ОСОБЕННОСТИ РЕЛИГИОЗНОГО МЫШЛЕНИЯ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: НЕОБХОДИМОСТЬ КОМПЛЕКСНОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ

Абдулло ХАКИМ


Абдулло Хаким, политолог, исламовед, преподаватель кафедры политологии Таджикского государственного национального университета (Душанбе, Таджикистан)


Как один из устойчивых факторов современной Центральной Азии ислам оказывает значительное влияние на характер и направление исторических и общественно-политических процессов региона. Потенциал и устойчивость данного фактора исходят из сочетания историко-политических обстоятельств, обеспечивающих мусульманству особую легитимность и перспективу.

Учитывая, что столь важную стратегическую величину, как ислам, нельзя исключить из общественно-политической жизни региона, сегодня главный вопрос Центральноазиатских стран на этом направлении — придать мусульманству конструктивность, в частности использовать его огромный физический и моральный потенциал в формировании национального, демократического государства.

Однако анализ ситуации показывает, что сегодня центральноазиатский ислам отличается особой консервативностью и традиционностью, переживает кризис несоответствия типа и уровня религиозного мышления условиям и реалиям современного развитого общества, оставаясь при этом влиятельным фактором общественно-политического пространства. В связи со своей интеллектуальной слабостью и структурной бессистемностью ислам ныне не способен выполнять свою конструктивную созидательную функцию. Исходя из этого, в ЦА огромное влияние религии не всегда приобретает положительное значение, что негативно сказывается на характере общественно-политических процессов.

Губительные последствия такой ситуации особо выражаются в двух важнейших аспектах. Суть первого — при сохранении низкого уровня религиозного мышления, отстающего от модернизации общества, религия, как невостребованный потенциал, из фактора консолидации трансформируется в фактор нестабильности и отставания, в среду радикализма. Суть второго аспекта — невключение ислама в формирование национальных государств, с одной стороны, лишает этот процесс огромного физического и морального потенциала, с другой — приведет к установлению политических режимов, которые будут испытывать дефицит легитимности.

На фоне постоянной активизации исламского фактора можно прогнозировать, что сохранение кризисного положения религиозного мышления содействует возникновению негативных морально-культурных и общественно-политических явлений, в том числе религиозного радикализма и экстремизма, к тому же в их политизированном варианте. Необходимо, чтобы религиозное мышление достигло такого качества и уровня, которые не позволят религии не только играть несвойственную ей роль носителя конфликтов, но и обеспечат ее конструктивное участие в созидательных и консолидирующих процессах. В такой ситуации особую актуальность приобретает проблема реформирования религиозного мышления и качественной модернизации исламского фактора как необходимой меры по предотвращению радикализации религии и обеспечению устойчивого развития региона.

Для достижения данной цели необходимо разработать и реализовать комплекс программ по следующим направлениям: 1) совершенствование механизмов регулирования отношений между государством и религией, а также законодательной базы общественного функционирования ислама; 2) содействие структурным и содержательным изменениям в сфере религиозного образования; 3) модернизация религиозного просвещения общества; 4) реформирование несовершенной системы института мусульманского духовенства и т.д.

Историко-политические обстоятельства замедления развития и консервации религиозного мышления

В конце XIX и начале XX века мусульманский мир стал ареной реформаторских течений, которые уже к середине XX столетия вывели религиозное мышление на качественно новый уровень. Суть этого процесса — модернизация религиозного мышления, а также исламская интерпретация новой исторической эпохи. Решение данного вопроса определяет отношение ислама в целом и каждого мусульманина в отдельности к новым реалиям общественного бытия. Борьба традиционного и модернистского, начавшаяся тогда во многих исламских странах, со временем привела к разрушению средневековой традиционной формы и понятия религии, ее адаптации к новым условиям и гармоничному сочетанию с элементами новой жизни, что можно назвать основным достижением ислама в новой эпохе.

На рубеже XIX и XX веков в Бухаре и Самарканде — наиболее влиятельных исторических и религиозных центрах Средней Азии — возникли политические и религиозные реформаторские течения, в центре которых стояли такие мыслители, как Бехбуди, Ахмад Дониш, Савдо, Мунзим, Айни и т.д. А в начале XX века в регионе (и во всем исламском мире) общий процесс исламской реформации переходит в фазу пронационалистических и структурных преобразований религиозного мышления. В тот период активисты младобухарского движения "Джадидия" издавали реформаторские газеты и журналы, выпускали обновленческую литературу, открывали первые школы "нового типа", разрабатывали конкретные реформаторские религиозные и общественно-политические программы. Само движение постепенно приобретало определенную организационную структуру и создавало конкретную программу политической деятельности. Но после свержения Бухарского эмирата (1920 г.), победы большевиков и установления советской власти в регионе Средняя Азия была изолирована от исламского мира.

Таким образом, когда во всем мусульманском мире религиозная мысль развивалась, углублялась и модернизировалась, в нашем регионе этот процесс остановился, что было обусловлено маргинальным положением ислама в советский период, то есть трансформация типа религиозного (исламского) мышления и религиозных отношений оказалась как бы "законсервированной" на уровне конца XIX начала ХХ века. В результате этой "консервации" сегодня качество и форма центральноазиатского религиозного мышления во многом отличается (отстает) от аналогичного мышления в других частях мусульманского мира.

С другой стороны, в советские годы в регионе ускоренно развивалась общественная инфраструктура, модернизировался комплекс общественных отношений, традиционное среднеазиатское общество преобразовывалось в современное, на него обрушились сильнейшая материалистическая пропаганда и искусственно ускоренная секуляризация. Эти факторы и сегодня углубляют кризис религиозного мышления в Центральной Азии, усиливают несоответствие качества и типа исламского мышления уровню развития общественно-политических отношений и требованиям структурно развитого, достаточно рационализированного и секуляризированного общества.

Особенности "законсервированного" религиозного мышления

В результате вышеизложенных обстоятельств сегодня уровень общего религиозного мышления в регионе отличается особой примитивностью, ограниченностью и отрицательной консервативностью.

1. Общественно-политическая сущность мусульманства представляет эту религию в качестве механизма формирования общественного сознания индивида и социализации личности. Но в результате насильственного вытеснения из официальной среды и длительного лишения самостоятельной общественно-политической жизни ислам в регионе утратил свое структурное назначение, перестал функционировать как общественно-политический институт социализации верующих, не способствует формированию в человеке социальной личности. Когда же широкие массы населения сохраняют приверженность исламу как особому образу жизни, указанный тип религиозного мышления помогает отчуждению этих слоев общества от социализации и включения в общественную жизнь. Религия из социализирующего фактора превращается в фактор маргинализации верующих, в обществе возникает проблема социальной мобилизации.

2. В процессе адаптационной трансформации религии удалось смягчить и даже решить многие проблемы, возникшие в исламе в контексте противоречий между традициями и модернизмом. Но в результате максимально ограниченных связей с внешним миром религиозное мышление центральноазиатских обществ остается далеким от исламской концепции современного мира, особенно в плане сочетания мусульманского образа жизни с элементами нового времени. Глубокие реформы исламской мысли и модернизация мусульманского мировоззрения в Иране, Египте, Турции, в странах Юго-Восточной Азии и т.д., которые привели к обновлению ислама, не только не проникли в Центральную Азию, но основная часть ее духовенства и большинство верующих даже не имеют понятия о сущности таких преобразований. В итоге и сегодня в определенных сферах жизни региона наблюдается острое противоречие качества и устоев религиозного мышления населения с реалиями современной жизни. В такой ситуации многие элементы современности воспринимаются верующими как чуждые и нелегитимные. Это серьезное препятствие на пути модернизации всего общества, внедрения в него новых, порой даже сугубо технических элементов современности.

3. Длительный запрет на свободу вероисповедания, физическое уничтожение исламского духовенства и т.д. привели к разрушению системы религиозного образования и резкому снижению религиозной просвещенности населения, в том числе верующих. Недоступность источников религиозного познания способствовала появлению подпольных (в частности, индивидуальных) форм религиозного обучения, где из-за отсутствия религиозной литературы практиковались элементарные и устные методы передачи знаний, что постепенно привело к соответствующей безграмотности верующих.

В результате постепенного отхода от концептуальных аспектов ислама (или их исчезновения) и акцента на обрядовую сторону религии как на его "последний" признак у верующих формируется искаженное понимание сущности религии, особенно ее социально-культурной и общественно-политической роли: в восприятии последующих поколений среднеазиатских мусульман, ислам, прежде всего, стал обозначать ограниченный свод ритуалов и сугубо абстрактных теологических понятий, никак и ничем не связанных с рационализмом, наукой, общественно-политической жизнью. В сложившемся положении многие обряды превращаются в полуавтоматический ритуал, а религия в определенной степени приобретает мифические и фольклорные оттенки. Распространение и укоренение подобного восприятия религии оказывает серьезное сопротивление возрождению истинных принципов и ценностей ислама. В связи с этим одно понимание религии противостоит другой интерпретации той же религии, что можно обозначить как "противостояние религии самой религии". Это одна из основных проблем, серьезное препятствие на пути реформирования религиозного мышления в регионе.

4. К последствиям воздействия изложенных историко-политических обстоятельств относится и фактически расформирование такого социального слоя, как духовенство. Конечно, и в СССР уцелевшие его представители распространяли исламские знания, при поддержке государства даже был сформирован слой просоветских священнослужителей. Однако сегодня исламское духовенство как традиционный институт контроля и направления религиозных масс не смогло преодолеть свою структурную разобщенность и интеллектуальную примитивность. Особая "бессистемная система", низкий уровень общего и религиозного образования этого духовенства служат препятствием модернизации религии и религиозного мышления. Исламские священнослужители не только не владеют интеллектуальным потенциалом реализации реформ, но и не имеют соответствующего уровня понимания и воли для таких преобразований. С другой стороны, структурная разобщенность этого слоя и наличие в нем широкого спектра мелких течений вовлекает все его силы во "внутриклассовую" борьбу, в результате чего духовенство, трансформируясь в полифракционную разложенную группу, не сможет завоевать определенную общественную позицию. И здесь можно наблюдать довольно редкую ситуацию, когда само исламское духовенство наносит серьезный урон влиянию и авторитету религии в обществе.

5. Навязывание непопулярных у мусульман региона атеистических идей коммунизма в качестве условия доступа к участию в общественно-политической жизни лишь оттолкнуло народ от этой самой общественно-политической жизни и деполитизировало большинство верующих. В результате этого общество постепенно разделилось на просвещенную светскую верхушку и верующую малообразованную массу, то есть религиозность в определенной степени превратилось в критерий социального расслоения общества. Отличающаяся высокой степенью религиозности населения современная Центральная Азия столкнулась с тем, что организационно-структурная распущенность, малообразованность и консервативные позиции основной части исламского духовенства, а также низкий уровень политической культуры и политического общения большинства верующих стали главным препятствием на пути выполнения мусульманством его конструктивной и объединяющей роли.

Губительные последствия такой ситуации особо выражаются в двух важнейших аспектах. Первый из них — при сохранении низкого уровня религиозного мышления и отставании религии от модернизации общества, религия, как невостребованный потенциал, из фактора консолидации трансформируется в фактор нестабильности и отставания, религиозного экстремизма и радикализма. Второй аспект — невключение ислама в строительство национальных государств, с одной стороны, лишает этот процесс огромного физического и морального потенциала, с другой — приведет к формированию и установлению политических строев, далеких от реалий общества и в перспективе страдающих от кризиса легитимности.

Необходимость модернизации религиозного мышления и основные меры на этом направлении

Как мы уже отмечали, при сохранении кризисного положения религиозного мышления в регионе огромное влияние исламского фактора на общественно-политические процессы в основном приобретает отрицательное значение. "Законсервированный" тип религиозного мышления (со всеми его особенностями) — серьезный барьер на пути обновления самой религии, социализации верующих, общей модернизации и цивилизации общества, но в то же время он содействует проявлению религиозного экстремизма, нетерпимого отношения к другой культуре и т.д., что приведет к дестабилизации общества.

1. Совершенствование механизма общественного функционирования религии и комплекса ее отношений с государством

Хотя данная проблема не относится к вопросам, отражающим внутренний кризис религии и религиозного мышления в регионе, но само ее наличие способствует сохранению и углублению этого кризиса. Она актуальна для всех республик Центральной Азии, прежде всего выражаясь в том, что в этой сфере не созданы соответствующая законодательная база и необходимая политическая концепция. (Правда, кое-что в этом плане внесено в законодательство Таджикистана, но в целом проблема не решена.) Другими словами, несмотря на влияние и огромный потенциал религии во всех республиках региона, в официальном законодательстве и в политической практике правительств его стран она остается незафиксированной реальностью и невостребована. Вопреки исторической роли ислама в формировании этнокультурной идентичности всех центральноазиатских народов и высокой их приверженности к религии, правящие режимы государств ЦА продолжают настаивать на искусственной секуляризации общества. Подобный подход во многом проявляется как продолжение религиозной политики советского времени, способствует сохранению неофициального и маргинального статуса религии, что, как было изложено выше, является одной из причин консервации религиозного мышления в регионе.

Таким образом, сохранение правительствами стран ЦА данного подхода способствует радикализации религиозного мышления. Снижая легитимность правящих режимов, такая ситуация, с одной стороны, порождает очаги политического недовольства, с другой — превращает религию в постоянный фактор дестабилизации, препятствуя конструктивному использованию ее потенциала.

а) Определение общественно-политического статуса религии и разработка национальной политики в этой сфере

С учетом светской сущности государственного строя республик региона, а также исторической роли и весьма значительного естественного влияния исламского фактора в них, особенно важно определить принципы национальной политики по вопросам религии и принципы подхода власти к ее реализации. Основными здесь должны стать следующие направления: интеграция религии в общественно-политическую жизнь и предупреждение ее трансформации в фактор нестабильности; направление этого огромного потенциала в русло укрепления национальной безопасности и обеспечения национальных интересов; активное поощрение партнерства с умеренными религиозными течениями; содействие социализации религиозного общества (не обязательно секуляризации), модернизации религиозного мышления и т.д.

Вместе с тем, как мы уже отмечали, необходимо разработать и принять национальную концепцию (или политико-правовой документ), официально определяющую общественный статус религии и регулирующую весь комплекс ее отношений с государством. К подготовке данного документа (он может иметь форму декларации, национальной концепции, конституционного закона) следует привлечь все общественно-политические силы, в том числе представителей исламской мысли и мусульманского духовенства. При разработке его содержания целесообразно поставить следующие задачи: дать правильное современное научное определение религии и религиозных отношений; предложить наиболее конкретное толкование принципов светского национального государства в конкретной республике и его отношений с основными составляющими национально-культурной идентичности народа, в том числе с религией; дать правильную научную оценку места и роли религии в истории и в современной культуре народа, в том числе определить отношение светского государства к исламу как неотъемлемой интегральной части национальной идентичности своего народа; оценить реальное значение религии в системе национальных ценностей и определить ее место в комплексе параметров национальных интересов и национальной безопасности; дать правильное определение политической деятельности религии в связи со светской сущностью государственного строя республик, обозначить рамки деятельности религиозных политических организаций; детально отразить взаимоотношения государства, общества и религии, в том числе прокомментировать такие пункты конституций Центральноазиатских республик, как принцип отделения религии от государства, запрет на использование религии в качестве государственной идеологии; определить рамки полномочий государственного органа по делам религии и полномочия властей в этом вопросе, особенно определить (и разъяснить) границы между вмешательством государства в дела религии и содержанием конституционного принципа отделения религиозных организаций от государства; дать четкие определения религиозных организаций и рода их деятельности, а также определить взаимоотношения религиозных политических и неполитических организаций; обозначить правовые рамки, систему и статус общего (особенно — высшего и академического) религиозного образования и т.д.

Именно несовершенство механизма общественного функционирования религии и отсутствие разработанной национальной политики на этом направлении порождает в республиках региона благоприятную почву для возникновения многочисленных спорных моментов в этой сфере.

б) Совершенствование законодательной базы отношений между государством и религией

На примере законодательных актов Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана можно убедиться, что соответствующая правовая база в республиках Центральной Азии в основном страдает в связи с наличием двух проблем. Первая — нереалистичность позиции и подхода законодателя к реальной роли религии в обществе. Вторая — отсутствие детализации и конкретности законодательства в рассматриваемой сфере. Поэтому основой создания (или совершенствования) необходимой законодательной базы должны стать либерализация духа и детализация содержания законодательских актов, их соответствие реалиям национальных обществ ЦА.

в) Изменение характера и статуса государственного органа по делам религии

Сегодня в республиках региона государственные органы по делам религии в основном выполняют контрольную функцию, в частности определяют характер и пределы религиозной деятельности в обществе. Оставаясь под сильным воздействием советской антирелигиозной психологии, эти структуры продолжают активно вмешиваться во внутренние дела религиозных организаций — от назначения их руководителей до цензуры содержания выступлений и проповедей духовных лиц. Анализ показывает, что командные и контрольно-цензурные функции данных органов часто служат причиной осложнения отношений между государством и религией, способствуют сохранению в конфессиональной среде атмосферы сомнения и недоверия к руководству страны.

В этом вопросе необходимо учитывать, что попытки командного контроля религии (с ограничением ее роли) светским органом обычно не приносят положительных результатов в мусульманских обществах, а лишь способствуют обострению взаимоотношений религии и государства. В связи с этим в республиках Центральной Азии необходимо изменить функции и роль государственного органа по делам религии, в частности трансформировать его командно-цензурную функцию в координирующую и партнерскую.

2. Совершенствование и модернизация религиозного образования

По традиционному устройству ислама система духовного образования играет определяющую роль в формировании типа религиозного мышления верующих. Сохраняя свои определяющие позиции в обществе, мактабы, медресе и хавза постепенно приобрели символическое значение и священный статус. Наряду с мечетью духовные семинарии (медресе) традиционно считались главными институтами функционирования религии, а все их начинания принимались как легитимное начало. Вместе с тем религиозное образование действует как институт накопления и распределения интеллектуального потенциала религии, как механизм ее совершенствования, рационализации и систематизации, определяет место и значение каждого священнослужителя, способствует сохранению системы и целостности веры. История исламских реформаторских движений свидетельствует, что у истоков большинства средневековых и современных обновленческих процессов в исламе стояли (и стоят) именно институты и центры религиозного образования. Другими словами, улучшение качества, повышение уровня религиозного мышления в республиках ЦА во многом зависит от модернизации и совершенствования системы религиозного образования.

Но сегодня эта сфера находится в кризисе и не соответствует требованиям времени: институты духовного образования сохраняют сугубо традиционную форму, а учебные программы основаны на искаженном аналоге программ бухарских медресе XIX века. Как результат, типичный выпускник высшего религиозного учебного заведения в Душанбе или Ташкенте не обладает соответствующим интеллектуальным потенциалом и современным общественным сознанием. Исходя из этого, программа реформирования и систематизации духовного образования должна охватить следующие направления.

а) Структурное усовершенствование религиозного образования

Целесообразно, чтобы мероприятия в этой сфере предусматривали: совершенствование законодательной базы и определение официального статуса религиозного образования; внедрение централизованного (не обязательно государственного) регулирования религиозного образования и модернизацию данной структуры в направлении общей и внутренней систематизации его институтов; конкретизацию этапов обучения и формирование его современной ступенчатой унифицированной системы; определение соответствия документов о религиозном образовании дипломам о светском квалифицированном образовании.

б) Модернизация содержания религиозного образования

Конкретные мероприятия в этой области могут охватить следующие аспекты: совершенствование тотально устаревших учебных программ; включение в программы обучения новых социализирующих и рационализирующих дисциплин (отечественная и зарубежная история, социология, политология, иностранный язык и т.д.); содействие методическому совершенствованию традиционной формы преподавания; разработка и внедрение конкретных современных минимумов в определении ученых степеней и профессиональной квалификации обладателей религиозного образования (по образцу вступительных, дипломно-выпускных, кандидатских, докторских и прочих минимумов в системе светского образования) и т.д.

в) Восстановление связей учебной и научной деятельности

Мероприятия на этом направлении могут охватить следующее: поощрение фундаментальных научных исследований в сфере религиозного образования; помощь в разработке современных предметных учебных пособий; содействие формированию научно-исследовательских отделов или центров в структуре учреждений религиозного образования; поддержка издания специального журнала, информирующего о положении дел в научно-исследовательской сфере, касающейся системы религиозного образования.

г) Укрепление технической базы

Материально-техническая помощь в издании необходимых учебных пособий; содействие в техническом оснащении специальных учебных классов — кабинетов иностранного языка и компьютерного обучения, научных отделов, административных комнат и т.д.

3. Повышение общего уровня религиозного мышления населения

Религиозная безграмотность и дезинформированность населения способствуют неадекватному восприятию сущности религии и создают условия для опасного злоупотребления религиозными принципами и ценностями. В связи с этим мероприятия по повышению и модернизации религиозного просвещения общества, в том числе верующих, следует направить на более рациональное понимание религии, на очищение веры от несвойственных ее природе явлений, а также на модернизацию религиозного мышления.

Конечно, достижению такой цели, прежде всего, должны способствовать программные меры по адаптации системы религиозного образования к требованиям времени и повышению интеллектуального потенциала самого исламского духовенства в республиках, но к конкретным действиям на данном направлении можно отнести следующее: в систему всеобщего светского образования включить изучение (не в агитационных формах) таких предметов, как религии мира, основы религии, история и основы ислама и т.д.; разработка литературы с современным, но доходчивым изложением конструктивных принципов ислама — людская солидарность, братство, миролюбие, тяга к знаниям, созиданию, благотворительности, милосердию; разъяснение общих корней и объединяющих элементов, а также ценностей всех мировых религий; признание и изучение ислама в качестве одной из основных частей исторической и современной культуры народов региона и т.д.; подготовка современных аналитическо-просветительских радио- и телематериалов, способствующих достижению перечисленных целей.

4. Модернизация института мусульманского духовенства

Общая черта всех республик региона — разобщенность, низкая интеллектуальность и "бессистемная система" исламского духовенства. Не имея ни компетенции, ни воли к преобразованиям, оно (в его сегодняшнем реакционно-традиционном состоянии) серьезный барьер на пути модернизации не только самой религии, но и общества. Мероприятия в этой сфере следует направить, прежде всего, на совершенствование нынешних структур духовных управлений, механизмов принятия религиозных решений, на постепенную модернизацию типа мышления и образа жизни священнослужителей. А соответствующая программа обновления должна охватить следующие основные направления.

а) Изменение структуры и функции духовных управлений

После распада СССР бывшие филиалы Среднеазиатского духовного управления мусульман (САДУМ), в свое время созданные в республиках региона, стали самостоятельными организациями. Однако, например, в Таджикистане, Узбекистане и Туркменистане они сохранили особенности деятельности САДУМ, что резко снижает их легитимность и авторитет среди верующих. Во-первых, несмотря на свой неполитический статус, эти структуры вынуждены поддерживать политические позиции официальных властей. Во-вторых, для работы в данных управлениях в основном привлекают представителей духовенства проправительственного толка, которые не всегда являются компетентными и признанными религиозными лидерами.

Высокая политическая зависимость духовных управлений, а также их отставание (в том числе и по качественным параметрам) от зарубежных религиозных лидеров не позволяют этим органам взять на себя роль религиозных центров республик. Такая ситуация содействует разложению религиозного потенциала, появлению альтернативных центров влияния на верующих, сохранению и углублению раскола в религиозной среде. На примере Узбекистана, Туркменистана, Казахстана и Таджикистана можно утверждать, что в руководители духовных управлений этих стран не всегда избирают пользующихся должным авторитетом священнослужителей. Опыт Таджикистана свидетельствует, что созданный на таких принципах Совет улемов не пользуется достаточным влиянием среди верующих. С одной стороны, он не умеет формулировать, выражать и защищать права верующих, с другой — не способен урегулировать сложные отношения духовенства и религиозного общества.

б) Совершенствование механизма принятия решений и указов

Еще одна причина сохранения разобщенности и раскола в религиозной среде — отсутствие координации при выпуске религиозных указов "фетв", усугубляющееся на фоне несовмещения центральных (официальных) органов духовного управления с реальными центрами религиозного влияния в обществе. Из-за низкого авторитета духовных управлений, в компетенцию которых входит и выпуск фетв, сегодня во всех республиках региона комментарии и указы официальных духовных управлений порой не находят признания ни у видных религиозных деятелей, ни у определенной части верующих.

Для изменения сложившегося положения следует, прежде всего, восстановить исламскую традицию выпуска соответствующих фетв авторитетным шуро — религиозным советом, в состав которого необходимо привлечь всех реальных духовных лидеров общества. К тому же в каждой республике региона целесообразно периодически выпускать и распространять сборники согласованных фетв авторитетных улемов, что позволит нивелировать устное и многовариантное религиозное "законотворчество".

в) Учреждение системы религиозных чинов и степеней

Как мы уже отмечали, к факторам сохранения консервативного характера религии в регионе относится и особая "бессистемная система" исламского духовенства, в которой часто отдельные его представители наносят серьезный урон влиянию и авторитету ислама в обществе. Меры по решению этой проблемы должны быть направлены на упорядочение иерархии и на изменение структуры исламского духовенства в республиках, на модернизацию типа мышления священнослужителей, образа их жизни и деятельности. В числе целесообразных мероприятий: создание четкой системы религиозных чинов, званий и степеней, соответствующих духовно-научному и служебному уровню священнослужителей; определение областей и уровней применения религиозных степеней и званий в служебной деятельности; содействие формированию класса духовных лиц современного типа, обладающих чувством общественной и гражданской ответственности; оказание помощи для формирования в духовенстве "среднего" класса, то есть слоя умеренных исламских технократов и интеллигенции.

Заключение

Анализ общего положения религии в Центральной Азии показывает, что, несмотря на специфические условия в каждой ее республике, регион переживает острый религиозный кризис, который может иметь значительные морально-нравственные и общественно-политические последствия. Исходя из этого, можно сделать некоторые выводы и внести конкретные предложения.

а) Выводы

Мусульманство и в перспективе будет оказывать влияние на общественно-политическое пространство региона в качестве важной стратегической величины; центральноазиатский ислам переживает серьезный кризис несоответствия типа и уровня религиозного мышления реалиям современного общества; консервация религиозного мышления — результат отставания региона от общей модернизации ислама, что во многом обусловлено пребыванием Средней Азии в сфере антирелигиозной политики Советского Союза. Этот кризис содействует проявлениям религиозного консерватизма и радикализма, в связи с чем огромное влияние исламского фактора на развитие общественно-политических процессов приобретает отрицательное значение. В ЦА назрела острая необходимость комплексной систематизации общественного положения религии, модернизации качества и уровня религиозного мышления.

б) Предложения и рекомендации

В странах региона следует совершенствовать механизм общественного функционирования религии и ее отношения с государством, особенно при разработке и реализации национальной политики по вопросам религии. Необходимо совершенствовать законодательную базу отношений государства и религии (в направлении ее либерализации и детализации), а также трансформировать характер и статус государственного органа по делам религии, то есть эту контролирующую структуру сделать партнером; целесообразно совершенствовать содержание и структуру религиозного образования, унифицировать его систему, модернизировать устаревшие учебные программы, восстановить утерянные связи в сфере учебной и научной деятельности.

Вместе с тем назрела потребность повысить общий уровень религиозного мышления населения в направлении более рационального восприятия религии; изменить структуру и функции духовных управлений так, чтобы они стали реальными и компетентными центрами координации работы религиозного общества и принятия соответствующих решений.


SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL