РОЛЬ НАТО В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Александр КАТРАНИС


Александр Катранис, доктор юридических наук, офицер связи НАТО по Центральной Азии, доцент Университета "Пантейон" (Афины, Греция)


Глава I: НАТО на современном этапе

1.1. Сегодня, после окончания "холодной войны", Организация Североатлантического договора (НАТО) функционирует в быстро меняющемся мире, коренным образом трансформировав свою стратегию, состав и деятельность. Сама эта структура была создана как союз для защиты территорий ее стран-членов в случае широкомасштабной агрессии со стороны врага (после 1955 г. в качестве такового Альянс рассматривал государства, входившие в Организацию Варшавского Договора). Стратегия НАТО основывалась на классическом представлении о войне как о театре военных действий крупных боевых соединений. На этом этапе предусматривалось использование даже ядерного оружия, однако лишь как последняя и вынужденная мера. Однако с завершением "холодной войны" стратегическая программа Альянса изменилась. Основными ее задачами были объявлены объединение Германии, интеграция стран Центральной и Восточной Европы, партнерство с Россией и Украиной, стабилизация ситуации на Балканах. Эти задачи уже в основном выполнены или же их решение завершается. Но это отнюдь не конечная стратегическая цель Организации1.

1.2. Как сказал Генри Киссинджер, нынешний мир находится в состоянии революционного хаоса. В связи с этим НАТО должна держать руку на пульсе событий, происходящих в мире, преодолевать новые риски, опасности и угрозы. И хотя по масштабу они не такие большие, как были прежде, но западные общества менее защищены от них2.

Трансформация НАТО, к которой ее страны-члены приступили в начале 1990-х годов, еще не завершилась. Созданию нового имиджа Организации способствовали саммиты, проведенные в Вашингтоне (1999 г.), Праге (2002 г.) и Стамбуле (2004 г.). Альянс постепенно трансформируется из военной структуры в политическую, а главным аспектом его нынешней деятельности становится не коллективная оборона, а коллективное обеспечение безопасности3. Организация проводит политику открытых дверей: любое государство, желающее присоединиться к ней и разделяющее соответствующие ценности, стратегию и тактику (т.е. не идущие вразрез с ее нормами), могут это сделать. Так, недавно в НАТО вступили 10 стран Центральной и Восточной Европы, внеся таким образом свой вклад в создание единой Европы, свободной и мирной.

1.3. НАТО не рассматривает себя противником ни одной страны мира; нет ни одного государства, которое она считала бы своим врагом. Точно так же и расширенный Альянс не угрожает ни одной стране мира; наоборот, он стремится к объединению усилий всех государств, включая Россию, с тем чтобы успешно справляться с новыми вызовами.

1.4. Хотя коллективная оборона и деятельность, согласно статье 5-й Устава Организации, пока остаются ее главной целью, НАТО необходимо учитывать глобальный контекст, а ее деятельность не должна быть территориально ограниченной. Традиционная идея, заключающаяся в том, что войны ведутся лишь между взаимоисключающими друг друга пространственными организмами (будь то государства или союзы государств), уже себя изжила. Прозрачные границы и подвижные союзы стали характерными чертами борьбы местных полицейских отрядов и политической экономии ведения боевых действий на конкретных территориях, которые противники так явно уже не контролируют. При этом насилие в определенных местах часто сдерживается. Однако его элементы распространяются и перетекают через территориальные границы условных геополитических категорий4. Самая большая вероятность гибели людей в Америке и в Европе связана не с каким-либо крупным военным вторжением, а с террористическими актами или действиями "несостоявшихся" государств, использующих оружие массового уничтожения (ОМУ) для нападения на наших граждан, наши страны или наши жизненные интересы5.

Сегодня стратегические и геополитические "передовые рубежи" перемещаются в направлении Каспийского моря, а также к пустыням и горным хребтам, расположенным между Центральной Азией на севере и спорной индийско-пакистанской областью Кашмир на юге6. НАТО должна быть способна нанести удар по очагу угрозы или риска, а не по местам их распространения. Новая стратегия направлена на обеспечение способности Альянса всегда (и везде) быть твердым перед лицом любого потенциального противника, на выработку умения убеждать врага в неправомочности его действий, сдерживать противника и обороняться от него7.

Альянс оказался перед лицом большого количества новых рисков и угроз евро-атлантическому миру и стабильности. К ним относятся терроризм, национальное угнетение, межэтнические конфликты, экономические кризисы, развал политического мироустройства и распространение оружия массового уничтожения. Кроме того, НАТО ответственна за укрепление безопасности и обеспечение стабильности во многих регионах мира, в сферу ее интересов входит предотвращение конфликтов, принятие антикризисных мер и участие в постконфликтной реабилитации, борьба против распространения ОМУ, укрепление международного режима экспортного контроля, содействие заключению международных соглашений по контролю над вооружениями и договоров по разоружению, борьба против терроризма, организованной преступности, контрабанды наркотиков, похищения людей, а также прогнозирование невоенных чрезвычайных ситуаций.

Возникающие угрозы исходят как из внутренних, так и из внешних источников, к тому же они часто носят транснациональный характер. События в Афганистане, где НАТО приняла на себя командование Международными силами содействия безопасности (ИСАФ), продемонстрировали, что угрозы нашей общей безопасности все чаще и чаще исходят с периферии евро-атлантического ареала. Министр обороны Германии вкратце определил эту ситуацию следующим образом: "Наша безопасность начинается с Гиндукуша". В такой обстановке международные стабильность и безопасность все больше и больше зависят, с одной стороны, от проведения реформ в самих странах, с другой — от расширения международного сотрудничества.

1.5. Наряду с этим перемены также затронули боеспособность войск НАТО и систему управления Организации. Так, в последние годы ее боеспособность заметно повысилась, что необходимо для проведения в будущем эффективных транснациональных операций, охватывающих весь спектр деятельности Альянса. При этом особое внимание уделяется повышению оперативной совместимости (interoperability) стран-партнеров с вооруженными силами НАТО. Изменения коснулись разных сфер деятельности: развертывания войск, их мобильности, содержания и материально-технического обеспечения армии, выживаемости и способности эффективно вести огонь, совершенствования системы управления и контроля, а также информационной системы. Цели Альянса — обеспечение защиты против химического, биологического, радиологического и ядерного оружия, совершенствование системы управления и контроля, достижение коммуникационного и информационного превосходства, повышение оперативной совместимости боевых сил, их быстрое развертывание (силы быстрого реагирования) и поддержание в боевой готовности (содержание войск). Недавно на состоявшейся в Стамбуле встрече министров обороны был подписан Меморандум о соглашении по воздушным и морским перевозкам.

1.6. Трансформация НАТО включает и налаживание практических связей со странами, не входящими в Альянс. Цель такого сотрудничества — создание более прозрачного мира, в котором непонимание и недоверие будут сведены до минимального уровня. Главной для воплощения этой идеи стала программа "Партнерство ради мира" (ПРМ), которая с самого первого дня (принята в 1994 г.) является важной и неотъемлемой частью европейской структуры безопасности8. ПРМ обеспечивает своего рода консультативный форум партнеров по первоочередным проблемам безопасности на современном этапе9. В рамках этой программы создан ряд механизмов по проведению заседаний союзников и партнеров, а также встреч в рамках более мелких групп с участием нечленов Альянса — в зависимости от темы дискуссии10. ПРМ была углублена и расширена с учетом интересов разных стран-партнеров и по сей день остается для них привлекательной11.

Во многом это объясняется тем, что программа содействует расширению и упрочению политического и военного сотрудничества в рамках евро-атлантического ареала, укреплению стабильности и связей в сфере безопасности, базирующихся на практическом сотрудничестве и приверженности принципам демократии, лежащим в основе деятельности Альянса. Это обязывает НАТО развивать отношения с каждым партнером в отдельности в рамках программы Альянса "Процесс планирования и анализа" (PARP), предусматривающей мероприятия по определению того, какие силы (совместно с силами НАТО) можно привлечь к участию в многонациональных военных тренингах, учениях и операциях и какова их боеспособность. Кроме того, разработаны индивидуальные планы действий (IPAP), их цель — сочетание всех механизмов, посредством которых партнер корректирует свои связи с Альянсом, а также фокусирование на проведении внутригосударственных реформ. Так, согласно этим планам партнеры совместно с Альянсом могут, в частности, обозначить ряд аспектов реформирования, в рамках которых НАТО будет оказывать им помощь (в том числе давать рекомендации по возникающим проблемам).

Партнерские отношения, сложившиеся за последнее 10 лет, стали одним из основных элементов переориентации НАТО на противостояние новым рискам и угрозам. В частности, Альянс уделяет большое внимание расширению диалога с партнерами и обмену результатами исследований по политическим вопросам и проблемам безопасности. Все это помогает создавать современные оборонные структуры, действующие на демократической основе; повышать боеспособность, обеспечивающую уникальный и высокопрофессиональный вклад в деятельность всех партнеров, в том числе и в рамках программы по проведению учений; создавать механизмы и инструменты, позволяющие партнерам участвовать в ответных мероприятиях Альянса на такие вызовы, как борьба с терроризмом и защита гражданского населения от применения против него оружия массового уничтожения.

1.7. Угрозы безопасности сегодня — проблема многовекторная и не может быть решена собственными силами какой-либо одной структуры. НАТО и другие организации, занимающиеся вопросами безопасности, в том числе ООН и ее институты, ОБСЕ и Евросоюз, а также отдельные государства — все они сознают необходимость сотрудничества, в том числе проведения ряда взаимосвязанных мероприятий в сфере предотвращения и ликвидации угроз. Действуя вместе с другими организациями, борющимися за сохранение безопасности, Альянс опирается на свое сравнительное преимущество, особенно в том, что касается соблюдения норм оперативной совместимости, подготовки надлежащих сил и поддержание боеготовности во время высокопрофессионально подготовленных и на таком же уровне проводимых военных учений, а также на приверженность общим ценностям и солидарности в их реализации. При этом НАТО выполняет функции "двигателя" в тех сферах, где Организация не несет на себе основную ответственность, это, например, охрана границ и борьба с последствиями чрезвычайных ситуаций.

1.8. Заключая сказанное, я бы хотел подчеркнуть, что НАТО сегодня, во-первых, организация, четко придерживающаяся определенных ценностей, как-то: опора на демократические принципы, соблюдение прав человека, законности и в международных, и во внутренних делах, урегулирование споров мирным путем и т.д., что сплачивает Альянс и легитимизирует его действия. Во-вторых, НАТО — структура, исключительно компетентная в оборонной сфере и в вопросах безопасности, выработавшая важный механизм противостояния угрозам в интересах всех стран и способствующая повышению оперативной совместимости стран-партнеров со своими вооруженными силами. В-третьих, Альянс — объединение, которому присущи культура проведения диалога и налаживания сотрудничества с другими странами, которое способно координировать решение вопросов трансатлантической безопасности и поддерживать трансатлантические связи, достигая при этом консенсуса между демократическими странами12 и содействуя интеграции государств, не входящих в НАТО (в том числе России), в более широкий контекст евро-атлантической безопасности. Все это серьезные инструменты борьбы с современными угрозами, рисками и вызовами.

Глава II: приоритеты в регионе

2.1. Сегодня мы наблюдаем еще один поворот в деятельности Североатлантического альянса: поставлена задача стать гарантом безопасности стран Центральной Азии и Южного Кавказа. Понять, идет ли речь о внутренней нестабильности, о более широком региональном или даже глобальном аспекте безопасности в этих регионах далеко не просто. Поэтому присутствие боеспособных сил в ЦА, в Закавказье и вокруг них делает эти два региона осевым театром или зоной, с территории которой эти силы могут нанести удар по противнику, находящемуся в любой из многочисленных потенциальных точек конфликта — от Восточной Европы до Тихого океана13.

При этом весьма важно понять, где возможный очаг конфликта, где проблемы, вызванные географическим положением страны, какие еще вызовы могут возникнуть в этой части мира: ведь политические режимы государств Центральной Азии авторитарные и нестабильные. Этническая неоднородность этих стран и развал их экономик могут оттеснить на второй план гражданские споры и стремление построить гражданское общество. Предлогов для развязывания межгосударственных конфликтов множество. Процветают преступность и коррупция. Перспективы развития у разных стран неодинаковы. Споры вокруг разделения между рядом государств дна Каспийского моря, а также по вопросу об использовании вод Сырдарьи и Амударьи вполне могут привести к росту напряженности. Поток беженцев в регион может ударить по казне и затруднить государствам налаживание процесса приема людей. Рост выступлений радикальных исламистских группировок, в том числе в связи с ситуацией в Афганистане, способен повлиять на активность в регионе террористов14. НАТО будет противостоять всем этим вызовам (независимо от степени взятых перед регионом обязательств).

2.2. Включение Центральноазиатских государств в программу "Партнерство ради мира" придало их отношениям с Альянсом официальный статус, обеспечило механизм сотрудничества в сфере региональной безопасности, заложило фундамент совместной деятельности15. Присутствие НАТО в регионе — стратегический и геополитический фактор, часть стратегического ландшафта в этом районе мира. Однако, по мнению руководителей стран ЦА, легитимность присутствия сил Организации должна быть доказана эффективностью их действий, а, по мнению народов этих государств, — вкладом Альянса в проведение реформ.

На Стамбульском саммите было принято решение, что Альянс должен сконцентрировать свое внимание на сотрудничестве с партнерами из значимых стратегических регионов — Центральной Азии и Кавказа, которые, несмотря на отдаленность, жизненно важны в новом контексте безопасности. В НАТО учрежден пост специального представителя Генерального секретаря по Кавказу и Центральной Азии, а также должности офицеров связи по каждому из этих регионов. Офицеры связи должны содействовать развитию отношений, в частности, отвечать за координацию сотрудничества и проведение диалога.

Так, в обязанности офицера связи входит налаживание контактов с руководителями стран региона и с их военными структурами для создания необходимого ландшафта в этой области, установления доверия, налаживания взаимодействия в деле повышения оперативной совместимости и боеспособности армий стран ЦА. Все эти элементы становятся частью оперативной задачи модернизации войск, усиления их боеспособности для противостояния угрозам безопасности и для укрепления сотрудничества с НАТО. В итоге мы содействуем интеграции республик Центральной Азии в евро-атлантический военно-политический процесс, что позволит выработать механизмы оказания помощи в их институциональном оборонном строительстве на демократической основе, а также осуществлять контроль над деятельностью вооруженных сил со стороны демократических гражданских структур. В конечном счете иерархия оперативных целей такова: сначала постепенный подъем, а затем постепенный спуск через модернизацию (и ее элементы) к интеграции (и ее элементам)16.

НАТО планирует переориентировать свои ресурсы в направлении этих двух регионов, не сворачивая в сторону от своей основной долгосрочной стратегии — укрепление стабильности по всему евро-атлантическому ареалу путем всемерного содействия, в частности, поддержки реформ. В процессе реализации программ сотрудничества (индивидуальных планов действий (IPAP), программы "Процесс планирования и анализа" (PARP), Плана действий Партнерства по борьбе с терроризмом (PAP-T), Плана действий Партнерства по институциональному оборонному строительству (PAP-DIB)) Альянс отдает приоритет этим странам, обеспечивает проведение учений на высоком уровне, стремится помочь данным государствам адаптироваться к результатам реформирования в оборонной сфере.

Потребности военной сферы стран ЦА и самих государств региона в целом разнятся от страны к стране, каждая требует особого к себе отношения, конкретного подхода в деле укрепления доверия, в практической модернизации вооруженных сил и структур безопасности. В любом случае не должно возникать никакого недопонимания: повышенный интерес к региону отнюдь не означает карт-бланш для неограниченного финансирования или бесконтрольных поставок современного вооружения. НАТО должна помогать странам региона в преодолении наследия прошлого и в совершенствовании их систем управления и планирования17.

2.3. В связи с таким поворотом в деятельности НАТО один известный ученый пришел к выводу, что речь идет об "азианизации НАТО"18. Если он имеет в виду, что сегодня центр притяжения интересов Альянса лежит в Азии, то я могу с этим согласиться. Но это никак нельзя понимать в смысле расширения состава НАТО; сегодня обеспечение стабильности гораздо важнее нового расширения19.

Это отнюдь не означает, что в данном регионе НАТО не приемлет ни одного его государства или ни одной структуры. Но Альянс не строит империю, он противостоит политическим и стратегическим вызовам созданию легитимности20, то есть закладке фундамента для установления в ЦА нового миропорядка на основе либеральных ценностей, эффективных политических, экономических и военных реформ, борьбы с терроризмом, организованной преступностью, похищением людей, коррупцией.

Позитивная позиция официальной Москвы после 11 сентября, ее участие в антитеррористической войне, в кампании против распространения оружия массового уничтожения, в региональных миротворческих миссиях, а также ее сотрудничество в рамках Совета НАТО — Россия демонстрируют большие перемены, произошедшие в Центральной Азии, а также то, что повторение "большой игры" не предвидится.

2.4. Вот основные приоритеты НАТО и республик Центральной Азии, лежащие сегодня в основе их сотрудничества:

  • Афганистан. Действия в этой стране, которые проводятся достаточно далеко от границ государств-членов НАТО, увеличили значение программы "Партнерство ради мира" и обуславливают то огромное внимание, которое Альянс уделяет нуждам государств региона. Они важные партнеры НАТО в борьбе против терроризма, обеспечили (на двусторонней основе) значительную поддержку нашим операциям в Афганистане, в том числе оказали большую помощь в обеспечении материально-технической поддержки силам ИСАФ. Переговоры и заключение соглашений по транзиту, обеспечивающих создание необходимых пунктов переброски дополнительного вооружения и снаряжения для наших сил в Афганистан, помогают НАТО и странам Центральной Азии укрепить безопасность и сохранить стабильность в регионе.
  • Борьба с терроризмом — одна из основных сфер сотрудничества. Терроризм стал тактикой небольших групп людей, посвятивших себя войне против всех инакомыслящих21. Однако борьба с этой угрозой не оправдывает ограничение деятельности демократических институтов, непредоставление основных свобод и несоблюдение законности в странах-членах НАТО. Мы должны защищать эти ценности, продвигать их, чтобы терроризм не смог найти благодатной для себя почвы.
  • НАТО намерена играть конструктивную роль в процессе реформирования в государствах региона, что приведет к созданию более результативных их оборонных структур. В этом контексте первая задача — обеспечить эффективный демократический контроль над службами безопасности и вооруженными силами, а также повысить роль парламента в принятии решений, касающихся обороны страны. Вторая задача — добиться обеспечения надлежащей численности вооруженных сил партнеров, соответствующей структуры армии, ее адекватного финансирования, а также оперативной совместимости с подразделениями НАТО, с тем чтобы вооруженные силы стран региона могли противостоять новым вызовам безопасности и участвовать в операциях сил Альянса.
  • Программа "Партнерство ради мира" может содействовать проведению реформ в государствах ЦА. Индивидуальные планы действий, а также программа "Процесс планирования и анализа" (принятые в рамках ПРМ) стали исключительно важными инструментами в продвижении реформ, в том числе в оборонной сфере, в модернизации вооруженных сил и совершенствовании управления ими, в повышении оперативной совместимости. Главное, чтобы все эти мероприятия проходили в рамках ответственности и компетенции самого государства, чтобы сотрудничество было направлено на удовлетворение его нужд и чтобы само государство ставило перед собой реальные, то есть достижимые цели.
  • Безопасность границ и их охрана — вопросы исключительной важности для наших партнеров на Кавказе и особенно в Центральной Азии. Безусловно, и эти вопросы необходимо решать в рамках выполнения решений Стамбульского саммита. Эффективный контроль на границах крайне необходим, так как он позволит перекрыть террористам поставку вооружения и продовольствия, пресечь нелегальную деятельность на границе, в том числе провоз наркотиков, а потенциально — и обычных вооружений или ОМУ. В этих делах НАТО накопила большой опыт. Основополагающий принцип заключается в том, чтобы, не закрывая границы на замок, тщательно их контролировать и охранять. Само государство должно нести за это ответственность в рамках тесного сотрудничества на двусторонней, региональной и более широкой международной основе.
  • Альянс мог бы создать Консультативно-совещательный совет по безопасности границ, оказывающий помощь партнерам в решении следующих задач:

— трансформация военной пограничной службы в гражданскую правоохранительную структуру;

— совершенствование государственного координационного механизма контроля границ;

— совершенствование и модернизация процесса обучения погранвойск;

— модернизация техники и вооружения пограничной службы;

— совершенствование и модернизация службы связи с соседними пограничными управлениями и органами безопасности;

— повышение вклада государств в развитие региональной и более широкой международной системы взаимодействия по вопросам контроля границ и их безопасности.

  • Мы должны сделать все необходимое, чтобы прекратить поставку наркотиков, предназначенных для переправки в Европу. Включение Альянсом в Оперативный план для ИСАФ пункта о борьбе с наркотиками — шаг в правильном направлении.
  • Наряду с этим можно было бы предложить значительный ряд проектов в рамках программы "Партнерство ради мира": от подготовки борьбы с природными катаклизмами и мероприятий по конверсии в оборонной сфере до научно-технического сотрудничества:

— Таким примером может служить программа НАТО "Виртуальный шелковый путь". Цель этого проекта — используя спутниковые технологии, обеспечить связь стран Центральной Азии (включая Афганистан) и Южного Кавказа с остальным миром. В рамках проекта возможности подключения научных и учебных организаций пользующихся этой сетью государств к высокоскоростной интернет-сети стран Запада станут на порядок выше.

— Немаловажен и проект "Наука для мира", в рамках которого специалисты стран-партнеров сотрудничают с экспертами государств-членов НАТО по проблеме безопасности и по вопросам, относящимся к этой сфере.

— Еще одна программа — "Безопасность через науку". Она, в частности, включает проект проведения экспертной оценки радиологической угрозы и обследования Семипалатинского ядерного полигона (Казахстан), создание рабочей группы по проблеме очистки и повторного использования бывших военных полигонов в Бишкеке, а также проект по изучению мест захоронения радиоактивных отходов в Туркменистане.

— Трастовый фонд программы НАТО "Партнерство ради мира" — также пример практического сотрудничества. Он создан для содействия странам-партнерам НАТО в безопасном уничтожении арсеналов противопехотных мин и других боеприпасов. В рамках фонда успешно уничтожено более 2 млн наземных мин и снарядов на территории Албании, Бывшей республики Югославии Македонии, Украины и Таджикистана. У этого механизма сотрудничества большой потенциал, и его можно использовать в любой стране.

— Приоритетная задача всех стран ЦА — поддержка экологической безопасности. В рамках различных проектов и исследований НАТО сотрудничает по этому вопросу с ОБСЕ, программой развития ООН и Программой ООН по окружающей среде на благо всех стран региона.

— Долгосрочный проект Альянса "Принятие решений по экологическим проблемам в интересах устойчивого развития Центральной Азии" осуществляется при участии Регионального экологического центра (РЭЦ ЦА) и других международных организаций (ОБСЕ, ВОЗ). Основная цель этого пилотного проекта — содействовать развитию сотрудничества и, прежде всего, — стимулировать процесс интеграции региональных и демократических подходов в рамках проведения политики охраны окружающей среды каждой страной региона. Проект предусматривает участие широких масс населения, что позволит принимать более эффективные (в техническом плане) демократические решения в сфере защиты окружающей среды. Проект уделяет особое внимание инициативам по охране окружающей среды, способствующим укреплению и расширению институциональной инфраструктуры региона (например, судебной системы).

— Через свои реинтеграционные гранты Альянс старается оказать помощь странам региона в борьбе с "утечкой мозгов". Подобные гранты обеспечивают поддержку не только высококвалифицированным специалистам, вернувшимся на родину для продолжения научной работы, но и научным учреждениям, что позволит им модернизировать оборудование для проведения исследовательских работ в своих лабораториях.

— В апреле 2003 года в Узбекистане прошли международные учения "Фергана-2003" по реагированию на стихийные бедствия и катастрофы.

— НАТО и Финляндия планируют организовать несколько курсов обучения (с ориентацией на партнеров из стран Центральной Азии) по проблемам гражданской обороны, борьбы со стихийными бедствиями, антитеррористической деятельности, поисково-спасательных работ.

Глава III: Выводы

Резюмируя изложенное выше, можно сделать вывод, что благодаря общим усилиям (как на двустороннем, так и на многостороннем уровне) в Центральной Азии сложился благоприятный климат для реального сотрудничества по проблеме безопасности22. Что же касается продвижения реформ в оборонной сфере, налаживания двустороннего и регионального сотрудничества, создания надежных, эффективно работающих государственных институтов, контроль над которыми осуществляется на основе демократических принципов, то на этих направлениях многое еще предстоит сделать. Страны региона должны сами решить, в каких областях и в какие сроки они хотят провести реформы.

В зависимости от того, как станут развиваться связи НАТО с республиками ЦА и разворачиваться борьба с терроризмом, будут определяться возможности (и масштабы) дальнейшего сотрудничества Альянса с этими республиками. Целесообразно, чтобы оно охватило такие аспекты, как более энергичные антитеррористические действия в Афганистане, поддержка государств региона в их борьбе с повстанческими движениями, активизация миротворческих сил и миротворческих миссий при возникновении в регионе конфликтов, противостояние террористическим группам на территории данных государств. Конфликты в Центральной Азии и на Кавказе могут привести к дислоцированию в этих регионах международных миротворческих сил и размещению миротворческих миссий, а также к мероприятиям по охране энергодобывающей и трубопроводной инфраструктуры, по защите и эвакуации иностранных граждан.

В перспективе сотрудничество в рамках программы "Партнерство ради мира" обеспечит поле для развития отношений НАТО со странами региона. Главное в этом контексте — обеспечение безопасных маршрутов в Афганистан, организация операций по поддержанию мира и охране границ, проведение поисково-спасательных работ и оказание помощи во время природных катаклизмов. Спонсируемая Альянсом деятельность, направленная на реализацию демократических принципов, надежного финансирования из бюджета под контролем парламента, а также гражданского контроля над военной сферой, в конечном счете будет способствовать и улучшению политического климата в регионе.

НАТО понимает, какие ужасные последствия (в долгосрочной перспективе) принесут странам Центральной Азии и всему миру нынешняя бедность в регионе, низкий уровень развития, авторитаризм, трайбализм и религиозный фанатизм. Альянс поставил перед собой задачу: вместе с союзниками, партнерами и другими заинтересованными международными структурами и неправительственными организациями предотвратить "столкновение цивилизаций", не допустить активизации "соперничества между функциональным ядром глобализации и дисфункциональной периферией"23 и в будущем сократить, как сказал Чарльз Купчан, "расстояние между передовыми и отстающими акторами современной истории"24.


1 См.: Larrabee F.S. NATO's Eastern Agenda in a New Strategic Era. Santa Monica, CA: RAND Corporation, 2003. P. 174. к тексту
2 Об адаптации НАТО к новым вызовам, см. работу, представляющую большой интерес: Haftendorn H. Das Atlantische Bundnis in der Anpassungskrise. Berlin: SWP-Studie, February 2005. P. 7. к тексту
3 См.: Howorth J., Keeler J.T.S. The EU, NATO and the Quest for European Autonomy. В кн.: Defending Europe: The EU, NATO and the Quest for European Autonomy / Ed. by J. Howorth, J.T.S. Keeler. New York, 2003. P. 3, 14. к тексту
4 См.: Black S. After Two Wars: Reflections on the American Strategic Revolution in Central Asia. Defense Academy of the United Kingdom. Conflict Studies Research Centre. Central Asian Series 05/14, April 2005. P. 10. к тексту
5 См.: Larrabee F.S. Op. cit. P. 31. к тексту
6 См.: Bogaturov A. International Relations in Central-Eastern Asia: Geopolitical Challenges and Prospects for Political Action. Washington D.C.: The Brookings Institution Centre for Northeast Asian Policy Studies, June 2004. P. 7. к тексту
7 См.: Berman I. The New Battleground: Central Asia and the Caucasus // The Washington Quarterly, Winter 2004-2005, Vol. 28, No. 1. P. 61. к тексту
8 Также см.: Security through Partnership, NATO Public Diplomacy Division 2005. P. 36 [www.nato.int/docu/pub-form.htm]. к тексту
9 См.: Haftendorn H. Op. cit. P. 24. к тексту
10 См.: Weaver R. Continuing to Build Security through Partnership // NATO-Review, Spring 2004 [hww.hq.nqto.int/nids/docu/review/2004/issue1/english/art1_pr.html]. к тексту
11 См.: Security through Partnership. P. 6. к тексту
12 См.: Lanxade J. Imagining a New Alliance. В кн.: NATO Transformation: Problems and Prospects / Ed. by C. R. Nelson and J. S. Purcell. The Atlantic Council of the U.S., April 2004. P. 15. к тексту
13 См.: Black S. Op. cit. P. 11. к тексту
14 См.: Faultlines of Conflict in Central Asia and the South Caucasus. Implications for the U.S. Army / Ed. by O. Oliker and Th.S. Szayna. Santa Monica, CA: RAND Corporation, 2003 passim; Wishnick E. Strategic Consequences of the Iraq War: U.S. Security Interests in Central Asia Reassessed. Carlisle, PA: Strategic Studies Institute, U.S. Army War College, May 2004. P. 33 [htpp://www.carlisle.army.mil/ssi]. к тексту
15 См.: Wishnick E. Growing U.S. Security Interests in Central Asia. U.S. Army War College, October 2002. P. 3. к тексту
16 См.: Black S. Op. cit. P. 23. к тексту
17 См.: McDermott R.N. NATO Deepens its Partnership with Central Asia // Central Asia-Caucasus Analyst, 17 November 2004 [www.cacianalyst.org/view_article.php?articleid+2836]. к тексту
18 Bogaturov A. Op. cit. P. 4. к тексту
19 См.: Haftendorn H. Op. cit. P. 24. к тексту
20 См.: Black S. Op. cit. P. 12. к тексту
21 См.: Kerry B. Iraq is the Wrong Answer // International Herald Tribune, 13 April 2004. P. 7. к тексту
22 См.: Burghardt D.L. In the Tracks of Tamerlane: Central Asia's Path to the 21st Century. В кн.: In the Tracks of Tamerlane: Central Asia's Path to the 21st Century / Ed. by Daniel L. Burghardt and Theresa Sabonis-Helf. Washington D.C.: Centre for Technology and National Security Policy at the U.S. National Defence University, 2003. P. 3, 17. к тексту
23 Cebrowski A.K. Transformation and its Implications for NATO. В кн.: NATO Transformation... P. 2. к тексту
24 Kupchan Ch.A. The End of the American Era: U.S. Foreign Policy and the Geopolitics of the Twenty-first Century. A CFR Book. Alfred A. Knopf. November 2002. P. 336. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL