КИТАЙ: СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И СОТРУДНИЧЕСТВО СО СТРАНАМИ РЕГИОНА

Бао И


Бао И, научный сотрудник Института Восточной Европы, России и Центральной Азии Академии общественных наук Китая


Стратегические интересы

С давних времен Центральная Азия служила узловой станцией древнего Шелкового пути. Теперь, как узел нового Евроазиатского континентального моста, этот регион соединяет многие национальности, восточные и западные культуры. Недаром его называют сердцем Евразии. К тому же он богат углеводородными ресурсами и считается третьей нефтегазовой базой в мире после Ближнего Востока и Западной Сибири. Его геополитическое, энергетическое и экономическое значение привлекает внимание многих стран мира, а жесткая конкуренция за право доступа к природным богатствам региона способствует повышению глобального стратегического значения.

Как у ближайшего соседа, у Китая есть здесь свои стратегические интересы, которые проявляются в сфере укрепления безопасности, а также в политической, экономической и энергетической областях.

Что касается сферы безопасности, то Пекин неизменно считает сохранение спокойствия и порядок на границах страны и ее внутреннюю стабильность весьма важными направлениями развития сотрудничества со странами региона. После объявления независимости государствами Центральной Азии три ее республики — Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан — напрямую, как самостоятельные страны, соприкасаются с Китаем, у которого общие границы с ними составляют 3 300 км. Кроме того, республики Центральной Азии имеют с Китаем родственные связи. В Китае живут девять трансграничных наций: уйгуры, казахи, кыргызы, таджики, узбеки и др. Они сохраняют со своей исторической родиной тесные родственные и религиозно-культурные связи, что создает благоприятные условия для укрепления отношений между Китаем и странами региона. С другой стороны, в связи со сложившимися политическими, экономическими и социальными условиями, а также интенсивным проникновением иностранных экстремистов, этот регион становится зоной нестабильности. Здесь пытаются утвердиться религиозный и национальный экстремизм, терроризм, контрабанда оружия и другие разновидности международной преступности. Причем сепаратистские организации оказывают поддержку раскольническим элементам Китая. Так что стабильность и безопасность в Центральной Азии непосредственно влияют и на безопасность КНР.

Если говорить о стратегическом значении Центральной Азии для Китая, то оно главным образом проявляется в экономической области. В последние годы развитию сотрудничества в этой сфере Пекин придает все большее значение. Во-первых, Китай считает, что новый Евроазиатский континентальный мост — важный сухопутный коридор и наилучший канал для товарообмена со странами СНГ и Европы. Этот мост находится на месте древнего Шелкового пути и играет важную роль в его возрождении. А Центральная Азия является как бы узловой станцией Евроазиатского моста на пути Китая к Европе. КНР ценит потенциальную значимость возрождения Великого шелкового пути и уделяет ему большое внимание.

Во-вторых, по мере экономического развития и проведения политики открытия западного района Китая потребность страны в нефтяных и газовых ресурсах возрастает с каждым днем и в "повестке дня" существенное место занимает идея "разнообразие импорта энергии". Китайские ученые считают, что Центральная Азия станет потенциальным источником нефти и газа, потому что нефтяные и газовые трубопроводы из этого региона более короткие и безопасные, нежели альтернативные маршруты.

В-третьих, в экономическом сотрудничестве со странами Центральной Азии существует большой потенциал: продукция легкой промышленности нашей страны пользуется большой популярностью на рынках региона, а товары из государств Центральной Азии вызывают большой интерес у китайских покупателей. Так что по мере развития политических отношений будет расширяться и торгово-экономическое сотрудничество.

И еще один важный аспект. Как у развивающихся стран, у Китая и республик Центральной Азии много общих интересов в плане сохранения региональной безопасности и создания нового экономического и политического порядка на международной арене. Таким образом, они могут выработать единую позицию в разрешении международных проблем.

В общем, следует отметить, что Китай, исходя из своих задач и придерживаясь принципов мирного сосуществования, определяет свои стратегические интересы в Центральной Азии. И с учетом этих интересов дипломаты КНР будут строить свою работу в отношениях нашей страны с государствами региона.

Основные принципы сотрудничества

В ходе своего визита в Ташкент (1994 г.) премьер-министр китайского правительства Ли Пэн четко определил четыре основных принципа политики нашей страны в отношении стран Центральной Азии.

Во-первых, необходимо стремиться к добрососедству и мирному сосуществованию. Китай и страны региона — близкие соседи. Сохранять добрососедство — это общее желание народов Китая и Центральной Азии, оно вполне отвечает интересам обеих сторон. Китаю необходима долговременная стабильная международная обстановка, благоприятная для развития его экономики. КНР никогда не строила свою внешнюю политику с позиции силы, не стремилась (и не стремится) к гегемонизму, всегда поддерживает равные и дружественные отношения со своими соседями.

Во-вторых, следует развивать взаимовыгодное сотрудничество и способствовать общему процветанию. В экономическом сотрудничестве со странами Центральной Азии мы будем следовать принципу равенства и взаимной выгоды, не выдвигая никаких политических условий. Китай желает совместно со странами Центральной Азии расширять сферу сотрудничества, повышать его уровень, идя по пути общего развития.

В-третьих, необходимо уважать выбор народов разных стран и не вмешиваться в их внутренние дела.

В-четвертых, следует уважать независимость и суверенитет, стимулируя стабильность этого региона. Мы одобряем и поддерживаем все усилия стран Центральной Азии, направленные на защиту своей независимости и суверенитета, на содействие миру и стабильности региона, на развитие дружбы и сотрудничества с другими странами. Мы развиваем двусторонние отношения со странами Центральной Азии, и они не направлены против третьих стран. Мы очень рады тому, что республики региона мирно сосуществуют друг с другом и развивают дружественные отношения со всеми странами мира, в том числе с Россией и другими государствами СНГ1.

Председатель КНР Цзян Цзэминь также затронул тему, связанную с перспективой развития стратегических отношений между Китаем и странами Центральной Азии в XXI веке. В 1996 году в ходе своего визита в Казахстан он отметил, что Китай и страны Центральной Азии есть и будут добрыми соседями, хорошими друзьями и партнерами2.

Очевидно, что вышеотмеченные внешнеполитические принципы выработаны с учетом стратегии долговременного развития Китая. Эти принципы свидетельствуют, что добрососедство, взаимная выгода и общее процветание — основа развития отношений между КНР и странами Центральной Азии. Исходя из этого, наше правительство неоднократно заявляло, что Китай не вмешивается во внутренние дела стран региона, не навязывает им свою идеологию, не распространяет свою модель государственного развития. Китайское правительство выступает против того, чтобы другие страны вмешивались во внутренние дела региона и пытались установить контроль над ним. Наше правительство готово играть должную роль в сохранении стабильности и урегулировании межнациональных региональных конфликтов. Разумеется, руководство КНР выступает за совместное развитие и общую безопасность, а не стремится навязать региону свои особые интересы. Председатель КНР Цзян Цзэминь, выступая с речью на встрече глав "Шанхайской пятерки", состоявшейся в 1998 году, отметил: "Китай будет активно принимать участие в нашем сотрудничестве на принципах взаимной выгоды и стремления к эффективности"3.

Одновременно в отношениях со странами Центральной Азии китайское правительство сохраняет балансовую дипломатию. С учетом геополитических факторов в решении пограничных и других проблем, связанных с безопасностью на своих рубежах, Китай поддерживает тесные связи с Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном на основе взаимодоверия. Несмотря на то что Узбекистан и Туркменистан не граничат с Китаем, отношения между этими странами и КНР развиваются очень успешно, причем они также основаны на взаимопонимании и уважении друг к другу. К тому же Китай уважает нейтральную внешнюю политику Туркменистана.

Благоприятные условия и механизм сотрудничества

Историческое содружество

Как близкие соседи, Китай и страны Центральной Азии сотрудничают с незапамятных времен. Они тесно связаны друг с другом не просто географически, но и духовно. У них прочные и глубокие контакты как в области истории, религии и культуры, так и в сфере военной безопасности, в свое время они совместно переживали славу и унижение. Так что между Китаем и странами Центральной Азии существует прочная основа для дальнейшего развития сотрудничества.

Геополитические преимущества

Как мы уже отмечали, Китай соприкасается с Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном на протяжении 3 300 км. Благодаря такой геополитической ситуации сотрудничество КНР с этими республиками имеет определенные политические преимущества. Исходя из этого, как Китай, так и страны Центральной Азии уделяют большое внимание добрососедству и строят свои отношения на дружественной дипломатической основе.

Экономические преимущества

Они сказываются, во-первых, в области транспорта. Несмотря на то что все государства Центральной Азии — внутриконтинентальные страны, они тесно связаны с Китаем удобными магистралями, в том числе и железной дорогой, которая проходит через Китай и Казахстан. Как КНР, так и республики региона готовы участвовать в строительстве нового Евроазиатского континентального моста, который будет иметь большое экономическое и политическое значение. Мы уверены, что этот мост не только поможет странам быстрее доставлять товары, но и придаст новый импульс развитию международного сотрудничества.

Во-вторых, они проявляются в сфере международной торговли. Китайские текстильные изделия и другая продукция легкой промышленности нашей страны пользуются большой популярностью на рынках Центральной Азии, а руда и другие полезные ископаемые, добываемые в недрах стран Центральной Азии, удовлетворяют запросы китайских потребителей сырьевых ресурсов.

Более того, в конце 90-х годов китайское правительство разработало стратегию открытия западного района Китая с целью добычи ресурсов на западе и оживления рынков этой части КНР. Все это создавалось для того, чтобы сделать западный район Китая узлом, соединяющим Северо-Восточную Азию с Центральноазиатскими странами и Европой, и важным участком нового Шелкового пути. Китайская сторона рада тому, что страны Центральной Азии принимают активное участие в развитии западного района КНР. Мы уверены, что вклад в строительство этой части Китая будет стимулировать наши дальнейшие экономические связи.

Общие интересы в сфере безопасности

Как развивающиеся страны, Китай и республики Центральной Азии имеют общие интересы в сфере безопасности, в том числе и по вопросам испытания ядерного оружия и сокращения его количества.

Было время, когда между Китаем и странами Центральной Азии отсутствовало взаимопонимание по вопросам ядерных испытаний. Казахстан, Кыргызстан и другие страны относились к таким испытаниям, проводимым в западной части КНР, настороженно, считая, что атомные взрывы будут причинять вред экологии региона. Например, в июне 1996 года, после очередного такого взрыва, МИД Казахстана выступило с заявлением, в котором оно выражало "серьезное беспокойство". Внешнеполитическое ведомство Кыргызстана также заявило, что "испытывает беспокойство" по этому вопросу. 29 июля 1996 года наше правительство заявило: "С 30 июля 1996 года Китай временно прекращает ядерные испытания". Затем последовало заявление о том, что Китай не будет первым применять атомное оружие и не будет угрожать им безъядерным государствам. Пекин принял это важное решение, чтобы удовлетворить требования безъядерных стран, в частности республик Центральной Азии. Что же касается пограничных проблем, то в нашей стране, так же как и в государствах региона, вызывают тревогу религиозный экстремизм, международный терроризм и сепаратизм, контрабанда наркотиков и оружия. Китайское правительство готово совместно со странами Центральной Азии бороться со всеми этими видами международной преступности.

Механизм "Шанхайской пятерки"

Первоначально деятельность "Шанхайской пятерки" (ныне Шанхайская организация сотрудничества), была направлена на решение пограничных вопросов путем регулярных встреч между руководителями Китая, России, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана. Перед странами, входящими в эту организацию, стоят следующие задачи: координировать свои позиции и поддерживать друг друга в сфере международного сотрудничества; совместно бороться против сепаратизма, религиозного экстремизма и международного терроризма, серьезно угрожающих региональной безопасности, стабильности и развитию; развивать экономические связи и создавать прочную материальную основу для дальнейшего совершенствования этого сотрудничества.

В рамках "Шанхайской пятерки" были подписаны соглашения о взаимодоверии в военной сфере и о взаимном сокращении пограничных вооруженных сил (1996 и 1997 гг.). Эти документы — результат непрерывного развития добрососедства, взаимовыгодного сотрудничества и подлинного взаимодоверия пяти стран: Китая, России, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана. Как отметил Цзян Цзэминь, соглашение о сокращении пограничных войск, как первый документ о сокращении вооруженных сил между государствами АТР, имеет важное политическое и военное значение. Его подписание не только будет служить делу сохранения мира, стабильности и безопасности в пограничных районах Китая с Россией, Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном, стимулировать их добрососедство, равенство, доверие друг другу и взаимовыгодное сотрудничество, но и сыграет важную роль в сохранении мира, стабильности и безопасности АТР, даже всего мира. Цзян Цзэминь также высказал пожелание, чтобы раскольнические действия, направленные против Китая с территории стран Центральной Азии, были запрещены. Кроме того, он отметил, что КНР готова взаимодействовать с республиками региона в борьбе против национального сепаратизма.

"Шанхайская пятерка" — структура открытого типа и приглашает к сотрудничеству все страны региона. В июне 2001 года на саммите стран "пятерки" к этой организации в качестве официального члена присоединился Узбекистан и "Шанхайская пятерка" была переименована в Шанхайскую организацию сотрудничества. Мы уверены, что у нее большие перспективы, она станет блестящим образцом государственных отношений нового типа при решении региональных вопросов, стимулировании регионального сотрудничества, окажет (и уже оказывает) существенное влияние в деле укрепления мира и стабильности, а также внесет свой весомый вклад в развитие всего евразийского континента.

Неблагоприятные факторы

Со стороны Центральной Азии

Во-первых, после того как государства Центральной Азии объявили о своей независимости, их экономика находится в кризисе. Эти республики надеются на экономическую и военную помощь России и западных стран. С другой стороны, между Китаем и государствами региона нет должного взаимопонимания и доверия. Кроме того, КНР негативно воспринимает некоторые западные ценности, которые весьма привлекают определенную часть населения Центральной Азии, в связи с чем республики региона ставят дипломатические отношения с Китаем на второстепенное место. Такая ситуация не способствует развитию взаимовыгодных дружеских связей.

Во-вторых, экономика этих стран находится в переходном периоде, который характеризуется рядом негативных факторов. Среди них: социально-политическая нестабильность, отсутствие необходимых гарантий в хозяйственной и инвестиционной деятельности. Эти факторы отпугивают китайских предпринимателей от рынков Центральной Азии, сдерживают дальнейшее развитие наших политических отношений.

Со стороны Китая

Во-первых, из-за отсутствия четкой экономической стратегии в Центральной Азии Пекин не отводил этим республикам достойную роль. Вследствие этого отношения между ними и Китаем развиваются в основном только в политической области.

Во-вторых, за ресурсы и внутренние рынки Центральной Азии идет большая борьба, в которой по своим экономическим и финансовым возможностям Китай далеко не равный соперник западным странам. Более того, выжидательная позиция и медленное вхождение Китая на нефтегазовый рынок Центральной Азии лишит его многих шансов и преимуществ в этой конкуренции. Ситуацию можно объяснить тем, что китайское правительство не уделяет необходимого внимания экономике региона. Между тем структура товарооборота между сторонами несколько монотонна: Китай экспортирует главным образом текстильные изделия и продукты, а импортирует сырьевые ресурсы. Такой ассортимент не содействует развитию торгово-экономических отношений.

Роль западных держав

США пытается внедрить в Центральную Азию структуры НАТО, надеясь таким образом ослабить влияние России в регионе. Россия же, наоборот, изо всех сил стремится сохранить здесь свои традиционные сферы влияния и тем самым обеспечить безопасность и стабильность своих южных приграничных районов. Некоторые исламские страны, например Турция и Иран, желают повысить свой международный статус путем распространения своей религии и культуры. А западные страны, как мы уже отмечали, интересуют сырьевые ресурсы и потребительские рынки Центральной Азии. Все эти факторы далеко не однозначны. С одной стороны, интерес зарубежных стран способствует привлечению инвестиций, необходимых для экономического роста, помогает государствам Центральной Азии быстрее выйти на международные рынки и интегрироваться в бурно развивающуюся экономику мира. А с другой стороны, столь пристальный интерес к региону вызывает беспокойство в его странах. Многие государства рассматривают Центральную Азию как плацдарм для политического сдерживания своих соперников, либо как балансовые точки сил. А такая борьба не идет на пользу Центральной Азии, препятствует ее процветанию и сотрудничеству с другими странами4.

Итоги

Стратегические интересы Китая в Центральной Азии главным образом касаются проблем безопасности и экономического сотрудничества. Эти интересы нельзя считать односторонними: они также отвечают и нуждам стран региона. Кроме того, в борьбе с религиозным экстремизмом, международным терроризмом и национальным сепаратизмом республики Центральной Азии, Китай, России, США и Европа имеют общие цели. В связи с этим необходимо использовать дипломатический потенциал и приложить максимум усилий к развитию сотрудничества в этих сферах.

Что касается обороны и безопасности, то Китай не выступает против военного сотрудничества стран Центральной Азии с другими государствами, поддерживает их стремление создать собственные армии и оборонные системы. Но Пекин возражает против вмешательства других государств во внутренние дела стран Центральной Азии и выступает за сохранение их независимости и суверенитета. Мы не стремимся расширить сферы нашего влияния в регионе, не навязываем его странам свою волю и идеологию, но категорически против деятельности в Центральной Азии сепаратистских групп, ущемляющих суверенитет Китая. КНР считает, что любое сотрудничество должно быть направлено на укрепление мира и развитие региона, да и всей Азии.

Китай будет и впредь совместно со странами Центральной Азии укреплять потенциал двусторонних и многосторонних военных соглашений, в частности Шанхайской организации сотрудничества. КНР будет постепенно наращивать свое участие в разработке углеводородных ресурсов региона, в прокладке нефте- и газопроводов, в создании Евроазиатского континентального моста, а также активизировать двустороннее и многостороннее торгово-экономическое сотрудничество.

Несколько слов о мнении Китая по поводу влияния внешних сил на Центральную Азию. Китайское правительство против борьбы держав и разных политических организаций в Центральной Азии, выступает за сотрудничество на основе доверия и тем самым стимулирует нормальное развитие экономики в регионе. В целях сохранения мира и безопасности в пограничных районах Китая и Центральной Азии правительство КНР придерживается своих принципов в отношении сотрудничества между нашими странами: республики региона не ведут военную агрессию; другие государства и политические силы не должны вмешиваться во внутренние дела стран Центральной Азии; Китай не стремится к расширению сферы своего влияния в регионе, не навязывает свою волю и взгляды его странам, но вместе с тем не допускает здесь никакой деятельности, наносящий вред суверенитету КНР; сотрудничество должно быть направлено на укрепление мира и развитие всей Азии.

Свое влияние на регион в разной степени оказывают ведущие государства мира: США, страны Евросоюза, Россия, Иран, Турция, Индия и Япония. Китай отмечает, что влияние и роль этих стран в определенной степени носит антагонистический характер. Например, некоторые из них навязывают Центральной Азии свои ценности и модели развития, что вызывает нестабильность в обществе. А борьба за энергетические ресурсы ведет к ожесточенной конкуренции, в результате чего нарушается стабильность региона. Кроме того, некоторые страны распространяют здесь мусульманский экстремизм, что также вызывает социальную нестабильность. США, Россия, Европа и Китай несут ответственность за сохранение стабильности в Центральной Азии.

Политическая стабильность, экономическое процветание — общее желание Китая и стран Центральной Азии. Но на пути к этой цели предстоит преодолеть много трудностей. Китай надеется, что страны региона, используя свои материальные и духовные возможности, сосредоточивая силы на подъеме экономики, найдут свой достойный путь дальнейшего развития. КНР также надеется, что мировое сообщество внесет свой вклад в развитие и укрепление стабильности республик Центральной Азии.


1 См.: Жэньминь жибао, 20 апреля 1994.

2 См.: Жэньминь жибао, 5 июля 1996.

3 Выступление председателя Цзян Цзэминя на встрече "Шанхайской пятерки" // Жэньминь жибао, 4 июля 1998.

4 См.: Пять стран Центральной Азии в новом международном порядке // Сунь Чжуанчжи (Исследование Восточной Европы, России и Центральной Азии), 2000, № 3.


SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL