ЧЕЧЕНСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ И ПАЛЕСТИНСКАЯ ИНТИФАДА:
СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ВЫЗОВОВ РОССИИ И ИЗРАИЛЮ

Шимон БРИМАН


Шимон Бриман, корреспондент газеты "Вести" (Иерусалим, Израиль)


Общность судеб и угроз

Россия и Израиль вынуждены защищаться от натиска религиозного экстремизма. Для России речь идет о сохранении результатов более чем 200-летнего геополитического курса и об умиротворении ее южных рубежей. Это Чечня и Кавказ в целом, таджикская граница и угроза экспансии талибов, борьба с усилением исламского экстремизма в Центральной Азии. Для Израиля успешное противостояние арабскому миру — как внешним соседям, так и "внутренним" арабам (подрывная деятельность Палестинской автономии и части израильских арабов) — залог выживания страны с момента создания (май 1948 г.) независимого еврейского государства.

Следует отметить, что определенные круги Израиля, Палестинской автономии (ПА) и России вообще отрицают возможность сравнивать чеченский и палестинский радикализм, а также российский и израильский опыт борьбы против этих угроз. Либерально настроенные израильтяне оценивают антитеррористические операции России сквозь призму критики со стороны США, Европы и западных СМИ. Эта часть израильтян не хочет отождествлять свою страну с Россией, которая ведет боевые операции и "зачистки" в Чечне. И палестинская элита выступает против аналогий с Чечней — по двум причинам. Во-первых, ПА традиционно рассчитывает на политическую поддержку Кремля. Во-вторых, признание сходных с Чечней моментов позволило бы вывести на легитимный уровень возможные израильские удары по инфраструктуре палестинского террора, то есть удары, аналогичные действиям России в Чечне. В самой же России есть силы, связанные с ВПК и левым политическим спектром, которые закрывают глаза на чечено-палестинские параллели во имя продолжения сбыта военной техники в исламские страны, а также по причине давней юдофобии и антисионизма.

По мнению автора этих строк, схватку России с чеченскими экстремистами и израильско-арабский конфликт можно и нужно сравнивать, аргументируя свои доводы факторами их внешнего сходства и коренных отличий. В любом случае опыт россиян в Чечне, их ошибки и достижения должны стать в Израиле пищей для размышлений — в той же степени, как для россиян важно изучать израильский опыт сосуществования с мусульманами и методы борьбы с террором. Этот сравнительный анализ может быть полезен и тем силам на Западе, которые привыкли смотреть на чеченский и палестинский экстремизм сквозь "розовые очки" — как на легитимную и уважительную национально-освободительную борьбу.

Ретроспектива проблемы

Историческую ретроспективу можно начать с того времени, когда империя Николая I устремилась на Кавказ, устанавливая контроль над горцами-мусульманами. Последние своими набегами терроризировали весь юг России, мешая продуктивному освоению плодородных земель Кубани и Ставрополя, препятствуя внешней торговле с южными соседями.

России потребовались гигантские усилия (на кавказскую войну тратилось 17% годового бюджета империи). Против Чечни, которая получала оружие и деньги от Англии и Персии, была выставлена 200-тысячная армия — столько же, сколько в 1812 году воевало против Наполеона. Мир наступил лишь после разгрома чеченских повстанцев-мюридов и добровольной сдачи в плен Шамиля (1859 г.). Безопасность внутренних русских регионов обеспечивали казачьи поселения, созданные как щит вдоль всего северного берега реки Терек. Половину Терской области заселили русскими крестьянами и казаками-станичниками. Развитие нефтепромыслов в начале ХХ века вызвало дополнительный приток русских в регион.

Причины и история еврейского заселения Палестины (на рубеже XIX—XX веков она была отсталой турецкой провинцией), безусловно, отличаются от русского продвижения на Кавказ. Два тысячелетия после разрушения Иерусалимского Храма и ликвидации своего государства евреи не переставали верить в свое возвращение на древнюю родину. Эта идея — естественная часть еврейской религии и на протяжении всех веков цепочка преемственности и мечта об объединении еврейских общин в Эрец Исраэль ("Стране Израиля") не прерывалась. После Первого сионистского конгресса (1897 г.) давнюю религиозную тягу дополнило и стимулировало мощное политическое движение. Всемирная сионистская организация, руководимая Теодором Герцлем, поставила задачу создать в Палестине безопасное убежище для еврейского народа, которое должно стать основой независимого государства.

Таким образом, еврейское заселение Эрец Исраэль было прежде всего идейным процессом — реализацией многовековой мечты о возвращении, о возрождении собственной национальной жизни на Земле Обетованной (многие лидеры сионизма считали при этом, что новая жизнь должна строиться на принципах социализма).

К 1914 году в Палестине 85 тысяч евреев соседствовали с 500 тысячами арабов. Необходимо отметить, что местное арабское население не только не являлось коренным в этой провинции, но и представляло собой одну из самых отсталых частей исламского мира. Большая часть арабов турецкой Палестины прибыла туда в качестве мигрантов из других регионов — нынешнего Египта, Сирии, Ливана и даже Судана, что опровергает современные мифы об особой нации "палестинцев". Арабы, проживающие между рекой Иордан и Средиземным морем, только недавно стали ощущать национальную общность (благодаря пропаганде Ясера Арафата, который родился в Египте).

Еврейское освоение Палестины и русское продвижение на Кавказ выглядели в глазах местных мусульман — арабов и горцев как приезд и укоренение чужаков в патриархальной этнической среде исламского традиционализма. Европейская модернизация и промышленное развитие, привносимые сионистами в Палестину и русскими на Кавказ, были антитезой и угрозой привычному феодально-родовому укладу местных жителей. При этом ни евреи, ни русские не старались менять образ жизни туземцев, уважительно относились к их религии и клановой элите. Модернизация указанных регионов давала новые рабочие места, в том числе и мусульманскому населению.

Но отношения между новоприбывшими ("неверными") и местными носителями ислама часто перерастали в конфронтацию. На чеченской территории царизму приходилось постоянно бороться с бандами туземцев, для которых разбой был допустимым способом заработать и религиозно одобряемой формой сопротивления "гяурам". Палестинские арабы устраивали резню и еврейские погромы (1920, 1929, 1936—1939 и 1947—1948 гг.), выплескивая в агрессии свой протест против успехов веками презираемых иудеев, а также против всей западной модернизации, которую несли с собой сионисты.

В период судьбоносных испытаний 1940-х годов арабские лидеры открыто взяли курс на изгнание англичан (британский мандат 1920—1948 гг.) и уничтожение евреев, заключив договор с Гитлером и начав военные действия против еврейских жителей еще задолго до провозглашения независимого государства Израиль. В ответ на арабскую агрессию израильтяне в ходе войны за независимость 1948—1949 годов вынуждены были защищать свою страну. Логика выживания заставила их прибегнуть к жесткому подавлению очагов бандитизма. Например, вдоль стратегической трассы Тель-Авив — Иерусалим находилось около 30 арабских деревень, каждая из которых поставляла боевиков, устраивавших кровавые засады на дороге. Только одна деревня заявила о своем нейтралитете, и именно она сегодня существует на этой трассе — жителей остальных депортировали в соседние арабские страны.

Схожая схема умиротворения трассы Хайфа — Тверия была проведена в отношении арабской деревни Любия в Галилее. В Хайфе события развивались по иному сценарию: 60 тысяч арабов добровольно покинули эти земли, причем местные сионистские лидеры уговаривали их не уезжать; в городе остались 3 тысячи арабов-христиан. Тогда же 600 тысяч евреев репатриировались из исламских стран, где они подвергались погромам и конфискациям имущества. Всего территорию Израиля покинули около 600 тысяч арабов. Так экстремистская политика арабских вожаков создала проблемы для огромной массы беженцев-мусульман и привела к крушению традиционной жизни тысяч своих собратьев. Аналогичный итог действий чеченских радикалов и схожая проблема беженцев возникли в конце 90-х годов минувшего века в Чечне.

Развитие чечено-российских отношений можно сравнить с качелями: вспышка чеченского сопротивления 1830—1850 годов и его подавление Россией, чеченское затишье и внешняя лояльность конца XIX — начала XX веков (в умиротворенной Чечне в 1906 году даже набирали отряды боевиков на царскую службу для подавления революции). Третий период — новая вспышка чеченского сопротивления, выразившаяся в форме пособничества гитлеровцам (1941—1943 гг.) и закончившаяся очередным провалом — жестокой депортацией всего народа. Четвертый этап (1956—1961 гг.) — активизация чеченской нелояльности в период возвращения из ссылки, "зажигание" тех искр, которые будут тлеть сорок лет и вспыхнут при Д. Дудаеве. Пятый этап — антифедеральное восстание 1990-х годов, финансируемое исламским миром и подавляемое с огромными гражданскими жертвами.

"Малые удары" этнического натиска

Пятый этап истории российско-чеченских отношений продолжается на наших глазах: взрывы, "зачистки", руины Грозного, опустошение сел и городов. Но мало кому известен ушедший в прошлое четвертый период (1956—1961), хотя чеченские события хрущевской эпохи могут дать массу материалов для его анализа. Израильтянам очень важно изучить агрессивный заряд и этническую конфликтность чеченцев, возвращавшихся из ссылки: это пригодится при прогнозировании последствий возможного возвращения арабских беженцев в города Израиля. "Арабская репатриация" остается не только основным требованием Ясера Арафата. Благодаря действиям бывшего главы правительства Израиля она уже стала допустимым условием и в глазах крайне левых израильтян: в последние недели своего премьерства Эхуд Барак был готов впустить в страну 100 тысяч зарубежных арабов.

После восстановления автономии чеченцев и ингушей (январь 1957 г.) за девять месяцев на прежние места прибыли 140 тысяч человек вместо планировавшихся 70 тысяч. Они возвращались с жаждой мести, с желанием изгнать всех русских поселенцев, воодушевляемые странными слухами, что это давление со стороны США вынудило Хрущева воссоздать Чечено-Ингушскую АССР и впустить депортированных (точно так же палестинцы надеются, что американцы все-таки заставят Израиль пойти на уступки арабам).

Современный российский историк Владимир Козлов считает: "Успешность чеченцев определялась не кратковременными вспышками насилия, а систематическим "выдавливанием" этнических конкурентов"1. Чеченцы подсознательно чувствовали эффективность тактики "малых ударов" своего этнорелигиозного натиска. Доведение поселенцев до шокового состояния угрозами, ограблениями, драками, нападениями на дорогах, у колодцев и возле домов культуры — все это ежедневно использовалось для запугивания нечеченского населения. Высокий уровень национальной мобилизации, готовность к демонстративному устрашению чужаков, быстрый перехода к агрессивности сделали чеченцев победителями в "войне нервов", которая разгорелась по всей автономии.

Сравнивая чеченскую методику устрашения с современными действиями палестинцев против мирных еврейских жителей Иудеи и Самарии (западного берега реки Иордан), следует отметить абсолютное сходство их агрессивных мероприятий. К сегодняшнему дню (с момента установления израильского контроля над Иудеей и Самарией в ходе Шестидневной войны 1967 г.) на этой древней еврейской земле основаны десятки израильских поселений и городов. При этом израильское присутствие на западном береге нельзя назвать оккупацией, так как 96% местных арабов уже живут под властью Палестинской автономии — на землях, переданных Ясеру Арафату согласно "Норвежским соглашениям" 1993—1995 годов. В израильских поселениях 200 тысяч евреев, 15—20% которых — репатрианты из бывшего СССР — подвергаются перманентным атакам арабов из окрестных деревень, невзирая на так называемый "мирный процесс".

Хроника неизвестной войны хрущевской эпохи напоминает нынешние израильские информационные сообщения о происшествиях на "контролируемых территориях". Палестинцы ломают в Шхеме гробницу Йосефа (октябрь 2000 г.), чеченский тракторист в апреле 1957 перепахивает православное кладбище. Тогда же русские колхозники-поселенцы, брошенные центральными властями на произвол судьбы, пишут Хрущеву: "Всюду слышишь факты бесчинства, оскорбление, запугивание. Так, были избиты чеченцами Пшеничная Клава за то, что не давала ломать свой плетень и 13-летняя Ефремова Мария за то, что брала воду, говоря ей, мол, хватит вам пить нашу воду. У Картунковой Анны ночью убили собаку, унесли кур и уток. У Гвоздикова Ивана ночью стреляли"2. На жителей еврейских поселений Иудеи, Самарии и Газы больше года (с момента начала новой интифады осенью 2000 г.) ежедневно нападают арабские боевики, которые крадут имущество и разоряют хозяйства, поджигают леса, убивают на дорогах, обстреливают из минометов жилые районы.

Борьба за господство над водными ресурсами, обострившаяся на Ближнем Востоке, в 1957 году дошла в Чечне до нападения на советских военнослужащих. 17 июля четверо солдат гарнизона города Шали отправились на реку за водой. Подошедший чеченец запретил им купаться. Завязалась драка, к которой с топорами и ружьями присоединились родственники чеченца. Солдат чуть не линчевали, одному рассекли мотыгой плечо. Прибывший военный отряд арестовал чеченцев.

Тут же по улицам Шали помчалась рыдающая женщина, кричащая, что во время драки солдаты вырвали у нее грудного младенца и утопили в реке (мощная "пиаровская" идея!). Следствие позже установит, что женщина сама передала ребенка родственнице, чтобы поучаствовать в драке. Но в тот момент информация о "зверствах военщины" всколыхнула жителей Шали: милиции с трудом удалось разогнать 200 человек, требовавших расправиться с солдатами и вывести военных. Аналогичные информационные войны сегодня провоцируют пропагандистские ведомства Палестинской автономии, которые мастерски используют ложные и искаженные факты для разжигания в западных и российских СМИ антиизраильской кампании.

Потеря безопасности и равнодушие Центра

История сохранила редкий архивный документ — мольбу (другого слова и не подберешь), обращенную к Хрущеву жителями села Буковка Чечено-Ингушской АССР. Их наивное письмо точно выражает отчаяние русских граждан автономии, вызванное напором возвращающихся чеченцев. При всех коренных отличиях идеологии поселенчества еврейских "митнахалим" (поселенцев Иудеи, Самарии и Газы) от мотивов тогдашнего освоения Чечни Россией очень важно подчеркнуть несомненное сходство. И в 1957 году на советском Кавказе испытывали, и сейчас в Израиле десятки тысяч людей испытывают заброшенность, потерю личной безопасности и необходимость ежедневно противостоять натиску агрессивных чеченцев и палестинцев соответственно.

Процитируем это письмо от 24 апреля 1957 года, направленное в ЦК КПСС и Совет Министров СССР3. "Мы, русские люди, обращаемся к нашему Правительству, всепобедоносному в борьбе за мир, дружбу и демократию. Хотим Вам рассказать о постигшей нас судьбе и недружелюбном народе, все прибывающем из Казахстана. Прожили мы (в Чечне) в братской семье трудолюбивой 12,5 лет. За этот промежуток времени на этих запущенных землях, до основания загробленных, с приходом русских мы сумели очистить много тысяч кустарников, которые веками не давали никакой пользы. Мы сумели построить ГЭС, дом культуры, много общественных построек и ферм. Зацвели наши вновь посаженные сады и виноградники". Точно такое же возрождение заброшенной древней земли наблюдается сейчас в Иудее и Самарии: еврейские поселения и новые города преобразили дикие горную и пустынную территорию, созданы современные системы водоснабжения, агротехники и развитой индустрии, а также новые рабочие места, в том числе и для местных арабов.

"…С прибытием чечен они надругаются над нашими достижениями, они хотят превратить нас в своих рабов. Запугивают нас в том, что русские скоро оставят не только землю на территории ЧИ АССР, а даже и свои штаны. Они применяют выживание русских из домов под всякими предлогами. Эти русские семьи или продают хозяйство, или уезжают куда глаза глядят. Чеченцы говорят: "Земля наша, русским делать нечего, русские нам мешают жить. Все равно жить мы с русскими и дагестанцами вместе не можем, и два медведя в одной берлоге жить не смогут. Мы теперь будем держать свой старый закон кавказский". Они избрали себе муллу и под его руководством творят чудеса, от которых уши вянут. Поэтому мы просим оказать нам государственную Вашу помощь, и разрядить эту атомную бомбу, в которой смертоносный яд заряжен против русских и против государства нашего".

Но "бомба" не разряжалась из-за наплевательского отношения центральных властей, бездействия армии и милиции. Драматические события разыгрались в Грозном. Он был основан русскими в XIX веке как военная крепость. В 50-х годах ХХ века большинство его жителей составляли рабочие-нефтяники и прибывавшие чеченцы не смогли "выдавить" давно сложившееся население города. Схожая ситуация наблюдается ныне, например, в израильской Галилее, где Кармиэль и Нацерет-Илит строили как еврейские городские бастионы среди арабских деревень и в противовес арабскому же Назарету. Кстати, одна из причин антиарабских выступлений еврейской молодежи Нацерет-Илита (октябрь 2000 г.) — реакция на арабскую жилищную экспансию, на хулиганские вторжения арабов из Назарета.

Чувство незащищенности перед чеченскими экстремистами — причина самого настоящего восстания жителей Грозного против советской власти, не пожелавшей оградить своих граждан от неистового потока "возвращенцев". Искрой этих выступлений стало убийство Степашина — 23-летнего рабочего химзавода. Сначала возле Дома культуры чеченцы его жестоко избили, а затем зарезали (через 40 лет чеченцы "зарежут" карьеру другого Степашина — тогдашнего премьер-министра РФ). Прощание с молодым рабочим породило 25 августа 1958 года стихийный протест жителей города под лозунгами: "Чеченцы убивают русских! Надо этому положить конец и потребовать выселения чеченцев из города".

Три дня (26—28 августа) в Грозном не было советской власти. Здание обкома разгромили. Толпа набрасывалась на начальников, спрятавшихся в подвале, избивала их и срывала одежду. Грозненцы захватили здания МВД и КГБ. Под красными знаменами они ворвались на телефонную станцию. С приемной Хрущева в ЦК говорил инженер из Гудермеса, потребовавший обуздать чеченцев, "учитывая проявление (с их стороны) зверского отношения к народам других национальностей, выражающееся в резне, убийстве, насиловании и издевательствах". Вошедшие в Грозный войска подавили это "русское восстание"; 57 человек были арестованы и осуждены. Потакание чеченскому экстремизму продолжилось вплоть до 1990-х годов, когда именно русское население Чечни стало первой жертвой режима Дудаева.

Грозненское античеченское восстание 1958 года — пример того, как мирное население, доведенное до крайности равнодушием центральных властей, начинает защищаться4. В этой связи можно прогнозировать появление неформальных отрядов еврейской самообороны среди поселенцев Иудеи — Самарии, которые захотят взять в свои руки защиту населенных пунктов и прилегающих трасс. Отметим, что уже летом 2001 года в некоторых СМИ появились объявления: "Русская защита от русского оружия". В этих текстах репатрианты из СНГ, в том числе бывшие солдаты и офицеры (русские и евреи по национальности), прошедшие Чечню и другие "горячие точки", предлагали поселенцам свои услуги по охране и в борьбе с арабскими террористами, имеющими в своем арсенале и автоматы Калашникова, и другое советское оружие.

Если правительство Израиля будет и впредь пассивно относиться к акциям палестинцев против еврейских жителей страны, то нельзя исключать вероятность неповиновения отрядов еврейской самообороны легальным структурам безопасности — армии и полиции, причем даже возможны и ответные (или упредительные) акции этих отрядов (или отдельных лиц) против арабов по принципу "кровь за кровь".

Фатальные решения и лидеры-разрушители

И чеченцы, и палестинцы десятки лет бросают неразумные вызовы соседям и создают смертельную опасность для окружающих государств. Палестинцы поднимали восстание против англичан (1936—1939 г.), сговаривались с Гитлером (иерусалимский муфтий в 1940-х гг.), не желали принимать любые предложения ООН по разделу Палестины и идти на малейшие компромиссы с евреями. О склонности палестинцев к катастрофическим решениям свидетельствует и бегство, организованное в 1948 году по призыву их вожаков, которые желали дать авиации арабских стран простор для бомбометания. Палестинцы выдвигали из своей среды руководителей, склонных именно к крайним поступкам и призывам, что всегда приводило местное арабское население к социально-демографическим и политическим катастрофам.

Фатальные решения Я. Арафата — мятеж в Иордании 1970 года, разжигание беспорядков и гражданской войны в Ливане в конце 70-х годов, "старая" (1987—1991) и "новая" (с осени 2000) интифады — всегда сопровождаются обильной кровью. Для Арафата эта кровь ничего не стоит, как и для чеченских полевых командиров, из-за которых гибнут люди, Грозный превращен в руины, а экономика республики отброшена к уровню 1945 года. И палестинские, и чеченские вожаки прикрываются лозунгами защиты своих народов, но как раз экстремистская позиция лидеров привела к нищете и 60-процентной безработице в Палестинской автономии, к массовому бегству и разорению сотен тысяч простых чеченцев.

Деструктивные личности в руководящих слоях интифады и чеченской герильи5 не только ведут оба движения к неминуемому кровавому финалу, но и заставляют задуматься о психическом здоровье тех, кто охотно подчиняется таким вожакам. Лидеры-разрушители из всех возможных вариантов выбирают самые крайние и гибельные, приносящие страдания народам, потерю родины, развал местных инфраструктур, причем поставленные радикальные цели так и не достигаются. Психологи и политологи давно заметили, что в периоды затишья и мирных переговоров с Израилем глава Палестинской автономии Ясер Арафат нервозен и пессимистичен. Но он, престарелый лауреат Нобелевской премии мира, преображается, когда отдает приказы, ведущие к обострению обстановки: дают о себе знать привычки, приобретенные за десятилетия террористической деятельности против израильтян. Вполне возможно, что только со сменой поколений в руководстве Чечни и ПА появятся новые лидеры, более склонные к разумному диалогу.

Палестинские и чеченские боевики готовы обмениваться отрядами, понимая, что они находятся (географически) на разных фронтах, но вместе воюют с "неверными". И Шамиль Басаев, и иорданец Хаттаб, желая красиво выглядеть перед своими исламскими спонсорами, заявляли о намерении послать группы боевиков на помощь палестинцам. Чувство сопереживания чеченцам проявляется даже в карикатурах, помещенных в ряде арабских СМИ. Например, в палестинской газете "Аль-Кудс" изображается президент РФ Владимир Путин, поедающий трупы чеченцев из окровавленной миски.

Если палестинские арабы прославились своей склонностью идти за авантюристами и лидерами-неудачниками, теряя шансы на достойное будущее, то в мусульманском мире лишь чеченцы могут соперничать с ними в "невезучести" своего мятежного экстремизма. Палестинцы сегодня — это чеченцы Ближнего Востока.

Ичкерия и Палестинская автономия: стратегические угрозы России и Израилю

Для того чтобы сравнить угрозы, стоящие перед РФ и Израилем, достаточно процитировать сентябрьское (2001 г.) интервью президента России В. Путина финской газете "Хельсингин саномат". Анализ ситуации в Чечне, сделанный российским лидером, в точности совпадает с реалиями Палестинской автономии. Путин заявил: "Чечня превратилась в преступный анклав. Там начали управлять люди, которые с интересами чеченского народа не имеют ничего общего. После ухода России образовался вакуум, который был мгновенно заполнен фундаментализмом из ряда мусульманских стран. Территория республики была разбита на куски, во главе которых встали так называемые полевые командиры. Единственным источником существования стал грабеж". Президент России назвал такие составляющие "независимой" Ичкерии: наркотрафик, похищения людей, нападения на Дагестан для его отторжения от РФ, расхищение пенсионных и иных средств из госбюджета России.

Параллели с Палестинской автономией просто бросаются в глаза. Она возникла в 1993 году, после ухода Израиля из районов, в которых большинство населения составляют арабы (сектор Газа, города на западном берегу реки Иордан и окрестные деревни). Хасавюртовские соглашения 1996 года предоставили Чечне полную самостоятельность, полевые командиры начали дележ нефтескважин. Россия высылала пенсии, расхищаемые боевиками, а Израиль ежемесячно переводил в Палестину как возврат НДС миллионы долларов, на которые по указке ее лидеров закупали оружие, строили военные лагеря, в школах и местных СМИ вели антиизраильскую пропаганду. Ежегодно тысячи машин угоняют из Израиля в ПА через прозрачную границу (уместно подчеркнуть, что число угонов резко сокращается, когда в ответ на очередной террористический акт палестинцев Израиль перекрывает границу).

Анклавы ПА возглавляют регионально-клановые командиры, над которыми нет законов и власти даже Арафата. Например, районом Иерихона руководит Джибриль Раджуб — начальник службы безопасности ПА в Самарии, имеющий отчисления от доходов иерихонского казино. Его конкурентом в борьбе за власть является Мухаммед Дахлан — начальник службы безопасности в секторе Газа. С каждого грузовика, направляющегося из Газы в Израиль, взимаются поборы, идущие на самый верх.

Коррупция палестинских лидеров достигла заоблачных высот. На личные счета Арафата и десятков его сподвижников идут сотни миллионов долларов, поступающие от международных фондов, банков и благотворительных организаций, а нищету абсолютного большинства рядовых палестинцев сваливают на сионистов. Финансово-экономическим преступлениям палестинской элиты способствует и небольшая группа израильских дельцов-монополистов, заинтересованная в сохранении нынешнего положения в ПА, куда она сверхприбыльно поставляет сырье, топливо, продукты питания, стройматериалы. Схожая ситуация наблюдалась и в России: определенные олигархи, чиновники и чеченские руководители были заинтересованы в чеченской "черной дыре", через которую они приноровились расхищать бюджетные средства.

Палестина взвинчена экономическими бедствиями и непрекращающейся антиизраильской агитацией. Исламский фундаментализм и террористические организации находят все большую поддержку. По сообщению Статистической службы ПА, осенью 2001 года 84,6% опрошенных палестинцев высказались за продолжение боевых действий против Израиля6; а за два летних месяца с 18 до 21% выросло число сторонников террористических организаций "Хамас" и "Исламский джихад". Демократические свободы в Палестинской автономии ликвидированы; там господствуют спецслужбы, которые расстреливают людей по подозрению в сотрудничестве с Израилем. Итак, становится очевидным, что нынешняя Палестинская автономия, взявшая курс на войну, является для государства Израиль такой же стратегической угрозой, какой в конце 1990-х годов стала для России Чечня. Даже сегодня, когда основные банды чеченских сепаратистов уже разбиты, "чеченский узел" остается мощнейшим дестабилизирующим фактором, угрожающим целостности Российской Федерации.

Атака террористов против США 11 сентября 2001 года открыла новый этап в мировой политике. Всемирная война с террором, возглавляемая Америкой и ее союзниками, дает России и Израилю уникальный шанс. Международный терроризм включает в себя злейших врагов России и Израиля (достаточно упомянуть, что в рядах талибов Афганистана сражаются чеченские и палестинские наемники). На фоне антиталибской операции оба государства могут навсегда покончить со стратегическими угрозами своей безопасности.

Россия и Израиль должны ответить на исторические вызовы. Таким ответом может стать сокрушение чеченского экстремизма и ликвидация террористов в Палестинской автономии. Европейское сообщество уже фактически закрыло глаза на все прошлые и будущие действия россиян в Чечне, что ясно вытекает из заявлений, сделанных во время визита В. Путина в Брюссель 2—3 октября 2001 года. Новая политическая обстановка в мире объективно способствует более тесным и дружественным отношениям (а возможно, и стратегическому союзу) России и Израиля. У обеих стран одинаковые проблемы, схожие задачи и общие враги.


1 Козлов В.А. Массовые беспорядки в СССР при Хрущеве и Брежневе. Новосибирск, 1999. С. 123.

2 Там же. С. 124.

3 Государственный архив РФ, ф. А-259, оп. 7, д. 9230, лл. 88—89; см. также: Козлов В.А. Указ. соч. С. 137.

4 См.: Козлов В.А. Указ. соч. С. 137.

5 См.: Вести (израильская газета на русском языке), 25 апреля 2001.

6 См.: Вести, 30 сентября 2001.


SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL