ПОЛЬСКАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И РЕГИОН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ НА ПОРОГЕ XXI ВЕКА

Влодзимеж ЧИМОШЕВИЧ


Влодзимеж Чимошевич, министр иностранных дел Республики Польша


Антитеррористическая кампания показала, что для преодоления новых вызовов и угроз безопасности, возникших на евроатлантическом пространстве в начале XXI века, необходима бóльшая активность европейских государств даже в отдаленных регионах, которые ранее считались периферийными. Правда, прежние дипломатические отношения Польши со странами Центральной Азии были весьма удовлетворительными, хотя в них не хватало прочной увязки с вопросами безопасности и экономики. После 11 сентября 2001 года у международного сообщества повысился интерес к проблемам Афганистана, а также к государствам Центральной Азии и Закавказья, что стало новым стимулом для активизации наших двусторонних отношений с этими странами.

Весной и летом нынешнего года как глава польской дипломатии я участвовал в подготовке и проведении нескольких визитов и ответных встреч на разных уровнях в рамках упомянутой активизации. Однако цель этого эссе — осветить внешнюю политику и подход Польши к очень важным для Центральной Азии вопросам. Следовательно, здесь представлены общие соображения на тему о будущем, а не хроника прежних усилий наших дипломатов.

Новая Польша

После 1989 года Польша вновь обрела широкие возможности осуществлять свои стремления. В силу внутренних преобразований, начавшихся еще во второй половине 80-х годов минувшего века, реальной стала трансформация политической, общественной и хозяйственной систем в том направлении, которое совпадало с ожиданиями поляков. Благодаря договоренностям между тогдашними властями и оппозицией, известным как "переговоры за круглым столом", нами было достигнуто общенародное и фундаментальное согласие о необходимости создать демократическое правовое государство, гражданское общество и рыночную экономику.

Минувшее десятилетие показало, что внутренние изменения имеют необратимый характер, а избранному тогда курсу нет разумной альтернативы. Последние парламентские выборы и успех коалиции, которая образовала мое правительство, также свидетельствуют о том, что, хотя политические симпатии поляков меняются, но сохраняется их приверженность системным устоям Республики, даже если внутренняя трансформация связана с огромными усилиями, а часто и с самопожертвованием со стороны общества.

Не подлежит сомнению, что для эффективного осуществления своей внешней политики любая страна должна располагать хорошей и надежной внутренней базой. Такая база позволила Польше сыграть соответствующую роль в глубоких переменах, произошедших на континенте. Конечно, этому способствовала и благоприятная международная конъюнктура как в глобальном плане, когда себя исчерпало двухполюсное разделение мира, так и в региональном отношении — с момента роспуска структур Варшавского договора и СЭВ.

Польские государственные интересы

В новых условиях Польша смогла свободно определить свою геостратегическую ориентацию. Я могу с гордостью сказать, что это был верный выбор, последовательно реализованный очередными правительствами страны. Геостратегический выбор нашел отражение в новом подходе к государственным интересам, воплотившемся в системе приоритетов нашей внешней политики, стратегии и конкретных директивах, соответствующих этой политике.

Цели польской внешней политики основываются на четырех приоритетах, которые совпадают с жизненными и стратегическими интересами моего государства. Это, во-первых, его безопасность и союзнические связи, особенно с НАТО, во-вторых, вхождение в Европейский союз, в-третьих, наилучшие, партнерские отношения со всеми своими соседями, в-четвертых, реализация польских экономических интересов в регионе и в глобальной экономике.

Безопасность

Обеспечение внутренней безопасности — основная цель любого государства. После трагических событий 11 сентября прошлого года эта истина стала еще более очевидной, даже для тех, кто напрямую не связан с вопросами безопасности. Для Польши усилия, направленные на укрепление региональной безопасности, вытекают из принадлежности к Североатлантическому союзу. С 1999 года Польша является членом НАТО и вносит свой вклад в этот исключительный альянс стран, людей, ценностей и материальных ресурсов. Для нашего государства участие в этом союзе важно, ибо оно позволяет вести совместную, равноправную и солидарную адаптацию национальных и союзнических сил перед лицом вызовов и угроз, которые могут возникнуть в XXI веке.

Именно эта жизнеспособность и исключительность НАТО, а не только возможность классического отпугивания является причиной того, почему мы выступаем за дальнейшее увеличение числа государств Евроатлантического союза. На протяжении минувшего десятилетия расширились и географические интересы союза, и круг задач, которые ставит перед собой Польша, видя в НАТО и в создающейся вокруг нее системе институтов (таких как Постоянный совет НАТО — Россия, Комиссия НАТО — Украина, Евроатлантический совет партнерства и сотрудничества, а также Средиземноморский диалог НАТО) вспомогательные механизмы кооперативной безопасности.

Поэтому понятно, что Польша будет поддерживать развитие партнерства НАТО со странами Центральной Азии. При этом я считаю, что ключевая роль НАТО в польской политике безопасности хорошо сочетается с реализацией других интересов как на форуме такой универсальной организации, какой является ООН, так и в такой общеевропейской организации, как ОБСЕ. Кстати, последняя отличается многими достоинствами, например, она привлекает в дела европейского континента США и Россию, активно участвует в урегулировании различных локальных конфликтов.

Членство в Европейском союзе

Интеграция Польши с Европейским союзом, участие в его политических, общественных и экономических структурах представляет собой второй из числа основных приоритетов нашей внешней политики. В настоящее время Польша находится на последнем этапе переговоров о вхождении в ЕС, с чем связана наша активность во внутренних союзных дебатах на тему перспектив союза, его организации и глобальной роли. Благодаря предстоящему членству в этой европейской структуре, Польша имеет возможность сделать свой геостратегический и цивилизационный выбор, равно как и ликвидировать все еще существующее различие в уровне экономического развития между Западной и Центральной Европой.

Процессы параллельного расширения НАТО и Евросоюза отчасти дополняют друг друга, дают более прочную гарантию, позволяющую отказаться от прежних, традиционных разделов Европы. Благодаря расширению ЕС возникают шансы реализовать идеи, издавна присутствовавшие в европейской политической мысли. Я не скрою, что стремление к этому союзу связано с огромными усилиями: от нас требуется совершенствование государственной администрации, разъяснение союзной проблематики народу, принятие тысяч детальных стандартов, представляющих собой общественное и хозяйственное правовое достояние Союза, так называемое aquis communitaire.

Более того, Польша стремится играть в ЕС сверхрегиональную роль. Мы хотим быть той страной, которая вносит в эту структуру свои достижения и опыт. Особенно это касается отношений с нашими восточными соседями, которые, наверное, в обозримом будущем, останутся вне пространства расширенного Евросоюза. Ныне нами готовится более широкая идея будущей восточной политики Союза, названная условно "Восточным измерением" ЕС. Я не буду много говорить по данному вопросу, скажу лишь, что в этой концепции должное место занимают не только отношения с непосредственными соседями расширенного Союза: Россией, Украиной, Беларусью и Молдовой — но и со странами Центральной Азии и Закавказья.

Отношения с соседями

Третий из числа основных приоритетов польской политики — добрососедские отношения со всеми нашими соседями. Реализация этой цели, собственно, не зависит ни от геополитической конфигурации в нашем ближайшем окружении, ни от членства Польши в той или иной международной структуре. Для того чтобы проиллюстрировать этот вопрос, напомню, что в 1989 году Польша имела сухопутные границы с ГДР, Чехословакией и СССР. В течение двух последующих лет число наших соседей возросло за счет объединенного германского государства, Чехии, Словакии, Украины, Беларуси, Литвы и России, с которой мы граничим через Калининградскую область. Несмотря на столь серьезные динамичные изменения, нам удалось выработать надлежащую базу межгосударственных договоров, детальных межправительственных соглашений и целую систему сотрудничества на разных уровнях со всеми нашими соседями.

Углубленные, испытанные и добрососедские отношения с ними исходят из традиционного уважения поляков к национальным и религиозным меньшинствам. Не вдаваясь в исторические экскурсы, отмечу, что у нас в этом отношении богатая традиция либерализма времен бушевавшей в Западной Европе религиозной нетерпимости. Тем не менее в существовавшей с конца XIV века Польско-литовской унии, в так называемой Речи Посполитой Обоих Народов, на протяжении столетий сосуществовали и сотрудничали поколения поляков, литовцев, украинцев, белорусов, евреев, татар и немцев. Приверженность этим высоким историческим традициям, постепенное избавление от комплексов и стереотипов прошлого создают самобытную ценность, активно воздействующую на нашу нынешнюю и будущую политику в отношении всех соседей. Надеемся, что эта ценность станет достоянием интегрирующейся Европы.

Экономика... last, but not least

И наконец, четвертая, но не менее важная цель в иерархии приоритетов, — комплекс задач, которые мы называем экономизацией внешней политики. Издавна дипломат и коммерсант были важными представителями нашей страны, также обстоят дела и сегодня. Современная дипломатия это в меньшей мере цилиндр и фрак, а в большей — тендеры, контракты и кредиты. Короче, главное, чтобы дипломатия служила не только интересам безопасности, но и реализации экономических интересов нашего государства как в ближайшем окружении, так и на отдаленных рынках. Польша стремится развивать экономические связи и вне круга своих ближайших, традиционных партнеров.

В начале XXI века мировая экономика приобретает глобальный характер. В этой системе сообщающихся сосудов ни одна страна не может позволить себе остаться за пределами рыночных, финансовых и технологических взаимозависимостей. В то же время возрастающая конкурентоспособность глобальной экономики не исключает специализации отдельных стран. Поэтому Польша, со своей рыночной экономикой, определенным потенциалом и возможностями, стремится к тому, чтобы ее дипломатия способствовала присутствию не только крупного, среднего, но и малого бизнеса на неевропейских рынках. При этом большое значение мы придаем совершенствованию программ, кадровой и организационной базы для такой дипломатии, призванной обеспечить сбалансированное и взаимовыгодное экономическое сотрудничество.

Новое сердце Евразии...

В свете вышесказанного возникает вопрос о том, какое место во внешней политике Польши занимают страны Центральной Азии? Прежде чем перейти к обсуждению польских интересов и намерений в этом регионе, мне бы хотелось особо выделить три аспекта. Во-первых, Польша стремится реализовывать свою политику в отношении Центральной Азии как путем интенсификации двусторонних отношений, так и через многостороннее взаимодействие на форумах международных организаций: НАТО, Совета евроатлантического партнерства, ОБСЕ, специализированных учреждений ООН, а вскоре и структур Европейского союза. Во-вторых, польская политика в этом регионе будет нацелена на поддержку субъектности, сотрудничества, стабильности, безопасности Центральной Азии при одновременном уважении интересов ее стран. В-третьих, Польша готова стать активным поборником государств региона на форумах НАТО и ЕС в расчете на то, что, в свою очередь, страны Центральной Азии будут заинтересованы в активном взаимодействии с нами.

Центральная Азия имеет исключительное геополитическое положение на стыке с другими регионами Европы и Азии, в связи с чем на протяжении минувшего десятилетия ее стратегическое значение систематически возрастало. Такая тенденция развивалась, а требования антитеррористической кампании и афганской операции ее усилили. Каждая страна Центральной Азии внесла огромный вклад в успех данной операции. В этом смысле военные действия против режима талибов и баз международного терроризма в Афганистане представляли собой не только некоторый риск или вызов для Центральной Азии, но и создали возможности, которыми смогли воспользоваться все пять государств региона.

...и ее стабильность

С польской точки зрения важно, что в связи со все еще существующей нестабильностью в Афганистане, международной общественности нельзя и в дальнейшем игнорировать последствия затяжной гражданской войны, экспорта наркотиков и экстремизма с территории этой страны, ставшей своеобразной "черной дырой". Когда завершится военная стадия антитеррористической операции, основной целью международной общественности будет устранение всех возможностей и условий, благоприятствующих террористам, изготовителям и контрабандистам наркотиков. Никто в этом деле не заменит ни ООН (что касается Афганистана), ни ОБСЕ (что касается Центральной Азии).

Нам представляется, что в отношении как Афганистана, так и Центральной Азии возросло понимание того, что широкомасштабное сотрудничество всех заинтересованных государств и международных институтов — ключ к постепенному разрешению многих наднациональных и структурных проблем, способных весьма существенно сказаться на безопасности и стабильности Центральной Азии. Польша поддерживает только что развернутые Всемирным банком, Европейским банком реконструкции и развития, а также Европейским союзом программы финансовой и другой помощи структурам власти, экономике и общественности региона. Но дело ведь не только во временной поддержке.

Хотелось бы, чтобы рыночные реформы, прогресс которых особенно очевиден в Казахстане и Кыргызстане, вылились в дальнейший приток прямых инвестиций в Центральную Азию, в ее экономический подъем, благодаря чему оживился бы товарооборот Польши со странами региона.

Ресурсы Каспия и Европа

Польша является твердой сторонницей осуществления идеи о межрегиональном экономическом сотрудничестве, охватывающем наибольшее число государств и регионов. В этой области особое значение имеет доступ стран Центральной Азии к новым коммуникационным и экспортным маршрутам, тем более что у региона нет прямого выхода к открытым морским акваториям.

Обнадеживают геологические исследования и новые подсчеты, указывающие на огромные залежи энергетического сырья в бассейне и в окружении Каспийского моря. Особенное внимание ведущих инвесторов привлекают богатые ресурсы Казахстана. Причем, в отличие от прошлых лет, мы видим совершенно новый подход западных и российских нефтяных компаний к вопросам о трассах трубопроводов из Каспийского региона. Например, проект нефтепровода Баку — Джейхан, первоначально задуманный для экспорта нефти из Азербайджана, может быть расширен за счет участка из Казахстана, благодаря чему эта республика получит дополнительные возможности для увеличения добычи и экспорта своей нефти.

Ускорены также работы по другому маршруту для доставки каспийской нефти, каким может стать завершаемый сейчас проект магистрали Одесса — Броды — Гданьск. При дальнейшем сотрудничестве каспийских экспортеров нефти с Польшей и Украиной, первые смогут обеспечить своеобразный плацдарм своего присутствия на рынках расширенного Европейского союза. Следовательно, для Польши и других стран Центральной Европы это будет дополнительным источником поставок нефти. Я считаю, что растущая активность Европейской комиссии и переговоры между государственными властями и газовыми компаниями в скором времени откроют также новые возможности и для экспорта природного газа из Центральной Азии. Представляется, что в данном случае нельзя относиться к вышеуказанным сложным вопросам, исходя из соображений соперничества.

Мы поддерживаем кооперативный подход к вопросам энергетической безопасности Европы и Центральной Азии. Уже сейчас Польша является необходимым звеном в транзите российского природного газа, звеном, благодаря которому можно реализовать проекты по "энергетическому партнерству" Европы и России. Следовательно, нам хотелось бы, чтобы каспийские производители углеводородов также стали важными партнерами расширенного Европейского союза, энергетические потребности которого в последующих десятилетиях будут возрастать. Отсюда и наша поддержка союзной программы ИНОГЕЙТ.

Не только сырье и шелк...

Кажется, однако, что власти и народы стран Центральной Азии не хотели бы, чтобы их воспринимали только через призму энергетических вопросов. Нам представляется, что в ближайшие годы будут реализованы отдельные национальные и международные проекты, составляющие идею нового Шелкового пути между Дальним и Ближним Востоком и Европой. И здесь все также не сводится к экспорту знаменитых изысканных ковров или шелка из Центральной Азии и Китая. Не вдаваясь в детали, хочу лишь выразить уверенность, что развитие современных коммуникационных путей через Центральную Азию приведет к результатам, выходящим за рамки чистой экономики.

Как мы прекрасно знаем, исторический Шелковый путь служил не только обмену товарами. Ведь транзит людей и товаров всегда был связан с трансфертом культурных ценностей, идей. И хотя XXI век предоставляет нам новые возможности обмениваться ценностями по Интернету и с использованием других технологических новинок, тем не менее виртуальная действительность никогда не заменит того, что дает живое общение.

Согласно этой закономерности, возрожденный Шелковый путь через Центральную Азию мог бы сближать разные цивилизации, регионы, страны, благоприятствовать официальным межгосударственным отношениям и прежде всего — межчеловеческим отношениям. Польша ощущает такую потребность и в своих контактах со странами региона и потому — уже как государство Европейского союза — будет поддерживать его программу ТРАСЕКА и другие проекты содействия экономическому сотрудничеству по схеме Каспийское море — Черное море — Балтийское море.

Специфический вклад Польши

До сих пор в странах Центральной Азии Польша ассоциировалась главным образом с многочисленными дипломатами и экспертами, работающими в представительствах ОБСЕ и ООН в регионе. Мне хотелось бы затронуть еще несколько вопросов относительно потенциала двустороннего экономического сотрудничества. Не скрою, что и Польша, и страны Центральной Азии по-прежнему ищут новые возможности для такого сотрудничества, чему призван был служить также мой визит в Казахстан и Кыргызстан. Я особенно доволен тем фактом, что в странах Центральной Азии уже несколько лет работает группа польских экономистов, оказывая помощь по вопросам трансформации.

Мы прекрасно знаем, что переход от централизованного планового хозяйства к рыночной экономике — процесс продолжительный, сложный, связанный с громадными усилиями. Я считаю, что польские государственные и негосударственные эксперты имеют некоторое преимущество по сравнению с экспертами стран, не испытавших условий централизованного планового хозяйства. Успех основных макро- и микроэкономических реформ в Польше дает нам много поводов для удовлетворения и является хорошим подспорьем для внешней политики. Наши партнеры в Центральной Азии могут продолжать пользоваться польскими ноу-хау по вопросам переходного периода, соответственно адаптируя их к собственной, национальной и региональной специфике.

Представляется, что благодаря уж существующей базе межведомственных договоренностей и контактам экспертов двустороннее экономическое сотрудничество будет развиваться значительно легче, чем в предыдущие годы. Лишь добавлю, что меня сопровождала довольно большая группа польских бизнесменов, которые провели многочисленные встречи и переговоры. Надеюсь, что в результате этих связей станут возможными более конкретные формы сотрудничества крупных, средних и малых предприятий Польши и Казахстана. Именно благодаря возможности таких контактов мы с оптимизмом смотрим на развитие двусторонних и многосторонних отношений.

Вместо заключения

Я знаю, что в кратком эссе невозможно осветить все вопросы глобального порядка, важные для ситуации в Центральной Европе и в Центральной Азии, а также для развития двусторонних отношений. И все же мне кажется, что, невзирая на расстояние и на разный исторический опыт, мы уже сейчас становимся ближе и наши связи будут укрепляться. При этом особую роль призвано сыграть молодое поколение. Сегодняшние студенты как раз и являются будущей политической, экономической, культурной элитой. Надеюсь, что в "глобальной деревне", какой стал мир, даже текущие события не должны отвлекать нас от долгосрочной и широкой перспективы. Именно такая перспектива всегда есть у молодежи.


SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL