ЕВРЕИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: В БУДУЩЕЕ ИЗ ПРОШЛОГО

Микаэль ШТЕРЕНШИС


Д-р Микаэль Штереншис, научный сотрудник Иерусалимского еврейского университета (Израиль).


С древнейших времен до нашествия монголов

Евреи — азиаты. Их корни, жизнь и расцвет — все связано с этим континентом, и именно там по большей части они и обосновались.

Вполне вероятно, что уже в I веке до н. э. число евреев, живших за пределами Палестины, было больше, чем в самой Палестине. Достоверных данных на этот счет нет, а оценки сильно различаются. Скорее всего, в Палестине проживало от двух до трех миллионов евреев, а количество переселившихся за ее пределы было еще выше.

Между евреями Вавилонии, Персии и Средней (Центральной) Азии прослеживаются прямые связи. В отношении евреев Вавилонии необходимо отметить два очень важных момента. Во-первых, они составляли наиболее многочисленную общину всей диаспоры; во-вторых, в Вавилонии, в отличие от других еврейских общин, они практически не испытали на себе влияния эллинской культуры. Вавилония не входила в состав Римской империи, и когда, в более поздний период, Рим попытался захватить ее, то евреи оказали римскому императору жестокое сопротивление. Они также принимали участие и в восстаниях в Месопотамии в 116 году н. э. против императора Траяна1. После завоевания Вавилона царем Киром II часть евреев ушла из страны и основала свое второе государство. Сначала они компактно обосновались на плодородных землях в междуречье Тигра и Евфрата. Позднее, когда Месопотамия стала провинцией Персии, у них появилась возможность свободно передвигаться по территории огромного государства и в пределах его границ жить практически в любом месте. Например, на территории современного Ирана недалеко от г. Шираза сохранилось древнее еврейское кладбище, которое историки относят ко II веку н. э. Для нас важен тот факт, что евреи Персии, при явной поддержке местных царей, принимали активное участие в организации торговли шелком2.

Вопрос о появлении еврейских поселенцев на территории Средней Азии можно разделить на две части: первая — когда евреи появились на этой земле, вторая — когда в регионе возникла достаточно крупная еврейская община?

Но, увы, достоверных исторических источников, позволяющих ответить на этот вопрос, не сохранилось. Можно лишь предположить, что евреи появились в Средней Азии еще до того, как ее завоевал Александр Македонский. Вероятнее всего, это произошло в V—IV веках до н. э. при Ахеменидах. В период своего расцвета эта династия правила на территории, простирающейся от Египта до Хорезма. То есть практически 99% евреев были подданными царства Ахеменидов. Жившие в огромном государстве и не имеющие никаких ограничений в передвижении евреи могли добраться до Средней Азии, а там дойти и до Хорезма. Мы располагаем сведениями о миграции в обоих направлениях. Например, хорезмийцы участвовали в войне между греками и персами (480 г. до н. э.). Хорезмиец Даргман служил солдатом в персидском гарнизоне в Элефантине (Египет), состоявшем в основном из еврейских ополченцев3. Почему же смелый еврейский купец не мог достичь неизведанных земель Средней Азии?

Затем наступило время царствования династии Сасанидов. Здесь можно привести несколько фактов из еврейской истории: полулегендарная иудейка Эстер стала женой библейского царя Ахашвероша, по некоторым источникам, — Ксеркса I (486—465 гг. до н. э.), другие же утверждают, что ее мужем был Артаксеркс II (404—361 гг. до н. э.). А царь Ездеджерда (Ездигерд) I (399—420 гг. н. э.) женился на еврейке Шушан-Духт, которая стала реальной иудейской царицей в государстве Сасанидов, — в то время в Персии официально сосуществовало несколько религий4.

Но это отнюдь не означает, что у персидских евреев не возникало никаких проблем. Время от времени, правда, не очень часто случались антисемитские выступления. Одно из них, например, произошло в Исфахане при царе Перозе (459—484 гг. н. э.). Причиной бунта стали распространившиеся слухи об убийстве евреями двух священников, проповедовавших учение пророка Заратуштры5. Основная проблема для проживавших там евреев — существование в доисламской Персии нескольких борющихся между собой религий. Кроме христианства и иудаизма в стране проповедовали зороастризм, манихейство и маздакизм.

В целом, евреи лояльно относились к персидским правителям. В начале VII века они поддерживали Персию в ее борьбе с Византийской империей и приветствовали захват Иерусалима в 614 году н. э. Евреи говорили на языке дари, и есть данные, что на определенном историческом этапе они и писали на дари, используя при этом буквенные символы иврита6.

Хотя по отношению к приверженцам зороастризма евреи были более терпимы, чем манихеи, их вражда с христианами возрастала. Будучи зависимыми от меняющихся религиозных предпочтений персидских царей, с приходом исламских армий иудеи не оказали арабам особого сопротивления.

Об истории еврейского народа, жившего в регионе, более достоверно рассказывают факты периода завоевания Персии и Средней Азии арабами. Естественно, эти факты приводятся и в исторических исследованиях арабских ученых того времени. В целом, евреям Азии арабское завоевание пошло на пользу. По словам Барона, "…ислам укрепил иудеев. Еврейское население выросло и обрело силу и влияние не только в Вавилоне, который считался национальным и религиозным центром иудеев и до арабского завоевания, но и в Персии и Палестине, в Египте и на остальной территории Северной Африки и многих сопредельных государств"7.

Ни в одной стране на территории Азии евреи для арабов чужаками не были. В Аравии они веками жили бок о бок. В некоторых сурах в Коране есть антисемитские высказывания, тлеющий уголек фанатизма, но в течение долгого времени он разгорался довольно редко, и, обретя власть, ислам оказался достаточно терпимым. Мусульманская цивилизация отличалась высокой культурой; хорошо известно, что дети Израиля внесли в ее развитие большой вклад.

Однако Арабский халифат поставил мощный заслон, отгородившись от христианских земель, и таким образом Центральная Европа оказалась отрезанной от Египта, Ближнего Востока и других азиатских ареалов. Только евреи оставались посредниками между христианским Западом и мусульманским Востоком. Такое положение давало им некоторое преимущество в сфере торговли8.

Когда в середине VII века арабы завоевали Персию, тем, кто согласно положениям Корана принадлежал к "людям Писания", то есть евреям и христианам, разрешалось исповедовать свою религию (их назвали дхимми — иноверцами). Термин применялся к последователям официально признанных религий. Все другие вероисповедания считались языческими, и мусульманину предписывалось вести против их приверженцев священную войну (джихад). Дхимми должны были платить специальную подушную подать (джизью) — налог на немусульман. В случае если немусульманин владел землей, то он вносил еще и поземельную подать (харадж).

Опираясь на эти факты, можно сделать вывод, что жизнь христиан и иудеев под властью ислама в Персии, особенно в первое время после завоевания, была значительно легче, нежели в зороастрийском государстве. Сначала к дхимми причисляли лишь христиан и иудеев, о которых было специальное упоминание в Коране. Но затем сюда же, к "людям Писания", отнесли и последователей Заратуштры9, которые также жили в Средней Азии. Во время Навруза бухарские приверженцы зороастризма ежедневно приносили в жертву петуха на могиле легендарного царя Сиявуша. В одном и том же городе рядом жили последователи Заратуштры, иудеи и христиане-нестореане. Позднее отношение мусульман к евреям, христианам и приверженцам зороастризма в Персии и Средней Азии менялось в зависимости от политики калифов и местных правителей.

После арабского завоевания последователи Заратуштры постоянно боролись против представителей других религий, включая приверженцев иудаизма и ислама. Трактат "Викарий Сканд-гуманик" стал последней книгой приверженцев зороастризма, в которой утверждается истинность их веры и предпринята попытка доказать превосходство зороастризма над иудаизмом, христианством, манихейством и исламом10. При такой ситуации вполне естественным было объединение мусульман и иудеев в борьбе против зороастризма. Покорив династию Сасанидов, арабы столкнулись в Персии с абсолютно нетронутой системой иудейского самоуправления. Во главе общин стоял экзиларх, высший сановник и богатый землевладелец, обладающий политической властью. Еще большую значимость подобная система самоуправления приобрела при калифах.

В VIII веке, завоевав Персию, арабы двинулись на Среднюю Азию. О евреях Средней Азии, в отличие от евреев Персии, известно гораздо меньше. Современные исследования по истории диаспоры или о жизни евреев в мусульманских странах просто не поднимают этот вопрос. В 1995 году в России опубликована книга, посвященная жизни евреев Средней Азии11. Но она, в основном, охватывает период от начала ХIХ века.

И все же данные о пребывании евреев в Мавераннахре или Трансоксании в доисламский период существуют. В 1937—1947 годах русский археолог и историк С.П. Толстов проводил исследования в северной части Средней Азии — Хорезме, который до арабского завоевания был независимым государством. Опираясь на археологические данные и анализируя исторические источники, в основном историю арабов Ат-Табари12, Толстов пришел к выводу, что евреи жили в Хорезме еще в доисламский период. Подтверждал его выводы и тот факт, что в VIII веке хорезмское духовенство, ученые по-арабски назывались хабр (мн. ч. ахбар), а это означает "еврейский ученый" или "ученый раввин". Толстову удалось найти монеты того времени с надписями, выполненными хорезмийскими буквами, видоизмененными под влиянием еврейского "квадратного" письма. На монетах изображен своеобразный знак тройной развилки, похожий на трилистник современного израильского шекеля. Все это позволило Толстову говорить о хорезмийской религии VIII века как о "синкретическом юдаизме"13.

Завоевание Средней Азии арабским полководцем Кутейбой было последним походом арабов на восток. Эта необычайно кровавая кампания имела для арабов большое значение. П. Хитти пишет по этому поводу: "Переход Яксартеса (Сырдарьи. — М.Ш.) стал эпохальным событием, поскольку именно эта река, а не Оксус (Амударья. — М.Ш.), являлась естественной политической и этнической границей между иранцами и турками. Переход этой реки был первым прямым вызовом, брошенным арабами монголоидной расе, исламом — буддизму. В Бухаре, Балхе и Самарканде сохранились буддийские монастыри. В Самарканде Кутейба наткнулся на нескольких идолов, которых сжег собственными руками… В Бухаре подобным образом был уничтожен храм огня"14.

В период религиозной вражды евреи, будучи "людьми Писания", находились в более или менее благоприятном положении. Однако Толстов обнаружил, что еврейская религиозная верхушка Хорезма бежала от арабских завоевателей на север и столкнулась с… хазарами.

Мы не будем останавливаться на истории хазаров. Опубликован ряд работ по этой теме — об истории Хазарского каганата, в котором иудаизм был одной из государственных религий15. Хочу лишь отметить, что хазары, принявшие иудаизм примерно в 750 году н. э., не единственная азиатская нация, исповедовавшая эту религию. По сведениям францисканца Плано Карпини, известного путешественника XIII века, было еще по крайней мере одно племя в Азии, брутачи, которое также исповедовало иудаизм16. Кстати, брутачи, или, как их еще называли, буртасы, участвовали в великой Куликовской битве в 1380 году в составе монгольской армии.

Считается, что иудаизм пришел в хазарские степи (территория современного Поволжья) через Византийскую империю и Крымский полуостров на Черном море. Лично я согласен с мнением Толстова о проникновении иудаизма в Хазарию через Среднюю Азию. Однако необходимо провести дополнительные исследования. Некоторые материалы Толстов опубликовал на английском языке17. На Западе его взгляды разделял В. Альтман, который также полагал, что иудаизм "пришел в Хазарию в VIII веке (период завоевания Средней Азии арабами! — М.Ш.) через Хорезм"18.

Правда это или нет, но существуют два неопровержимых факта: во-первых, евреи жили в Средней Азии еще до арабского завоевания; и, во-вторых, Хорезм являлся непосредственным соседом Хазарии на юге. Второй факт подтверждает знаменитое письмо хазарского царя Иосифа испанскому еврею Хасдаи ибн-Шапруту, "главе ассамблеи, сыну Исаака, сына Ездры", в котором речь шла о южных границах Хазарии19. Арабский специалист по генеалогии ибн ал-Кальби (ум. в 819 г. н. э.) в начале IX века представил любопытную генеалогическую ветвь хазар и хорезмийцев и возводит их к Исааку20.

Говоря о Средней Азии, важно иметь в виду возможное косвенное иудейское влияние на тюркоязычные народы через хазар — идея, высказанная Д. Данлопом в книге "История хазарских евреев". Особое внимание автор обратил на то, что племена тюрок-огузов под предводительством Сельджука (основателя династии Сельджукидов) были тесно связаны с хазарами. Сыновей Сельджука звали: Мика'ил, Юнус, Муса, Исра'ил. Данлоп предположил, что эти имена, особенно Исра'ил, как раз и указывают на влияние, которое оказывали хазарские евреи на тюркоязычные народы21. Правда, есть мнение, что эти имена имеют мусульманское происхождение. В любом случае, связи между хазарами и тюркоязычными народами были очень тесными. И пока не возникли проблемы с царицей, сам Сельджук пользовался большим расположением хазарского царя22.

В целом, евреи и иудаизм не были необычным явлением для кочевых и полукочевых племен Передней и Средней Азии. Иудаизм, который подвергался гонениям в средневековой Европе и Византийской империи, был признан в Азии и имел такие же права, как и другие религии. То же относится и к существованию иудаизма в Индии. Выходец из Хорезма, великий ученый мусульманской Средней Азии ал-Бируни (973—1048), дал сравнительный анализ религий в двух из своих многочисленных книг — "Индия" и "Хронология". Он описывал все известные религии, включая иудаизм и даже религию самаритян. Из его работ видно, что необходимая информация поступала к нему от иудеев. В "Хронологии" Бируни упоминает о своем знакомстве с еврейскими учителями. К тому же он часто цитирует "Ветхий Завет", знает все еврейские праздники: Йом-Кипур, Хануку, Пурим, Песах и другие, даже называет иудейские секты того времени, и не только раббинистов и караимов, но и миладитов, магрибов и альфаниев23. Говорят, что другой великий среднеазиатский ученый того времени, Абу Али Ибн Сина (Авиценна), врач и философ (его еще называли "Аристотелем Востока"), был еврейского происхождения24, но это всего лишь предположение.

Арабский историк и путешественник X века Абу-Абдулла ал-Мукаддаси (ал-Макдиси) в своей книге "Лучшее разделение для ознания климатов" (985 г. н. э.) упоминал персидских евреев еще до знаменитого путешествия Бениамина Тудельского (XII в.) на Восток. Ученый сам родился в Иерусалиме и хорошо знал Палестину. По его словам, город Марв (совр. назв. Мерв в Туркменистане) "больше напоминает палестинскую Рамлу, чем другие города"25. В разделе "Общий обзор Хорасана" он пишет, что в Хорасане "много евреев и только несколько христиан"26.

О евреях Средней Азии сведений гораздо меньше. Однако местное предание гласит, что первая синагога была построена в Бухаре еще в VIII веке27. Но свидетельств пребывания евреев в Средней Азии, подобных сохранившимся в Крыму могильникам еврейского поселения 898 года н. э. Чуфут-Кале, не обнаружено.

До XII века евреи мусульманской Персии и Средней Азии являлись членами так называемых "защищенных" общин, дхимми, и жили в своих собственных кварталах. Они пользовались свободой вероисповедания и могли назначать своих духовных руководителей, утверждаемых, скорее всего, султаном или высокопоставленными лицами из его окружения. Были и ограничения — обязательные отличительные знаки (как правило, желтого цвета) на одежде, запрещалось иметь оружие и ездить верхом. В то же время евреи занимались торговлей и врачеванием, их деятельность в этих сферах не ограничивали. Известного философа и врача того времени Абуль-Бакарата Хибата Алла ал-Багдади (ум. 1152) хорошо знал Омар Хайям, поэт, чьи четверостишия-рубаи облетели весь мир28. А в Басре в 1079—1080 жил откупщик Ибн Аллан, который раньше обрабатывал частные владения калифа29. К несчастью, он был убит. В Средней Азии в XI веке у мусульманских правителей был лозунг: "Жить в согласии с дхимми", и евреи мирно существовали. Необходимо отметить, что в ранний период арабского завоевания Средней Азии местное племя согдов, еще до принятия ими мусульманства, также было обязано платить подушную подать джизью и поземельную подать харадж30.

Когда Бениамин Тудельский отправился в путешествие, евреи, мигрируя по Великому шелковому пути, уже освоили Азию — от Ближнего Востока до Китая. Бениамин Тудельский побывал на этой территории примерно в 1170 году. До наших дней сохранились два варианта перевода его дневника на английский. Один, сделанный А. Ашером в 1840 году, а другой — М. Адлером в 1907 году31. Следовательно, отрывок, который нас интересует, представлен в двух вариантах. Вот что пишет А. Ашер: "В пяти днях пути отсюда, на границе царства (Персии. — М.Ш.) находится Самарканд, величественный город, в котором проживает пятьдесят тысяч евреев. Во главе общины стоит князь Рабби Обадях. Среди евреев много умных и ученых людей"32.

А вот как это подает М. Адлер: "Отсюда пять дней пути до Самарканда, великого города на персидской границе. В нем проживает 50 000 израильтян, и правит ими Р. Обадях Нази. Есть среди них умные и очень богатые люди".33

Бухара не упоминается. Из текста явствует, что Бениамин не посещал Самарканд — никакого описания города в книге нет. Поэтому не исключено, что цифра 50 000 завышена. Действительно, Исфахан, большой известный город, с многочисленным еврейским населением, по словам Бениамина, насчитывает 15 000 евреев (это подтверждают и Ашер, и Адлер), а огромная багдадская община включат 40 000 евреев34. В Самарканде могло быть и 50 000 и 15 000 и 5 000 евреев, но одно бесспорно: в крупнейшем среднеазиатском городе за пятьдесят лет до нашествия монголов проживала многочисленная еврейская община.

Местные легенды подтверждают факты, приведенные Бениамином. По преданию, в XII веке евреи принимали участие в постройке акведука, снабжавшего Самарканд водой35.

Евреи и монголы

В XIII веке благоприятная для евреев духовная атмосфера, а также социально-экономическая обстановка, существовавшая в мусульманском мире, значительно изменились. Вдобавок к продолжавшейся борьбе коренных народов за свои земли, захваченные арабами, на мусульманский восток через Азию понеслись все опустошавшие на своем пути монгольские орды. В 1219—1221 годы Чингисхан покорил Хорезм и завоевал Среднюю Азию. 10 февраля 1258 года Хулагу-хан, внук Чингисхана, после короткой осады взял Багдад, казнил местного калифа, а заодно и многих членов его семьи и положил конец власти мусульман. В 1259 году пал Дамаск36.

Однако для монголов евреи не были чужаками. Между VII и XIII веками, мигрируя по Великому шелковому пути на восток, они расселялись в Китае37. Первая синагога была построена в 1163 году в Кайфыне (до завоевания Северного Китая Чингисханом), а перестроена в 1279 году во время правления Кублай-хана38. Монголы знали евреев еще до великого похода Чингисхана на запад. Китайские евреи персидского происхождения торговали шелком.

Кроме синагоги, восстановленной в Китае в годы правления Кублай-хана, о религиозной толерантности этого правителя свидетельствуют факты, приведенные известным итальянским путешественником Марко Поло39.

Никаких данных о преследовании евреев монголами на всей захваченной ими территории нет. А владения их простирались от Дальнего Востока до границ Германской империи. Значительное число евреев стали гражданами монгольской империи. В 1254 году монах Виллем Рубрук, фламандский путешественник, встречал их во многих городах Кавказского региона и Персии. Упоминание о китайских евреях мы находим также в письме, отправленном в 1321 году монахом Малого нищенствующего ордена Эндрю из Перуджи40.

О небольшой еврейской общине в Тифлисе (сейчас столица Грузии Тбилиси) упоминал известный путешественник Марко Поло. Во время монголо-татарского завоевания евреи, главным образом купцы, проживали в России и в Крыму41.

А все-таки как же насчет Средней Азии? После коротких заметок Бениамина Тудельского в еврейских исторических источниках ни разу за несколько веков не было упоминания ни о Бухаре, ни о Самарканде, ни о других городах Средней Азии. Однако в Ургенче (Гургандж, столица Хорезма) жил еврейский ученый Соломон бен Самуэль. В 1338 году он составил персидско-ивритский словарь. Этот словарь сохранился42, и мы теперь знаем, что евреи, среди которых были и ученые, жили на территории, завоеванной монголами, еще в те времена, когда Тимур (Тамерлан, 1336—1405) был ребенком.

Весьма любопытная средневековая книга "Путешествия Мэндвилля" 1357 года, будучи смесью новых (естественно, для того времени) географических фактов и выдумок, упоминает евреев только один раз в связи с Бухарой. Неизвестный автор "Путешествий" говорит об иудеях в 29-й главе свой книги, посвященной странам, "лежащим за землями китайскими". Евреи у него живут между Бухарой и горными районами Каспия в татарской провинции Калдиль. Автор называет евреев "десять затерянных племен", которые все еще говорят только на иврите43. "Тогда больше верили выдумкам, чем правдивым рассказам", говорили о книге "Сэра Джона Мэндвилля"44. Наряду с Бухарой автор упоминает Хорасан, Хорезм, Самарканд, Туркмению и Туркестан. Возникает вопрос: почему евреи живут у него именно в Средней Азии, а не в Индии, Китае или Сибири?

О евреях, живших в Средней Азии при монголах, в работах средневековых мусульманских историков не упоминается вовсе. Например, Абу Омар ал-Джаузджани (1193—?) в своей книге "Табакат-и Назири" (1260), рассказывая о религиозной вражде в Самарканде, в частности, сообщил, что между христианами и мусульманами Самарканда постоянно возникали столкновения на религиозной почве и приверженцы каждой веры пытались заручиться поддержкой монголов. В 1259 году монгольский правитель Берке-хан принял ислам и помог мусульманам в борьбе против христиан.

Об иудеях ничего подобного не писали, но, может быть, самаркандские евреи и не были втянуты в религиозные распри.

Во время монгольского нашествия погибли тысячи людей разных национальностей. После войны у евреев, возможно, проблем с монголами не было. Некоторые из них даже сумели сделать карьеру при дворе монгольских правителей в Персии. Во второй половине XIII века евреи жили в этой стране свободно и имели достаточно большие возможности. Монгольские ильханы, которые правили в Персии с 1250-х годов, были язычниками, исповедовали шаманство. Они не понимали различий между иудеями, христианами и мусульманами, но по политическим соображениям выступали против суннитского ислама и открыто симпатизировали евреям, особенно во время правления Аргун-хана (1284—1291). При монголах наблюдался расцвет иудейско-персидской литературы, в частности, на персидский язык была переведена Тора. Еврейские писатели пользовались исключительно еврейским письмом.

Однако это вовсе не означает, что в те времена не было столкновений на религиозной почве. Христианский историк и религиозный деятель Бар Хебрус (1225—1286), сын еврейского врача Аарона, так описывал в своей "Хронологии" нападение бандитов в 1286 году: "Они пытали не только христиан, но и арабов, издевались над их женами, сыновьями и дочерьми прямо на их глазах в мечетях. И когда с этим было покончено, они направились в еврейские кварталы, опустошили дома и разграбили всю общину"45.

Совершенно ясно, что это был не антисемитский погром, а обычное бандитское нападение. И бандитами были не монголы, а "разбойники и негодяи, курды, туркмены и арабы". Бар Хебрус упоминает даже, что монголы и курды враждовали.

Первые настоящие антисемитские погромы произошли в Тебризе и Багдаде в 1291 году46. И опять участвовали в погромах не монголы, а коренное население (в 1295 году, во время правления Газан-хана, ильханы приняли мусульманство). Еще один погром под предводительством Газан-хана и эмира Навруза имел место в 1296 году. По приказу Газан-хана были разрушены все христианские церкви, еврейские синагоги, сожжены храмы и буддийские пагоды. По словам Бара Хебруса, "на этот раз преследовали не только наших людей (христиан. — М.Ш.), а также и евреев, но несравнимо жестоким было отношение к языческим служителям культа"47.

И опять мы видим, что преследовали не только евреев. Но в любом случае, второй приход ислама вновь превратил евреев в дхимми с теми же налогами (джизьей и хараджем) и с теми же унижениями. "Христиане не имели права появляться на публике без пояса, особого кушака, которым подвязывали одежду, а евреи должны были носить специальный головной убор"48.

Так жили евреи до появления Тамерлана.

Послемонгольский период

Тимур, могущественный правитель Азии с 1370-го до 1405 года, никогда не преследовал евреев, так как они были дхимми. Сначала он захватил Среднюю Азию, а затем завоевал земли, которые сегодня занимают Иран, Ирак, Афганистан, Пакистан, Казахстан, государства Кавказа, Иордания, Сирия, Северная Индия и Южная Турция. На завоеванной территории проживало большое количество евреев. Слабоумный сын Тимура Миран-шах приказал разрушить могилу великого историка Рашида ад-Дина в Тебризе и перенести его кости на еврейское кладбище49. Тимур был сильно разгневан поведением сына. Миран-шаха сместили, а его советников и друзей по беспутной жизни казнили. Власть перешла к сыну Миран-шаха Абу Бекру.

В целом, при Тимуре евреи не чувствовали никакой опасности. Он с детства впитал в себя ценности, присущие мусульманам, монголам и кочевым племенам, а потому был далек от религиозного фанатизма и нетерпимости. Скорее всего, он бы просто не понял идею испанской инквизиции. Без сомнения, это было хорошо для евреев Персии, Средней Азии и других территорий, захваченных Великим завоевателем.

Тимуриды не ущемляли прав евреев ни в Персии, ни в Средней Азии. При Сафавидах (XVII в.) ситуация в Персии изменилась.

В качестве единственной религии в то время насаждался шиизм. Естественно, насильственное обращение евреев, христиан и последователей Заратуштры в ислам вызвало враждебную реакцию. В то время религиозная обстановка в Бухаре была более терпима, и многие евреи ушли из Персии в Среднюю Азию. В марте 1839-го фанатики-шииты напали на еврейский квартал в Мешхеде (Иран) и насильно обратили в ислам всю общину. В последующие годы многие представители этой общины ушли из Мешхеда и направились искать убежище в Средней Азии.

Длительное сосуществование евреев и других народов Средней и Передней Азии привело к появлению так называемых "евреев монголоидного типа". В 1911 году, когда вошли в моду антропологические исследования, Морис Фишберг опубликовал книгу "Евреи: изучение расы и среды обитания". Вот что он писал о евреях монголоидного типа: "У евреев наиболее любопытен монголоидный тип. Представителей этого типа часто можно встретить в России, Польше, Германии, особенно среди женщин и детей. Они выделяются длинными гладкими черными и очень густыми волосами, а на теле и лице растительности почти нет. У евреев такого типа можно увидеть монгольскую бородку, а самая характерная особенность — это монгольские глаза… Лицо квадратное или ромбовидное, нос маленький, короткий, слегка приплюснутый в верхней части и расширяющийся книзу. Многих еврейских женщин такого типа часто принимают за японок, а в России за татарок"50. И действительно, начиная с XIV века, польских и литовских евреев, и особенно караимов называли "татарами"51.

Для иллюстрации в книгу включено несколько фотографий.

Евреи и русские

В 60-х—70-х годах XIX века, когда в регион пришли русские, на территории Средней Азии сохранились лишь полуразрозненные еврейские общины, которые находились в довольно плачевном положении. После завоевания среднеазиатских земель Россией "бухарские евреи" (это название пошло от Бухарского эмирата, на территории которого они жили) еще раз проявили свое умение заниматься торговлей и монополизировали торговлю хлопком с Россией. И снова, как и пять веков назад, они могли вести торговые дела с разными странами, а теперь и через Россию. Даже известный французский невропатолог Жан Мартен Шарко был сильно удивлен, когда к нему на прием пришел бухарский еврей.

Хотя с 1865 года Ташкент был под властью Российской империи, до 1920 года Бухара все еще номинально принадлежала эмиру Узбекистана. Тем не менее Транскаспийская железная дорога через Самарканд, Бухару и Ташкент (ее строили с 1880-го по 1905 г.) открыла бухарским евреям возможность впервые за более чем тысячелетие наладить контакты с евреями европейских стран. Богатые евреи Средней Азии начали ездить в Европу, а некоторые перебрались в Иерусалим.

Впрочем, случалось, что евреи из России, наоборот, переезжали в Туркестан, вместе с местными единоверцами они образовали то уникальное восточноевропейское сообщество, которое через полвека начало интенсивно развиваться в Израиле.

Евреи из европейских стран посещали Среднюю Азию с научными целями. Наиболее известен Аурель Штейн из Будапешта, "первый исследователь Шелкового пути"52. Запад считает Штейна самым крупным археологом, занимавшимся изучением этого древнего торгового пути.

Государства Средней Азии до их завоевания Россией находились в экономическом, политическом и военном кризисе — сказывалась длительная полуизоляция. Неблагоприятная обстановка способствовала росту религиозного экстремизма и провоцировала попытки местных правителей к насильственному обращению евреев в ислам. Однако им не удалось навязать евреям чуждую религию, и большинство из них ислам не приняло. Тех же, кто перешел в ислам, стали называть "чал" или "обращенные евреи". Вскоре новообращенные оказалась в еще большей изоляции и превратились в изгоев как для евреев, так и для мусульман. Ханы пытались помочь "новым мусульманам". Сохранились два письменных указа от 1874—1875 годов, изданных высокопоставленными лицами при кокандском хане. Согласно этим указам местные власти должны были обеспечивать детей новообращенных евреев пищей и одеждой53.

Советские и постсоветские годы

После революции 1917 года многие евреи из европейской части России перебрались в Узбекистан. Это были специалисты и государственные служащие, направленные на работу в Среднюю Азию в годы первых пятилеток. В 30-е годы при Сталине в Узбекистан ссылали инакомыслящих российских евреев. Полностью с бухарскими евреями они не ассимилировались. Например, в Ташкенте существовали две разные синагоги, одна — для приехавших евреев "ашкеназов", а вторая — для местных "бухари". Среднеазиатские евреи говорили на языке, в котором были заимствования из персидского и таджикского, а также элементы иврита и узбекского. Кроме того, владели узбекским и таджикским. В советский период все они, естественно, выучили и русский.

На всей территории СССР советский образ жизни постепенно вытеснил традиционные религиозные обряды. Бухарских евреев стала больше интересовать не религиозная сфера, а возможность получить образование и попробовать себя в экономической деятельности. К 30-м годам в Бухаре осталась только одна синагога. Еще одна сохранилась в Самарканде.

Последняя большая волна евреев прибыла в Узбекистан из России, Украины, Белоруссии и Молдавии в начале Великой Отечественной войны — республика приняла тогда 180 тысяч еврейских беженцев. А после войны большинство из них вернулось в насиженные места. К 1959 году численность старой еврейской общины в Бухаре уменьшилась до 5 тысяч человек, а в Ташкенте проживало свыше 50 тысяч евреев. Большая община была также в Самарканде.

Во второй половине 80-х годов с наступлением горбачевской гласности советские граждане получили право на свободу передвижения. Еврейские организации Соединенных Штатов Америки стали направлять своих представителей в республики Средней Азии. Цель у этих миссионеров была одна — убедить среднеазиатских евреев в том, что если они эмигрируют, то на Западе их ожидает теплый прием. Ко времени полного распада Советского Союза евреи из Узбекистана в массовом порядке уезжали в Израиль, Канаду и США.

Теперь за судьбу традиционных еврейских общин, проживающих в городах Узбекистана, отвечало новое правительство республики, которое проявило большую терпимость в религиозных вопросах. Узбеки в основном сунниты и не разделяют взглядов исламских фундаменталистов. В 90-е годы построены тысячи мечетей, появились новые синагоги и церкви. Президент страны Ислам Каримов был награжден Русской православной церковью орденом Святого Владимира. В 1999 году Узбекистан получил от международной еврейской организации "Бнай Бртих" специальную награду за помощь, оказанную беженцам во время Второй мировой войны.

Израиль и Узбекистан

Официально Советский Союз распался в 1991 году. Несколькими месяцами раньше о своей независимости объявил Узбекистан. Официально в республике эта дата отмечается 1 сентября. А вскоре начались благоприятные изменения в положении евреев.

Теперь и бухарские и так называемые "европейские" евреи получили возможность беспрепятственно эмигрировать. С 1988 года из Центральной Азии в Израиль уехало более чем 200 тысяч евреев — и бухарских и ашкеназов. Многие перебрались в США. И, как шутят весельчаки, Тимур, вновь появившийся на постаменте в Ташкенте, махнул им на прощание своей протянутой рукой. Те, кто остался, с удивлением обнаружили, что могут, так же как и в Тель-Авиве, изучать иврит в еврейских центрах Ташкента и Самарканда.

В 1992 году Израиль стал третьей по счету страной, после США и Турции, признавшей независимость республики Узбекистан, и между обоими государствами установились тесные контакты. Израиль предложил техническую помощь в развитии сельского хозяйства и авиации, а также политическую поддержку в борьбе против исламского фундаментализма. Узбекское руководство оценило Израиль как важный канал, связывающий его с Западом, хорошие отношения с Тель-Авивом давали возможность наладить связи с западными странами, особенно с США. Кроме того, президент Узбекистана Ислам Каримов разделял беспокойство Израиля в связи с распространением исламского радикализма. Во время своего визита в Ташкент в 1994 году израильский министр иностранных дел в правительстве Рабина Шимон Перес предупреждал о позиции Ирана и его намерениях в отношении Центральноазиатского региона54. Постоянный поток узбекских евреев в Израиль прибавил много работы израильскому посольству в Ташкенте и консульству Узбекистана в Тель-Авиве. Израильский премьер-министр Беньямин Нетаньяху, возвращаясь из поездки в Китай в начале 1998 года, нанес короткий визит в Ташкент. Позднее, в июне 1998 года, для развития деловых контактов с Узбекистаном в Ташкенте побывал министр торговли правительства Нетаньяху Натан Щаранский, выходец из России. А в сентябре того же года президент Узбекистана И. Каримов посетил Израиль.

Во время этого визита было проведено много встреч и переговоров. Обсуждались важные вопросы: развитие капельного орошения, выращивание новых сортов хлопка, использование мощностей ташкентского авиационного завода и ряд других. Президент Узбекистана побывал в мечети Ал-Акса в Иерусалиме, у Стены Плача, провел переговоры о переводе консульства своей страны в статус посольства, встретился с членами общины бухарских евреев. В беседе с израильскими бизнесменами в отеле "Кинг Дэвид" Каримов говорил не только о "торговых отношениях" и "взаимовыгодном сотрудничестве", но и о 28 тысячах евреях, являющихся гражданами Узбекистана, о 16 синагогах и Главном раввинате в Ташкенте, о центральноазиатской богословской семинарии Ахей Тмимим55.

По возвращении И. Каримова в Ташкент был опубликован любопытный официальный документ — "Меры по дальнейшему развитию сотрудничества с государством Израиль. Десятью годами раньше подобная публикация была бы абсолютно невозможна. Для мусульманской страны это подвиг. Кабинет министров Узбекистана принял решение использовать израильские технологии на местных молочных мини-заводах, внедрить новые, предложенные этой страной сорта хлопка и методы выращивания индеек, а также "изучить исторические аспекты отношений между узбекским и еврейским народами и их государствами, рассмотреть вопрос о паломничестве в Иерусалим"56.

Политические результаты визита были более важными, но о них говорили меньше. Каримов всегда имел в виду не только израильских, но и американских евреев. Для него было необходимо найти союзника в борьбе с исламским радикализмом. Вернувшись в Ташкент, он усилил борьбу против местных фундаменталистов. Эта борьба достигла пика в феврале 1999 года. В один из солнечных весенних дней в Ташкенте прогремели взрывы. На пути президентского кортежа взорвалось шесть машин, погибли 16 человек. Каримов не пострадал. Арестованные террористы оказались исламскими фундаменталистами. Вскоре после этого случая Ташкент выглядел как Тель-Авив: при входе в учреждения охрана проверяет сумки.

* * *

Сегодня отношения между двумя странами, мусульманской и иудейской, теплые. Тимур был очень далек от антисемитизма средневековой Европы. Узбеки сегодня под руководством "отца нации" чувствуют то же самое. Я уже говорил, что Бируни изучал основы иудаизма. Среднеазиатские философы, известные в среде восточных еврейских мыслителей, говорящих на арабском языке, внесли большой вклад в развитие еврейской философии. Одна из немногих статей написана на эту тему Эрвином Розенталем57. Автор прослеживает развитие философских идей Авиценны вплоть до философских трактатов еврейского философа Маймонида (Моше бен Маймона). Влияние взаимное. И это полностью подтверждают нынешние израильско-узбекские отношения. Сегодня это также верно, как и во времена Ибн Сины (Авиценна) и Тимура (Тамерлана).

История повторяется. А требования времени еще больше сближают Израиль и Узбекистан.


1 См.: Wiesehefer J. Ancient Persia from 550 B.C. to 650 A.D. Transl. by A. Azodi. London — New York: I.B. Tauris Publ., 1996. P. 143.

2 Там же. См. также: Fischel W.J. The Jews of Central Asia (Khorasan) in Medieval Hebrew and Islamic Literature. В. кн.: Historia Judaica. Vol. VII. 1945. P. 29—50.

3 См.: Porten B. Archives from Elephantine. Los Angeles: University of California Press, 1968. P. 35, 47, 94, 243; Толстов С.П. По следам древнехорезмийской цивилизации. М.—Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1948. С. 108.

4 См.: Matheson S.A. Persia: An Archeological Guide. London: Faber & Faber, 1972. P. 111.

5 См.: Baron S.W. A Social and Religious History of the Jews. Vol. III. Philadelphia: The Jewish Publication Society of America, 1957. P. 55.

6 См.: Lazard G. The Rise of the New Persian Language. В кн.: Frye R.N., ed. The Cambridge History of Iran. Vol. 4. Cambridge: Cambridge University Press, 1975. P. 606—607. До X века в Бухаре говорили на дари (см.: История Узбекской ССР. Т. I. / Под ред. С.П. Толстова и др. Ташкент: Издательство Академии Наук УзССР, 1955. С. 224.

7 Baron S.W. Op. cit. P. 99.

8 См.: Kramers J.H. Geography and Commerce. В кн.: Arnold T., Guillaume A., eds. The Legacy of Islam. London: Oxford University Press, 1965. P. 102—103.

9 См.: Abd al-Husain Zarrinkub. The Arab Conquest of Iran and Its Aftermath. В кн.: Frye R.N., ed. Op. cit. 1975. P. 31.

10 См.: Menasce J. de. Zoroastrian Literature After the Muslim Conquest. В кн.: Frye R.N., ed. Op. cit. P. 560—561.

11 См.: Евреи в Средней Азии, прошлое и настоящее / Под ред. Т.Д. Вышенской. СПб.: Петербургский еврейский университет, 1995.

12 См.: At-Tabari. Annales quos scripsit Abu-Djafar … at-Tabari. Cum aliis editit M.J. De Goeje. Séries I—III. Lugd. Batavorum, 1879—1901. Перевод отрывков из книги ат-Табари см.: Материалы по истории туркмен и Туркмении / Под ред. С.Л. Волина и др. Т. 1. M.—Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1939. С. 86—143.

13 См.: Толстов С.П. По следам древнехорезмийской цивилизации. С. 224—226.

14 Hitti P.K. History of Syria. London: Macmillan & Co., 1957. P. 460.

15 См.: Dunlop D.M. The History of the Jewish Khazars. New York: Schoken Books, 1967; Koestler A. The Thirteenth Tribe: The Khazar Empire and Its Heritage. London: Hutchinson, 1976.

16 См.: Carpini J.P. History of the Mongols. В кн.: Dawson C., ed. Mission to Asia. New York: Harper & Row, 1966. На стр. 41 автор говорит следующее: "Названия стран и народов, завоеванных ими [монголами] такие:… брутачи, которые являются евреями"; на странице 58: "…брутачи, которые считаются евреями и бреют головы".

17 См.: Tolstov S. In the Deserts of Khwarizm // Asiatic Review. No. 40, 1944. P. 408—414.

18 Altman V. Ancient Khorezmian Civilization in the Light of the Latest Archeological Discoveries [1937-1945] // J.A.O.S., No. 2, 1947, P. 67.

19 Marcus J.R. The Jew in the Medieval World. A Source Book: 315-1791. New York: Meridian Books, 1961. P. 227—232.

20 См.: Толстов С.П. По следам древнехорезмийской цивилизации. С. 228. В.В. Бартольд также поддержал мнение, что между Хорезмом и Хазарией были довольно тесные отношения как в доисламский, так и в послеисламский период, подчеркивая, однако, большую роль Хорезма в проникновении мусульманства в Хазарский каганат. См.: Бартольд В.В. Место прикаспийских областей в истории мусульманского мира. Баку, 1925.

21 См.: Dunlop D.M. Op. cit. P. 260—261.

22 См.: Bar Hebraeus. The Chronography of Gregory Abu’l-Faraj. Transl. by E.A. Wallis Budge. Amsterdam: Apa – Philo Press, 1976. P. 195.

23 См.: История Узбекской ССР. Т. I. / Под ред. С.П. Толстова и др. С. 266—267; Jeffery A. Al-Biruni’s Contribution to Comparative Religion. В кн.: Al-Biruni Commemoration Volume, A.H. 362 – A.H. 1362. Calcutta: Iran Society, 1951. P. 137—138, 152—153.

24 См.: Soubiran A. Avicenne, Prince des Medicins. Paris, 1935.

25 Ал-Мукаддаси. Ахсан ат-Такасим фи Ма’рифат ал-Акалим. В кн.: Материалы по истории туркмен и Туркмении / Под ред. С.Л. Волина и др. Т. 1. С. 194.

26 Там же. С. 201; а также см.: Fischel W.J. Op. cit. P. 35.

27 См.: Амитин-Шапиро З.Л. Предание о постройке первой синагоги в Бухаре. В кн.: Сборник научного кружка при Восточном факультете САГУ. Т. 1. Ташкент, 1928. С. 6—7.

28 См.: Там же. С. 289.

29 См.: Там же. С. 74.

30 См.: История Узбекской ССР. Т. I. / Под ред. С.П. Толстова и др. С. 143, 145, 151—152.

31 Дневник Бениамина Тудельского на английском языке был опубликован дважды: Benjamin of Tudela, 1840. В кн.: Asher A. The Itinerary of Rabbi Benjamin of Tudela. Transl. and ed. by A. Asher. 2 vols. Reprint. New York: Hakesheth Publ., 1966; Benjamin of Tudela, 1907. В кн.: Adler, M.N. The Itinerary of Benjamin of Tudela. Critical text, translation, and commentary. Reprint. New York: Philipp Feldheim, 1965.

32 Benjamin of Tudela, 1840. P. 128—129.

33 Benjamin of Tudela, 1907. P. 58—59.

34 То же число приводится и в кн.: Sassoon D.S. A History of the Jews in Baghdad. Letchworth: S.D. Sassoon Publ., 1949. P. 89, но, по всей видимости, автор пользуется исключительно дневниками Бениамина Тудельского.

35 См.: Абу Тахир Ходжа. Кандия Малая. Пер. В.Л. Вяткина. В кн.: Справочная книга Самаркандской области. Самарканд, 1906. Вып. 8.

36 Об этом подробнее см.: The History and Life of Chinggiz Khan (The Secret History of the Mongols). Transl. by U. Onon. Leiden: E.J. Brill, 1990; Martin D. The Rise of Chinggiz Khan and His Conquest of North China. Baltimore: The Johns Hopkins Press, 1950; Hartog L. de. Genghis Khan Conqueror of the World. I.B. Tauris & Co., 1989; Vernadsky G. The Mongols and Russia. New Haven: Yale University Press and Oxford University Press, 1953; Chinggiz Khan. The Golden History of the Mongols. Transl. by U. Onon. London: The Folio Society, 1993.

37 См.: Shapiro S., ed. Jews in Old China. New York: Hippicrene Books, 1984. P. x.

38 См.: Guandan Pan. Jews in Ancient China — A Historical Survey. In: Shapiro S., ed. Jews in Old China. P. 54.

39 См.: Polo Marco. The Travels of Marco Polo, the Venetian. Ed. by M. Komroff. New York: Horace Liveright, 1926. P. 120—121.

40 См.: William of Rubruck. The Journey of William Rubruck. In: Dawson C., ed. Op. cit. P. 211 and 237.

41 См.: Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая орда и ее падение. М.—Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1950. С. 189, 416.

42 См.: Boyle J.A. Dynastic and Political History of the Il-Khans. In: Boyle J.A., ed. 1968. P. 372.

43 Seymour M.C., ed. Mandeville’s Travels. Oxford: Clarendon Press, 1967. P. 191—194.

44 Lockhart L. European Contacts with Persia, 1350—1736. В кн.: Jackson P., Lockhart L., eds. The Cambridge History of Iran. Vol. 6. Cambridge: Cambridge University Press, 1986. P. 379.

45 Bar Hebraeus. Op. cit. P. 475—476.

46 См.: Boyle J.A. Op. cit. P. 372.

47 Bar Hebraeus. Op. cit. P. 505—507.

48 Howorth H.H. History of the Mongols from the 9th to the 19th Century. Part III. The Mongols of Persia. London, 1888. P. 395—396.

49 См.: Daulatshah. The Tadhkirat al-shu’ara. Ed. by E.G. Browne. Oxford, 1901.

50 Fishberg M. The Jews: A Study of Race and Environment. London: The Walter Scott Publishing, 1911. P. 117—119.

51 См.: Tyszkiewicz J. Tatarzy na Litwe i w Polsce. Studia z dziejyw XIII—XVIII w. Warszawa: Panstwowe Wydawnictwo Naukove, 1989. P. 89, 160.

52 Walker A. Aurel Stein: Pioneer of the Silk Road. London: John Murray, 1995.

53 См.: Троицкая А.Л. Каталог архива кокандских ханов XIX века. М.: Nauka, 1968. С. 391.

54 См.: Commentary Assails Peres’ Remarks in Tashkent // FBIS/NES-96-134, 13 July 1994. P. 55—56.

55 См.: Karimov I. The Speech at the Meeting with the Israeli Businessmen, King David Hotel, 15 September 1998. English translation. P. 5.

56 Меры по дальнейшему развитию сотрудничества с государством Израиль. Указ № 421 Кабинета министров Республики Узбекистан от 2 октября 1998. Приложение 2. Ташкент.

57 См.: Rosenthal E.I.J. Avicenna’s Influence on Jewish Thought. В кн.: Wickens G.M., ed. Avicenna: Scientist & Philosopher. London: Luzac & Co., 1952. P. 66—83.


SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL