КАВКАЗСКО-КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН И ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ РОССИИ: ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

Магомед ГАСАНОВ


Магомед Гасанов, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории Дагестана Дагестанского педагогического университета (Махачкала, Россия)


В современном мире Кавказско-Каспийский регион приобрел ключевое геополитическое значение. За последние 10 с небольшим лет ни один регион не привлекал такого внимания, как Кавказ. Здесь пролегают важнейшие транспортные коммуникации из Европы в Азию и кратчайший путь на запад для каспийской нефти, запасы которой сопоставимы лишь с месторождениями стран Ближнего Востока. Кавказ — удобный стратегический плацдарм для влияния на близлежащие государства: Турцию, Иран, республики Центральной Азии и Китай1.

Одна из особенностей Кавказа, существенно сказывающаяся на его жизни, — многонациональный состав населения. Вместе с тем в последнее время эта территория стала эпицентром событий и процессов всемирно-исторического значения, здесь завязались узлы не только местных, но и глобальных интересов. Как никогда, регион оказался в фокусе интересов России, США, некоторых стран Западной Европы, а также Ирана и Турции.

Каспий — "традиционная зона национальных интересов России", а на современном этапе его значение для официальной Москвы увеличилось. "Россия будет добиваться выработки такого статуса Каспийского моря, — отмечено в Концепции внешней политики РФ, принятой в 2000 году, — который позволил бы прибрежным государствам развернуть взаимовыгодное сотрудничество по эксплуатации ресурсов региона на справедливой основе, с учетом законных интересов друг друга…"2.

Часть региона, принадлежащая Российской Федерации, — ее самая южная приграничная территория, по которой осуществляются экономические и иные связи с республиками Закавказья, а через Каспийское море, где находятся незамерзающие морские порты, и с некоторыми другими странами.

На Каспии, наряду с Россией и Ираном, появились новые независимые республики: Азербайджан, Казахстан и Туркменистан, а российское присутствие здесь и на Кавказе в целом уменьшается за счет роста влияния США, Турции, Ирана, ряда европейских государств, стран Азиатско-Тихоокеанского региона и Ближнего Востока.

Напомним, что на протяжении многих веков Россия вела борьбу за владение Каспийским морем и отстаивала его от попыток захвата другими державами.

Поход Петра I

Более 270 лет назад начался поход Петра I на Кавказ, вошедший в историю под названием Каспийского, Персидского или Восточного, но бурные дипломатические и военные события первой четверти XVIII века продолжают привлекать к себе пристальное внимание исследователей и политиков как в РФ и государствах Кавказа, так и в других странах. Этот интерес обусловлен исторической значимостью результатов внешнеполитического развития России, в том числе и ростом ее влияния в данном регионе.

Поход Петра I — часть истории Кавказа, России, Ирана и Турции3. Кавказ, расположенный между Черным и Каспийским морями, играл тогда важную роль в международной политике крупных государств, а его стратегическое и политическое значение всегда было на первом плане политики России. В свою очередь, в борьбе против нее Турция и Иран важную роль отводили Кавказу. Благодаря его удобному географическому положению народы региона поддерживали разносторонние связи с другими народами и странами.

Исключительно глубокие корни имеют и русско-кавказские отношения, в частности, в начале XVIII века Россия становится империей, и Петр I резко активизирует ее политику на этом направлении. Уже в тот период обозначалось явное стремление России продвинуться на юг, к теплым морям. Однако тогда же в регионе усилилась военно-политическая экспансия Османской империи, а часть территории Восточного Кавказа находилась под влиянием персов. Хорошо осведомленный в делах Кавказа видный государственный деятель того времени А. Волынский советовал Петру I начать военные действия и присоединить к России прикаспийские провинции региона. В свою очередь, дальновидный царь заявил: "Нам крайняя нужда будет береги по Каспийскому морю овладеть, понеже… турок тут допустить нам невозможно"4.

В обстановке захватнических устремлений ведущих государств феодальные правители Кавказа, исходя из своих интересов, ориентировались или на Россию, или на Турцию, или на Иран.

При Петре I была разработана обширная программа политических и экономических мероприятий в отношении Каспия и всего Кавказа. Растущая русская мануфактурная промышленность нуждалась в источниках сырья. Кавказ же был богат шелком, хлопком, шерстью, тканями, винами, пряностями, украшениями, фруктами и т.д. А российская господствующая верхушка жаждала золота, серебра и других богатств, раздобыть которые предполагалось путем завоевания новых земель.

Борьба России за прикаспийские области диктовалась и военно-политическими соображениями, ибо юго-восточные границы государства были легко уязвимы в случае нападения извне. Большое значение империя придавала выходу к Каспийскому морю5. Таким образом, в тот период генеральное направление экспансии России смещалось с запада на восток: Прибалтика, Польша, Балканы, Кавказ, Средняя Азия, Дальний Восток. Ее кавказские планы находили благоприятную почву для воплощения в Азербайджане, Армении, Грузии, Дагестане и т.д., где усиливалась русская внешнеполитическая ориентация и благожелательное отношение к ней местных жителей. В основе этих факторов лежала тенденция к сближению с Россией для борьбы против иранской и турецкой экспансии.

В 1721 году, после победы над Швецией и подписания Ништадского мира, Петр I активизировал подготовку похода на Кавказ, чему благоприятствовала политическая обстановка в регионе и на Ближнем Востоке. В донесении царю астраханский губернатор А. Волынский предложил начать военные действия в 1722 году. Петр I принял решение выступить летом, чтобы предупредить вмешательство Турции и присоединить к России прикаспийские земли Кавказа. И 15 мая того же года царь отправился в Астрахань. Так начался его сухопутный и морской поход, продолжавшийся полтора года и знаменовавший собой начало глобального наступления России на политической арене Кавказа.

18 июля флот под командованием генерал-адмирала графа Апраксина вышел из Астрахани в Каспийское море. За три дня до того Петр I подготовил манифест на местных языках и послал его в Тарки, Дербент, Шемаху и Баку. В манифесте указывалось, что подданные шаха — Дауд-бек и Сурхай-хан — восстали, взяли Шемаху и совершили грабительское нападение на русских купцов, причинив России большие материальные убытки и ущемив ее достоинство как великой державы6.

После двухдневного плавания Петр I с флотилией прибыл к устью реки Терек и приказал двигаться к устью Сулака. Уже 27 июля участники похода высадились на Аграханском полуострове и приступили к строительству укрепленного лагеря. Туда же двинулись и сухопутные войска, шедшие по астраханским степям. Переправившись через Сулак, Петр I вступил в Дагестан. Некоторые представители дагестанской верхушки, в частности Эндереевский владетель, оказали сопротивление. Но владетели Костековский, Аксаевский и шамхал Тарковский выразили свою верность России, а шамхал Адиль-Гирей поспешил убедить ее в своей благожелательности. Уже 6 августа недалеко от Аксая Петра I встречали с почестями: шамхал Тарковский подарил ему 1 600 быков, запряженных в телеги, и еще 150 — на пищу войскам, а также трех персидских коней и седло, украшенное золотом. Адиль-Гирей заявил, что до сих пор служил русскому государю верно, теперь же будет "особенно верно служить", и предложил Петру в помощь свои войска.

12 августа передовые части русских подошли к г. Тарки, где шамхал встретил Петра хлебом-солью. Верстах в пяти от города Петр раскинул лагерь, а на следующий день со своей свитой посетил шамхала в Тарках и в сопровождении трех драгунских рот совершил прогулку на Тарковские горы, осмотрел старинную башню и другие достопримечательности. Почести, оказанные шамхалом, и его верная служба были отмечены Петром.

В то же время грузинские и армянские правители, осведомленные о прибытии Петра I в Дагестан, готовились к встрече. Так, грузинский царь Вахтанг направился в Гянджу с 40-тысячным войском, где стал ждать прихода русских войск в Ширван. Там обе армии должны были встретиться для совместной борьбы против ирано-турецких притеснителей.

16 августа армия Петра I выступила из Тарков к Дербенту, который в итоге оказался наиболее важным объектом кампании 1722 года. Войска двигались через владение султана Махмуда Утамышского. Однако посланных на разведку казаков атаковал отряд султана. Аул Утамыш, в котором было 500 домов, обратили в пепел, 26 пленных казнили. Легко разгромив силы султана, Петр I продолжил путь на юг. Уцмий Кайтагский Ахмед-хан и правитель Буйнакский изъявили русскому царю покорность. 23 августа сухопутные подразделения подошли к Дербенту и без боя взяли город, а его население восторженно встретило Петра I. Через неделю, 30 августа, войска достигли реки Рубас, где заложили крепость, в которой мог бы обосноваться гарнизон из 600 человек. Это был крайний пункт, до которого царь лично довел свои войска.

Спустя несколько дней все окрестности Дербента признали власть Петра I и он сообщил сенату, что в "сих краях твердою ногою стали". За мирную сдачу города и объявление покорности российский император пожаловал Дербентскому наибу Имам Кули чин генерал-майора и установил денежное довольствие за счет казны7. В Дербенте же к Петру стали обращаться феодальные владетели Дагестана и других регионов Кавказа. С просьбой о принятии в подданство России город посетили и представители разных слоев населения Баку, Шемахи, Сальяна, Решта, Тифлиса, Еревана.

В письме Петру I царь Картли Вахтанг VI сообщал, что прибыл в Гянджу для соединения с азербайджанскими и армянскими войсками. Гянджинское и карабахское ополчения, состоявшие из азербайджанцев и армян, вместе с грузинами готовились двинуться навстречу русским войскам, чтобы сообща выступить против турецких и иранских завоевателей.

Однако Петру I по ряду причин пришлось временно прервать свой поход: у русской армии, сосредоточенной в Прикаспии, появились большие проблемы в снабжении продовольствием и фуражом. Кроме того, во время этого похода возникла угроза возобновления войны со Швецией, что, разумеется, не могло не беспокоить русское правительство. 29 августа Петр созвал в Дербенте военный совет, на котором было принято решение приостановить поход, и отдал приказ о возвращении части армии в Россию, оставив в покоренных областях гарнизоны. 7 сентября Петр I направился к Астрахани, но сохранил гарнизон в Тарках, а на реке Сулак по указанию царя была заложена крепость Святой Крест (ее комендантом был назначен подполковник Соймонов).

В результате Каспийского похода 1722 года к России отошли Аграханский полуостров, развилка рек Сулак и Аграхани (где появилась крепость Святого Креста) и весь приморский Дагестан, включая Дербент. Эти успехи, а также присоединение Баку и прибрежной полосы Азербайджана заметно усилили влияние сторонников русской ориентации на Северном Кавказе. Например, кабардинцы не только приветствовали успехи России в Прикаспии, но и по мере сил способствовали им, в частности, князья Эльмурза Черкасский (младший брат Александра Бековича) и Асланбек Келеметов во главе вооруженных отрядов прибыли в лагерь русских войск, высадившихся в Дагестане, и вместе с ними участвовали в прикаспийском походе Петра I. Крепость же, о постройке которой ходатайствовали через А. Волынского кабардинцы, была сооружена по приказу царя на реке Сулак в Дагестане.

Вступление русских войск на Северный Кавказ оказало влияние и на развитие русско-вайнахских отношений. Осенью, перед отъездом с Кавказа, Петр I побывал на территории современной Чечни и Ингушетии, где ознакомился с шелковым заводом Сафара Васильева, земли под который русский царь подарил ему еще в 1718 году, а также инспектировал станицы гребенских казаков и осмотрел Брагунские теплые воды.

В связи с этим походом освободительная борьба закавказских народов против турецких и персидских поработителей приняла особенно активный характер. Под руководством выдающегося армянского полководца Давид-бека началось народное восстание в Карабахе и Сюнике, а сама борьба сливалась с усилившимся в XVIII веке движением за присоединение к Российскому государству8. Большой вклад в сплочение закавказских народов внес Вахтанг VI. Россия не отказалась от своих планов и в отношении Грузии, Азербайджана и Армении.

Успехи Петра I вызвали сильное беспокойство в Турции. Чтобы восстановить горцев против России, она использовала самые разные средства: подкуп, запугивание, но прежде всего — религию, стремясь вбить клин между мусульманами и христианами Кавказа. Войска султана, продвигаясь к Каспийскому морю, подошли к границам Дагестана. Крымские ханы и турецкие султаны претендовали на Ширван, Дагестан и Кабарду. Однако своим предписанием резиденту Неклюеву Петр I дал Турции ясно понять, что интересы России "отнюдь не допускают, чтобы какая другая держава, чья б ни была, на Каспийском море утвердилась".

В связи с усилившейся реальной угрозой захвата Турцией западного побережья Каспия, Петр предпринял дипломатические шаги, а также наметил кампанию на 1723 год и дальнейшие планы. В частности, были приняты меры для усиления Каспийской флотилии и Астрахани — русской военно-морской базы на Каспийском море. В Дагестане наиболее важным мероприятием по защите завоеванных позиций стало укрепление крепостей Святого Креста и Дербента (в последний направили два батальона пехоты и 20 чугунных пушек). В 1723 году морская экспедиция под командованием генерала М. Матюшкина заняла Баку, чему Петр I придавал большое значение9.

Укрепление позиций России на Кавказе противоречило интересам Англии и Франции. Они всячески активизировали свои действия, направленные на то, чтобы Турция начала войну против России. Уже летом 1723 года османские войска открыто выступили в закавказский поход. Первые их удары пришлись на Восточную Грузию — наиболее самостоятельную и антитурецки настроенную часть Закавказья. Вахтанг VI вынужден был вернуться в Картли. Турки захватили Тбилиси, а Вахтанг эмигрировал в Россию.

Из Грузии турецкая армия двинулась в Карабах, где натолкнулась на упорное сопротивление азербайджанцев и армян. Основной целью Турции было не позволить русским закрепиться в Закавказье. Потерпев неудачу в Карабахе, османские войска, сосредоточенные в Эрзуруме, решили двигаться через Восточную Армению.

Вооруженное нашествие Османской империи на Кавказ, сопровождавшееся страшными жестокостями, встретило упорное сопротивление грузинского, азербайджанского, армянского и дагестанских народов. Эта борьба поддерживалась Россией, ее армией, части которой находились в регионе. Турки, угрожая войной, требовали, чтобы Россия оставила все владения на Кавказе. Однако эти требования были проигнорированы.

Петербургский договор

По предложению шахского Ирана, напуганного вторжением турецких войск на Кавказ, Россия и Персия подписали договор (сентябрь 1723 г., Петербург). По его условиям шах признавал за Россией прикаспийские области Кавказа10. Таким образом, согласно данному документу, шах Тахмасп "признал в вечном владении" России ряд территорий, включая города Дербент, Баку, Гилян, Мазандаран, Астрабад и другие, которые в основном производили шелк.

Россия не отказывалась от своих планов относительно закавказских владений. Это было ясно из письма, в котором Петр I заверял сторонников русской ориентации в Грузии, Армении и Азербайджане, что он, "зачав сие дело, покинуть его не изволит". Отвечая на просьбы Вахтанга VI о помощи, Петр писал: "Когда Баки взят будет и мы на Каспийском море укрепимся, то ему тогда в помощь войска наши, сколько потребно будет, прислать не оставим… наш первой интерес, дабы основаться на Каспийском море, без чего ничего делать нельзя"11.

Для России значение упомянутого договора заключалось и в том, что он расстраивал планы вторжения Турции на Кавказ. Этот документ, оформивший военный союз между двумя государствами, звучал и как ответ на начавшееся летом 1723 года вторжение Османской империи в пределы Персии. Кавказ, где отчетливо сталкивались интересы трех держав, продолжал оставаться узловым пунктом острых противоречий между Россией и Турцией. В борьбе против своих соперников, за спиной которых стояли сильные западноевропейские государства, в первую очередь Англия и Франция, Россия находилась в наиболее благоприятном положении. Она опиралась не только на свою мощь, но и на сочувствие значительных слоев населения Кавказа. Правда, в своих захватнических целях турецким султанам иногда удавалось использовать мусульманский фактор. Так, весной того же, 1723 года эрзерумский паша с войском вступил в пределы Грузии, где разорил Картли и Кахети.

После захвата Тбилиси турецкая армия двинулась на Гянджу, Шемаху и Баку. Однако против них с оружием в руках (и в союзе с армянами) выступило население азербайджанских городов.

Стамбульский договор

Борьба за прикаспийские владения обострялась. Продвижение турецкой армии серьезно угрожало интересам России. А она, лишь недавно закончив войну со Швецией, не могла вступить в новую схватку, в результате чего сочла нужным заключить мир с Турцией. Но Англия и Франция оказали давление на султана, и переговоры о мире затянулись. Все же 2 июня 1724 года в Стамбуле (Константинополе) Россия и Турция подписали договор, по которому за Россией закреплялись прикаспийские провинции Дагестана и Азербайджана. Однако остальные их территории, а также Грузия и Армения отошли Турции.

Присоединение прибрежного Дагестана и Азербайджана к России способствовало расширению здесь движения за присоединение остальных частей Кавказа к России и дальнейшему усилению ориентации на нее местного населения.

Стамбульский договор был определенным успехом политики России. Вместе с тем вынужденное признание за султанской Турцией некоторых территорий Закавказья, в частности Армении, Грузии и Азербайджана (за исключением побережья), делало положение России на Каспии неустойчивым. В ходе этих переговоров турецкие войска продолжали оккупировать грузинские, армянские, азербайджанские населенные пункты. В истории Восточной Грузии началось тяжелое время господства турок ("Осмолоба" — османство), которое было отмечено беспрерывными народными волнениями.

Пребывание войск России в Дербенте, Баку, Сальяне, а ее флотилии — на Каспийском море оказывало сильное воздействие на военно-политическую обстановку в регионе. Учитывая это, а также испытывая на себе силу сопротивления азербайджанцев, армян, грузин, дагестанских и других народов, турецкие захватчики были вынуждены замедлить темпы наступления. В борьбе против Османской империи жители Кавказа по-прежнему оказывали друг другу помощь, которая увеличивала силу их отпора агрессорам. Свои надежды на избавление от гнета турецких султанов и иранских шахов народы Грузии, Азербайджана, Армении, Дагестана и т.д. связывали с приходом русских войск, неоднократно направляли письма русским властям с просьбой о помощи. В период похода Петра I в Прикаспии возникли поселения грузин, армян12.

Связи с Россией желало установить и имеретинское царство. В 1724 году Александр V письменно обратился к находившемуся на службе России капитану-поручику Георгию Дадиани с просьбой, чтобы тот ходатайствовал об этом перед царским двором. Александр стремился под протекторат России, чтобы с ее помощью изгнать из Грузии турок.

Турция же продолжала свою завоевательную политику. Ее армия захватывала грузинские, армянские, азербайджанские города и села. Турки учиняли насилия над жителями, многих уводили в плен, деревни предавали огню, но везде встречали отпор и лишь ценой значительных потерь смогли захватить Тебриз, а в декабре 1725 года заняли Ардебиль. На захваченных территориях, в частности в Закавказье, турецкие султаны установили тяжелый режим, ввели многочисленные подати и повинности. Особенно жестоко обращались они с христианской частью местного населения, подвергая православных всевозможным преследованиям и унижениям. Народные массы Армении, Грузии, Азербайджана и Южного Дагестана питали непримиримую ненависть к захватчикам, антитурецкое движение охватило весь регион.

К сближению с Россией стремились дагестанские владетели, в частности Сурхай-хан Казикумухский. В подданстве России находились также правители Табасарана Рустам-бек-кади и Майсум Магомед. По совету Кайтагского уцмия в 1727 году аварский хан прибыл в лагерь при крепости Святого Креста, где принял присягу на верность России. В 1731 году в ее подданство вступило и андийское общество. Таким образом, к тому времени под контролем России находилась значительная часть Дагестана.

Строительство крепости Святого Креста, укрепление Дербента, Баку и Решта, начало протектората над Кабардой — важные вехи усиления влияния России на Кавказе, в том числе в бассейне Каспийского моря. Это дало ей возможность надежно контролировать приморскую торговую трассу и важные гавани, усилить свое воздействие на Дагестан и Кабарду, преградить крымским татарам путь в Прикаспий, противостоять экспансии Турции во владения, расположенные на морском побережье.

Вместе с тем укрепление Османской империи на землях, находившихся до того под властью Персии, и приближение турок к берегам Каспия угрожали интересам России. Поэтому она предпринимала важные военно-дипломатические шаги для усиления здесь своих позиций, в частности направила подкрепления и военные припасы в Дербент и Баку.

Россия вела борьбу за Каспийское море и стремилась завоевать новые территории, выражая интересы господствующих классов страны. Управление прикаспийскими территориями было поручено князю В. Долгорукову, которому принадлежала военная и гражданская власть. В одних городах были созданы русские административные учреждения, а в других — сохранены старые правители: наибы и султаны. Российское правительство прежде всего стремилось превратить эти земли в сырьевую базу для русской мануфактурной промышленности. Отошедшие к России Джавад, Сальян, Шабран, Мушкур и другие владения представляли интерес как в политическом, так и в экономическом отношении. Об экономике территорий, населенных пунктов, перешедших под власть России, академик П. Бутков в свое время писал: "Эти земли были богаты хлебом, скотом, шелковичными садами, табаком, виноградными садами"13. Еще до начала похода Петр I неоднократно обращал внимание астраханского губернатора на необходимость изучать природные богатства Восточного Кавказа, а затем издал указы об их разработке, принимал меры для развития шелководства, хлопководства, увеличения добычи нефти, организации рыболовства на реках и море. В частности, в Дагестан и Азербайджан были отправлены специалисты для изучения месторождений золота, серебра, меди, железа и других руд.

Несмотря на колониальные устремления царизма, вхождение этих территорий в состав России — важное событие в истории местного населения, открывшее перспективы для социально-экономического развития Прикаспия и вселившее в азербайджанский, армянский, грузинский, дагестанские народы надежду на окончательное освобождение от ига турецких султанов и персидских шахов. Однако во времена походов Петра I эта надежда не оправдалась по ряду причин. В тот период интересы имперской России, несомненно, включали в себя и выход к Индийскому океану, что означало захват не только Кавказа и Средней Азии, но и распространение своего влияния на Месопотамию, Иран и Переднюю Азию, восстановление православного правления на Балканах и над Константинополем, а также выход к Средиземному морю.

Военно-политические последствия Каспийского похода

Поход Петра I обеспечивал безопасность юго-восточных окраин России, содействовал оживлению освободительного движения народов Закавказья, прочно оградил Дагестан от посягательств Турции, способствовал экономическому подъему приморских территорий и культурному развитию их жителей, а также дальнейшему укреплению отношений народов Кавказа с Россией.

Историческое значение рассматриваемых нами событий состоит в том, что стратегические интересы России, ее противостояние влиянию Ирана и Турции в регионе объективно совпадало с целями освободительной борьбы населения Дагестана и других народов Кавказа, способствовало их сближению с Россией.

Особую актуальность для России приобрели вопросы, связанные с сохранением и закреплением на Северном Кавказе своего экономического и военно-политического присутствия. Нынешний президент Российской Федерации В. Путин особо подчеркнул: "Мы не вправе забывать: Северный Кавказ — это важнейший стратегический регион России". Многие направления прикаспийской и кавказской политики РФ и сегодня связаны с Дагестаном. Исходя из своих интересов, официальная Москва концентрирует внимание в регионе преимущественно на нескольких проблемах. Первая из них — военная и политическая безопасность, которую Россия напрямую увязывает с решением конфликтов на Кавказе. Угрозу своей безопасности РФ усматривает и в милитаризации других прикаспийских государств, а также в военно-политическом проникновении в регион третьих стран. Вторая — экологическая безопасность, в обеспечении которой Россия особенно заинтересована, поскольку прилегающая к ней часть моря играет важную роль в воспроизводстве биоресурсов. Еще одна проблема — транспортные и энергетические магистрали, учитывая их роль с точки зрения продвижения российских внешнеэкономических интересов, то есть доставки энергоресурсов Каспия в государства Европы, Китай, страны Азиатско-Тихоокеанского региона и т.д.

Учитывая историческую ответственность РФ за судьбу некогда включенных в состав Российской империи народов, руководство страны должно проводить твердую политику, отвечающую интересам как самой России, так и народов, населяющих регион. Отдельные державы заинтересованы в том, чтобы Россия была вечно погружена в постоянные конфликты, а народы региона были недовольны ею и хотели бы выйти из ее состава.

Попытки вбить клин между отдельными кавказскими народами и странами, между Кавказом в целом и Россией, чтобы расчленить этот единый организм, неизбежно обернутся большими бедами для всех нас.

Россия должна нести ответственность за сохранение исторически сложившегося государственного единства народов РФ, за целостность составляющих ее республик и других территорий.


1 См.: Жильцов С.С. Геополитика Каспийского региона. М., 2003. С. 43. к тексту
2 См.: Концепция внешней политики Российской Федерации [http://www.ipmb.ru/1_2.html], 12 декабря 2004. к тексту
3 См.: Лысцов В.П. Персидский поход Петра I 1722—1723. М., 1951. С. 87. к тексту
4 Соловьев С.М. История России с древнейших времен. В 15 кн. М., 1963. Кн. IX. Т. 17—18. Гл. I. С. 372. к тексту
5 См.: Русский вестник. 1867. Т. 68. С. 557. к тексту
6 См.: Русско-дагестанские отношения XVII — первой четверти XVIII века. Махачкала, 1958. С. 244. к тексту
7 См.: Соловьев С.М. Указ. соч. С. 369. к тексту
8 См.: История Азербайджана. Т. I. Баку, 1958. С. 293. к тексту
9 Там же. С. 304. к тексту
10 См.: Магомедов Р.М. Россия и Дагестан. Махачкала, 1987. С. 58; История Азербайджана. Т. I. С. 302. к тексту
11 История Азербайджана. Т. I. С. 302. к тексту
12 См.: Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 г. Ч. I. СПб., 1869. С. 44. к тексту
13 Там же. С. 56. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Пылесос с аквафильтром ARNICA Hydra. Доставим быстро! Выбирай
hydra2webb.com
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL