ЮГООСЕТИНСКИЙ КОНФЛИКТ И РУБЕЖИ БОРЬБЫ ЗА ЭНЕРГОРЕСУРСЫ БОЛЬШОГО КАСПИЯ

Арбахан МАГОМЕДОВ


Арбахан Магомедов, доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой связей с общественностью Ульяновского государственного университета (Ульяновск, Российская Федерация)


Версия о нефтепроводной подоплеке августовской (2008 г.) войны в Южной Осетии прозвучала в первые же ее дни. В числе самых впечатляющих эпизодов, которые показывали ведущие мировые телеканалы с места трагедии, были горящие вагоны с нефтью компании "Азпетрол" на Грузинской железной дороге. Каспийский нефтяной бизнес сразу среагировал на военные действия. Так, после их начала оператор нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан (БТД) "Бритиш петролеум" объявил о приостановке прокачки нефти по данному маршруту. Одновременно с этим была приостановлена прокачка нефти по трубопроводу Баку — Супса, замерли нефтяные терминалы Поти и Кулеви.

Однако в появившихся затем многочисленных обзорах и аналитических материалах на эту тему преобладали экономические оценки: подсчеты убытков Азербайджана и западных нефтяных компаний; вопросы о том, сколько стоила Азербайджану или БП вынужденная остановка нефтепровода БТД, сколько миллионов тонн нефти недосчитался рынок и потребители и т.п. По мере восстановления упущенной выгоды Азербайджана и прибылей акционеров БТД сама проблема уходила на задний план.

Такое рассмотрение оставляло в стороне геополитический эффект этих событий. Однако с самого начала югоосетинский конфликт обрел глобальное значение. Как писал итальянский обозреватель Лучио Карраччиоло в статье "Урок Путина Вашингтону", "грузинская война не только имеет колоссальный региональный эффект, но и помогает переписать глобальное равновесие, которое, как казалось, закрепилось в конце прошлого века".

Тем не менее мало кто из аналитиков пытался ответить на вопрос о том, просматриваются ли через показатели прибыли и потерь участников каспийского нефтяного бизнеса геополитические интересы сторон. И если да, то в чем они заключаются? Думается, такой взгляд позволит приблизиться к лучшему пониманию причин и подоплеки августовской войны и ключевых стимулов ее участников.

В этой статье будет показан характер геополитической конкуренции за контроль над энергетическими и транспортно-коммуникационными ресурсами в ареале Большого Каспия на различных этапах его постсоветского развития. В центре исследования — стремительное ускорение этого соперничества в XXI веке с неожиданным, но закономерным постцхинвальским финалом.

* * *

О том, что Каспийский бассейн — энергетическая кладовая XXI века, написано немало. Часто каспийской нефти придавали налет геополитической таинственности, что……………


Пожалуйста заполните подписную форму чтобы получить полный текст этого журнала

SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL