НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПРЕЗИДЕНТСКОЙ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ В КАЗАХСТАНЕ

(октябрь-декабрь 1998 года).

Ермухамет ЕРТЫСБАЕВ



Ертысбаев Ермухамет Кабидинович, директор Казахстанского института стратегических исследований. Родился в 1956 г. Окончил исторический факультет Карагандинского госуниверситета, аспирантуру МГУ им. Ломоносова. Кандидат исторических наук, доцент. Заведовал кафедрой политической истории. Депутат Верховного совета в 1990-1994 годах, зам. Председателя комиссии по правам человека. Сопредседатель социалистической партии Казахстана. В 1995-1998 годах - Советник Президента Республики Казахстан по политическим вопросам.



 

Плавный ход рыночных и демократических преобразований в Казахстане в начале октября нарушил парламентский вердикт о необходимости проведения досрочных президентских выборов. Установлена дата - 10 января 1999 года (откровенно говоря, не самое удачное время для подобного мероприятия, если принять во внимание суровую зиму практически на всей территории республики). Но решение принято и предвыборная гонка началась. Более года назад, а точнее, в сентябре 1997-го, в ряде российских газет появились сообщения, что в недрах администрации Назарбаева вынашивается план проведения досрочных выборов. Действительно, это имело место и, хотя Назарбаев обладает громадными полномочиями, время от времени он подвергается массированному давлению со стороны казахстанской элиты, выражающей свое неудовлетворение решением важнейших внутриполитических вопросов.

В области политической демократии Казахстан явно отстал от России, где гарантом демократии является наличие нескольких конкурентных политических и финансово-олигархических групп. В Казахстане бизнес и власть представляют единый монолит, безусловным лидером которого является Назарбаев, который де-факто и де-юре является "символом и гарантом единства народа и государственной власти, незыблемости Конституции, прав и свобод человека и гражданина". Нет двух похожих демократий, каждая страна имеет свои, только ей присущие, особенности в области политической демократии. И с этой точки зрения интересен сопоставительный анализ демократических и политических институтов России и Казахстана.

Если президент Борис Ельцин преждевременно оставит свой пост, то в России существует четкий и наработанный механизм проведения новых выборов. Вне всякого сомнения, президентские выборы 1991 и 1996 гг., на которых победил Ельцин, - являются выдающимися событиями в мировой политической истории уходящего ХХ века. Они заложили фундаментальные основы демократического устройства, которые трудно будет искоренить (вряд ли россияне согласятся с тем, чтобы глава государства избирался в узком кругу, как это предлагают левые). В Казахстане же ситуация иная. Политическая стабильность и гарантия реформ во многом связана с личностью Назарбаева. С одной стороны, это большой плюс, ибо реформы всегда являлись волевым, субъективным действием, исходящим от верхов общества. Радикальная экономическая реформа в Казахстане - это, прежде всего и главным образом, воля Назарбаева. Первостепенным условием для осуществления реформ в переходном периоде является сильная централизованная власть в авторитарной форме. Нынешний политический режим в Казахстане можно охарактеризовать как авторитарную демократию.

Казахстан имеет с Россией общее демократическое и экономическое пространство. В бывшем СССР из всех республик Казахстан был наиболее русифицирован, русских проживало столько же, сколько и казахов, последние же в подавляющем большинстве своем свободно владели русским языком. Образовательный уровень населения очень высокий, Казахстан представляет собой европеизированную страну и, тем не менее, имеет свою специфику, которую часто обозначают известным изречением одного популярного киноперсонажа: "Восток - дело тонкое". Точнее будет сказать, что Казахстан, в сущности, является первым евразийским государственным образованием, в котором социокультурная и политическая основа нации имеет отличительную, только ей присущую, характеристику (под нацией я подразумеваю совокупность граждан всего государства).

Первые президентские выборы состоялись в Казахстане в декабре 1991 г. Почти 99 процентов казахстанцев проголосовали за единственного кандидата - Нурсултана Назарбаева. Со стороны можно подумать, что в подобных выборах нет политической жизни как процесса, так как победитель заранее известен. На самом деле казахстанцы оказали осознанную политическую поддержку Назарбаеву, авторитет которого в республике неподдельный и громадный. Надо сказать, что многим не понравилась безальтернативная процедура, и они говорили о необходимости выдвижении любой альтернативы. Многие предлагали кандидатуру известного политического деятеля Х.Кожа-Ахмета, яркого лидера национал-радикального лагеря (есть в Казахстане Национально-демократическая партия "Желтоксан", зародившаяся после декабрьских событий 1986 года). Назарбаеву не составляло никакого труда одержать над ним сокрушительную победу, так как Кожа-Ахмет испытывал трудности по сбору подписей (он собрал 70 тысяч подписей вместо установленных 100 тысяч). Но казахстанская элита смотрела на проблему альтернативности по-другому. Вернее, проблемой являлись программные установки Кожа-Ахмета. Он настаивал на сохранении Казахстаном ядерного оружия, находящегося на его территории, как средства сдерживания России, которая, по его утверждению, в течение последних 400 лет постоянно угрожала казахам военной интервенцией. К тем же, кто не признает независимости Казахстана, Кожа-Ахмет требовал применить репрессивные меры. Конечно, широкая пропаганда подобного рода взглядов в печати и в электронных СМИ вызвала бы резкое обострение политической и межэтнической напряженности, и не только в Казахстане. Казахстанская государственная и политическая элита не хотела рисковать межнациональным и общественным согласием в угоду "альтернативе".

В начале 90-х годов в Таджикистане были проведены президентские альтернативные выборы с соблюдением всех международных правовых и политических норм. Причин для надвигающегося внутреннего конфликта в республике было много, но альтернативные выборы президента раскололи страну на два непримиримых лагеря и создали перманентную нестабильность. Это вовсе не означает, что в Центральной Азии не нужны безальтернативные выборы. Вопрос заключается в поэтапном вхождении центральноазиатских стран в демократическое русло перемен. Руководство Казахстана считало и считает, что только развитие рыночной экономики и формирование среднего класса создадут социально-экономическую базу для существования демократии. А потому, не дожидаясь очередных выборов 1996 года, в Казахстане весной 1995 г. был проведен всенародный референдум, на котором полномочия президента Назарбаева были продлены до 2000 года. Это произошло в условиях, когда еще не была осуществлена приватизация, национальная валюта только начала укрепляться, инфляция не была обуздана, а, главное, в обществе не произошло социальной структуризации на основе рыночных преобразований. С 1995 по 1998 гг. в Казахстане имели место глубокие социально-экономические изменения, была осуществлена так называемая "бархатная реформа" Назарбаева.

Сейчас 90 % экономики Казахстана принадлежит частному сектору. Республика занимает первое место в СНГ по объему иностранных инвестиций и третье - в бывшем социалистическом лагере после Венгрии и Чехии. Ведущие иностранные и российские эксперты признают, что сейчас казахстанская экономика является более открытой для международной интеграции, чем российская. Предпринимательский класс, хотя и не представляет собой самостоятельную политическую силу, тем не менее, является многочисленным, создано около 500 тысяч частнохозяйствующих субъектов.

В США и других стабильных демократических государствах шли от ограниченной цензовой демократии к демократии, основанной на всеобщем избирательном праве, почти два столетия. Конечно, Назарбаев не мог волевым актом ограничить участие в выборах низкодоходных групп населения (а они составляют значительное большинство в общем составе населения республики).

Полиэтнический состав населения Казахстана также заставлял на первых порах жестко контролировать политический процесс. Руководство Казахстана не могло позволить себе такую роскошь, чтобы избранные населением губернаторы открыто противостояли Центру. Назарбаев считает, что выборность акимов областей (губернаторов) надо вводить поэтапно, не торопясь, а пока их назначает и снимает Президент. В Казахстане ни при каких обстоятельствах аким области (губернатор) не будет занимать активную политическую позицию, например, публично проклинать "сионистов", как это делает российский губернатор Кондратенко в Краснодарском крае. Правительство и акимы для Назарбаева - это власть исполнительная, то есть исполняющая волю Президента в осуществлении реформ.

Выборы Президента Казахстана, которые будут проходит 10 января 1999 года, представляют большое значение для дальнейшего демократического развития общества. Предвыборная кампания, включающая период с октября 1998-го по январь 1999-го, как бы к ней ни относились различные политические и социальные группы, объективно значима для Казахстана по многим аспектам.

Во-первых, президентские выборы проводятся на альтернативной основе, и избиратели имеют возможность выбрать из 4 кандидатов того, кого они считают достойным на этот пост. Само по себе это уже огромное достижение на пути формирования гражданского общества. Впервые гражданину Казахстана предоставлена реальная возможность оказывать влияние на принятие политических решений и сказать свое веское слово в выборе дальнейшей судьбы страны.

Во-вторых, для функционирования гражданского общества необходим определенный тип социальных субъектов, формирование которых требует определенных институциональных предпосылок, прежде всего, минимум демократических прав и свобод, делающих возможными и законными как автономию личности, так и самоорганизацию граждан для отстаивания общих интересов и целей. Однако одних лишь институциональных предпосылок недостаточно. Не меньшую роль играют предпосылки культурные и социально-психологические. Субъектами гражданского общества могут быть только люди, понимающие, что собственные действия - наилучший способ защиты своих интересов, решения волнующих их экономических, социальных, политических проблем. Кроме того, реальный или потенциальный субъект гражданского общества - это человек, уверенный в том, что добиться реальных результатов можно, лишь объединив свои действия с действиями других людей. И в этом направлении предвыборной кампанией сделан гигантский шаг вперед и уже сегодня мы наблюдаем оформление несовпадающих интересов и пристрастий, существующих в обществе, высочайший уровень политизации населения. Всего за два месяца казахстанское общество, образно говоря, пробудилось от "политической спячки".

В третьих, сам факт проведения досрочных выборов ускорил создание многополюсной политической системы, в рамках которой политические организации и граждане могут ориентироваться на уже действующий центр политической системы или примыкать к тому или иному оппозиционному лагерю. Множественность политических центров электорального притяжения не говорит о слабости политической системы в целом. Напротив, новый политический расклад говорит о том, что стабильность вышла на иной качественный уровень, поскольку только в данном случае возможно саморазвитие и самосовершенствование системы. Действующая власть получает в этом случае возможность корректировать свои решения. Возникают демократические неправительственные институты, контролирующие власть.

В четвертых, политические силы в Казахстане получили чрезвычайно важный урок законопослушания. Как бы мы ни относились к тем или иным нормам права, это нормы действующего законодательства, и они должны соблюдаться всеми. Двое из претендентов (Акежан Кажегельдин и Амантай Асылбек) нарушили эти нормы. Им было отказано в регистрации. Конечно, это не снимает вопроса о соответствии положений Конституции тем или иным нормам международного права, но до тех пор, пока та или иная норма действует, она должна соблюдаться.

В пятых, общество с удивлением наблюдает за эффективностью использования различными политическими силами политических (в том числе избирательных, имиджмейкерских и других) технологий. Здесь и проверенные десятилетиями методы "партийной агитации" советского периода, и "хождения в народ", и "раскрутка кандидатов" с помощью печати и электронных СМИ, и некоторые приемы лоббирования, и многое другое. Опыт бесценный, если учесть то, что на следующей стадии политического процесса предстоят выборы в парламент.

Наконец, важнейшим элементом предвыборной кампании является широкое освещение этого процесса в средствах массовой информации. Необычным для нынешней кампании является использование в ней новых для Казахстана информационных технологий, в частности, сети Internet. Отмечаемые рядом наблюдателей и социологических центров низкие рейтинги таких кандидатов как Энегельс Габбасов и Серикболсын Абдильдин во многом связаны с их недостаточной пропагандистской активностью в СМИ. Напротив, относительно высокий рейтинг Гани Касымова, в основном, результат удачной "раскрутки" его предвыборного "образа" в печати и в электронных СМИ.

Следует отметить, что Назарбаев и действующая власть вместе с различными пропрезидентскими политическими силами представляют самый мощный и действенный политический лагерь. Они имеют в своих руках главные рычаги воздействия на электорат. Говорить о равных стартовых и прочих условиях Назарбаева и других кандидатов не приходится. Назарбаев - единственный из 4 кандидатов, кто имеет подлинный авторитет, основанный на действительной общности лидера, его сторонников и электората. Фронтальные социологические опросы показывают, что подавляющее большинство казахстанцев (более 70 процентов) хотят видеть Президентом только Назарбаева (в значительной степени сказывается присущий большинству казахстанцев, независимо от национальности, менталитет, связанный с законопослушанием, лояльным отношением к власти).

Бывший премьер-министр Республики Казахстан Акежан Кажегельдин представляет другой политический лагерь. Как известно, Кажегельдин не был допущен к выборам. Он нарушил административное законодательство и по Закону не имеет право в течение года баллотироваться в какие-либо органы власти. Начиная с первых дней самостоятельного развития, власть в Казахстане жестко контролировала политический процесс, особенно в той части, где речь шла о "санкционированных митингах" и "незарегистрированных общественных объединениях". Кажегельдин участвовал в работе учредительного съезда движения "За честные выборы". Само название движения как бы напоминало, что "предстоят нечестные выборы" и власть в данной ситуации действовала адекватно: многие участники, в том числе и Кажегельдин, получили административные судебные взыскания. Многие наблюдатели сочли подобные действия властей как прямое отстранение Кажегельдина от участия в борьбе за пост Президента. Сторонники Кажагельдина до сих пор заявляют, что "Назарбаев просто боится Кажегельдина и, что выборы предстоят нелегитимные, поскольку отстранен главный конкурент". Вряд ли Кажегельдин смог бы одержать победу над Назарбаевым, который в любом случае имеет огромное преимущество. Нам представляется, что политическая элита решила отстранить Кажегельдина совершенно по иным мотивам.

Назарбаев привлек Кажегельдина в правительство в декабре 1992 года и сразу назначил его на должность вице-премьера. С октября 1994 г. по сентябрь 1997 г. Кажегельдин был премьер-министром, и Назарбаев дал ему фактически неограниченные полномочия для осуществления реформ. Даже многие кадровые вопросы решал Кажегельдин, хотя кадровые вопросы всегда были исключительной прерогативой Назарбаева. Своей головокружительной карьерой и высоким статусом в обществе Кажегельдин обязан исключительно Президенту и экс-премьер неоднократно Назарбаева в том, что ни при каких обстоятельствах не будет претендовать на пост главы государства.

Для западного читателя, неискушенного в политических нюансах постсоветского пространства, могут показаться странными подобные объяснения, ибо в большой политике руководствуются интересами, а не словесными обещаниями, которые часто ничего не значат. На Западе политическое соперничество в борьбе за лидерство в государстве - обычное дело, хотя выборы и в западных демократиях создают иногда экстремальные ситуации. Ключевым понятием западного политического процесса является не предопределенность результата. На Востоке - другие традиции. В основе политического процесса лежит постоянный поиск консенсуса. Во всяком случае, в таком масштабном вопросе как выбор главы государства превалирует социокультурная традиция, нежели политическая конкуренция. Борьба за лидерство как бы выпадает из национальной культуры в широком смысле этого слова. Главный носитель власти безоговорочно признан всем обществом (не случайно Динмухамед Кунаев в советские времена фактически 30 лет находился у руля власти в республике).

Свое политическое соперничество Кажагельдин начал в 1997 году, используя должность премьер-министра как стартовую площадку для будущего президентства. Может быть, это и оказалось главной причиной его отставки. С осени 1997 г. по весну 1998 г. Кажегельдин находился за границей (официально на лечении, но как сейчас выясняется, он активно готовился к борьбе). Назарбаев наградил его высшей государственной наградой, назначил внештатным советником по экономическим вопросам и пространно намекнул, что со временем, возможно, Кажегельдин возвратится в высшие эшелоны власти. То есть Назарабаев проявил яркую установку на готовность, предрасположенность к дальнейшему сотрудничеству. В принципе, Кажегельдин тоже был готов к такому партнерству, но он желал значительно большего, чем ему мог предложить глава государства, а именно: он хотел серьезных изменений в Конституции включающих появление должности вице-президента, которому будет поручен весь блок экономических реформ. Такие конституционные поправки означали бы внедрение в Казахстане своеобразного двоевластия, с чем Назарбаев ни при каких обстоятельствах не мог согласиться. Кажегельдин - сильная личность, но Назарбаев тоже, и ему нельзя диктовать условия. Назарбаев сам диктует условия и в президентской вертикали ни с кем не намерен делить власть. Вот в чем суть конфликта между Назарбаевым и Кажегельдиным.

Поначалу президентский штаб был настроен на то, чтобы зарегистрировать всех легитимных кандидатов, включая Кажегельдина, но когда последний начал активно создавать свою прессу, привлекать российских и иностранных политических советников, "формировать у населения привычку сопротивляться власти" (выражение самого Кажегельдина), то политическая элита просто решила отстранить его от участия в борьбе. Нечто аналогичное произошло на выборах президента России в 1996 году. Тогда были отстранены покойная Галина Старовойтова и известный предприниматель Артем Тарасов, хотя они собрали по миллиону подписей. Их обращения в судебные инстанции были безуспешными. С высоты сегодняшнего дня можно утверждать, что во многом харизматические и популярные политики Старовойтова и Тарасов собрали бы солидное количество голосов избирателей в основном из электорального блока Бориса Ельцина, что могло привести, в конечном счете, к победе Зюганова.

С Кажегельдиным ситуация несколько иная. Его участие в выборах могло расколоть всю политическую элиту и создать глубокое размежевание во всем обществе. Все его программные установки и методы связи с электоратом направлены на непримиримое противостояние с Назарбаевым, который по многим параметрам действительно стал для значительной части общества символом и гарантом реформ и стабильности. Кажегельдин допустил оплошность участвовав в работе незарегистрированного общественного объединения, и это стало поводом для его отстранения. Верховный суд Республики Казахстан, куда обратился Кажегельдин, подтвердил правомочность судебного решения, не позволяющего ему участвовать в выборах. Это вызвало волну недовольства сторонников экс-премьера, оппозиционная пресса выступила с резкой критикой в адрес действующего Президента. Кажегельдинский штаб начал маневрировать и в некоторых газетах появились материалы о необходимости возвращения к нулевой отметке, а именно: Президент отменяет "незаконные решения парламента" и отменяет выборы, Кажегельдин и его компания готовятся к парламентским выборам, а Назарбаев руководит Казахстаном до декабря 2000 года. Разумеется, что Назарбаев и действующая власть никогда не пойдут на подобный шаг, это было бы безумием. Превентивные меры, предпринятые по отношению к Кажегельдину, показали, что потенциальный глубокий раскол общества по политическим мотивам представляет для Казахстана большую опасность, а разжигание нетерпимости в общественном сознании, что уже в силу инерции последнего переносится и на послевыборный процесс, создает серьезные проблемы для функционирования экономики и самого государства.

И самое важное. Во всех постсоветских республиках главным политическим вопросом на президентских выборах было разрешение противоречия между либеральным реформатором и ортодоксально коммунистическим контрреформатором (в 1991 г. в России Ельцин-Рыжков, 1996-м Ельцин-Зюганов; аналогичные политические пары фактически были во всех странах СНГ, где проходили президентские выборы, причем, иногда левые или популистские силы одерживали верх, например, Лукашенко победил Кебича в Белоруссии в 1994 году). В Казахстане могла возникнуть ситуация, когда два реформатора праволиберального толка начали бы борьбу за власть и это действительно могло привести к непредсказуемым последствиям.

В октябре началось выдвижение кандидатов и появились никому не известные Жаксыбай Базильбаев (предприниматель) и Энгельс Габбасов (сенатор, член верхней палаты парламента). Они сдали экзамен по казахскому языку (обязательное требование для кандидата) и провели ряд пресс-конференций. Надо сказать, что появление нелегитимных кандидатов было не самым лучшим изобретением властных структур, без поддержки которых данные кандидаты никогда не смогли бы заявить о своих "притязаниях на власть". Формально каждый гражданин Казахстана имеет право выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах, но кандидат на пост главы государства должен быть, образно выражаясь, легитимным. Речь идет о законности не в правовом смысле. Общество, или хотя бы политизированная его часть, должны признать или подтвердить законность притязаний того или иного кандидата на лидерство в государстве именно в политическом смысле. И с этой точки зрения в Казахстане перед избирательной кампанией были два десятка легитимных кандидатов.

Легитимных кандидатов можно классифицировать как политических "легковесов", "средневесов" и "тяжеловесов". "Легковесы" - это М. Елеусизов (партия "Табигат"), С.Акатаев (Республиканская партия), Х.Кожа-Ахмет и Ж.Куанышалин ( движение "Азат"), Д. Кушимов (Социал-демократическая партия). Сюда же можно отнести журналиста С. Куттыкадама, который заявил, что при известных обстоятельствах, выдвинет свою кандидатуру. Все эти люди давно занимаются политической деятельностью, но не имеют абсолютно никаких шансов на успех, ввиду отсутствия организационных и финансовых ресурсов и многого другого, что крайне необходимо для того, чтобы серьезно бороться за пост главы государства.

К "средневесам" можно отнести Олжаса Сулейменова, Мурата Ауэзова, Газиза Алдамжарова, Галыма Абильсиитова, Серикболсына Абдильдина и Балташа Турсумбаева. Олжас Сулейменов с весны 1995 года работает послом в Италии и полностью вошел в команду Назарбаева. Балташ Турсумбаев в октябре был назначен на должность вице-премьера. Абильсиитов никогда публично не объявлял о своих намерениях на счет президентства, но часть политизированного общества желает этого, помимо его воли. Газиз Алдамжаров фактически отошел от политической деятельности, головой уйдя в бизнес (правда, в середине декабря предвыборные страсти заставили его вернуться в политическую жизнь и он возглавил политисполком партии Кажегельдина). Год назад Мурат Ауэзов сделал громкое заявление относительно будущего президентства, но, проработав несколько месяцев в областной администрации, изучив исполнительную власть изнутри, он окончательно оставил свои намерения, решив вернуться к научной деятельности (но, как и Алдамжаров, Ауэзов также вернулся к политической деятельности в середине декабря, когда началась реанимация движения "Азамат"). Из всех "средневесов" только Абдильдин вступил в борьбу с Назарбаевым, но лидер казахстанских коммунистов не имеет сильной организации, не обладает достаточными финансовыми и людскими ресурсами для ведения кампании.

"Тежеловесы" - это, Акежан Кажегельдин, Заманбек Нуркадилов и Марат Оспанов. Нуркадилов работает акимом области. Оспанов возглавляет мажилис и всей своей головокружительной карьерой обязан во многом Президенту. Кажегельдин не допущен к выборам и, тем не менее, утверждать, что исход борьбы предопределен, было бы очень опрометчиво. Не надо забывать, что голосование тайное и каждый гражданин Казахстана, недовольный курсом рыночных реформ, имеет возможность влиять на дальнейшую судьбу государства. Назарбаев и его команда ни в коем случае не считают предстоящие выборы легким политическим мероприятием. Назарбаев настроен на борьбу и готов пройти через политическое противостояние широких социальных групп населения, так и не нашедших себя в реформах.

По моим предположениям, около 25 процентов населения Казахстана безоговорочно поддержит Назарбаева. Это наиболее энергичная и дееспособная часть общества (работники властных структур, представители крупного и среднего бизнеса, пользующиеся поддержкой власти, рабочие рентабельных предприятий, работники сырьевого комплекса, госбюджетники, стабильно получающие зарплату, военнослужащие, часть пенсионеров и т.д. - словом, те, кто нашел себя в реформах).

Такое же количество людей (25%) могут голосовать против Назарбаева. Это - беднейшие слои населения и люди с антиреформаторскими настроениями. Последняя группа весьма разношерстна и в нее входят: часть интеллигенции, безработные маргиналы, люмпены, сельчане, национал-радикалы из числа казахов и сепаратисты из числа русских, часть пенсионеров, ностальгирующих по старой системе - словом, все недовольные, а их много. Причем, низкостатусные и низкодоходные группы населения более активно участвуют в голосовании, чем высокостатусные и высокодоходные. И 50% электората находится в индифферентном состоянии. К ним можно отнести: некоторых работников властных структур, недовольных сокращением госаппарата, реогранизацией правительства, областей, переносом столицы; значительной части предпринимателей, которые недовольны переделом собственности, государственным рэкетом, недостаточной глубиной и последовательностью реформ; части молодежи, научно-технической и гуманитарной интеллигенции, жаждущие реальных перемен.

В течение октября- декабря Назарбаев работал именно с третьим политическим центром притяжения. Работал ежедневно и ежечасно. Достаточно было Назарбаеву выступить с ежегодным посланием, как это вызвало энтузиазм и подъем именно в этой части электората. Президент предпринял ряд политических, организационных и экономических шагов в направлении данного политического центра притяжения. Поначалу Назарбаев заявил в своем телеобращении, что "его хорошо знают", что "ему не надо мотаться по стране" и т.п. На самом деле он проявил беспокойство и в течение двух месяцев интенсивно общался с самой энергичной и дееспособной частью электората. Поначалу пропагандистская машина нынешнего президента действовала шаблонно и по старым рецептам. В газетах появились лозунги и призывы типа: "Кустанайцы - за Назарабаева!", "Профсоюзы - за Назарбаева!", "Спортсмены - за Назарбаева!". Такая пропаганда в поддержку нынешнего Президента на страницах официальной печати и телевидения начала вызывать чувство отторжения, и президентская команда мгновенно переменила тактику. Она начала работать масштабно и изобретательно, используя самые различные приемы и технологические наработки предвыборной борьбы.

Становление и развитие демократии в постсоветских республиках - чрезвычайно сложный процесс. Путь от коммунизма к демократии гораздо длиннее и тернистее, чем обратный процесс. Возникает много подводных течений и неожиданных поворотов, откатов, бросков в сторону. Драмы переходного периода в постсоветских республиках всем хорошо известны. Многообразие политических экспериментов во время избирательных кампаний уже дали обильную пищу для аналитиков. Феноменом нынешней предвыборной гонки в Казахстане стало участие в ней кандидата Гани Касымова, председателя Таможенного комитета. Гани Касымов, 1950 года рождения, является одним из фаворитов Президента Назарбаева. В президентском штабе решили "раскрутить" Касымова, а потому он быстро и без затруднений прошел всю необходимую регистрацию. Но дальнейшее развитие событий показало, что президентская команда взяла на себя большой риск, ибо Касымов эмоционально начал оспаривать у Назарбаева возможность определения характера и поведения власти. Его скандальные интервью газете "Караван" еще до его выдвижения создали вокруг этой фигуры ореол жесткого политика, готового пойти на решительные меры для исправления сложившейся предкризисной ситуации. Еще более сильное воздействие на электорат произвело его интервью с ведущим программы КТК "Портрет недели" А. Новиковым (Касымов швырнул вазу с цветами в журналиста). Хотя это действие было воспринято неоднозначно, в общественном мнении прочно укрепился стереотип, что Гани Касымов - "настоящий мужик", который умеет постоять за себя, а, следовательно, наверняка сумеет отстаивать интересы государства и простого народа. Не меньший эффект оказал и его повторный визит в КТК, который продемонстрировал, что он действительно "настоящий мужик", умеющий быстро признать и исправить допущенную им ошибку. Оппозиция окрестила Касымова "президентской подставкой", но, присущая Касымову и отмечаемая всеми наблюдателями харизма, умение держаться перед публикой, относительное понимание имеющих место проблем, решительность в действиях - делают эту фигуру достаточно значимой. Уже одно то обстоятельство, что за столь короткий срок и с весьма ограниченными финансовыми и людскими ресурсами ему удалось собрать 170 тысяч подписей, говорит само за себя. Причем, как показывают наблюдения, в электоральную базу Касымова вошло большое количество людей, ранее никогда не участвовавших в выборах. Генерал явно не страдает комплексами и своим экстравагантным поведением разбудил многих из долгой политической спячки.

Конечно, политических страстей и общественного накала в Казахстане 1998-го гораздо меньше, чем в России 1996-го. Заметно, предвыборная гонка не стала тем событием, которое приковывает внимание всей страны.

Большое число казахстанских граждан, вопреки ожиданиям отдельных аналитиков и призывам некоторых "оппозиционеров" бойкотировать выборы, собирается принять участие в выборах. И это при том, что практически отсутствуют предвыборные программы кандидатов, агитация, за редким исключением, проводится достаточно вяло, отсутствует тот предвыборный ажиотаж, который мы наблюдали, например, в России в 1996 году. Политическую игру делает интересной не только относительное равенство шансов, но и характер ставок. Казалось бы, ставки в начавшейся президентской гонке более чем громадные, но относительное спокойствие во многом объясняется тем, что Назарбаев имеет неоспоримое преимущество во всех отношениях перед другими кандидатами.

Ожидавшие жесткую конкурентную предвыборную борьбу могут сказать, что "гора родила мышь". Но проблема в другом. Сегодня уже всем очевидно, что предварительным условием процесса демократизации является наличие рыночных экономических преобразований, устойчивость которых, в свою очередь, базируется на безусловной власти закона и общественном согласии, более того, на доверии народа к государственной власти. Очевидно и то, что продолжение экономических реформ и политических преобразований требует субъективного, волевого воздействия на этот процесс со стороны государственной власти, которая, создавая условия для демократизации общества, способна обеспечить политическую стабильность в обществе. Отсюда схожесть программных установок претендентов, представляющих различные идеологические и политические направления.

Интересен и еще один феномен, обусловленный самим фактом альтернативности выборов. Кандидат в президенты уже на предвыборном этапе старается привлечь определенный слой населения на свою сторону. Но, как бы ни был широк этот слой, он является только частью всего населения страны. А, победив на выборах, президент должен представлять интересы всего народа. Отсюда следует, что подобные действия, характерные для публичных выступлений и политических платформ Г. Касымова и С.Абдильдина, на завершающем этапе кампании становятся уже не сильной, а слабой стороной их политической концепции. В конечном счете, кто бы ни одержал победу на выборах, победитель должен суметь интегрировать общие интересы всех групп электората, без каких-либо исключений. Завоевание политического центра в ходе демократических выборов должно быть основной целю претендента. Пока такую позицию занимает только нынешний президент Н. Назарбаев. Более того, на сегодняшний день выдвигаемые Н. Назарбаевым внутри- и внешнеполитические приоритеты являются более приемлемыми и для основных мировых "центров силы". И это усиливает его шансы на победу.

Много критических замечаний было высказано в адрес парламента, принявшего решение о досрочных выборах. Но следует отметить, что январь 1999 года - наиболее оптимальный срок для проведения первых альтернативных президентских выборов в Казахстане. Так решила государственная и политическая элита Казахстана, а реформа есть волевое усилие и действие, прежде всего, верхов. Азиатский финансовый кризис, принявший глобальный характер, основательно пошатнул финансово-банковскую систему России. И, как следствие, политический хаос в России - стране, являющейся ближайшим соседом и главным торгово-экономическим партнером Казахстана. Кроме того, наблюдается интенсификация "Большой геополитической игры" вокруг Центральноазиатского региона. Резко упали цены на нефть и металлы на мировом рынке, следовательно, нужно ожидать огромных недопоступлений в бюджет. Неизбежен бюджетный и экономический кризис, который в условиях нестабильности власти грозит перерасти в кризис социальный и политический. Наконец, необходимость дополнения экономических преобразований политическими реформами как никогда требует наличия у власти сильного лидера.

В мировой практике крайне редки случаи, когда обладающий всей полнотой власти политик идет на досрочную "проверку на прочность" своей популярности. Для этого требуется не только решительность, но главное - уверенность и понимание того, что это делается во имя будущего государства.

С момента обретения независимости в Казахстане был принять ряд важных кардинальных мер по ускоренной модернизации экономической, политической системы страны в широком смысле слова. Трудно было избежать ошибок и промахов. Совершенно очевидно, что становление и развитие Казахстана как суверенного государства невозможно без сочетания политической стабильности в обществе и концентрации политической воли Назарбаева, направленной на формирование сильной власти.

Оппозиция часто называет сильную власть Назарбаева "режимом личной власти" и с этим, отчасти, можно согласиться. Но согласиться с одной существенной оговоркой. Все годы существования Казахстана как суверенного государства единственным гарантом стабильности являлся Президент Н. Назарбаев. И в этом смысле такие позитивные факторы как отсутствие гражданского и межнационального противостояния, осуществление экономических и демократических реформ, политическая стабильность были достигнуты именно "режимом личной власти".

Немаловажны отношения Запада и России к проводимым в Казахстане выборам. Для Запада в его взаимоотношениях с другими государствами наиболее важными являются два аспекта: наличие политической стабильности, рыночных и демократических преобразований в государстве, с одной стороны, а с другой - способность политического режима обеспечить решение этих задач. Запад вложил очень большие деньги в экономику Казахстана и крайне заинтересован в сохранении статус-кво.

Россия вступила в полосу затяжного социально-политического и экономического кризиса. И хотя Россия и Казахстан после распада Союза объективно выступают конкурентами в поставках углеводородного сырья на мировой рынок, российская государственная и политическая элита крайне заинтересована в сохранении стабильности в Казахстане, с которым у России шесть тысяч километров общей границы.

Возвращаясь к предвыборной борьбе, отметим ряд важных и интересных моментов в отношениях кандидатов и электората. Примечательной чертой нынешней предвыборной гонки является, что явно выраженный популизм Касымова выглядит более привлекательным, нежели серьезная программа социально-экономических и политических реформ нынешнего президента, что недвусмысленно говорит о "дефиците доверия" действующей политической власти. Если в области идеологии видно четкое противостояние Назарбаев-Абдильдин, то с точки зрения политической решимости, что более значимо для простого народа, наиболее заметным стало противостояние между Назарбаевым и Касымовым. Действующий глава государства предлагает взвешенное решение имеющихся проблем, не скрывая трудностей на этом пути. Касымов выступает за радикальные изменения. Его девиз: "Жесткой рукой наведу дисциплину и порядок". Касымов намеренно разжигает социальную вражду (в телевыступлениях он неоднократно заявлял, что, "если победит, то заберет собственность у богатых и раздаст бедным, старикам и детям"). Пассивность Абдильдина в привлечении внимания избирателей привела к удачному старту Касымова, который показал, что способен перетянуть на свою сторону ту часть избирателей, которые раньше составляли социальную базу компартии. По мнению аналитиков, Касымов усиленно подражал поведению генерала Лебедя перед президентскими выборами в России в 1996 году. В частности, решительный Касымов представляется в качестве личности, способной разрубить "гордиев узел" проклятых социальных вопросов, так надоевших рядовому избирателю.

Другой кандидат, сенатор Энгельс Габбасов выступает с идеями о важности экологических проблем, которых нельзя упускать из виду при решении социальных и экономических задач. Но общество не готово к их пониманию. Реалии сегодняшнего дня отодвигают на второй план подобные проблемы.

Многие оппозиционные группы и газеты призывают голосовать против всех кандидатов. Голосование против всех кандидатур - это яркая форма аполитичности общества, что не характерно для Казахстана.

Прогнозы. Думается, что от 60 до 65% избирателей примут участие в выборах. Действующий глава государства наберет от 70 до 75 % голосов. Эта цифра может возрасти в случае эффективного проведения широкомасштабной акции "От двери к двери", в результате которой будут охвачены буквально все избиратели.

Впрочем, конкуренты Назарбаева могут увеличить численность своих электоральных блоков, если начнут активно действовать. Протестная база в Казахстане присутствует и задача того же Абдильдина заключается в том, чтобы извлечь максимальную выгоду из ситуации. Лидер коммунистов действует пассивно, часто озвучивая старые штампы о "превосходстве коммунистической идеологии" над любой другой. Он неоднократно утверждал, что коммунизм - это коллективизм, присущий менталитету всех казахстанцев.

Несмотря на кажущийся коллективизм в рамках аула, рода, племени, жуза, определяющим элементом образа жизни казаха-кочевника был индивидуализм. Как только он достигал материального благополучия, выделялся из "коллектива" аула и переезжал на новый аул.

Коммунистические догмы были привнесены в Казахстан насильственными методами. Поколение 30-40-х не восприняло коммунизм: слишком много страданий и бедствий доставил новый режим казахам. Но режим был жестоким и сильным, а восточное смирение с обстоятельствами, (своего рода мусульманский "кисмет"), не одно столетие присутствовало в поведении и сознании казахов. Что касается русскоязычного населения, то его основной костяк составляли ссыльные и заключенные сталинских лагерей, которых в Казахстане было множество. Они также внесли свою лепту в неприятие идей коммунизма. Что касается прогресса, то за 70 лет коммунистического режима, Казахстан совершил гигантский скачок в социально-экономическом развитии. Как бы чудовищны ни были политические преступления, совершенные за этот период, труднейший этап индустриализации и урбанизации был осуществлен в Казахстане за ничтожно короткий срок. Это факт никто не отрицает.

Возвращаясь к разговору о выборах, нужно отметить, что предвыборным Программным документом Назарбаева является его "Послание народу Казахстана" от 30 сентября 1998 года. Этот документ включает в себя ряд важных пунктов. В первую очередь в него вошли вопросы, касающиеся выборов. Основными критериями, согласно документу, являются честность и справедливость выборов. Конкретные меры, предлагаемые Президентом - это упрощение закона о выборах, отмена вступительных взносов для кандидатов в депутаты Парламента, участие наблюдателей от казахстанской и международной общественности в контроле за выборами. Сюда же относится разработка поэтапной программы демократических выборов руководителей всех уровней.

Вторым элементом программы демократизации является изменение статуса политической партии как одного из основных структурных институтов формирующейся многополюсной политической системы. Предлагаемые конкретные шаги: выделение в Мажилисе десяти дополнительных мест, заполняемых в соответствии с механизмом пропорционального представительства по партийным спискам; проведение Центризбиркомом семинаров по организации политических партий, поддержка со стороны зарубежных неправительственных организаций, желающих помочь в обучении и подготовке функционеров для казахстанских политических объединений. Критики заявляют, что заполняемые по партийным спискам десять депутатских мест не решают проблемы, и они будут правы, но лишь отчасти. Конечно, мажоритарно-пропорциональная система, при которой 50% мест в парламенте предоставляется по партийным спискам, было бы предпочтительной. Но, с другой стороны, почти все аналитики сходятся во мнении, что политические партии в Казахстане находятся в зародышевом состоянии и не имеют устойчивой социальной базы. Президент, видимо, прав: спешить надо медленно. Однако уже сегодня можно утверждать, что выборы в Мажилис в декабре 1999 года будут действительно серьезным политическим событием, а не очередной кампанией, поскольку на них будет представлен более широкий спектр политических взглядов, отражающих многообразие интересов казахстанского общества.

Третий элемент - это усиление независимости и роли Парламента, четкая регламентация преемственности власти в Казахстане в случае чрезвычайных обстоятельств. Предполагается обсуждение в комиссиях Сената и Мажилиса кандидатур отдельных членов правительства и послов, обеспечение более широкого представительства в парламенте национальных и религиозных меньшинств через Ассамблею народов Казахстана. Отныне Парламент 80 процентами голосов каждой из палат может вносить изменения в конституцию. Премьер-Министр и члены его кабинета будут ответственны перед Парламентом и регулярно будут выступать перед депутатскими комиссиями.

Четвертый элемент программы - усиление роли неправительственных организаций в строительстве гражданского общества. Конкретные меры - упрощение министерством юстиции порядка регистрации и надзора за деятельностью казахстанских и международных объединений, поощрение их активной деятельности по строительству развитой демократии в Казахстане.

Пятый элемент - роль независимого суда в процессе строительства демократического общества. Конкретные направления: повышение уровня подготовки судей; строгое применение закона о коррупции. Кроме того, предполагается, что Президент не будет возглавлять судебный совет.

Шестой элемент программы демократизации касается вопроса о свободной, независимой прессе. Главные шаги - предоставление журналистам свободного доступа к информации, приватизация ряда государственных печатных органов и электронных СМИ.

Седьмой, последний элемент программы - усиление внимания к положению женщин. Конкретные шаги усиление роли Совета по проблемам семьи, женщин и демографической политике; повышение представительства женщин во всех органах власти; пересмотр мер наказания за насильственные преступления в отношении женщин; создание банка для предоставления кредитов женщинам, желающим начать бизнес.

Послание Президента народу Казахстана стало своеобразным толчком для активизации политической жизни в стране. И нужно признать, что пока ни одна из предложенных альтернатив не имела такого общественного резонанса.

Чувствуя свое неминуемое поражение, лидер коммунистов Серикболсын Абдильдин в середине декабря обратился к Президенту Назарбаеву с требованием ввести в состав всех избирательных комиссий, включая Центризбирком, по 2-3 представителя от оппозиции. Наблюдатели сразу же отметили, что выдвигая заведомо невыполнимые требования в качестве своего дальнейшего участия в выборах, лидер компартии готовит, таким образом, путь к отступлению. Вполне возможно, Абдильдин снимет свою кандидатуру и это будет большой ошибкой. Социологические опросы внесли жесткие коррективы в заявления Абдильдина, показав, что его надежды на то, что он соберет собрать 6 миллионов избирателей, являются сильно преувеличенными. Однако, он вполне может набрать сотни тысяч голосов и левая оппозиция таким образом получит реальное подтверждение своей политической весомости и станет таким институтом общества, с которым власти придется считаться.

Демократизация начата сверху Президентом, но закрепить ее надо снизу при активном участии и поддержке масс. С этой точки зрения все кандидаты, бросившие вызов Назарбаеву, несут большую ответственность. И надо отметить, что предвыборные шаги Абдильдина, Касымова и Габбасова, с одной стороны, и политическая активизация президента Назарбаева, с другой, - создают в Казахстане обстановку реального политического плюрализма.

Казахстанскую оппозицию все 90-е годы упрекали в аморфности, отсутствии четкой организации и ясных программных целей. Вместо кропотливой работы и поэтапного демократического развития, оппозиция часто ограничивалась громкими заявлениями и шумными акциями. Впрочем, эта проблема всего постсоветского пространства. Практически во всех бывших республиках Союза, где проходили президентские выборы, проигравшая сторона вместо анализа причин своего поражения бросалась заявлениями, что итоги выборов сфальсифицированы. Несмотря на то, что в России в 1996 году Ельцин на выборах победил, набрав абсолютное большинство голосов, левые силы до сих пор уверяют россиян, что выборы были нелегитимными. Радикальная оппозиция в Казахстане желает использовать этот козырь на дальних подступах, и это, в конечном итоге, может привести наше общество в тупик. На фоне этих политических игр очень весомо и значимо прозвучало выступление Президента Назарбаева на торжественном заседании, посвященном Дню Независимости. Глава государства обратил внимание на то, что некоторые опасаются: мол, после выборов у нас будет то, что произошло в России в августе. Там в одночасье обнищала огромная масса народа. У нас этого не будет, заявил Президент, нет для этого никаких экономических предпосылок, пугают же людей дилетанты от экономики. Подобные заявления в сложной экономической ситуации требуют политического мужества и ответственности перед народом Казахстана. Президент выразил уверенность в том, что на приближающихся выборах, которые станут испытанием на гражданственность и ответственность нашего народа, казахстанцы проявят единство и сплоченность.

Какой главный итог предстоящих выборов? Прежде всего, упрочение демократии. Это самое главное. Долгое время Президент Назарбаев являлся гарантом необратимости реформ и демократических процессов. Теперь мы движемся к многополюсной демократической системе. Самый мощный полюс - это Назарбаев и его сторонники. Экс-премьер Кажегельдин - второй полюс и надо отметить, что он готовится к новой борьбе, заявляя, что у Назарбаева "нет семи лет и, что новые выборы неизбежны через два года". С. Абдильдина - третий полюс. То, что лидеры гражданского движения "Азамат" П.Своик и Г.Абильсиитов не поддержали Абдильдина как единого лидера оппозиции, говорит о том, что оппозиция неоднородна, то есть, существует четвертый полюс притяжения. Лидеры "Азамата" не откликнулись на многочисленные предложения Кажегельдина. Они же критически относятся к курсу Назарбаева, у них свое видение реформ и будущего Казахстана. К удивлению многих аналитиков, Касымов с помощью телеканала "КТК" и газеты "Караван" начал формировать свой полюс притяжения. Предвыборная борьба резко ускорила формирование конкурентной политической среды, которая является самой мощной гарантией необратимости демократии.


SCImago Journal & Country Rank
build_links(); ?>
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL