РОССИЯ И КЫРГЫЗСТАН: ДИНАМИКА И ПЕРСПЕКТИВЫ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

Георгий РУДОВ


Георгий Рудов, кандидат философских наук, Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Кыргызской Республике, почетный доктор Кыргызско-российского славянского университета


Старт дипломатических взаимоотношений

Начало новым межгосударственным отношениям России и Кыргызстана было положено еще до распада Советского Союза. Ровно через 10 дней после вступления в должность президента РСФСР Б. Ельцин прибывает в Кыргызстан с официальным визитом, по итогам которого 21 июля 1991 года был подписан основополагающий документ — Договор об основах межгосударственных отношений. Согласно этому документу, отношения между подписавшими его сторонами "строятся на основе принципов суверенного равенства и уважения прав, присущих суверенитету, неприменения силы или угрозы силой, включая экономические и иные способы давления, территориальной целостности и нерушимости границ, мирного урегулирования споров, невмешательства во внутренние дела, уважения прав человека и основных свобод, равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой, добросовестного выполнения обязательств, взаимовыгодного сотрудничества и других общепризнанных норм международного права".

24 апреля 1992 года договор был ратифицирован и затем вступил в силу. А через два с половиной месяца подписывается уже Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Кыргызстан. Оба документа, как и полагается в международной практике, были составлены на государственных языках и имели "одинаковую силу"1. С этого времени активно стали развиваться дипломатические отношения: прежде всего были открыты посольства, а первые послы суверенных республик вручили верительные грамоты главам государств.

Посольство Кыргызстана в Москве стало как бы преемником действовавшего в течение многих лет Постоянного представительства Совета Министров Киргизской ССР при Совете Министров СССР, в то время как российская сторона открыла свое посольство в Кыргызстане впервые.

Началась кропотливая работа по налаживанию взаимодействия дипломатических служб и соответствующих министерств двух стран по различным направлениям. Это, в первую очередь: проведение двусторонних консультаций; обмен дипломатическими делегациями различного уровня для решения актуальных проблем и перспектив сотрудничества; стажировка дипломатов; взаимообмен специалистами МИД КР и МИД РФ для ознакомления с работой их функциональных подразделений, передачи опыта и повышения квалификации. Здесь и квотное обучение представителей Кыргызстана в Дипломатической академии МИД России и в Московском государственном институте международных отношений (МГИМО), а также помощь этих учебных заведений в организации факультета международных отношений в Кыргызско-российском славянском университете и курсов дипкадров.

Внешнеполитическое ведомство РФ оказало помощь МИД КР в формировании информационной базы, а именно в расширении банка данных, архивных фондов, выделило специальную литературу международно-правового дипломатического профиля, сборники документов СНГ, ОБСЕ, ООН и другие материалы.

Таким образом, двусторонние кыргызско-российские отношения, при всей сложности первых лет независимости, развивались весьма динамично. За короткий промежуток времени была отлажена система встреч на уровне глав государств, правительств, парламентов, министерств и ведомств обеих стран, принят ряд документов. Однако, несмотря на это, возникало немало проблем и трудностей, но обе стороны находили нужные пути их решения.

Приоритетные направления

Анализ выступлений президента Кыргызстана А. Акаева показывает, что один из основных и долговременных внешнеполитических приоритетов республики — укрепление и дальнейшее развитие всесторонних отношений с Россией. Это обусловлено исторической и культурной общностью народов, общих интересов в сфере безопасности, в политической, экономической, научно-технической, гуманитарной, культурной и других областях.

Придавая приоритетное значение двусторонним отношениям, президенты обеих стран выступили инициаторами развития многосторонних интеграционных процессов в рамках СНГ. Это касается как политического сотрудничества, так и взаимодействия в социально-экономической и культурно-гуманитарной сфере, что подтверждается участием Кыргызстана и России в четырехстороннем договоре "Об углублении интеграции в экономической и гуманитарной области" (1996 г.) и Ташкентском договоре "О коллективной безопасности" (1992 г.).

Развитие сотрудничества в рамках СНГ предполагало не только оживить, но и обновить эти отношения, что позволило бы кардинально изменить атмосферу на указанном пространстве. И здесь возникает вопрос об отношении кыргызской внешней политики к процессам двусторонних связей с Россией и многостороннего сотрудничества в рамках СНГ. Наибольший эффект достигается в том случае, когда эти процессы равны или в определенной мере дополняют друг друга. Укрепление связей с РФ способствует поступательному развитию многосторонних интеграционных процессов в Содружестве, способному обозначить новые стимулы для прямых взаимоотношений с Россией.

Я вижу за СНГ будущее, ведь мы переплетены традициями и связями бывшего Союза. Без взаимодействия и поддержки друг друга в регионе нам никак не обойтись. Прочность такого содружества во многом зависит от экономической интеграции. Прошел начальный этап становления СНГ — этап самый трудный. Этот сложный многосторонний механизм совершенствуется: новым феноменом стали региональные формирования. Наиболее продвинутой формой такой интеграции служит пример России и Беларуси, далее идет создание "четверки" — Таможенного союза России, Беларуси, Казахстана и Кыргызстана.

Между двумя суверенными государствами (Российской Федерацией и Кыргызской Республикой) развивается политический диалог, с помощью которого балансируются интересы, реализуются стратегии внутренней и внешней политики обеих стран. Свой вклад в развитие политического диалога вносят и парламенты наших государств. Парламентарии высказываются за расширение совместной деятельности в сближении национальных законодательств и синхронизации процедур ратификации подписанных документов, за создание единого права на территории СНГ, за выработку правовых механизмов для успешного политического, экономического и культурно-гуманитарного сотрудничества. Наступает эпоха интеграционной цивилизации. Однако похоже, что на постсоветском пространстве далеко не все готовы к этому. Одни пока предпочитают автаркию, другие пытаются создать двусторонние союзы с третьими странами, но нет четкой согласованной линии по вопросу о том, как ответить вызовам и рискам глобализации.

Десятилетний опыт сотрудничества показывает, что российское направление требует серьезной концептуальной проработки, изучения и анализа основных аспектов двусторонних и многосторонних связей. Ведь по своему историческому значению и роли в современной системе международных отношений Россия, наравне с США, Англией, Германией, Японией, Турцией и Китаем, — один из каналов приобщения Кыргызстана к новейшим культурным, технологическим и информационным достижениям.

Проблемы интеграции: намерения и реалии

Следует отметить, что в целях развития интеграционных процессов на заседаниях Совета глав правительств СНГ обсуждаются ключевые вопросы и подписываются документы, способствующие развитию благоприятной ситуации в государствах Содружества. Так, был поставлен вопрос о создании Комитета по конфликтным ситуациям, заключен Таможенный союз между Россией, Кыргызстаном, Беларусью, Казахстаном и Таджикистаном о режиме наибольшего благоприятствования, подписан ряд других важнейших двусторонних договоров.

Экономическая проблематика, как правило, на первом плане. Одобрен механизм реализации Концепции экономического интеграционного развития СНГ, а также проект Конвенции о транснациональных корпорациях, призванной способствовать интеграции, в том числе и производственной кооперации между предприятиями. В увязке с конвенцией подписано соглашение "О регулировании социально-трудовых отношений в транснациональных корпорациях, действующих на территории СНГ". Наряду с этим подготовлены соглашения об общем аграрном рынке, о принципах формирования общего транспортного пространства и взаимодействия государств СНГ в области транспортной политики, а также конвенции о международных автомобильных перевозках пассажиров и багажа. Такая деятельность, безусловно, весьма конструктивна и укрепляет сотрудничество государств в рамках СНГ. Перспективы обрисовывались радужные. Другое дело, что намерения не всегда, мягко говоря, увязаны с реалиями.

На укрепление отношений между странами СНГ позитивное влияние оказали Декларация глав государств Содружества об основных направлениях его развития, Договор о коллективной безопасности, который обозначил перспективы сотрудничества в этой области.

Значительным событием 1999 года стал саммит "Шанхайской пятерки", на котором подписана Бишкекская декларация глав Казахстана, Китая, Кыргызстана, России и Таджикистана. На саммите отмечены успехи, достигнутые после первой Шанхайской встречи, состоявшейся в 1996 году, положительно оценены соответствующие современным тенденциям практические шаги каждого члена "пятерки" в интересах укрепления региональной безопасности и сотрудничества, создания механизма конкретного взаимодействия в областях, представляющих взаимный интерес. Главы пяти стран поддержали идею доктрины президента Кыргызстана А. Акаева "Дипломатия Шелкового пути" о его возрождении в целях устойчивого экономического развития, укрепления мира и стабильности в регионе. Обратив внимание на значительные изменения, произошедшие в современной международной обстановке, участники встречи заявили, что во взаимоотношениях стороны будут руководствоваться принципами, способствующими взаимодействию и сотрудничеству в открытых условиях и не направленных против других стран. Доктрина А. Акаева получила такой широкий резонанс, что с подобными инициативами выступили и другие главы государств за пределами СНГ, идея обсуждалась и поддержана в сенате США. Интеграционный ее стержень, особенно в сфере культуры, очевиден.

Что касается кыргызско-российских взаимоотношений, то они базируются на долгосрочной основе с координацией усилий на сближение стран. Это подтверждено на встрече кыргызского лидера с новым руководителем российского государства, состоявшейся 24 января 2000 года. Видимо, авторитет Кыргызстана вполне заслуженный, так как на саммите ему поручили подготовить общий договор о борьбе с контрабандой в рамках Программы совместных мер борьбы с преступностью на 2000—2003 годы.

В последнее время в Кыргызстане чуть не вызвали переполох слухи (а точнее, неверная трактовка позиции России) о введении визового режима при поездках из Кыргызстана в Россию и обратно. Пришлось разъяснять и успокаивать: нет, не будет у нас визового режима. Для стран Таможенного союза поездки из одной страны в другую остаются безвизовыми, так что переживания оказались излишними.

Касаясь наиболее острых вопросов славянской диаспоры в Кыргызстане, прежде всего отметим, что социально-экономические проблемы на переходном этапе реформ в республике сказываются на всех слоях населения и диаспорах, в том числе и славянской, составляющих единую общность — многонациональный народ Кыргызстана. В таком плане эти проблемы определяются как общие для большинства новых суверенных государств на постсоветском пространстве. Болезненно ощущаются нехватка рабочих мест, низкие пенсии, в результате чего у людей нет возможности обеспечить себе и своим семьям даже минимальный прожиточный уровень. Анализируя эти вопросы с позиций так называемой большой политики, можно с уверенностью сказать, что именно подобные насущные проблемы и заботы граждан — главный стимул для интеграционных процессов в Содружестве, прежде всего в экономической сфере. Именно эта тематика была центральной в дискуссии президентов стран СНГ на Московской встрече на высшем уровне. Можно только приветствовать решение о проведении межгосударственного форума по реформированию Содружества и, в частности, обсуждение программы "шагов навстречу простым людям", которая должна наполнить конкретным содержанием взаимодействие наших стран в различных областях и положительно сказаться на повседневной жизни всех наций и народностей.

Можно привести и целый ряд примеров плодотворного сотрудничества, например на ниве образовательного процесса. В Кыргызстане был создан и успешно функционирует уже упомянутый Кыргызско-российский славянский университет, первый славянский университет в странах СНГ. В октябре 1992 года была реализована инициатива руководителей наших государств — подписаны указы президентов России и Кыргызстана о создании университета в Бишкеке. Он создавался, по сути, как некая ниша для удовлетворения образовательных потребностей многонационального населения республики, и не в последнюю очередь, конечно, русскоязычного. В 1993 году университет открыл двери для студентов первого набора.

За прошедшие годы "Славянский" превратился в наиболее престижный вуз Кыргызстана. Его популярность выходит далеко за рамки республики, он собрал лучших преподавателей, наладил тесное деловое сотрудничество с лучшими вузами России, авторитетными учебными заведениями многих стран мира и стал первым наглядным примером в нашей образовательной практике, вызвавшим стремление других стран СНГ к учреждению подобных межгосударственных учебных заведений.

Выступая на одном из торжественных собраний, А. Акаев назвал университет "особым типом совместного кыргызско-российского учреждения" и выразил уверенность, что его выпускники будут трудиться в первую очередь "в совместных кыргызско-российских предприятиях на благо двух государств, по укреплению вечной дружбы между нашими странами и народами".

Сквозь призму межрегионального сотрудничества

Прежде чем осветить принципиальные вопросы межгосударственных отношений через призму межрегионального сотрудничества, важно рассмотреть основные направления внешней политики России, поскольку международная обстановка, сложившаяся к началу XXI века, потребовала переосмыслить общую ситуацию вокруг РФ, приоритеты ее внешней политики и возможности их ресурсного обеспечения. Причем особая роль отведена региональным приоритетам, то есть соответствию многостороннего и двустороннего сотрудничества с государствами СНГ и задачами национальной безопасности. При этом упор делается на развитие интеграционных процессов.

Между нашими государствами подписано более 200 документов о сотрудничестве, в том числе и на межрегиональном уровне. Как важный момент необходимо отметить принятое недавно соглашение о правовом статусе граждан Кыргызстана, проживающих в России, и граждан России в Кыргызстане. Ведь немало кыргызстанцев работает, к примеру, в Зауралье. Благодаря соглашению отныне они почти приравнены в правах к россиянам, то есть могут получить прописку, социальное и медицинское обеспечение, даже избираться в местные органы власти. В стадии решения вопрос об открытии в Екатеринбурге консульства Кыргызстана, которое будет защищать интересы граждан этой республики.

Наряду с регулированием интеграционных процессов на международном уровне развиваются межнациональные частнопредпринимательские структуры — транснациональные компании. Эти два взаимосвязанных потока и создают наилучшие условия для развития производительных сил в современном мире. В СНГ процесс образования транс- или межреспубликанских компаний находится лишь на начальной стадии.

Что касается Центральноазиатских государств, то четко обозначены перспективы развития отношений России с ними, эффективность российской политики, а также приоритеты и проблемы взаимодействия России с партнерами в этом регионе.

Находясь сегодня в центре внимания глобальных и региональных держав и международных финансово-экономических структур, Центральная Азия стала регионом более широкого (по диапазону и составу участников) сотрудничества, ареной соперничества внерегиональных сил за влияние, что обусловлено геостратегической значимостью региона, его потенциально мощными нефтегазовыми и другими минерально-сырьевыми ресурсами.

10 октября 2000 года в г. Астане президенты Кыргызстана, Беларуси, Казахстана, России и Таджикистана подписали Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества. Его цель — интеграция и координация подходов взаимодействия с международным сообществом для обеспечения динамического развития стран-членов путем согласования проводимых преобразований. Создан и Совет руководителей центральных (национальных) банков. Ему предстоит координировать действия центральных банков по вопросам денежно-кредитной политики, решать задачи по взаимодействию национальных банковских систем, платежно-расчетным отношениям, механизму курсообразования и конвертируемости национальных валют, по валютному регулированию и валютному контролю и т.д. В то же время он является консультативно-совещательным органом с правом принятия решений рекомендательного характера.

Экономический и демографический факторы

Важно отметить, что в экономическом плане ни одно из государств не смогло полностью адаптироваться к новым условиям автономного хозяйствования. Трудности стран Центральной Азии усугубились переориентацией (в первой половине 90-х гг.) их внешнеэкономических связей с России на "дальнее зарубежье" (доля стран СНГ во внешней торговле России снизилась с 69% в 1990 г. до 18% — в 1995 г.).

Сегодня товарооборот России со странами региона составляет лишь треть от объема ее торговли с советскими республиками Средней Азии. Несмотря на это, Россия пока остается важнейшим для всех этих стран соседом и партнером, а также гарантом региональной устойчивости.

Центральноазиатская "пятерка" занимает важное место в производстве ряда интересующих Россию видов промышленной и сельскохозяйственной продукции. Более того, "пятерка" — одна из богатейших сырьевых кладовых мира, а Каспийский регион — второй, после Персидского залива, по значимости нефтегазовых запасов. Государства Центральной Азии — традиционные и устойчивые поставщики в Россию хлопка, ртути, меди, цинка, свинца, вольфрама, молибдена.

И, наконец, интерес России к региону диктуется тем, что здесь по-прежнему проживает более 8 млн. русских, защита законных прав и интересов которых — важный компонент российской внешней политики. Особое внимание уделяется положению русскоязычного населения в Кыргызстане, снижению потока эмигрантов, обеспечению выполнения двустороннего Соглашения о правовом статусе граждан Российской Федерации, постоянно проживающих в Кыргызской Республике и граждан КР проживающих в Российской Федерации. Что примечательно, Россия ратифицировала этот документ в марте 1998 года, а парламент Кыргызстана — только в мае 2000 года. Обмен ратификационными грамотами состоялся в декабре 2000 года в Бишкеке.

Отметим один из позитивных моментов взаимодействия — 23 февраля 1998 года было открыто Представительство Федеральной миграционной службы Российской Федерации в Кыргызстане. Необходимость его создания обусловлена возникшей проблемой, связанной с оттоком большого числа русскоязычного населения из Кыргызстана в Россию. К тому времени уже эмигрировало около полумиллиона русскоязычных граждан (не только русских, но и украинцев, белорусов, дунган, кыргызов). Миграционный пик пал на 1993 год, когда особенно усложнилась экономическая ситуация в Кыргызстане. В Россию из республики только за один год выехало 95,5 тыс. человек. С открытием миграционной службы в Бишкеке этот процесс упорядочился, от стихийного он перешел к более организованному. Надо сказать, что за прошедшие три года всего два сотрудника этого ведомства приняли около 250 тыс. человек. Мы пытаемся внушить людям, что не надо спешить с отъездом, что все проблемы будут решаться. И действительно, только четвертая часть обратившихся приняла решение о переезде, а выехало и того меньше — 10—12%.

Позиция российского руководства совершенно четкая. Кто хочет вернуться в Россию, пусть возвращается. Но остальные этнические россияне должны пользоваться всеми правами там, где они живут. Да, Россия выиграет от переезда квалифицированных кадров из Кыргызстана. Но Кыргызстан много потеряет. Сейчас трудная экономическая ситуация не только в Кыргызстане, но и в России, где не могут сейчас создать комфортные условия для переезжающих. В этом сложность. Отчасти миграционный процесс несколько упорядочен, после того как был принят закон "Об официальном языке Кыргызской Республики"2, то есть о русском языке, и президент подписал указ "О дополнительным мерах по регулированию миграционных процессов в Кыргызской Республике"3.

Тем не менее миграционная ситуация в республике (2000 г.) обостряется. Если в 1999 году в Россию выехало 8 714 человека, а из нее в Кыргызстан приехало 5 254 человека, то в 2000 году ходатайство на выезд подали 43 588 человек, получили разрешение — 17 967. При том, что положение этнических россиян в Кыргызстане намного лучше, чем в соседних странах (таково мнение моих коллег — послов Центральноазиатских государств).

Взвешенная политика руководства страны способствует сохранению межнационального мира и согласия в республике. Лозунг "Кыргызстан — наш общий дом" постоянно подкрепляется конкретными делами президента, правительства, Ассамблеи народа Кыргызстана. Хотя не все получается так гладко, как хотелось бы, и официальная законодательная политика не всегда реализуется. Масса проблем возникает на бытовом уровне. Отсюда и нестабильность, валообразность миграционной ситуации.

Надо сказать еще об одной демографической проблеме, о которой за пределами республики известно мало: беженцы и вынужденная миграция из соседнего Таджикистана. Значительный вклад в проведение согласованной миграционной политики вносит МИД Кыргызстана. Страна присоединилась к важнейшим международно-правовым документам, в том числе по правам человека и вынужденной миграции. Министерство иностранных дел непосредственно участвует в разработке региональных, главным образом, на уровне СНГ, многосторонних и двусторонних договоров, соглашений, призванных регулировать миграционные процессы, в том числе и проблемы беженцев.

На 1 января 1999 года, по данным Управления по миграции населения, в стране было 14 560 беженцев, 13 992 из них — граждане Таджикистана, Афганистана, Китая, Эфиопии, Чечни и т.д., причем 80—82% из них — этнические кыргызы. Переселение из "горячих точек" регулируется особым постановлением правительства. В 2001 году планируется принять этнических кыргызов из Турции (провинция Ван) и афганского Памира.

Большое значение в работе с беженцами имеют международные программы Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, региональное и международное сотрудничество, особенно в рамках СНГ. И здесь большой вклад вносит Россия. Стоит назвать ряд соглашений, направленных на решение этой проблемы: "Об оказании поддержки вынужденным переселенцам", "О приоритетных мерах по защите жертв вооруженных конфликтов", "По вопросам восстановления прав депортированных национальных меньшинств и народностей", "О создании межправительственного фонда поддержки беженцам и вынужденным переселенцам", а также Конвенция по правам человека и основным свободам и т.д.4

Россия оказывает не только политическую, юридическую, но и конкретную экономическую помощь, пытается "внедриться" в экономику Кыргызстана. Министерство по атомной энергии РФ уже подготовило обширную программу действий. Первое, что в ней предусмотрено, — укрепление границы с Таджикистаном, через которую проложен наркотрафик. В ее техническое оснащение предусмотрено вложить 1 млн. долл., из которых 700 тыс. уже получено. Далее начнется совместная работа с урановыми "хвостами", в которую будут включены предприятия Орловки, Кара-Балты, "Жанар", "Дастан", машиностроительный завод в Бишкеке. А это новые рабочие места, решение социальных проблем.

Недавно приступила к работе межправительственная кыргызско-российская комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, создана программа торгово-экономического сотрудничества до 2009 года, согласно которой Россия остается для Кыргызстана крупным импортером табака и табачных изделий, овощей и фруктов, ламп накаливания, швейных изделий, сурьмы, запчастей к автомобилям, хлопка. Заинтересованность в будущих закупках этих товаров сохраняется.

Однако есть и сложности. Кыргызстан к сегодняшнему дню не погасил России долг в 138 млн. долл., оставшийся от прошлых лет, и 18 млн. по процентам, а также 27 млн. долл. — по новому кредиту. Но все эти проблемы конструктивно решаемы. И мы с оптимизмом смотрим в перспективу кыргызско-российских отношений.

Безопасность и стабильность — две стороны одной медали

Один из ключевых блоков российской политики на центральноазиатском направлении — развитие двух- и многостороннего взаимодействия по вопросам безопасности и стабильности в регионе. Оно базируется на связывающих Россию и государства Центральной Азии разноформатных договорах и соглашениях по сотрудничеству в военно-политической, пограничной, правоохранительной сферах, а также по линии спецслужб. Необходимый инструмент сдерживания реальных и потенциальных внешних угроз — Договор о коллективной безопасности (ДКБ). Хотя интеграционные процессы, ведущие к созданию в Содружестве стройной системы коллективной безопасности, по ряду причин пока не получили развития, этот документ полностью сохраняет свою значимость как системообразующая основа и определяющий фактор военно-политического сотрудничества. За прошедшие годы Россия и Кыргызстан подписали на межгосударственном, межправительственном и межведомственном уровне около 20 нормативно-правовых документов по вопросам военного сотрудничества и охраны границ5.

Актуальность договора применительно к Центральноазиатскому региону особенно очевидна на фоне событий, имевших место в 1999 году на юге Кыргызстана (Баткенская область), прорыва бандформирований Исламского движения Узбекистан в 2000 году, неустойчивой и взрывоопасной ситуации в соседнем Афганистане. Выход формирований талибов к границам Таджикистана и Узбекистана осложнил обстановку не только на южных рубежах СНГ, но и геополитическую ситуацию в Центральноазиатской зоне в целом. В ходе состоявшихся в последние месяцы 1999 года российско-узбекских и российско-таджикских политических контактов стороны подтвердили намерение адекватно и согласованно реагировать на возможные угрозы безопасности Узбекистана и Таджикистана со стороны экстремистского режима талибов, согласовали необходимые совместные меры политико-дипломатического и оборонного характера при дальнейшем обострении обстановки. Россия продолжает взаимодействовать с центральноазиатскими партнерами в контексте предпринимаемых ООН усилий, в том числе в рамках "Группы соседей и друзей Афганистана" ("6+2"), направленных на то, чтобы перевести внутриафганский конфликт в русло приемлемых для всех афганцев мирных политических развязок. Серьезная озабоченность по этому поводу побуждает Россию и ее центральноазиатских партнеров к взаимодействию для нейтрализации опасности эскалации религиозно-экстремистских тенденций, связанных с активностью воинствующих исламистов.

Однако следует подчеркнуть: противодействие религиозно-политическому экстремизму ни в коем случае не означает, будто кто-то собирается бороться с исламом — одной из мировых религий, миллионы приверженцев которой живут в России и в странах региона.

Президент Кыргызстана А. Акаев не раз говорил (и с ним нельзя не согласиться), что Центральная Азия в настоящее время оказалась на острие угроз, исходящих от международного терроризма, который в идеологическом плане подпитывается лозунгами религиозного экстремизма, стремящегося повернуть вспять демократические процессы и свернуть в регионе светские режимы. Доходит до прямой вооруженной агрессии. В 1999—2000 годах Кыргызстан был вынужден вести широкомасштабные боевые действия на юге страны с вторгнувшимися крупными бандформированиями. Вооруженные силы республики с военно-технической помощью России и при поддержке соседей по региону разгромили бандитов и вытеснили их. "В России хорошо знают, какие мощные импульсы дестабилизации исходят из сопредельного Афганистана. Не вдаваясь в детали происходящих там сложных событий, хотел бы подчеркнуть, что Центральная Азия оказалась на первой линии обороны против замыслов международного терроризма и религиозного экстремизма. В их далеко идущие планы входят не только Центральная Азия, но и Россия, а за ней — Западный мир". Это оценка ситуации кыргызским президентом6. Она реалистична и тревожна. При этом в межгосударственном взаимодействии в борьбе с терроризмом, религиозным экстремизмом и наркобизнесом приоритетно выделяется стратегическое партнерство с Россией.

Серьезной проблемой, связанной с Афганистаном, является и наркотрафик. Центральноазиатские страны — удобный путь для нелегальной транспортировки наркотиков. В 2000 году силовые структуры Кыргызстана изъяли 5 370 кг нарковеществ (в 1999 г. — 3 555 кг)7.

Наркотики через республику переправляют в Россию, страны СНГ и Западной Европы. Для борьбы с наркотрафиком необходимо скоординировать усилия международного сообщества. В рамках политического и военного сотрудничества создан четкий и работоспособный механизм по координации совместных мер в борьбе с международным терроризмом, политическим экстремизмом и наркобизнесом.

Члены "Шанхайского клуба" и государства, входящие в Договор о коллективной безопасности, уже обговорили возможности военно-технической помощи Кыргызстану. В Москве усилиями стран СНГ создан антитеррористический центр, его филиал будет работать и в Кыргызстане.

Формируются коллективные силы быстрого развертывания, предназначенные для отражения угроз нового вторжения экстремистов и обеспечения безопасности стран, вошедших в шестерку: России, Кыргызстана, Казахстана, Беларуси, Таджикистана и Армении. В каждой из них созданы подразделения, составляющие коллективные силы.

Предполагается создать постоянную руководящую группу, которая будет дислоцирована на территории Кыргызстана, а также проводить совместные учения, где в условиях, приближенных к боевым, "прорепетируют" все возможные варианты возникновения военных конфликтов и т.д. При этом антитеррористическая деятельность по самому широкому спектру ведется и в международных сообществах, прежде всего в ООН и ОБСЕ. Как заявил президент России В. Путин, "одной из приоритетных для РФ задач является создание вокруг России стабильной, безопасной обстановки, создание таких условий, которые позволили бы нам максимально сконцентрировать усилия и ресурсы на решении социально-экономических задач государства" 8.


1 Текущий архив Посольства Российской Федерации в Кыргызской Республики. Заверенные копии.

2 Слово Кыргызстана, 30 мая 2000.

3 Указ Президента КР. № 127. Бишкек: Дом Правительства, 20 мая 2000.

4 См.: Миграция в постсоветском пространстве: политическая стабильность и международное сотрудничество / Под. ред. Д. Азраэла. М., 1997. С. 183.

5 См.: Маслов В.И. Региональная безопасность: история и проблема новых независимых государств Центральной Азии. Москва — Бишкек, 2000. С. 76—78.

6 См.: Акаев А. Центральная Азия не взорвется! // Независимая газета, 13 марта 2001.

7 См.: Слово Кыргызстана, 13 февраля 2000.

8 Материалы текущего архива Посольства России в КР. 2000.


SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL