ВЕРТИКАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ КАК ФАКТОР ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА В ГУУАМ И ЕВРАЗЭС

Валерий КУЗЬМЕНКО


Валерий Кузьменко, кандидат экономических наук, государственный эксперт Национального института проблем международной безопасности Совета национальной безопасности и обороны Украины


В эпоху глобализации мировой экономики слияние и поглощение одних предприятий другими — наиболее повторяющиеся явления не только в отдельных странах, но и в международном бизнесе. Это особенно характерно при резких изменениях, в том числе происходивших на рынках постсоветских стран и в годы хозяйственного кризиса, который пережили все государства СНГ, и в период оживления экономики, наблюдаемого сегодня в некоторых из них. Большинство крупнейших транснациональных корпораций (ТНК) развивалось именно путем слияния одних фирм и поглощения других на основе их вертикальной интеграции (по технологической цепочке) или в виде конгломератов. На основе двусторонних контрактов происходит и горизонтальная интеграция производств аналогичной специализации благодаря их кооперации, которая позволяет минимизировать общие затраты и цены на конечную продукцию.

Решения, принимаемые в сфере кооперации производства, всегда носят стратегический характер, их значение играет основополагающую роль в дальнейшей трансформации той или другой фирмы или ТНК. Такой стратегический менеджмент обуславливает экономическую стратегию предприятия не только на краткосрочную и среднесрочную, но и на длительную перспективу, которая тесно связана с вертикальной интеграцией разных производств на основе согласованной кооперации, что предусматривается соответствующим контрактом.

Кооперация предприятий стран ЕС стала двигателем европейской экономической интеграции во второй половине ХХ столетия. В то же время, по оценкам российских экспертов, сделанным в первой половине 1990-х годов, только разрыв кооперационных связей между предприятиями постсоветского пространства обусловил до половины их общеэкономического спада. Во времена СССР в Украине по замкнутым технологическим циклам вырабатывалось около 30% промышленной продукции, а 70% — зависело от кооперативных поставок из тогдашних союзных республик. Поэтому с распадом СССР и, как следствие, разрывом кооперационных связей между предприятиями стран СНГ, стало невозможным производство многих видов продукции, в том числе и инновационного характера, в советское время сосредоточенное на заводах военно-промышленного комплекса (ВПК).

Для восстановления рациональных старых и налаживания новых кооперационных связей между странами Содружества еще 23 декабря 1993 года в Ашхабаде было подписано Соглашение об общих условиях и механизме поддержки развития производственной кооперации предприятий и областей государств СНГ. Соглашение подписали все страны Содружества, и в соответствии с решением о его временном применении, принятом в Москве в тот же день, его положения формально стали использовать на постсоветском пространстве с 15 апреля 1994 года. Но процесс ратификации Соглашения занял почти три года. Так, президент Азербайджана Гейдар Алиев только 18 декабря 1996-го утвердил соответствующий закон, принятый парламентом этой республики. Украина же подписала ратификационную грамоту пятой, через 11 дней после того, как это сделала Россия, соответственно 1 и 12 сентября 1995 года, и именно с того времени для РФ и Украины Соглашение вступило в силу.

С начала осени 1995 года до конца весны 1996-го под руководством тогдашнего вице-премьера Украины Анатолия Кинаха в Кабинете министров республики происходили регулярные расширенные совещания по кооперации. В их работе принимали участие не только руководители всех министерств и ведомств, но и делегированные предприятиями наиболее активные участники кооперационного движения. И оно действительно могло бы стать тем двигателем, который еще в начале второй половины 1990-х годов вывел бы экономику страны из глубокого кризиса.

В конце мая 1996 года в отставку был отправлен тогдашний премьер-министр Евгений Марчук, который пытался создать среднему бизнесу в республике преимущественный режим. Многие эксперты связали уход Е. Марчука с "началом конца" среднего бизнеса в Украине, и ждать его пришлось недолго.

Координация кооперационных связей, которая регулировалась на уровне правительств стран СНГ Ашхабадским соглашением, была свернута уже в начале периода премьерства Павла Лазаренко. Летом 1996 года он ликвидировал отделы кооперации в Кабинете министров и в Министерстве экономики, а также Центр реконструкции и развития экономики при правительстве республики. Последний непосредственно занимался отладкой рациональных кооперационных связей экспортоспособных украинских предприятий с аналогичными фабриками и заводами других государств постсоветского пространства. Ведь Павлу Ивановичу (по иронии судьбы он тезка гоголевского Чичикова) нужна была не основанная на правовых нормах указанного соглашения кооперация предприятий, а "ручное управление" ею, в соответствии с которым выдача льгот предприятиям замыкалась бы персонально на нем. Тогда же, то есть спустя несколько месяцев после отставки Е. Марчука был отстранен от работы и вице-премьер А. Кинах, который непосредственно курировал вопросы кооперации в Кабинете министров, а главное, уже тогда был наиболее серьезным конкурентом П. Лазаренко на должность премьер-министра.

Если бы сегодня подсчитать, сколько денег принесла бы рекооперация между предприятиями Украины и других стран СНГ взамен потерь и затрат, вызванных деятельностью П. Лазаренко, то эти суммы, значительно превысили бы не только количество валюты, вывезенной на Запад этим председателем Совета министров, но и нынешний внешний долг Украины, который составляет свыше 10 млрд долл. и адекватен годовому сводному бюджету страны (52 млрд гривен в 2001 г.). Понятно, что это одна из наиболее серьезных угроз экономической безопасности республики.

Таким образом, еще задолго до того, как премьер-министра Украины В. Пустовойтенко отправили в отставку (кстати, нынешний глава правительства республики А. Кинах в то время был первым вице-премьером), на очередном саммите Содружества вновь прозвучало предложение вернуться к идее создания зоны свободной торговли (ЗСТ) стран СНГ.

Следует сказать, что за несколько лет до назначения премьер-министром А. Кинах руководил Украинским союзом промышленников и предпринимателей, который еще раньше, до того как его избрали президентом страны, возглавлял Л. Кучма. Если рассматривать отмечаемое до последнего времени искусственное сдерживание кооперационных связей между предприятиями стран недавно образованного сообщества ГУУАМ, то следует обратить внимание на тенденцию, особенно набирающую силу сегодня: значительно укрепились контакты Украинского союза промышленников и предпринимателей с аналогичной организацией Грузии — Союзом налогоплательщиков республики. Руководители этих структур договорились о создании Украинско-грузинского торгового дома, цель которого — сократить сроки подписания соглашений, в том числе по кооперационным связям предприятий. Расширение контактов украинских и грузинских предпринимателей способствует существенному увеличению количества совместных предприятий: к 2001 году их уже было свыше трехсот. Существенно возросли поставки из Украины черных металлов на машиностроительные предприятия Грузии, а также продукции машиностроения и химической промышленности. Одновременно увеличились кооперационные поставки продукции горнодобывающей промышленности и черной металлургии Грузии на металлургические и машиностроительные предприятия Украины. Это примеры обоюдовыгодной вертикальной интеграции предприятий двух стран, то есть их кооперирования по взаимно дополняющим технологиям.

Намечено установить прямые связи между металлургическими предприятиями Украины и грузинскими АО — "Чиатурмарганец" и "Зестафонский ферросплавный завод". В ближайшее время к ним добавятся фабрики и заводы, специализирующиеся на выпуске продовольствия, поскольку предполагается создать СП по производству рыбной продукции, а также в агропромышленном комплексе.

Также есть перспективы для кооперации предприятий Украины и Азербайджана. В начале 2001 года в Баку состоялся бизнес-форум с участием представителей правительств и деловых кругов этих стран, на котором обсуждался вопрос о развитии торгово-экономических отношений. Азербайджанское правительство планирует переключить часть местных производителей зерна на производство хлопка и намерено значительно увеличить импорт украинского зерна. Украинская сторона напомнила, что заинтересована участвовать в строительстве в Азербайджане заводов по производству спирта, сахара и т.д. Кроме того, подписан контракт о строительстве двух судов для Каспийского морского пароходства, и Киев ждет начала финансирования этого заказа. Достигнута предварительная договоренность о том, что украинские судостроители примут участие в тендере на строительство еще восьми судов.

Налаживаются кооперационные связи между украинскими и узбекскими предприятиями. Украина в основном поставляет в Узбекистан продукцию машиностроения и электротехнической промышленности. Узбекский же экспорт в Украину, главным образом, сырье и полуфабрикаты. В частности, довольно перспективны поставки хлопка, так как в Украине есть несколько мощных хлопкоперерабатывающих комбинатов. Узбекистан же заинтересован в украинском металле, переработке катодной меди и т.п. И это все — примеры возможной вертикальной интеграции предприятий двух стран, расположенных довольно далеко друг от друга. Как представляется, основные направления дальнейшего развития производственной кооперации следующие: создание совместных предприятий, транзитные перевозки, сотрудничество в промышленных сферах и промышленный лизинг, торговля, экспорт хлопка через территорию и порты Украины в третьи страны, участие украинских специалистов в строительстве дорог в Узбекистане и т.д. Кроме того, на основе создания финансово-промышленных групп, торговых домов, совместных предприятий в самых разных секторах экономики предусматривается активизировать инвестиционную деятельность. В том числе в металлургической, химической и легкой промышленности, в переработке сельскохозяйственной продукции, в приборо- и машиностроении, в сфере транспорта и связи. Уже подписан ряд соглашений о сотрудничестве между конкретными фирмами и компаниями. В их числе: компания "Узсельхозмашхолдинг", подписавшая с Харьковским тракторным заводом протокол-намерение о совместном производстве тракторов; Навойский горно-металлургический комбинат и компания "Узстройматериалы", которые договорилось со своими украинскими партнерами о разработке и поставке в Узбекистан оснащения для экскаваторов. Подписан контракт на сумму около 2 млн долл. на поставку в Узбекистан медицинских препаратов украинских производителей. Крупное харьковское предприятие АО "Южкабель" примет участие в тендере на поставку кабельной продукции, рассматриваются и другие проекты по двустороннему сотрудничеству. Следует упомянуть знаковое для Украины событие: 3 октября 2001 года корпорация "Индустриальный союз Донбасса" приобрела 39% акций компании "Узнефтегазстрой", уплатив за них 1,15 млн долл. Достаточно отметить, что в 2000 году структурные подразделения этой фирмы добыли 56,4 млрд куб. м природного газа, 7,5 млн т нефти и нефтегазового конденсата (Украина менее 18 млрд куб. м газа и около 4 млн т нефти с конденсатом).

Кооперация усиливается не только между странами ГУУАМ, инициатива создания и недавняя институционализация которого во многом связывается с участием в этом объединении Украины. Почти одновременно с ГУУАМ на постсоветском пространстве возникло Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), ведущая роль в котором принадлежит России. При формально малом "стаже" своего существования, это объединение новое только по своему названию: уже несколько лет и в составе тех же государств оно существовало как Таможенный союз (ТС). Парадокс в том, что юридически ТС выступал как полноценная организация, имевшая международный статус, но фактически на территории его стран-участниц не было ни единых таможенных тарифов в отношении третьих стран, ни зоны свободной торговли (ЗСТ), в которой были бы сняты таможенные ограничения для всех пяти государств этого объединения.

Во время встречи с президентами Украины Леонидом Кучмой и Молдовы Михаилом Ворониным (апрель 2002 г., Одесса) президент России Владимир Путин предложил этим странам вступить в ЕврАзЭС. Затем на встрече с премьер-министром Украины Анатолием Кинахом премьер-министр России Михаил Касьянов сделал заявление о возможной отмене НДС на поступающую в Украину российскую нефть, но "при условии ее вступления в ЕврАзЭС". Это предложение эксперты оценили неоднозначно. Тем более что контрольные пакеты акций большинства украинских нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) принадлежат российским компаниям, многие из которых уже стали транснациональными корпорациями.

В конце апреля нынешнего года внешнеполитические ведомства Украины и России обменялись мнениями, причем в достаточно жесткой и категоричной форме, по двум болезненным для обеих стран темам — демаркации совместной границы и настойчиво навязываемому Киеву со стороны Москвы членству в ЕврАзЭС. Отрадно, что после затянувшегося молчания по поводу демаркации или (в лучшем случае) невнятных комментариев в духе "сейчас мы работаем над делимитацией", высокопоставленное украинское трио: министр иностранных дел Анатолий Зленко, секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) Евгений Марчук и замгоссекретаря МИД Владимир Ельченко абсолютно четко и ясно сформулировали позицию республики. Ее суть: демаркации украинско-российской границы быть! Конкретность заявлений и четкость, с которой они произносились, были вызваны очередным выступлением первого заместителя министра иностранных дел России Валерия Лощинина, сообщившего, что Москва последовательно выступает против демаркации государственной границы между этими странами. По его мнению, демаркация государственной границы приведет к возникновению многих проблем и отразится на экономическом сотрудничестве приграничных регионов РФ и Украины, а "горячие головы" хотят узаконить частоколы и ограждения между нашими странами. Столь странное видение высокопоставленным российским дипломатом процесса демаркации заставило В. Ельченко провести небольшой ликбез и пояснить, что демаркация — неотъемлемая составляющая процесса правового оформления государственной границы.

Более того, как заявил на пресс-конференции Е. Марчук, Украина надеется в течение второго квартала текущего года завершить определение зон прохождения границы с Россией по морю. Как сообщил секретарь СНБОУ, достигнута договоренность о том, что подготовка проекта соглашения о государственной границе должна быть завершена и соответствующие материалы необходимо представить президентам в этом же квартале. Кроме того, подчеркнул Е. Марчук, Украина не намерена ограничиваться определением границы и после окончания этой процедуры обязательно приступит к ее демаркации, то есть к фактическому обустройству. Ведь окончательного решения проблемы рубежей не может быть без их демаркации.

Не менее жесткой была полемика и об участии (или неучастии) Украины в ЕврАзЭС. Отметим, что вскоре после предложений, высказанных по этому вопросу высшими российскими руководителями, госсекретарь украинского МИД по вопросам евроинтеграции Александр Чалый недвусмысленно заявил, что наша республика не вынесет двух интеграций, а вхождение в ЕврАзЭС будет означать отход от провозглашенного президентом страны стратегического курса Украины на полномасштабную интеграцию в Европейский союз. Не перестающий удивлять своей далеко не дипломатической лексикой посол России в Украине Виктор Черномырдин, похоже по-прежнему ощущающий себя генерал-губернатором нашей страны, назвал высокопоставленного украинского дипломата "дремучим человеком" и предположил, что тот высказал свое личное мнение.

Следует отдать должное А. Зленко, который не оставил без внимания грубый выпад российского "дипломата" и отметил, что заявление Черномырдина было сделано "в эмоциональной манере". Таким образом министр поддержал своего подчиненного, заявившего, что курс Украины на вхождение в ЕС несовместим с вхождением в ЕврАзЭС, и не только повторил, но даже усилил тезис, впервые озвученный А. Чалым: "Украина выбрала путь интеграции в Европейский союз и не может быть членом другого союза. Ни одна страна не может быть в нескольких союзах, а может выбирать только один. Украина свой союз выбрала — европейский"1.

Отношения нашей республики со странами ЕврАзЭС и так уже регулируются системой многосторонних соглашений в рамках СНГ и двусторонних договоров. Среди наиболее важных в этой сфере документов Содружества следует назвать следующие: Соглашение о создании зоны свободной торговли (до сих пор не ратифицированное Россией) и Протокол к нему (15 апреля 1994 г.), Соглашение о принципах формирования общего транспортного пространства и взаимодействия в области транспортной политики (9 октября 1997 г.), Соглашение об общем аграрном рынке (6 марта 1998 г.) и т.д. Кроме того, Украина заключила двусторонние соглашения со странами ЕврАзЭС о промышленной кооперации, свободной торговле (хотя с изъятиями) и т.д. Этот перечень, который можно продолжить, свидетельствует, что ЕврАзЭС практически во многом повторяет договоренности в рамках СНГ, только на субрегиональном уровне. Поэтому можно говорить, что отношения между "пятеркой" и Украиной в международно-правовом плане урегулированы достаточно хорошо, а потенциал уже подписанных договоренностей еще далеко не использован. Украина заинтересована в рынках ЕврАзЭС, причем, как свидетельствует статистика, наибольший интерес для ее экономики представляет рынок России. В целом для внешней торговли нашей страны сегодня характерна переориентация экспорта с рынка СНГ на рынки других государств, тогда как в импорте удельный вес бывших советских республик остается достаточно высоким2.

Интеграция украинских и российских предприятий осуществляется на микроуровне, без подключения механизмов различных субрегиональных объединений. Примером успешного вертикального сотрудничества на постсоветском пространстве может стать фирма "Сибирский алюминий", стержень которой — Саянский алюминиевый завод (СаАЗ), способный выпускать в год около 400 тыс. т первичного алюминия. В 1997—1999 годах к нему были подключены мощности Саяно-Шушенской ГЭС, Павлодарского алюминиевого завода (Казахстан) и Николаевского глиноземного завода (Украина). Таким образом, по всем признакам эта группировка стала транснациональной корпорацией. Компания "Сибалюминий" объединила такие перерабатывающие предприятия, как "Саянская фольга" — главный российский производитель алюминиевой ленты, фольги и упаковочных материалов на ее основе, Самарский металлургический завод — основной на всем пространстве СНГ производитель алюминиевого проката и полуфабрикатов. К этой группе также присоединились "Ростара" — первая в России структура, изготавливающая алюминиевые банки для пищевой промышленности, выпускающая до 50% национальной продукции этого вида, и завод "Абаканвагонмаш" (рефрижераторные контейнеры и грузовые вагоны специального назначения). В конце концов, в 2000 году путем объединения "Сибалюминия", алюминиевых предприятий компании "Сибнефть", Ачинского глиноземного комбината, трех алюминиевых заводов — Красноярского, Братского, Новокузнецкого, — а также предприятий по производству проката и фольги был создан концерн "Русский алюминий". Этот концерн приобрел 45% акций Николаевского глиноземного завода. Учитывая, что к тому времени в распоряжении "Сибалюминия" уже было 30% его акций, сегодня в руках "Русского алюминия" 75% акций такого стратегически важного для украинской экономики предприятия, как НГЗ. Кстати, по последним данным, этот концерн стал владельцем почти всех его акций.

В эти же годы наметилась тенденция к объединению предприятий нефтеперерабатывающего и нефтехимического комплексов трех крупнейших стран СНГ: РФ, Казахстана и Украины. Основой разработки соответствующего проекта ("Альянс") стало межгосударственное соглашение между Украиной и Казахстаном о приобретении последним пакета акций Херсонского НПЗ с гарантией поставлять нефть для этого завода. Несмотря на то что в начале 2000 года в авиакатастрофе погиб Зия Бажаев — один из руководителей проекта, идея успешно реализуется. На правах внешнего менеджера в "Альянс" входят: "Варьега нефтегаз", предоставляющий консалтинговые услуги по заказу администрации Ханты-Мансийского автономного округа, "Востоксибуголь" (консалтинг по заказу администрации Иркутской области), Томский нефтехимический комбинат (управляющий активами и долгами Сибирской химической компании, которая входит в Минатом России), Хабаровский НПЗ с пятью сбытовыми предприятиями (их акции по согласию с компанией "Росинвестнефть" могут быть выкуплены в соответствии с согласованными на них правами). Выкуплен контрольный пакет акций Херсонского НПЗ (в соответствии с проектом он должен развиваться комплексно с нефтедобывающими и нефтеперекачивающими компаниями Казахстана).

В некоторых случаях необходимость восстановить промышленную кооперацию между предприятиями стран СНГ обусловлена тем, что невозможно (учитывая тяжелое экономическое состояние) компенсировать разорванные (но крайне необходимые) кооперационные связи за счет промышленного потенциала любого государства постсоветского пространства. По этой причине (несмотря на то что Ашхабадское соглашение никто не отменял) для развития сотрудничества на кооперационной основе, реализации общих программ и проектов 24 апреля 1998 года правительство Российской Федерации и Кабинет министров Украины подписали Соглашение о производственной кооперации. Во второй статье этого документа предусмотрено, что номенклатура и объемы кооперированных поставок, а также хозяйствующие субъекты, эти поставки осуществляющие, должны ежегодно определяться соответствующим Протоколом, который является неотъемлемой частью Соглашения. Для стимулирования товаропроизводителей обеих стран относительно заключения договоров на поставку товаров, внесенных в Протокол, статьей третьей Соглашения предусмотрено, что эти товары (услуги) не будут облагать налогом на добавленную стоимость и акцизами.

Широко распространяется практика создания совместных украинско-российских предприятий или поглощения российскими компаниями украинских заводов путем их приватизации и акционирования. Наиболее интересен опыт вертикальной интеграции в процессе кооперации предприятий, связанных непосредственно с современной стратегией нефтегазового комплекса РФ. Расширяется деятельность нефтегазовых компаний, с участием соответствующих предприятий в межотраслевых финансово-промышленных группах, интересы которых уже выходят за пределы России. Дело в том, что не все российские компании имели возможность замкнуть технологический цикл — от первичного ресурса до конечного продукта — на ее территории. Например, фирма "Татнефть" не сумела приобрести ни одного НПЗ в структуре нефтеперерабатывающих предприятий Федерации. Поэтому она создала совместное украинско-российское предприятие "Укртатнафта". С украинской стороны в него вошел Кременчугский НПЗ, который благодаря этому стал почти единственным украинским нефтеперерабатывающим предприятием, которое в последние годы работало более-менее стабильно.

Другие российские компании, хотя и имеют на территории России свои НПЗ, в последние годы также активно приобретают нефтеперерабатывающие предприятия, непосредственно приближенные к рынкам Центральной и Западной Европы. Так, "ЛУКойл" приобрел НПЗ в Румынии и Чехии, собственность в Прибалтике и Украине, включая контрольный пакет акций Одесского НПЗ. Последний "ЛУКойл" модернизирует для более глубокой переработки российской нефти и экспорта нефтепродуктов в страны дальнего зарубежья. К тому же эта известная российская фирма создает сеть бензозаправочных станций на юге Украины, с тем чтобы полностью замкнуть здесь производственный цикл.

В 2000 году 67,41% Лисичанского НПЗ приобрела Тюменская нефтяная компания (создана фирма "ТНК — Украина"). Этот завод — наиболее современное нефтеперерабатывающее предприятие в Украине, построенное в начале 1970-х годов, а в начале 1990-х (за счет немецких кредитов) проведена его частичная реконструкция. Тем не менее для его полной модернизации в феврале — марте 2001 года "ТНК — Украина" взяла два кредита (крупнейшие в новейшей хозяйственной истории Украины) в размере 300 млн долл. и 600 млн долл. у известного в Европе банка — голландского ABN AMRO. Если учесть, что в мае того же года Тюменская нефтяная компания подписала с Deutsche Bank соглашение о предоставлении ей полномочий на привлечение кредитных средств еще на 250 млн долл. года для финансирования экологических программ, то общая сумма кредитов 2001 года превысила 1 млрд долл. Таким образом, кредитная политика консорциума "Альфа-групп", собственника "ТНК — Украина", настораживает, поскольку президент консорциума Михаил Фридман никогда не скрывал свою сущность "спекулятивного инвестора, для которого главная задача — дешевле купить, а потом дороже продать". Вдобавок, как и "ЛУКойл", этот консорциум начал создавать свою сеть автозаправочных станций, но уже в центре и на востоке Украины (в Донецкой, Луганской, Кировоградской и Киевской областях), чтобы полностью замкнуть производственный цикл непосредственно на потребителях конечных продуктов. И поскольку сумма долгов "Альфа-групп" как минимум в два раза больше ее активов, в один "прекрасный" момент созданная этим консорциумом фирма со всеми своими АЗС может оказаться под контролем западных нефтяных ТНК. Процесс же перехода к ним собственности может остановить Лисичанский завод, в результате чего потребители его продукции и бюджет Украины могут понести большие потери, которые намного превысят прибыль от продажи этой фирмы.

А ведь с учетом наметившихся тенденций в процессе перераспределения ролей игроков "на поле" мировой геоэкономики Украина имеет вполне реальный шанс занять здесь свое достойное место.


1 На границе заросли колючи. Не расти там проволоке колючей? // Зеркало недели, 27 апреля 2002, № 16. С. 4.
2 См.: Бураковский А.В. Евразийское экономическое сообщество: намерения и перспективы // Зеркало недели, 27 апреля 2002, № 16. С. 6.

SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL