9 судьями (председатель Верховного суда Азербайджанской Республики, судья Конституционного суда Азербайджанской Республики, по 2 судьи от Верховного суда Азербайджанской Республики и судов апелляционной инстанции, судья Верховного суда Нахчыванской Автономной Республики, 2 судьи судов первой инстанции), входят 2 представителя исполнительной власти, а также по одному представителю от парламента, Генеральной прокуратуры и Коллегии адвокатов Азербайджанской Республики. к тексту
31 На основании запросов Верховного суда Конституционный суд вынес: 23 постановления о толковании законов, 1 постановление о толковании Конституции, 18 постановлений о соответствии законов Конституции, 1 постановление о разграничении полномочий между ветвями власти, 1 постановление о проверке соответствия законам постановления Кабинета министров. к тексту
32 Prejudiciel (фр.) — правовой вопрос, без предварительного решения которого данное дело не может быть разрешено в суде. к тексту
33 Следует отметить, что хотя Конституционный суд вынес всего 5 постановлений по обращениям различных судов общей юрисдикции (исключая Верховный суд), таких обращений было 7, 2 из которых не было принято в производство Конституционного суда. к тексту
34 Суд a quo (лат.) — суд, который внес обращение. к тексту
35 Суд ex officio (лат.) — суд по занимаемому положению, в силу обязанности. к тексту
36 Sensu stricto (лат.) — в узком смысле. к тексту
37 В соответствии со ст. 66.4 закона Азербайджанской Республики "О Конституционном суде", признанные этим судом несоответствующими Конституции или законам судебные акты не должны исполняться и в установленном процессуальным законодательством порядке должны быть пересмотрены. Именно это обстоятельство дает основание полагать, что Конституционный суд является в определенном смысле высшим судебным органом в иерархии органов судебной власти. к тексту
38 Поэтому на практике определение в этом качестве физического или юридического лица стало задачей Конституционного суда. к тексту
39 Конституционный суд Азербайджана, от которого сегодня многое зависит в вопросе признания того или иного лица в качестве субъекта конституционной жалобы, придерживается апробированных позиций Конституционных судов других стран. Например, он исходит из того, что так же, как это принято в Германии, Испании, Польше, Словении, Хорватии и Швейцарии, юридические лица или публичные должностные лица могут использовать имеющееся у них право на подачу конституционной жалобы. Однако они могут делать это в собственных или личных интересах (например, для защиты своих прав, которыми они пользуются так же, как и физические лица). к тексту
40 Actio populаris (лат.) — популярный иск, то есть общедоступные иски (исковое требование любого гражданина) к тексту
41 Например, актами Центральной избирательной комиссии или Национальным банком Азербайджанской Республики. к тексту
42 Конкретный вид контроля возникает в связи с рассмотрением в суде общей юрисдикции какого-либо конкретного спора. В этом случае обычно возможны как преюдиционное обращение в Конституционный суд с запросом суда с целью обеспечения правильного правоприменения, так и конституционная жалоба, которая следует после вынесения решения судом общей юрисдикции или акта административного органа. к тексту
43 Абстрактный вид контроля возникает в результате абстрактных сомнений заявителя по поводу конституционности какого-либо оспариваемого акта. В этом случае постановление о конституционности акта (нормы) может быть вынесено независимо от его применения. В принципе, в Конституционном суде Азербайджанской Республики абстрактный контроль осуществляется лишь по обращениям органов государственной власти или публичных должностных лиц, указанных в числе субъектов, имеющих право направлять запросы в суд. к тексту
44 В действующем законодательстве не раскрывается, что следует понимать под определением "тяжелый и невосполнимый ущерб". Можно предполагать, что его критерии будут устанавливаться Конституционным судом применительно к каждому конкретному случаю. к тексту
45 См. ст. 34.5 закона Азербайджанской Республики "О Конституционном суде". к тексту
46 См. ст. 36.1, 36.2 и 37 закона Азербайджанской Республики "О Конституционном суде". к тексту
47 В соответствии с положениями Внутреннего устава Конституционного суда, заявитель, выполнив рекомендации аппарата суда, может вновь обратиться в КС, или же, не согласившись с действиями аппарата суда, может повторно обратиться в суд и потребовать рассмотрения его жалобы судьями. к тексту
48 См. ст. 36.3 закона Азербайджанской Республики "О Конституционном суде". к тексту
49 Копия определения Палаты отправляется заявителю в течение семи дней. После отказа Палаты принять жалобу в производство КС (за исключением случаев, когда жалоба не принята из-за того, что составлена не по требованиям нового закона, а также в случаях, когда не подтверждено полное исчерпание права обжалования судебных актов или нарушение права на доступ в суд) все повторные жалобы от того же заявителя по тому же предмету оставляются в КС без рассмотрения. к тексту
50 Эти основания предусмотрены ст. 37 закона Азербайджанской Республики "О Конституционном суде". к тексту
51 Хотя такое положение и содержится в ст. 27.2 закона Азербайджанской Республики "О Конституционном суде", на практике подобного случая еще не было. к тексту
52 Cassatio (лат.) — отмена, уничтожение. к тексту
53 Под кассационной жалобой обычно понимается прошение о производстве пересмотра судебного решения вышестоящей инстанцией по причинам нарушения законов или несоблюдения правил судопроизводства. к тексту
54 Сборник материалов конференции "Роль Конституционного суда в защите демократических ценностей". Баку: изд-во "Азербайджан", 2004. С. 301. к тексту
55 См. ст. 3.1 закона Азербайджанской Республики "О нормативно-правовых актах". к тексту
56 Praecedens (praecedentis) (лат.) — идущий впереди, предшествующий. Юридический (правовой) прецедент — решение суда или какого-либо другого уполномоченного государственного органа, вынесенное по конкретному делу и обязательное при решении аналогичных дел в последующем. к тексту
57 Имея в виду, что сущность прецедента заключается в том, что принятое по конкретному делу судебное решение имеет обязательное значение (силу правовой нормы) при разрешении в последующем аналогичных дел в судах общей юрисдикции. к тексту
58 В основу такого признания берутся положения ст. 13.7 Гражданского процессуального кодекса и ст. 10.3 Уголовно-процессуального кодекса Азербайджанской Республики. к тексту
59 В описательно-мотивировочной отражаются, в частности, правовые позиции Конституционного суда по рассматриваемому вопросу. к тексту
60 Постановление Конституционного суда Азербайджанской Республики от 25 января 2005 года "О соответствии пункта 9 части III и пункта 7 части IV закона Азербайджанской Республики "О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты Азербайджанской Республики" № 688-IIQD от 11 июля 2004 года части IX ст. 130 Конституции Азербайджанской Республики". В кн.: Сборник постановлений Конституционного суда Азербайджанской Республики по индивидуальным жалобам. Баку: изд-во "Юридическая литература", 2005. С. 523. к тексту
61 Признавая утратившими силу какие-то нормативно-правовые акты или их положения, он тем самым меняет содержание правового регулирования и, таким образом, выступает в роли "негативного законодателя". к тексту
62 Мирзоев С.А. (руководитель аппарата Милли Меджлиса Азербайджанской Республики). Роль конституционного суда в разделении властей. В кн.: Роль Конституционного суда в защите демократических ценностей. С. 224. к тексту
63 Под органами законодательной власти здесь следует понимать Милли Меджлис Азербайджанской Республики и Али Меджлис Нахчыванской Автономной Республики, каждый из которых в пределах своей компетенции принимает законы и постановления. к тексту
64 Под центральными органами исполнительной власти в Азербайджане понимаются министерства, госкомитеты, комитеты и приравненные к ним другие органы страны. к тексту
65 Постановление Конституционного суда от 25 января 2005 года "О соответствии пункта 9 части III и пункта 7 части IV Закона Азербайджанской Республики "О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты Азербайджанской Республики" № 688-IIQD от 11 июля 2004 года части IX ст. 130 Конституции Азербайджанской Республики". С. 524. к тексту
66 Там же. С. 526. к тексту
67 Например, Постановление КС Азербайджанской Республики от 17 июня 2004 года "О соответствии судебных решений Конституции и законам Азербайджанской Республики в связи с жалобой Г.А. Мустафаевой" (см.: Сборник постановлений Конституционного суда Азербайджанской Республики по индивидуальным жалобам. С. 586). к тексту
68 Гессен В. О правовом государстве. К реформе государственного строя России. Вып. 11. Правовое государство и всенародное голосование. Санкт-Петербург, 1906. С. 27. к тексту
69 Лившиц Р.З. Судебная практика как источник права. В сб.: Судебная практика как источник права. М., 1997. С. 7. к тексту
70 Никеров Г.И. Судебная власть в правовом государстве (Опыт сравнительного исследования) // Государство и право, 2001, № 3. к тексту
71 Зорькин В.Д. Указ. соч. С. 163. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL