ЕС — УКРАИНА — РОССИЯ: РАЗВИТИЕ СОТРУДНИЧЕСТВА В ГАЗОВОЙ СФЕРЕ — ЗАЛОГ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЕВРОПЫ

Владимир САПРЫКИН


Владимир Сапрыкин, кандидат технических наук, директор энергетических программ Центра экономических и политических исследований имени А. Разумкова (Киев, Украина)


Переговоры ЕС — Россия и ЕС — Украина по проблемам энергетики, в первую очередь о развитии сотрудничества в газовой сфере становятся более конкретными. Около двух лет назад в Париже, на очередном саммите ЕС — Россия, глава Европейской комиссии Романо Проди объявил о начале постоянных консультаций в сфере энергетики между Брюсселем и Москвой. В результате этого диалога, впоследствии названного "инициатива Проди", предполагается расширение сотрудничества ЕС — Россия в энергетической сфере и увеличение в два раза поставок российского природного газа в страны ЕС.

Европейский союз, Россия и Украина давно и плодотворно сотрудничают в этой сфере. К сожалению, проведение лишь параллельных переговоров, другими словами, не сведение в "газовый треугольник" за одним столом всех трех сторон, из которых ЕС — ведущий потребитель газа, Украина — главная транзитная страна (транзитер), а Россия — основной его поставщик, а также явный крен Евросоюза в сторону Москвы сдерживают развитие этого сотрудничества. Кроме того, повышению его эффективности мешает отсутствие структурных реформ в топливно-энергетических комплексах РФ и Украины.

Анализ новой энергетической стратегии Европейского союза и России показывает, что в среднесрочной перспективе ЕС будет наращивать импорт российского газа, одновременно стремясь диверсифицировать пути его поступления, что может создать серьезные проблемы для Украины как государства-транзитера.

В рамках специального проекта Центр Разумкова провел исследование основных тенденций развития евразийского газового рынка, характера перспективных газодобывающих и газотранспортных проектов в зоне интересов Украины, состояния и возможностей украинской газотранспортной системы (ГТС). Эти материалы, в частности, обсуждены на "круглом столе" "Газовый треугольник ЕС — Украина — Россия: единство и борьба интересов", состоявшемся 9 апреля в Киеве при содействии Международного фонда "Возрождение". В обсуждении участвовали народные депутаты Украины, сотрудники администрации президента, аппарата Совета национальной безопасности и обороны, министерств и ведомств, экспертов, представители нефтегазовых компаний, неправительственных организаций, иностранных посольств, журналисты. Проблемы, поднятые на "круглом столе", и легли в основу предлагаемой статьи.

Тенденции глобального энергетического рынка

Анализ развития мирового энергетического рынка свидетельствует о постоянном увеличении потребления энергоносителей, в первую очередь природного газа. Например, в 2000 году прирост его потребления составил 4,3%, нефти — 1%, угля — 1,2%. Эта тенденция обусловлена, прежде всего, преимуществами голубого топлива как более экологически чистого и стабильного (по цене) энергоносителя.

Последующие десятилетия неизбежно будут характеризоваться активным развитием газовой промышленности всех участников рынка. Возрастание потребления и повышение доли газа в энергобалансах стран-импортеров обусловит диверсификацию источников и путей его поступления, что позволит предупредить угрозу зависимости от одного поставщика, активизирует поиск новых источников и путей снабжения. Этому будет содействовать выход на мировые рынки новых экспортеров — стран Каспийского региона, на что, однако, потребуется продолжительное время и значительные инвестиции в разработку месторождений и строительство газопроводов.

Тенденции в разработке крупнейших месторождений газа и в разведке территорий, где можно ожидать основный прирост его добычи, позволяют прогнозировать (на долгосрочную перспективу) интенсивное развитие евразийского газового рынка, так как потребности подавляющего большинства стран Европы и Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) в этом энергоресурсе будут увеличиваться. Основной потенциал снабжения Европы сосредоточен в России, Норвегии, в государствах Ближнего Востока и Каспийского региона.

Большую часть потребностей ЕС обеспечивает Россия. Причем почти 90% ее голубого топлива, поставляемого в государства ЕС и страны-кандидаты на вступление в Евросоюз, проходит по территории Украины.

На фоне нестабильности на мировых сырьевых рынках Москва пытается убедить Запад в том, что сотрудничество с ней весьма перспективно, и ведет энергетический диалог с США, на форумах "восьмерки" и ЕС.

Евросоюз делает ставку на российский газ

Увеличение потребления газа обусловлено следующими факторами: перспективой закрытия атомных электростанций в отдельных странах Евросоюза; потребностью в голубом топливе отдельных регионов ЕС, которые по экономическим причинам до сих пор его не получают; предстоящим расширением этой организации. А увеличение доли газа в ее энергетическом балансе достаточно динамично: в 1960 году — менее 2%, в 2000-м — свыше 22%, а к 2030-му, по прогнозам, — 29%.

Учитывая эти тенденции, в 2000—2001 годах разработана новая энергетическая стратегия ЕС. Европейская комиссия также подготовила пакет материалов по развитию газотранспортных сетей. Все эти данные подтверждают, что потребление газа будет расти, а падение его добычи, прежде всего в Северном море, повысит зависимость ЕС от импорта голубого топлива из других источников. Можно ожидать, что импортные потребности Евросоюза увеличатся с 39% в 2000 году до 67% — в 2020-м, а с учетом расширения ЕС — до 73%.

Главными поставщиками газа в государства ЕС сегодня являются Россия, Алжир и Норвегия; незначительные объемы импортируются из Ливии и Египта. Сегодня Россия экспортирует газ в шесть стран Евросоюза, обеспечивая значительную долю их импорта. Кроме того, РФ практически полностью удовлетворяет потребности в газе пяти из семи стран Центральной и Восточной Европы — кандидатов на вступление в эту европейскую структуру.

Существенный рост поставок из Норвегии и Алжира весьма проблематичен: запасы в Северном море ограничены, а их добыча довольно дорога, у Алжира есть значительные залежи газа, но увеличение его экспорта сдерживается необходимостью строительства подводных газопроводов, стоимость которых намного выше, чем на суше.

Россия располагает определенными возможностями для наращивания поставок в ЕС. Однако эксперты предполагают, что увеличение спроса может опередить ее возможности его обеспечить.

Такая ситуация стимулирует ЕС к поиску новых источников, например в Прикаспийских странах и в Иране. Стоимость газа из этих стран будет значительно выше, чем из Алжира, вследствие большего расстояния транспортировки, но необходимость диверсификации источников важнее чисто экономической выгоды.

Таким образом, по мнению специалистов ЕС, Россия становится в этом плане наиболее перспективным партнером. В то же время, чтобы избежать опасности возникновения дефицита и для расширения круга поставщиков Евросоюз планирует строительство газопроводов из Прикаспийских стран в обход территории России, а также импорт из Ирана и Ирака.

Анализ перспективных газовых проектов Евросоюза, а также предварительно определенных как приоритетные, дает основания для следующих выводов: ЕС намерен диверсифицировать источники поступления, о чем свидетельствует оценка этой организацией в качестве приоритетного проекта строительство новой газовой сети Прикаспийские страны — Ближний Восток — ЕС; роль Москвы как крупного поставщика в ЕС будет сохраняться и даже возрастет, что подтверждается включением в число приоритетных проекта строительства газовых сетей Германия — Россия. Кроме того, предполагается повысить роль новых транзитеров российского газа (проекты увеличения пропускной способности газовых сетей от российских месторождений в ЕС через Беларусь и Польшу).

Следует отметить, что в этих проектах участие Украины не предусмотрено, что можно объяснить упомянутым выше стремлением диверсифицировать пути доставки газа. В то же время проект строительства трубопроводов из Прикаспийских стран может представлять интерес для Украины, а фактически начальный уровень разработки этого варианта сохраняет для нашей республики перспективы участия в нем. В общем перечне насчитывается три проекта с участием Киева, однако сегодня частично реализуется лишь один из них, остальные — только намерения.

Если начнется строительство газопроводов Россия — ЕС в обход территории Украины, а Россия при этом не будет наращивать добычу, то могут возникнуть последствия, негативные для нашей республики (уменьшение объемов транзита российского газа за счет перераспределения его экспортных потоков на новые газопроводы).

Сотрудничество ЕС — РФ: российский газ в обмен на западные инвестиции

Евросоюз и Россия признали взаимную энергозависимость. Причем в газовой сфере в ближайшие 20 лет она будет увеличиваться: ЕС требует кардинально увеличить поставки российского газа, а газовой промышленности России нужны гигантские инвестиции для освоения новых месторождений, модернизации существующих и строительства новых газопроводов, для внедрения новых энергосберегающих технологий. На этой почве между ЕС и Россией развивается довольно активный энергетический диалог. Намерения сторон таковы: Евросоюз желает получить доступ к российским недрам на своих собственных условиях, то есть войти в реформированные естественные монополии (РАО ЕЭС и ОАО "Газпром"); добиться ратификации Россией Договора к Энергетической хартии (ДЭХ), что позволит другим производителям газа в странах СНГ выйти на европейский рынок. Москва же считает, что энергодиалог должен обеспечить российским нефтегазовым компаниям свободный доступ к западным финансовым ресурсам, поскольку сейчас эти компании получают западные кредиты по значительно более высоким ставкам, нежели европейские фирмы.

Энергодиалог ЕС — Россия сосредоточен главным образом вокруг четырех проектов: строительство газопровода-перемычки Польша — Словакия, расширение магистрали Ямал — Европа, сооружение Североевропейской трассы (акватория Балтики), разработка Штокмановского месторождения (шельф Баренцева моря). Переход сотрудничества к этапу реализации совместных добывающих и крупных газопроводных проектов сдерживается рядом экономических факторов, что побуждает партнеров к поиску альтернатив: ЕС ищет новые источники снабжения, Россия — новые рынки сбыта.

Европейский союз не устраивает неблагоприятный инвестиционный климат в России и низкие темпы реформирования ее энергетического сектора, потому он не намерен в ближайшей перспективе вкладывать средства в строительство газопроводов на российской территории и в разработку российских месторождений. Кроме того, законодательство Евросоюза ограничивает финансирование стран-нечленов со стороны кредитных институтов организации.

Москва не согласна с двумя базовыми условиями ЕС относительно либерализации энергетических рынков: установленным ДЭХ положением о свободном и конкурентном доступе к транзитным газопроводам, а также ограничением долгосрочных контрактов на поставки газа и переходом на краткосрочные. Для разработки российских газовых месторождений необходимы большие капиталовложения, а их возвращение, по мнению специалистов "Газпрома", может быть гарантировано исключительно долгосрочными контрактами.

Альтернатива расширению поставок в ЕС — так называемый "Восточный вектор российского газа", то есть изменение приоритетов экспорта с европейского рынка на рынки АТР, в частности в Китай, который демонстрирует сверхвысокие темпы развития. В этом направлении уже сделаны первые шаги: 17 декабря 2001 года Совет директоров "Газпрома" утвердил соответствующую программу.

Несомненно, указанные экономические факторы весомы. В то же время, по мнению многих экспертов, энергодиалогу мешают политические соображения. ЕС пока не рискует вкладывать значительные инвестиции в Россию в связи со значительными политическими рисками; со своей стороны, РФ под давлением "патриотов", заявляющих о стремлении Запада захватить национальные богатства страны, не считает возможным широко допускать западные компании к своим ресурсам.

Сотрудничество в энергетической области невозможно вычленить из общего контекста отношений ЕС — Россия. Реальный прорыв в энергодиалоге произойдет лишь тогда, когда между партнерами начнется полноценное взаимодействие как в политической сфере, так и в экономике. В то же время, учитывая значительную взаимозависимость ЕС и России в газовой сфере, есть основания рассчитывать, что партнеры пойдут на определенные компромиссы и сосредоточат усилия на увеличении поставок российского голубого топлива в Европу.

Сотрудничество ЕС — Украина: энергодиалог только начинается

В сфере транзита газа сотрудничество ЕС с Украиной до 2001 года было довольно ограничено. Это объяснялось, прежде всего, общей установкой энергетической стратегии Евросоюза на приоритетную поддержку производителей по сравнению с транзитерами, на диверсификацию путей энергоснабжения, то есть на ликвидацию любой монополии, в том числе украинской, на транзит. Кроме того, на взаимодействии в этой сфере отрицательно сказался некоторый подрыв международного доверия к Украине как партнеру в газотранспортной сфере. Это было обусловлено несанкционированным использованием транзитного газа, несвоевременными расчетами за российское "голубое топливо", непрозрачностью управления и техническим состоянием украинской газотранспортной системы, оставлявшим желать лучшего.

Реальное сотрудничество ограничивалось незначительной финансовой поддержкой отдельных проектов. Исключение составляла разве что программа ИНОГЭЙТ, в рамках которой осуществлялись (и осуществляются) весомые проекты по модернизации украинской ГТС.

Внесение в список приоритетных тех проектов, которые связаны с наращиванием мощности газотранспортной системы нашей республики, продемонстрировало намерения Евросоюза расширить в перспективе украинское направление доставки российского газа в ЕС и активизировать сотрудничество с Киевом.

В 2001 году Украина и ЕС начали диалог по этим проблемам. Так, на совместном саммите (сентябрь 2001 г., Ялта) принято решение создать рабочую группу по реформированию газотранспортной системы нашей республики. Затем, в сентябре же, в Нью-Йорке состоялась встреча Украина — "тройка" ЕС (на уровне министров иностранных дел), где в контексте проблемных вопросов обсуждены и аспекты сотрудничества в энергетической сфере. В январе 2002 года прошло первое заседание совместного подкомитета Украина — ЕС по направлениям реформирования газотранспортной системы Украины, на котором были затронуты технические, финансовые, экономические, юридические стороны проблемы. В марте 2002 года на очередном заседании совета Украина — ЕС выражено взаимное удовлетворение развитием энергодиалога, было подчеркнуто, что использование транзитного потенциала Украины в обеспечении ЕС энергоносителями является общим приоритетом.

Кроме того, в рамках программы ЕС — ИНОГЭЙТ в Украине развернуто строительство газоизмерительных станций (ГИС): в октябре 2001 года введена в строй ГИС "Гребеники" в Одесской области; возводится Метрологический центр в г. Боярка, Киевской области, предназначенный для обеспечения калибровки и обслуживания рабочих эталонов по проверке устройств, измеряющих параметры газа на территории нашей республики; проводится международный технико-экономический аудит ее ГТС для определения конкретных путей ее интеграции в европейские системы транспортировки газа.

Газовая промышленность России: трубопроводов больше, чем газа

Газовая промышленность России характеризуется высокой экспортной способностью, что обусловлено наличием крупных месторождений голубого топлива, развитой инфраструктурой его добычи и доставки, высококвалифицированными кадрами. Российская газовая сфера практически находится в руках ОАО "Газпром".

России принадлежит треть установленных мировых запасов газа (49 трлн куб. м), почти 80% запасов сосредоточены в Западной Сибири. Наиболее перспективны для разработки месторождения Ямала, шельфы Баренцева и Карского морей.

Однако сейчас сокращаются геологоразведочные работы, начались процессы естественного выбытия мощностей, что объясняется истощением или полной выработкой разведанных месторождений, прирост запасов газа не обеспечивает их простого воспроизводства. В результате уменьшается добыча газа, возрастает его дефицит на внутреннем рынке, обусловленный недостаточным инвестированием отрасли. Нынешний объем капиталовложений обеспечивает преимущественно поддержку достигнутого уровня добычи и транспортировки.

К базовым проектам (они находятся на разных этапах реализации) относятся: строительство системы газопроводов Ямал — Европа; газопровод-системная перемычка Польша — Словакия (фактически элемент проекта Ямал — Европа); газопровод "Голубой поток" для поставки газа в Турцию; Североевропейский газопровод. Последний практически не затрагивает интересы Украины как транзитера российского газа, тогда как остальные — при неблагоприятных обстоятельствах — могут иметь негативное влияние на объемы транзита по территории нашей республики.

Магистраль Ямал — Европа — наиболее отработанный и экономически целесообразный проект, соответствующий возрастающим потребностям ЕС. Он охватывает как добывающую часть (разработку месторождений на полуострове Ямал), так и газотранспортную — строительство двух "ниток" трубопровода мощностью 30 млрд куб. м в год каждая. Соответственно, строительство предусматривает два этапа выполнения. Сейчас завершается сооружение первой "нитки", а в сентябре 1999 года завершено строительство белорусско-польского участка газопровода.

Вместе с тем высокая стоимость освоения месторождений и транспортировки делают поставки ямальского газа в Европу относительно малорентабельными. Ввиду этого, а также из-за нехватки средств разработка ямальских источников еще не начата.

Польша и Германия сейчас не испытывают потребностей в значительном увеличении поставок, вследствие чего задерживается завершение даже первой очереди газопровода, что приводит к переориентации транспортной части проекта на газ эксплуатируемых месторождений.

В связи с дефицитом средств и довольно высокой стоимостью добычи на Ямале, проект Ямал — Европа трансформировался в проект строительства газопровода-системной перемычки Польша — Словакия (Кобрин — Велке Капушаны) для перекачки газа, уже добываемого в Ямало-Ненецком автономном округе (а не на полуострове Ямал), с украинских газопроводов на белорусско-польские. Предусмотренная конфигурация и мощность газопровода-перемычки соответствуют параметрам газопровода Ямал — Европа: две "нитки" мощностью по 30 млрд куб. м в год каждая. Как прогнозируется, на полную мощность эта трасса может выйти в 2007 году (первая "нитка" — до 2004-го, вторая — до 2007-го). Этот проект лоббирует "Газпром", при поддержке ЕС и европейских нефтегазовых компании ("Газ де Франс", Франция; "ЭНИ", Италия; "Рургаз", "Винтерсхалл", Германия). Участники проекта подписали Меморандум о взаимопонимании и создали Консорциум по строительству трассы.

В феврале 2002 года российские СМИ распространили информацию о том, что "Газпром" принял решение не строить газопровод-перемычку, но, по сообщениям из источников "Рургаза", подготовка технико-экономического обоснования (ТЭО) проекта продолжается. На его базе будет окончательно решен вопрос о строительстве, финансировании и, соответственно, владении акциями консорциума.

Газопровод "Голубой поток", как обходной для Украины, также затрагивает ее интересы. Если вывод этой магистрали на полную мощность не будет сопровождаться соответствующим ростом добычи российского газа (16 млрд куб. м в год), то газовые потоки, транспортировавшиеся по территории Украины, могут быть перераспределены и республика потеряет этот транзит.

Анализ российских проектов и сопоставление их стоимости с реальными возможностями РФ свидетельствуют, что необходимо предусматривать одновременное наращивание добывающих и транспортных мощностей. Это позволит загружать строящиеся газопроводы голубым топливом, добытым на новых месторождениях, и не ущемит транзитные интересы Украины.

Однако падение добычи газа в России на протяжении трех последних лет и отсутствие средств на одновременное строительство газопроводов и разработку новых месторождений может привести к попыткам перераспределить потоки с эксплуатируемых месторождений. Это создает реальную угрозу потери Украиной значительных транзитных объемов российского газа.

Евросоюз поддерживает проект строительства газопровода-перемычки, поскольку его выполнение побуждает "Газпром" разрабатывать запасы Ямала и исключает возможность переориентировать этот газ на АТР, в частности на Китай. Вместе с тем европейские фирмы получат значительные прибыли от эксплуатации газопровода. Заинтересованность ЕС может обусловливаться и его желанием способствовать ускорению экономического роста стран-кандидатов на вступление в эту структуру и стремлением сэкономить часть средств, которые будут выделять на выравнивание экономик этих стран.

Сотрудничество Украина — Россия

Россия и Украина участвуют в реализации совместного проекта, внесенного в программы ЕС в газовой сфере: расширение пропускной способности газопроводов из России в Балканские страны и Турцию. Непосредственно Киева касается и часть совместной работы, связанной с расширением пропускной способности трассы Ананьев — Измаил. Таким образом, Украина сможет обеспечить транзит до 38 млрд куб. м в год российского газа в эти государства.

Магистраль Ананьев — Измаил и компрессорные станции (КС) проектирует ЗАО "Газтранзит". Первая фаза — строительство КС "Тарутино" — уже завершена, что позволяет увеличить перекачку газа на 3,9 млрд куб. м. Начаты подготовительные работы по второму этапу проекта — строительству второй ветки газопровода Ананьев — Тирасполь — Измаил.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующие выводы. Вероятно, что реализация российских проектов в обход территории Украины уже к 2010 году приведет к уменьшению транзита через Украину более чем на 60 млрд куб. м газа в год. А расширение украинской газотранспортной системы по реализуемым проектам позволит повысить пропускную способность ГТС на 15—20 млрд куб. м в год.

Прокладка новых трасс в несколько раз дороже, нежели затраты на расширение или увеличение загрузки действующих (необходимы дополнительные геодезические, проектные и прочие исследования, землеотвод и т.д.). Учитывая это, можно утверждать, что решение России и ЕС обойти украинскую территорию экономически обременительно для конечных потребителей газа в Евросоюзе, в значительной мере субъективно и лежит скорее в политической плоскости.

Украинская газотранспортная система

По своей пропускной способности, протяженности и сложности сооружений газотранспортная система Украины занимает второе (после российской) место в мире. В частности, ее особенность — мощные подземные хранилища газа (ПХГ), позволяющие решать проблемы сезонного, то есть неравномерного его потребления. Стоимость украинской ГТС, по различным оценкам, составляет 15—20 млрд долл.

На протяжении многих лет эта система позволяла Украине получать в качестве оплаты за услуги по транзиту около 30 млрд куб. м российского газа (что равно годичной потребности республики) на сумму около 1,5 млрд долл. (почти 10% ее доходов от экспорта). Внушительную сумму составляют и отчисления в государственный бюджет — на 2002 год они определены в 2,24 млрд гривен (1 долл. = 5,4 гривны).

От стабильной работы ГТС в значительной мере зависит энергетическая безопасность не только Украины, но и 18 европейских стран-потребителей российского газа. Благодаря обновлению и модернизации этой системы сегодня ее основное оборудование работает без значительных сбоев. За последние 10 лет построены и введены в эксплуатацию 5 100 км магистральных газопроводов и 10 компрессорных цехов. В 2001 году завершено строительство дожимающей компрессорной станции "Солоха" в Полтавской области; введены в эксплуатацию две реконструированные компрессорные станции — "Долинская" и "Ужгородская". Идет реконструкция и модернизация нескольких магистральных газопроводов: Новопсков — Аксай — Моздок, Дашава — Минск, Шебелинка — Днепропетровск — Одесса, Долина — Ужгород — Госграница и др.

Национальной программой "Нефть и газ Украины до 2010 года" на реконструкцию и модернизацию ГТС предусмотрено выделить 5 120 млн долл. Однако эти работы сдерживаются значительным налоговым давлением и другими недостатками государственного регулирования. К сожалению, несмотря на стратегическую важность газовой отрасли, она не получает льготные кредиты на закупку современного оборудования, модернизацию и новое строительство, а также ей не предоставляются гарантии, возможность страхования кредитов и т.д. Развитие ГТС не признано приоритетным направлением экономического развития государства, власти медлят с ее реформированием, а физическая и моральная изношенность оборудования не позволяет достичь проектной мощности — 170 млрд куб. м на выходе.

Правда, систематическое недофинансирование реконструкции и капитального ремонта пока не приводило к срывам транзитных поставок, но аварийный выход из строя устаревшего оборудования все более вероятен.

Вопросы тактики: интересы Украины и их защита

В контексте дальнейшего развития сотрудничества Украины и ЕС рассмотрим упоминавшийся выше проект строительства газопровода-перемычки Польша — Словакия. Фактически он единственный в обход нашей территории, против реализации которого Украина возражает. Да и то лишь в одном случае — если строительство не будет сопровождаться наращиванием добычи и транспортировки российского газа, в результате чего наша республика может понести убытки. А как сторона Договора к Европейской энергетической хартии она имеет право защищать свои интересы. Мы уже отмечали, что Россия и Беларусь не ратифицировали ДЭХ, но сторонами Договора являются другие участники проекта газопровода-перемычки: ЕС, Италия, Германия, Польша, Словакия, Франция. Поэтому Украина может апеллировать к Конференции по Европейской энергетической хартии.

Строительство газопровода-перемычки противоречит принципам сотрудничества сторон, сформулированным в разделе 1 Хартии. В частности, принципу недискриминации и координации энергетической политики. Но ни ЕС, ни другие участники проекта, ратифицировавшие Хартию, не согласовывали с Украиной ни политику диверсификации транзита вообще, ни вопрос о строительстве газопровода Польша — Словакия, в частности. Это можно рассматривать как нарушение договорных обязательств сторон. Кроме того, ввод этой трассы до разработки газовых месторождений на Ямале (а реальная перспектива этого существует) приведет к переориентации части экспортного потока российского газа с украинской ГТС на белорусско-польские сети. Это также можно оценивать как дискриминацию интересов Украины.

В статье 2 ДЭХ зафиксировано: "Договор устанавливает юридические рамки с целью содействия долгосрочному сотрудничеству в отрасли энергетики на основе взаимодополнения и взаимной выгоды…" Но, во-первых, с реализацией проекта газопровода-перемычки долгосрочное сотрудничество частично прекращается; во-вторых, выгоду получат все участники проекта, кроме Украины. Ей же будет причинен значительный ущерб.

Статья 7 ДЭХ, трактуя нормы транзита, гласит: "Каждая Договорная Сторона принимает необходимые меры по упрощению транзита энергетических материалов…" Однако строительство этой трассы увеличивает протяженность пути транспортировки газа и усложняет его поставку в Европу, поскольку нужно создавать новую инфраструктуру перекачки голубого топлива вместо использования существующей.

Следовательно, обращение Украины к механизмам международного арбитража в рамках ДЭХ было бы обоснованным, является ее правом как Стороны Договора, защищает ее национальные интересы, соответствует правовому режиму ДЭХ и не преследует цели ухудшить отношения с какой-либо страной региона и партнерами по "газовому треугольнику".

Сейчас ЕС переориентирует внимание на диверсификацию источников поставок газа, о чем свидетельствует внесение в перечень приоритетов проекта строительства газовой сети с Ближнего Востока и Прикаспийских стран. Такая позиция отвечает интересам Украины. Расхождения между партнерами могут быть урегулированы на основе их общего участия в приватизации украинской ГТС. Чехия и Словакия свои ГТС уже приватизировали.

Для приближения украинской ГТС к работе по европейским стандартам целесообразно определить конкретные направления сотрудничества Украина — ЕС в сфере транспортировки газа: реформирование ГТС республики, ее реконструкция и модернизация; создание единой современной системы учета газа; внедрение высокоточных средств и систем измерения; оптимизация технологических процессов; технико-экономическое обоснование создания новых источников поставок в Украину и через ее территорию в ЕС.

Переход Украины и ЕС от диалога к реализации общих проектов в газотранспортной сфере зависит от нахождения баланса интересов в треугольнике ЕС — Украина — Россия, а также от успеха политических и экономических преобразований в нашей республике.

Любое промедление в реформировании газового сектора страны, отсутствие жесткой и четкой позиции по вопросу об обходных газопроводах оставят Украину вне общеевропейских процессов развития и либерализации этого рынка.

Вопросы стратегии: реформа газового сектора Украины — ключ к результативности энергодиалога

Развитие многосторонних отношений Украины с ЕС и Россией в сфере транспортировки энергоносителей должно приобрести стратегический и более прагматический характер. Киев заинтересован в развитии этих отношений по следующим направлениям: поиск баланса политических и экономических интересов в сфере диверсификации газотранспортных путей, профилактика (или устранение) возможных отрицательных для экономики республики последствий, которые могут быть вызваны процессами расширения ЕС, а также намерениями Евросоюза и России строить газопроводы в обход Украины; формирование и реализация газотранспортной политики с учетом транспортных стратегий ЕС и РФ; государственная координация использования дипломатических механизмов сдерживания ввода в действие обходных газопроводов и поддержки российских проектов увеличения добывающего потенциала, с одной стороны, создание собственных путей транспортировки газа (которые дополняли бы существующие маршруты, а не противоречили им), расширение кооперационного сотрудничества украинских компаний с европейскими и российскими — с другой.

Кроме того, Украине выгодно участвовать не только в реализации краткосрочных проектов и контрактов в сфере газоснабжения, но и в создании и разработке долгосрочной газотранспортной стратегии в Евразии; в консультациях сторон и координации их позиций (на уровне соответствующих структур ЕС, России и Украины) по строительству транснациональных трубопроводов; в привлечении европейских и российских капиталов на модернизацию и расширение своей газотранспортной сети; в кооперации по расширению газовых сетей Европейского союза за счет поставок оборудования, оказания услуг по проектированию, строительству и т.д.; в приватизации ГТС (при условии сохранения 50%+1 акция за украинской стороной), в создании на этой основе консорциума с участием украинской компании (транзитера), российского ОАО "Газпром" (поставщика), западных фирм (потребителя).

Развитие многосторонних отношений в газовой отрасли должно быть гармонично дополнено углублением двусторонних связей ЕС — Украина, их переводом на уровень ассоциированного членства нашей республики в Европейском союзе, а также синхронным ее вхождением в ВТО. Только при таких условиях Киев сможет на равных отстаивать свои интересы, предотвращать угрозы в энергетической сфере, связанные, в частности, со строительством обходных трубопроводов, и адекватно на них реагировать.

Приоритетами республики должны быть: поддержка политики ЕС по как можно более быстрой ратификации Россией и Беларусью ДЭХ для содействия конкуренции в экспорте природного газа между странами СНГ, его добывающими; согласование по времени (результатам) и ресурсам вхождения на правах ассоциированного члена в ЕС, присоединение к ВТО и продвижение европейских проектов в энергетической отрасли, а также их согласование с аналогичными процессами в России; гармонизация законодательства Украины со стандартами ЕС, создание законодательных предпосылок, гарантированных правил приватизации и работы предприятий отрасли (в том числе с участием иностранного капитала); распространение на Украину программ помощи Евросоюза, увеличение финансирования украинских проектов по программам TACИС и ИНОГЕЙТ за счет повышения уровня их обоснованности, реалистичности, привлекательности для партнеров; подготовка технико-экономических обоснований новых проектов, прежде всего по диверсификации источников поставок; включение вопросов о транзите энергоносителей в перечень приоритетных направлений взаимодействия Украины и ЕС на уровне межпарламентского сотрудничества.

В отношениях с Россией Украина заинтересована не столько в том, чтобы Москва отказалась от строительства обходных газовых магистралей, сколько в ускоренном наращивании РФ добычи газа для новых трубопроводов при участии Киева. С этой точки зрения наши усилия должны быть направлены на поддержку (на международном уровне) российских проектов освоения месторождений Ямала и шельфа арктических морей; на развитие кооперации с "Газпромом" (разработка и поставка газодобывающего и другого оборудования, предоставление услуг по проектированию и т.д.).

Совершенно очевидно, что реформы в газовом секторе как Украины, так и России прежде всего нужны им самим, а не Западу. Результатом трехстороннего сотрудничества — ЕС — Украина — Россия — в области энергетики должно стать не сдерживание строительства газопроводов, и в первую очередь обходящих украинскую территорию, а совместные усилия по увеличению добычи газа и строительству магистралей, выгодных всем сторонам, интеграция энергетических комплексов России и Украины в единую энергосистему Европы, что позволит повысить уровень ее энергетической безопасности.

Поскольку ни одна другая подотрасль экономики ЕС, России и Украины так тесно не связана и не зависит от сотрудничества, как транспортировка газа, партнеры должны рассматривать расширение сотрудничества в этой сфере как один из факторов энергетической безопасности всей Европы. Понимая стремление ЕС и России к поиску других путей транспортировки газа, Украина ожидает от партнеров, что новые варианты транзита будут исходить из экономической целесообразности и эффективности.

Темпы освоения запасов России и объемы иностранных инвестиций в ее газовую отрасль в значительной мере зависят от состояния и развития газотранспортных систем в направлении Европы. Вместе с тем для обеспечения бесперебойной транспортировки возрастающих объемов транзитных энергоресурсов в ЕС необходимо создать долгосрочный, постоянно действующий и прозрачный механизм взаимодействия всех заинтересованных субъектов ЕС, России и Украины. Это возможно на основе разработки единой позиции по приоритетам развития газопроводных сетей Евразии собственно Евросоюза, его стран-членов, России, Украины и других заинтересованных государств, международных нефтегазовых компаний и инвесторов.

Ошеломляющий рывок или "петербургский экспромт"

Девятого июня 2002 года президенты Украины и России Леонид Кучма и Владимир Путин подписали в Санкт-Петербурге заявление о стратегическом партнерстве в газовой сфере и озвучили намерение создать на паритетных началах консорциум по управлению и развитию газотранспортной системы. Там же, в Санкт-Петербурге, эту инициативу одобрил канцлер Германии Герхард Шредер.

Хотя правительствам Украины и России даны соответствующие поручения о подготовке соглашений, большинство специалистов двух стран и международных экспертов весьма скептически отнеслись к этому "экспромту". Во-первых, украинская нормативно-правовая база не предусматривает создание консорциумов на базе стратегических объектов. Более того, ряд украинских законов напрямую запрещает приватизировать ГТС, а в список предприятий, которые могут быть переданы в концессию, она не включена (передачу предприятия в управление можно рассматривать как элемент концессии, иного законодательство не предусматривает). Во-вторых, развитие событий в таком направлении без какой-либо подготовки оказалось неожиданным для всех — и в Украине, и в России. Не говоря уже, например, о компании "Шелл", которая несколько лет назад предлагала Киеву реальные деньги под концессию. В-третьих, международная группа экспертов в рамках программы ИНОГЭЙТ готовила соответствующее заключение о выборе путей повышения эффективности эксплуатации украинской ГТС, однако ее работа на момент петербургских договоренностей закончена не была. В-четвертых, первым о "новой судьбе" национального достояния — ГТС — следовало оповестить украинский народ, но этого не произошло.

Единственным государством-противником создания консорциума оказалась Беларусь (желание участвовать в консорциуме выразило большинство европейских нефтегазовых компаний). Минск фактически потребовал, чтобы Москва компенсировала ему моральные и экономические потери, связанные с "гибелью" идеи о строительстве обходного газопровода, так как в комментариях должностных лиц России шла речь об отказе от обходных газопроводов.

Таким образом, что получит наша республика от "петербургского экспромта", в Украине открыто и понятно не объяснили. В такой ситуации прохождение через парламент любого документа (закон или международный договор), связанного с созданием консорциума, будет проблематичным. Попытка наскоком решить важнейшую проблему, скорее всего, окажется неудачной (ведь экспромты в нефтегазовой сфере готовят долгие годы), для подготовки необходимого решения нужно время, так что заинтересованные стороны ждет кропотливая работа.


SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL