РЕПРЕССИИ ПРОТИВ НАРОДОВ ДАГЕСТАНА: ПРОБЛЕМЫ РЕАБИЛИТАЦИИ

Магомед КУРБАНОВ


Магомед Курбанов, кандидат философских наук, главный редактор республиканского журнала "Народы Дагестана" (Махачкала, Российская Федерация)


Дагестан — многонациональная республика, в которой проживают представители более 100 национальностей, в том числе около 30 коренных народностей с присущими им самобытной культурой и богатыми традициями. За многовековую историю Дагестан пережил множество нашествий, завоеваний и притеснений. Столетиями на его территории продолжались ирано-византийские и арабо-хазарские войны. Страна гор испытала неслыханную жестокость Тамерлана и Надир-Шаха. Люди неоднократно оставляли обжитые места и были вынуждены осваивать новые. Трагическими страницами в истории народов республики остаются и многочисленные репрессии, в том числе депортации и высылки, имевшие место в последние столетия.

Депортации в период советской власти

В советские годы народы Дагестана наряду с другими народами Кавказа прошли сложный и драматический путь, пережили взлеты и падения, черные и светлые периоды, были свидетелями парадоксальных исторических событий, наиболее трагические из них — депортации. Выход из тяжелого экономического положения, сложившегося в первые годы советской власти, руководство республики видело в переселении горцев на равнину. Чтобы придать этому процессу организованный характер в 1924 году был создан Переселенческий комитет Дагестана. Отметим, что к этому времени, с 1917-го по 1924 год, из-за малоземелья с гор в предгорье переселили более 2 100 семей и образовали 77 переселенческих поселков, а позднее, за 1924—1928 годы, соответственно 2 795 семей и 26 новых населенных пунктов, где разместились аварцы, лакцы, даргинцы, лезгины.

Октябрьская революция создала бифуркационное (раздвоенное) состояние общества, и рассчитывать на единодушие в восприятии идей новой власти не приходилось. Были как те, кто воспринял Октябрь, так и те, кто активно выступал против него, не соглашаясь с изменениями уклада жизни, утратой былого. В России, в том числе и на Северном Кавказе, к последним относились казачество, местная буржуазия и духовенство, которое и стало силой, альтернативной утверждающейся власти Советов. Только этим можно объяснить то, что некоторые представители местной буржуазии, помещиков, духовенства вынуждены были бежать за границу, в основном в Турцию.

Двадцатого марта 1925 года ЦИК и СНК СССР приняли постановление "О лишении бывших помещиков права на землепользование и проживание в принадлежавших им до Октябрьской социалистический революции хозяйствах", согласно которому из Дагестана выслали 58 землевладельцев, а их конфискованная собственность (до 50 тыс. га земли и инвентарь на 1,5 млн руб.) перешла в распоряжение товариществ бедноты. Кроме того, на основании постановления ЦИК и СНК ДАССР от 23 февраля 1926 года изъяли и передали безземельным и малоземельным крестьянам около 7 тыс. десятин вакуфных (принадлежащих религиозным организациям) земель.

В 1936 году СНК СССР принял постановление (от 21 мая, № 911-150 сс) "О переселении 1 000 кулацких хозяйств из Дагестана и Чечено-Ингушской области", на основании которого несколько тысяч человек были высланы в Киргизскую ССР1. Такая же участь постигла и духовенство. Во второй половине 1930-х годов начали более быстрыми темпами закрывать мечети и другие молитвенные здания. В результате этой кампании в нашей республике не осталось ни одной официально действующей мечети. По данным Центрального государственного архива Дагестана, в 1937 году было закрыто 101 молитвенное здание, в 1939-м — 125, в 1940-м — 33, в 1941-м — 9, а к началу Великой Отечественной войны — все религиозные организации и школы. Были разрушены тысячи религиозных храмов, в мечетях уничтожено 670 библиотек, сожжены горы духовной литературы, конфисковано около 165 тысяч ковров, паласов, арбабашей2. По данным дагестанского МВД, общее количество репрессированных по республике за 1930—1950-е годы составило 14 тыс. человек, из них по политическим мотивам осуждено 7 500 чел. Жертвами репрессий стали даже секретари райкомов партий и председатели райисполкомов.

Особую страницу в трагическую историю народов Кавказа вписали страшные репрессии, обрушившиеся в годы Великой Отечественной войны. Многие народы тогда попали в тиски двух страшных сил — немецкого фашизма и сталинизма. В тот период сталинским репрессиям подверглись 13 народностей СССР (3,2 млн человек). 23 февраля 1944 года из Дагестана в республики Средней Азии и Казахстан выслали 37,8 тыс. чеченцев-аккинцев (8 386 семей), из них 14,7 тыс. из Ауховского района, 23,1 тыс. — из Хасавюртовского, Бабаюртовского районов и г. Хасавюрта. В тот же день аналогичная акция проходила и в Чечено-Ингушской АССР. Создается впечатление, что о депортации чеченцев-аккинцев Центр задумывался еще в 1943 году. Ведь Ауховский район был образован Указом Верховного Совета РСФСР от 5 ноября 1943 года за счет разукрупнения Хасавюртовского. В состав нового района вошли 8 сельских советов, объединивших 15 аулов аккинцев. Однако он просуществовал менее пяти месяцев. Видимо, его и создали для того, чтобы было удобнее выселять.

Чеченцев-аккинцев, вывезенных из Дагестана, перевезли в северо-восточный Казахстан, в Ошскую и другие области Киргизии. Переселение и его последствия (голод, холод, болезни, трудности адаптации к новым климатическим условиям и вызванная всем этим высокая смертность) тяжело отразились на социально-бытовом, экономическом и культурном развитии не только чеченцев-аккинцев. Дубина, которая смела их, другим концом обрушилась на близкородственных им соседей-дагестанцев: аварцев, кумыков, даргинцев, лакцев, — сорвала их с насиженных мест и бросила в многолетний драматический круговорот огромного количества трудноразрешимых проблем.

Указом Президиума Верховного Совета СССР (от 7 марта 1944 г., № Д 1/803) "О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и административном устройстве ее территорий" в состав Дагестанской АССР были переданы освободившиеся после выселения чеченцев Веденский, Ножай-Юртовский, Саясанский, Чеберлоевский (в существующих границах), а также Курчалоевский и Шароевский районы (за исключением их северо-запада) и часть Гудермесского. Этим же указом решили судьбу чеченцев-аккинцев Ауховского района.

В соответствии с постановлением СНК СССР (от 9 марта 1944 г., № 255-74 сс) "О заселении и освоении районов бывшей Чечено-Ингушской АССР" и на основании его распоряжения (от 11 марта 1944 г., № 5473-ро) эти территории и вышеназванный Ауховский район нашей республики заселили насильственно изгнанными из сотен аулов жителями Дагестана: аварцами, лакцами, даргинцами.

12 апреля 1944 года Совет Народных Комиссаров Дагестана принял еще одно постановление — о переселении членов колхозов имени "МОПР", "9 января" и "1 Мая" Махачкалинского района в Хасавюртовский район, в бывшие чеченские села Бамат-Юрт и Байрамаул. Речь шла о переселении трех примахачкалинских кумыкских селений: Тарки, Кяхулая и Альбурикента.

В Ауховский район, входящий в состав Дагестанской АССР, и в переданные ему районы Чечено-Ингушской АССР в административном порядке направили аварцев, лакцев и даргинцев, а в остальные села этого и в Бабаюртовский район — кумыков. Таким образом, с карты Дагестана исчезло много селений и целый район (Цумадинский). Под угрозой расправы люди в спешном порядке покидали родные очаги и могилы предков, бросали нажитое ими состояние.

Вот лишь некоторые данные. На 15 мая 1944 года в бывшую Чечено-Ингушскую АССР, в Новолакский и Хасавюртовский районы Дагестанской АССР из 144 аулов были насильственно изгнаны все жители, а частично — из 224. К тому же полностью переселили 109 колхозов — (из 11 414). Всего переселено 54 833 человек (14 603 хозяйств). При этом в восемь населенных пунктов бывшего Ауховского района направили 7 тыс. лакцев из Лакского и Кулинского районов, а в два села (Акташаух и Юртаух) — более 3 тыс. аварцев из Казбековского3.

Говоря о переселении горцев и равнинных кумыков на новое местожительство, нельзя забывать о разрушении уникальной общины с ее особенностями, традициями и укладом хозяйства, быта и общения. Погибли редчайшие памятники истории, в том числе аул Кала-Корейш — памятник культуры мирового значения, в горах разрушилась структура террасного земледелия, названная учеными восьмым чудом света, пострадала экология.

Депортация аварцев, лакцев и даргинцев с гор в чеченские села, как и репрессии против самих чеченцев, проходила в довольно трудных условиях. Это было связано с большой удаленностью районов вывоза людей от железной дороги и от новых мест их поселения, с весенней распутицей в горах, с материальной необеспеченностью переселяемых колхозников (с нехваткой питания и необходимой одежды), а также с почти полным отсутствием автотранспорта. По данным 1945 года, за первый год переселения только от голода умерло более 5 тыс. человек. А чтобы навсегда лишить горцев возможности вернуться на родную землю, в ходе их переселения сожгли 46 сел.

Новые места оказались непригодными для заселения и даже гибельными. Свирепствовала малярия. Из-за неумения обрабатывать землю незнакомые с основами агротехники горцы не получили урожай, разразился голод. Вместе с болезнями он косил людей повально, и за два года (1944—1946 гг.) их количество сократилось на треть.

Следует сказать и о мотивах столь чудовищных репрессий в отношении некоторых народов Северного Кавказа. Решение основывалось на ложных доносах, на безответственной необъективной информации наркомов внутренних дел как Чечено-Ингушской, так и других республик, направляемой в различные инстанции, в том числе в адрес Л. Берия. В этих донесениях говорилось: "В связи с приближением фронта к территории ЧИР значительно активизировалась антисоветская деятельность". Подобные функционеры писали и распространяли слух, что якобы на Кавказе создается повстанческая организация "Особая партия Кавказских братьев" (ОПКБ), цель которой — ускорение гибели большевизма с помощью дезорганизации армии и дезертирства из нее, а также путем разорения колхозов, совхозов, выселения из региона русских и евреев, что необходимо (по замыслу Германии) для создания на Кавказе свободной федеративной республики.

Конечно, эти факты не подтвердились, да и не проверялись. Но выводы делали "нужные". В упомянутом вышеУказе Президиума Верховного Совета СССР "О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории" (7 марта 1944 г.) отмечалось, что в период Великой Отечественной войны многие чеченцы и ингуши изменили Родине: переходили на сторону фашистских оккупантов, вступали в отряды диверсантов и разведчиков, для борьбы с советской властью создавали и свои банды.

Здесь уместно отметить, что такие грехи были у представителей многих народов СССР. За три года войны (1941—1943 гг.) ликвидированы 7 163 повстанческие группировки, объединявшие 54 130 человек. По Северному Кавказу было всего 963 группы (17 563 чел.), в том числе в Грозненской области — 185 групп (4 368 чел.). По сравнению с остальными регионами СССР, на Северном Кавказе дезертиров и уклонившихся от службы в Красной Армии было значительно меньше. В конце 1941 года по СССР дезертиров оказалось — 710 755, уклонившихся от службы — 71 541 человек, а по Северному Кавказу соответственно 12 365 и 1 093 человек4. В таком позорном явлении, как дезертирство, виновен не народ, а каждый преступник в отдельности. И осуждение трусов, преступников — существенный фактор воспитания будущего поколения. Если проследить динамику бандитизма по СССР, то оказывается, что в условиях военного времени он вырос по всей стране. Вопрос о военнопленных изучен слабо, но, по имеющимся данным, в годы войны северокавказцы, в том числе аккинцы, в отличие от призванных в армию с других территорий и других народов СССР, добровольно в плен не сдавались. В республиках Северного Кавказа (соотносительно с его населением) награжденных орденами, медалями и ставших Героями Советского Союза было больше, чем в других областях и республиках СССР.

До сих пор остается открытым вопрос: с чем были связаны чудовищные репрессии, депортации, насильственное перемещение людей и сегрегация народов. Одни связывают это с именем Сталина, другие — со сталинизмом, третьи — с коммунистической утопией, четвертые — с существовавшей системой. Думается, все эти факторы в комплексе имеют отношение к происходившему. Феномен сталинизма обнаруживает свои истоки в большевистском учении — в диктатуре пролетариата, при которой исполнителем роли диктатора, миссии тирана мог быть любой. Ведь сталинизм не сводится только к репрессиям, хотя они нанесли стране непоправимый вред. Амплитуда цифр сталинских жертв огромна. Историк Р. Медведев называет 40 млн расстрелянных, заключенных в лагеря и сосланных, Б. Курашвили — "только" 5 млн, Э. Радзинский оперирует средней цифрой. Точные данные скрыты в архивах КГБ5.

Реабилитация репрессированных народов

Радостной вестью для репрессированных народов был Указ Президиума Верховного Совета СССР "О снятии ограничений по спецпоселению с чеченцев, ингушей, карачаевцев и членов их семей, высланных в период Великой Отечественной войны", принятый 16 июля 1956 года. Однако в этом документе отмечалось, что снятие ограничений не влечет за собой возвращения имущества, и подпадающие под указ люди не имеют права возвращаться в места, откуда они были выселены. Девятого января 1957 года Президиум Верховного Совета РСФСР принял два указа: "О восстановлении Чечено-Ингушской АССР и упразднении Грозненской области" (№ 721/4) и "О восстановлении ЧИАССР в составе РСФСР" (№ 149/14). А через месяц, 11 февраля, на шестой сессии Верховного Совета СССР был принят закон "О восстановлении национальной автономии ЧИАССР".

Однако официальная реабилитация не коснулась Ауховского района. Таким образом, решение вопроса о судьбе чеченцев-аккинцев растянулось на многие десятилетия и сопровождалось острыми противоречиями и трудностями. Единственный документ, относящийся к дагестанским чеченцам-аккинцам, — постановление Совета Министров РСФСР от 12 апреля 1957 года (№ 203) "О предоставлении льгот и оказании помощи колхозникам, рабочим и служащим, возвращающимся в ЧИАССР... а также в Дагестанскую АССР", по которому предполагалось выделить кредит на строительство и ремонт домов. Затем, 28 февраля 1958 года было принято постановление Совета Министров РСФСР (№ 197) "О мероприятиях по хозяйственному и культурно-бытовому устройству населения, переселяемого из Чечено-Ингушской АССР в Дагестанскую АССР". В частности, предусматривалось в 1958—1960 годах освоить 70 тыс. га новых земель, пробурить артезианские скважины, построить кирпичный завод, продать колхозам племенной скот и т.д.

18 апреля 1958 года Совет Министров ДАССР обращается в ЦК компартии, точнее в его Бюро по РСФСР, и в Совет Министров РСФСР с просьбой принять постановление о переселении чеченцев из Киргизской и Казахской ССР в Дагестан и об их хозяйственном обустройстве. В этом письме указывается, что на 1 марта 1958 года из 5 212 семей чеченцев (21 тыс. человек) в республику возвратилось 2 274 семьи (8 911 человек). Многие из них в ожидании восстановления бывшего Ауховского района самовольно разместились на прилегающих к нему территориях. Кроме того, в письме выражалась просьба сместить сроки переселения оставшихся в Средней Азии семей репрессированных чеченцев-аккинцев на 1959 год. Совет Министров РСФСР ограничился тем, что за счет резервов выделил 25 млн рублей (распоряжение от 21 апреля 1958 г., № 2037 р, и записка заместителя Председателя Совета Министров РСФСР т. Органова Н.Н.)6.

16 июля 1958 года Совет Министров Дагестанской АССР принял постановление "О переселении чеченского населения из Киргизской и Казахской ССР и хозяйственном устройстве его в Республике". Тогда же было решено оставить на землях бывшего Ауховского района переселенных туда лакцев и аварцев, а возвратившимся аккинцам предоставить свободные земли и выделить средства для обустройства в Хасавюртовском районе, непосредственно примыкающем к местам их прежнего проживания — к Ауху. В то время все это выглядело вполне справедливо и, казалось, окончательно снимало возможные территориальные споры между аварцами, лакцами и чеченцами. На 20 мая 1960 года в Дагестан возвратилось 3 514 семей чеченцев (15 248 чел.). Из них 6 025 человек трудоустроили в колхозах и совхозах, на предприятиях Хасавюртовского, Бабаюртовского, Кизилюртовского, Казбековского, Новолакского районов. Прибывшим выделили 270 коммунальных квартир, построили и купили 1 908 домов, 2 235 чеченских хозяйств получили приусадебные участки. Для их обустройства использовали кредит госбанка в размере 5 677 тыс. рублей, 1 612 остро нуждающимся семьям выдали единовременную денежную и другую гуманитарную помощь. Особо следует отметить, что в обустройстве переселенцев основную нагрузку пришлось нести городу Хасавюрту и Хасавюртовскому району, куда вернулись дагестанцы, депортированные в 1944 году.

На 30 мая 1960 года в городе и районе проживало 2 388 чеченских семей (12 560 чел.), 4 783 семей (15 895 чел.) — переселенцы других национальностей. Для всех было построено 17 населенных пунктов (3 216 типовых домов, в том числе 1 206 для чеченских семей), создано 14 колхозов, открыто 12 школьных зданий на 1 220 мест, 19 учебных мастерских, 4 учебных комбината на 80 мест, 5 торговых объектов, 7 библиотек и столько же медпунктов. За счет государственной ссуды чеченцам приобрели 845 домов и 750 на тот период еще строили. Только в г. Хасавюрте для переселенцев возвели 291 дом, а 51 — находился в стадии строительства, 97 семьям предоставили коммунальные квартиры и другие услуги. В Хасавюрте для чеченцев построили три пригородных поселка на 756 хозяйств. В организациях, учреждениях, на предприятиях города к концу мая 1960 года работало 1 250 чеченцев.

Немало в этом плане сделано также в Казбековском и Новолакском районах. Так, 3 января 1961 года бюро Казбековского РК КПСС рассмотрело информацию "О состоянии хозяйственного строительства чеченского населения, возвратившегося в район". К началу 1961 года в селениях Ленинаул и Калининаул в члены колхоза приняли более 130 хозяйств, построили 60 и купили 23 дома.

По имеющимся данным, в 1957 — 1962 годы из ЧИАССР и республик Средней Азии в Дагестан возвратилось 19 460 семей (77 тыс. чел.), из них 5 120 семей (21 600 чел.) — из Средней Азии. Всех прибывших из ЧИАССР разместили в 32 районах и городах республики, для них построили 56 населенных пунктов, создали 57 колхозов и 3 совхоза. Часть депортированных поселили в существовавшие 166 колхозов. Возвратившихся в 1957—1963 годах из Средней Азии и Казахстана чеченцев (6 389 семей) направили в г. Хасавюрт, Хасавюртовский, Кизилюртовский, Новолакский и Казбековский районы. В г. Хасавюрте и Хасавюртовском районе для них построили поселения Заречный, Нефтекачка, Дружба, Барагангечув, Нурадилово, Новосельское, Солнечное, а также значительно расширили сс. Покровское, Могилевское, Петровское, Бамматбекюрт и др.

В этом процессе принимали участие почти все дагестанцы, чем и объясняется высокий темп переселения и теплый прием реабилитированных на территории нашей республики. Фактически этот процесс начался в июле и в основном завершился в конце 1957 года. В 1957—1960 годах за счет государства для прибывших построили 16 418 домов, выделили кредиты в сумме 26,6 млн рублей, а в следующие годы — в два раза больше.

В то же время часть репрессированных чеченцев обосновалась в собственных домах, сохраненных для них аварцами, кумыками и даргинцами. Кумыки вернулись в свои селения (Тарки, Кяхулай, Альбурикент). Однако большая часть из 8 166 гектаров изъятых у них земель к тому времени уже была занята городским хозяйством, вопрос о материальной и моральной компенсации кумыкам не рассматривался.

Проблема депортированных народов

Проблема депортированных народов, вызванная бездушной национальной политикой прошлого, усугубилась несовершенством таковой и в нынешних условиях. Пройдя через такие же невзгоды, что и другие репрессированные народы, они и по сей день практически не защищены. Причем некоторая их часть оказалась в гораздо худших условиях по сравнению с теми, на кого распространяются льготы, предусмотренные законами о реабилитации репрессированных народов и жертв политических репрессий. Не противопоставляя репрессированных и насильственно высланных, можно отметить, что репрессивное выселение чеченцев и депортация аварцев, даргинцев, кумыков и лакцев — две стороны одной медали. И подход к ним должен быть одинаковым — взвешенным и обеспечивающим права и интересы граждан в соответствии со Всеобщей декларацией "О правах человека", принятой 10 декабря 1948 года, Международным пактом "О гражданских и политических правах" (16 декабря 1966 г.), Декларацией Верховного Совета СССР (14 ноября 1989 г.) "О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечению их прав". Эти документы безоговорочно осуждают насильственные переселения целых народов и считают таковые тяжелейшими преступлениями, противоречащими основам международного права.

И все же вызывает недоумение, что руководство Российской Федерации, проявляя огромную и справедливую заботу, затрачивая колоссальные средства ради восстановления справедливости в отношении репрессированных, нарочито умалчивает о судьбах сотен сел, стертых с лица земли, о животрепещущих проблемах более 60 тыс. дагестанцев и их потомков, депортированных в 1940-е и 1950-е годы.

Анализируя процессы переселения дагестанцев, мы видим, что более чем за семидесятилетие в равнинных районах оказалось свыше 270 тыс. горцев и возникло около десяти новых для этой территории относительно крупных этнических массивов. Главным образом это относится к лезгинам, даргинцам, лакцам, аварцам, табасаранцам, которые вместе составляют более половины населения равнинной части Дагестана. Они раньше не жили на равнине, а теперь в Хасавюртовском, Бабаюртовском, Кизилюртовском, Каякентском, Дербентском, Ногайском районах составляют большинство населения, превращая их из этнически относительно однородных в этнически смешанные. За указанные годы в этих районах (и в ряде других) появилось много населенных пунктов с преимущественным проживанием аварцев, лакцев и лезгин.

Отметим и то, что в республике почти все города и поселки городского типа расположены в равнинной зоне. Население здесь этнически мозаично, большинство составляют горцы. А горные районы и села пока продолжают оставаться традиционно моноэтничными, малочисленными, в этнополитическом, культурном отношении слабыми и ограниченно жизнеобеспечивающими. Ведь за последние 80 лет государство вложило в их развитие в тысячи раз меньше средств, нежели в экономику равнинных городов и районов.

Эта была разрушительная, антинародная политика, в результате которой пахотные, садовые и сенокосные участки в горах оказались заброшенными7. Кроме того, из-за организованного, а также самостоятельного, стихийного переселения жителей маленьких аулов и хуторов Гунибского, Цумадинского, Цунтинского, Хивского, Табасаранского, Кайтагского, Дахадаевского, Кулинского, Лакского, Агульского и других районов Дагестана более 230 неповторимых, уникальных населенных пунктов перестало существовать. Росла перенаселенность равнины, пустели горы. На месте сел в горах возникли животноводческие, колхозные, совхозные фермы и другие хозяйственные постройки.

После 1985 года люди получили возможность открыто заявлять о своих интересах и требовать их удовлетворения. С 1986 года обстановка в Хасавюртовском регионе начала накаляться. На почве территориальных и социально-бытовых неурядиц стали приобретать негативные оттенки взаимоотношения между чеченцами, с одной стороны, аварцами и лакцами — с другой. Эмоции нередко довлеют над здравым смыслом. Особенно крупные беспорядки происходили в населенных пунктах Новокули, Чапаевка, Новолакское — Новолакского района, селениях Ленинаул, Калининаул — Казбековского. Конец 1980-х годов был отмечен всплеском межнациональной напряженности, готовой перерасти в конфликт.

В ходе горбачевской перестройки, в 1987—1989 годах, отчетливо проявилось недовольство чеченцев-аккинцев утратой своих "исконных земель". Их действия выражались в организованном массовом пикетировании правительственных зданий в Махачкале, в подаче петиций с требованиями возвратить им их "историческую родину" с сохранением имеющихся земель. Эта политическая ситуация стала обрастать и новыми проблемами.

Признавая необходимость скорейшего и полного решения всех вопросов, связанных с восстановлением законных прав и интересов чеченцев-аккинцев, насильственно переселенных лакцев, аварцев, даргинцев, в 1990-е годы руководство и общественность нашей республики предприняли ряд конкретных шагов в этом направлении. Еще до выхода Закона РСФСР "О реабилитации репрессированных народов" (принят 26 февраля 1991 г.) в 1989 году в Дагестане была создана комиссия во главе с председателем правительства республики А.М. Мирзабековым. Ей было поручено проработать следующие вопросы: обмен населенных пунктов Новолакского района и сс. Калининаул, Ленинаул Казбековского на чеченские населенные пункты в Хасавюртовском; переселение лакцев в горы на свои "исконные" земли; переселение лакцев из Новолакского района на пустые земли между Махачкалой и Каспийском, где предполагалось предварительно построить агрогородок на 6——7 тыс. человек; переселение лакцев из этого же района к северу от Махачкалы на земли колхозов Гунибского, Лакского и Советского районов, расположенных на территории Кизилюртовского и Буйнакского районов с включением ряда других земель, присвоением этим землям названия "Новолакский район" и постройкой для лакцев 7—8 населенных пунктов.

С реальным решением поднятых комиссией вопросов некоторые народы не согласились. Чеченцы отвергли вариант обмена населенных пунктов Новолакского района и сс. Калининаул, Ленинаул Казбековского на чеченские населенные пункты в Хасавюртовском районе. Они настаивали на сохранении своих новых мест расселения и на возврате в свои дома на "исконных" землях, а также на переселении лакцев в горы на их "исконные" земли. С последним предложением лакцы категорически не согласились. Аварцы отказались переезжать из Новолакского района и сс. Калининаул, Ленинаул Казбековского. Кумыки выразили протест против предоставления лакцам "исконных" кумыкских земель близ Махачкалы.

Все эти проблемы были обсуждены на первом съезде народных депутатов Дагестана в апреле 1990 года. Вновь была создана комиссия (уже во главе с председателем Верховного Совета ДАССР М.М. Магомедовым) однако ситуация все более накалялась. Летом того же года обострились отношения между чеченцами и аварцами в Казбековском районе по поводу Калининаула, между чеченцами и лакцами по вопросам освобождения домов и земель — в Новолакском. Противостояние достигло критической черты. Проблема репрессированных и депортированных народов оказалась в Дагестане тем стержнем, на который стала накручиваться общая эскалация межнациональной напряженности.

О практических мерах по реабилитации

12 мая 1991 года начался III съезд народных депутатов Дагестана. В связи со сложной обстановкой в регионе он был прерван и возобновил свою работу (второй этап) 23 июля. Был поставлен вопрос "О практических мерах по выполнению закона РСФСР "О реабилитации репрессированных народов" и принято решение о восстановлении Ауховского района (но без земель, переданных в 1944 г. Казбековскому) и о переселении лакцев Новолакского района на земли севернее Махачкалы.

Однако вопрос об их переселении оказался связанным с созданием Кумыкского района. В 1993 году организовали Кумторкалинский район, выделили земли под индивидуальное строительство жителей сел Тарки, Кяхулай, Альбурикент, а также расширили земельные наделы 11 сел. Но еще до того, 19 июня 1992 года, был принят закон (№ 3093-1) "О реабилитации жертв политических репрессий". Государственный Совет, Народное Собрание и правительство создали республиканскую комиссию по его исполнению, которая рассмотрела материалы дел более 20 тыс. дагестанцев, репрессированных по политическим мотивам. При этом следует учесть, что жертвами этой чудовищной акции оказались дети и внуки репрессированных. Таким образом, в Дагестане на основе закона № 3093-1 реабилитировано около 60 тыс. человек. А если учесть и тех, кто не подал заявления, остался на чужбине или кого нет в живых, то, по имеющимся данным, предстоит рассмотреть дела еще 3—4 тыс. репрессированных.

В 1995 году завершена выплата компенсаций в размере 1,2 млн рублей репрессированным чеченцам-аккинцам (5 760 семей) за несохранившееся имущество, а выплата за несохранившиеся 4 500 домостроений приостановлена до решения вопроса о возврате чеченцам-аккинцам пустующих земель в Новолакском районе. Позднее эти вопросы были частично решены: из республиканского бюджета на эти цели выделили 37,4 млн руб. (17,6 млн руб. из них до сих пор не выплачены). С 1992 по 2000 год в Хасавюрте прежним владельцам возвратили 33 частных дома, а проживавшим в них гражданам предоставили другое жилье.

Таким образом, не все намеченное по реабилитации удалось выполнить. Так, не восстановлен Ауховский район и не возвращены прежние исторические названия населенным пунктам, входившим в его состав; на новое местожительство не переселены все лакцы Новолакского района; чеченцы-аккинцы не возвращены в места прежнего проживания (1991—1996 гг.); не принят закон о депортированных народах.

Следует отметить, что полная реабилитация чеченцев-аккинцев и других депортированных народов сдерживается рядом факторов. Во-первых, это связано с противоправными действиями чеченцев-аккинцев (противостояние в августе и сентябре 1991 года, самовольные захваты земельных участков в 1992, 1993, 1994 и1998 гг.), что создавало нежелательный морально-психологический и политический климат в регионе и мешало сближению позиций сторон по решению ряда промежуточных вопросов. Во-вторых, решение Ауховской проблемы в значительной мере сдерживалось противостоянием части членов кумыкского национального движения "Тенглик", заблокировавшей выделенные под лакские села земельные участки около г. Махачкалы. В-третьих, негативно сказалось осложнение отношений между чеченцами и алмакцами в сс. Калининаул, Ленинаул, а также возникшее противостояние между даргинцами и кумыками в сс. Костек и Н. Костек. В-четвертых, война в Чечне (1994—1996 и 1999—2000 гг.), события в г. Кизляре и с. Первомайское, поток огромного количества беженцев в Дагестан, осложнение пограничных проблем на его юге, нападение в августе — сентябре 1999 года чеченских бандформирований на нашу республику. В-пятых, решению названных проблем помешала сложная обстановка вокруг Дагестана. Это не только война в Чечне, которая нанесла Дагестану ущерб на сумму более 6 триллионов неденоминированных рублей, но и распад СССР, глубокий экономический кризис в стране.

Необходимо особо сказать о вторжении вооруженных бандитских формирований с территории Чечни в августе — сентябре 1999 года. Во время боевых действий на территории нашей республики погибло 212 и ранено 619 человек, в том числе среди мирного населения соответственно 108 и 179 человек. В Ботлихском, Новолакском, Буйнакском районах пострадало 33 населенных пункта, разрушено и повреждено 17 школ, 20 детсадов, 20 учреждений культуры, 11 мечетей, 28 больниц и поликлиник, 45 административных зданий, 156 км автодорог, 333 км линий электропередач, 210 км линий связи, 5 980 жилых домов частного сектора; без крова и имущества осталось 3 477 семей (13 989 чел.). Общий ущерб оценивался в 1 млрд 632 млн рублей8. Все это не только затянуло решение вопросов о переселении, но и добавило новые проблемы.

Оставшиеся требования

Сегодня обстановка в Хасавюртовской зоне, в частности в Ауховском районе, остается сложной.

Чеченцы требуют поддержать решения III Съезда народных депутатов ДАССР от 23 июля 1991 года и срочно восстановить Ауховский район в его прежних границах, включая сс. Ленинаул, Калининаул; возвратить району и селам бывшие исторические названия. Для этого, по их мнению, необходимо выполнять план переселения лакцев и восстановления Ауховского района как приоритетный перед всеми другими программами; по мере завершения строительства новых домов для лакцев организовать их переселение и возвратить чеченцев в Ауховский район.

Лакцы требуют, признавая решения упомянутого съезда, придать программе их переселения в район г. Махачкала первостепенную значимость, гарантировать ее ежегодное финансирование согласно плану; незамедлительно принять постановление или закон о депортированных народах Дагестана; до их переселения не допустить переезда Оргкомитета по восстановлению Ауховского района в Новолакск; снять вопрос об их полном переселении на новое местожительство; создать нормальную, спокойную жизнь в районе, обеспечив безопасность населению, скоту, имуществу; восстановить все дома, разрушенные при нападении чеченских бандформирований в 1999 году.

Что касается аварцев Новолакского района, то одни требуют переселить их, другие — оставить там же, создав аварские села, сельские администрации, современные сельскохозяйственные кооперативы или прежние колхозы и совхозы. При этом и те и другие настаивают на том, чтобы не восстанавливать старые названия сел и района, не делать район мононациональным. А жители Н. Мехельта просят не выделять в их селе земельные участки чеченцам и присоединить его к Хасавюртовскому району.

Аварцы сел Ленинаул и Калининаул требуют, чтобы Государственный Совет и Народное Собрание республики приняли меры для утверждения Госдумой Российской Федерации закона о насильственно переселенных народах Дагестана и внесли поправку в решение III съезда о том, что их селения остаются в составе Казбековского района.

В 2001 году по поручению премьер-министра России М. Касьянова в федеральной целевой программе социально-экономического развития на 2002—2006 годы "Юг России" решено особое внимание уделить переселению лакцев Новолакского района Дагестана. На эти цели предполагается затратить 1 млрд рублей.

Смогут ли эти средства возместить сожженные и разоренные аккинские, аварские, даргинские, кумыкские, лезгинские, лакские, агульские, цахурские села, выселение в Центральную Азию и Сибирь тысяч людей, переселение с гор на равнину, другие перенесенные беды и страдания? Ответ на этот вопрос зависит не только от нас, но и от политической, гуманистической, нравственной ответственности властных структур за принимаемые решения, от нашей общечеловеческой культуры. Сегодня в обществе начались реформы. Это дает уникальный шанс возродить достоинство и самобытность репрессированных и депортированных народов Дагестана.


1 ГАРФ ФА.- 5446. Д. 214. Л. 2.
2 См.: Курбанов М., Курбанов Г. Религия в культуре народов Дагестана. Махачкала, 1996. С. 19—21.
3 ГАРФ ФА.-327. Д. 4. Л. 1—31.
4 См.: Курбанов М., Курбанов Г. Дагестан: депортация и репрессии. Махачкала, 2001. С. 77—78.
5 См.: Независимая газета, 22 мая 1997.
6 ГАРФ ФА.-518. Д. 77. Л. 191.
7 См.: Ибрагимов М.-С.А. Расы и народы // Народы Дагестана, Махачкала, 1991, № 21.
8 См.: Народы Дагестана, 2000, № 1. С. 5.

SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL