Военно-политическая безопасность Казахстана

Леонид Бакаев


Бакаев Леонид Кусманович, доктор политических наук, доктор военных наук, профессор (Казахстан).


Прогноз расстановки сил на мировой арене уже сегодня показывает, что независимость республики придется в будущем защищать не только политически или экономически, но, возможно, и путем военного противостояния.

Исследования, проведенные автором, свидетельствуют о том, что в будущем может возникнуть региональное противостояние между шестью зонами влияния. Это следующие зоны: США, Европа, Россия, Япония, Китай, Исламские страны. Менее вероятный, но прогнозируемый вариант возможной ситуации - это усиление конфронтации между государствами СНГ в результате споров о границах, этнической розни и борьбы за доминирование в постсоветском пространстве.

Выход из возможного негативного развития мирового политического процесса - тесная интеграция стран.

Приоритеты современной военной политики Казахстана должны определяться его международными обязательствами, статусом безъядерного государства и геополитическим положением.

Автор считает крайне важным взаимоотношения России и Казахстана как суверенных государств.

Реально оценивая взаимоотношения двух соседних государств, можно сказать, что наряду с такими позитивными факторами как укрепление дружбы и тесного сотрудничества, в определенных политических кругах России существует амбициозный подход к роли России на постсоветском пространстве, что подтверждается конкретными фактами и исследованиями.

Говоря о военном сотрудничестве двух стран, следует отметить, что создана серьезная нормативная база для этого сотрудничества - подписан пакет межгосударственных соглашений, вывезено ядерное оружие российской стороной с территории Республики Казахстан. Но с сожалением приходится констатировать пассивность России в выполнении уже достигнутых договоренностей во многих сферах, что чревато большими утратами в будущем с точки зрения коллективной безопасности СНГ.

Важнейшее значение имеет разработка военной доктрины государства.

Эта доктрина должна включать следующие разделы: введение, политическую концепцию, военно-политические аспекты, военно-стратегическую основу, военное строительство (принципы, военная подготовка, военная реформа, военно-технические и экономические аспекты), заключение. В ходе реформирования вооруженные силы Казахстана сначала перейдут на смешанный состав (профессиональная армия и призыв по Закону), затем полностью на профессиональную основу.

Приоритетами военной реформы могут стать:

  • подготовка войск к отражению агрессии в условиях, как крупномасштабных военных конфликтов, так и локальных (т.е. двухвариантность военной стратегии);

  • модернизация войск, предусматривающая их обеспечение высокоточным оружием и средствами его доставки;

  • переход к армии ограниченного состава, обладающей мобильностью, имеющей несколько высокомобильных группировок бригадно-дивизионного состава, надежно прикрытых системой ПВО, ВВС, средствами РЭП и РЭБ;

  • перевод войск на западную организационно-штатную структуру: отделение, взвод, батальон, бригада, дивизия;

  • создание высокомобильной группировки Военно-Морских Сил на Каспии.

Цель реформы - создать Вооруженные Силы, базирующиеся на единой боевой суперсистеме, включающей средства и системы “информационных технологий”, точного наведения, уничтожения авиации и ракет противника, обеспечения ведения боевых действий любой обстановке.

Для создания тотальных сил Казахстану необходимо иметь серьезную базу мобилизационного развертывания и мобилизационный план, позволяющий отмобилизовать достаточное количество людских и материальных ресурсов, которые позволят создать необходимую группировку войск для отпора агрессора. Тотальные силы будут включать регулярные войска и резервные части.

Важнейшим пунктом в стратегии Вооруженных Сил Казахстана должна стать оперативно-стратегическая концепция борьбы со вторыми эшелонами, которая будет осуществляться в дополнение к воздушно-наземным операциям и предусматривать, наряду с разгромом войск первого эшелона противника, одновременное нанесение мощных ударов по войскам второго эшелона, оперативным маневренным группам и резервам.

Вооруженным Силам Казахстана в процессе боевой учебы необходимо также осуществлять подготовку к малым (локальным) войнам и отрабатывать участие в миротворческих операциях под эгидой ООН.

Интересы национальной безопасности Казахстана требуют создания единого оборонного пространства с Россией, Узбекистаном и Киргизией и активного участия в программе НАТО “Партнерство во имя мира”. Перед Казахстаном стоит очень трудная, но очень необходимая задача создания новой военной доктрины, уточнения существующего военного законодательства, реформирования Вооруженных Сил в целях создания современной армии и сил флота, способных защитить суверенитет и территориальную целостность нашего государства.

Как показывает военная история, изучение военного опыта способствует решению теоретических и практических проблем национальной безопасности, строительства Вооруженных Сил, укреплению обороноспособности страны, патриотического воспитания населения. Коренные изменения в средствах вооруженной борьбы, вызвавшие перемены в организационной структуре армии и флота, в формах и способах ведения боевых действий, обучении и воспитании войск, требуют более тщательного творческого учета всего прошлого опыта военного строительства и военного искусства, опыта подготовки страны и вооруженных сил к отпору агрессии. Знанием этого опыта вооружает военная наука. Она дает богатейший материал для теоретических и практических выводов, для раскрытия закономерностей и тенденций военного дела, предвидения и прогнозирования, расширения военного и политического кругозора командных кадров.

В России в XVIII-XIX вв. были известны такие военные исследователи как И.Г. Бурцев, Ф.Н. Глинка, Д.П. Бутурлин и А.И. Хатов.

В XIX веке мировую военную науку представляли такие имена как Д.А. Милютин, Ф.Д. Масловский, Н.П. Михневич, Х. Мольтке, Г. Дельбреон, Ф. Фош. XX век явился веком дальнейшего прогресса военной науки и дал немало прославленных имен военных ученых.

Если касаться конкретно военной безопасности как одного из направлений военной науки, то следует отметить, что строительство вооруженных сил является ее компонентом и включает в себя создание и развитие вооруженных сил, их подготовку к войне и участие в ней, определяет назначение той или иной армии, показывает особенности ее комплектования, внутренней организации, системы обучения и воспитания, боевые качества.

Без военной науки создавать и строить армию практически невозможно, это то же самое, что строить дом без соответствующего проекта и фундамента. В современной действительности мы не раз бываем свидетелями того, что отдельные вновь построенные дома не выдерживают и нескольких лет, стремительно разрушаясь, а другие стоят десятилетиями и требуют периодически, сначала косметического, а затем капитального ремонта.

В военно-научной литературе часто употребляются такие понятия как “военное строительство”, “военная организация”, “строительство вооруженных сил”. Эти понятия имеют определенную общность, но отражают несовпадающий по своему объему смысл.

“Военное строительство” - охватывает широкий круг вопросов общественно-государственной жизни, включая в себя экономические, социально-политические и военные мероприятия.

Следует отметить, что в совокупности мероприятий и усилий государств, охватываемых понятием “военное строительство”, особое место занимают мероприятия по организации и подготовке вооруженных сил. С образованием вооруженных сил в Казахстане была проделана большая работа по созданию их законодательной базы, был разработан и принят на сессии Верховного Совета пакет военных законов. Была утверждена военная доктрина.

Всем известна ситуация, возникшая после декабря 1991 года, когда развал СССР стал не только “де-факто”, но и “де-юре”. В этот момент Россия, поддерживаемая Казахстаном и другими государствами СНГ, начала отстаивать идею объединенных вооруженных сил. Довольно образно состояние, которое переживала Средняя Азия после развала СССР, охарактеризовала Марта Брилл Олкот (профессор политологии Колгетского университета в США). Она назвала его как “катапультирование в независимость”.

И действительно, с очень большой неохотой принималась независимость как в Казахстане, так и во всей Центральной Азии.

Почему же так неохотно принималась государственность? Ответ здесь прост - приобретаемая государственность несла с собой огромную нагрузку, в основном, экономическую. Первостепенной задачей становился выход из состояния политической неизвестности и экономической изоляции.

Неслучайно, что после провалившегося августовского (1991 г.) путча отдельные политики СССР защищали сохранение Советского Союза, хотя бы на конфедеративной основе. И только 16 декабря 1991 года, когда всем стало ясно, что политическая независимость всех бывших советских республик стала свершившимся фактом, Казахстан провозгласил своею независимость.

Когда Верховный Совет России объявил о создании собственных Вооруженных сил, западные политологи охарактеризовали это решение как ситуацию, осложняющую положение Центральноазиатских республик. Они предрекли отток офицеров славянских национальностей, упадок боеготовности и кризис создаваемых армий.

При этом отмечалось, что хотя создание армий влечет нежелательные расходы, оно отвечает текущим национальным интересам и целям таких республик как Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан. Осуществление подобной задачи в Казахстане и Кыргызстане, считали они, создаст потенциальные трудности в связи с большим процентом русского населения и большой зависимостью от России. Оценивая возможности Казахстана и Киргизии, западные ученые приходили к выводу, что этим республикам было бы более целесообразно надеяться на объединенные вооруженные силы СНГ в защите своей безопасности.

Выбор оставался за Казахстаном и Киргизией: либо обратиться к России, доверив защиту своей безопасности Российской Армии, либо создать совместные вооруженные силы, либо пойти на создание собственных вооруженных сил.

Идти на создание национальных армий в условиях отсутствия необходимого количества национальных военных кадров, собственной оборонной промышленности, развитой экономики, способной содержать эти армии было, конечно, обречено заранее на серьезные трудности, так как политически решение было верным, а экономически совершенно не обоснованным. Создавая собственные армии, руководство Центральноазиатских постсоветских государств рассчитывало на помощь России и создание объединенных Вооруженных Сил Содружества, о чем в Бишкеке 9 октября 1992 года было подписано Соглашение о Концепции военной безопасности государств-участников СНГ. К сожалению, как и многие документы, подписанные государствами Содружества, данное Соглашение не было реализовано.

Казахстану, как и Кыргызстану, пришлось в одиночку решать свои военные проблемы, познавая на деле, что экономика всегда первичнее любой политики.

Результат - пришедший в запущение космодром “Байконур”, почти разрушенная инфраструктура военных полигонов. В конечном итоге пришлось их отдать в аренду России и согласиться с тем, что на территории Казахстана будут дислоцироваться российские воинские части на временной основе. Думаю, что в отношении Байконура и военных полигонов эти решения нужно было принять в 1992 году, одновременно, когда было обнародовано решение о создании собственной армии. Такой политический ход сохранил бы и Байконур, и военные полигоны, так как не было бы такого активного вывоза военного имущества и разбазаривания материальной базы на данных объектах.

Главной задачей при организации армии нужно было считать не только инвентаризацию и прием военной инфраструктуры на территории вооруженных сил, а прежде всего - выработку четкой программы создания вооруженных сил в процессе реформирования воинских частей, соединений и объединений, доставшихся в качестве “военного наследства” от бывшего СССР.

На Верховном Совете, наряду с блоком военных законов, было целесообразным в то время утвердить программу военного строительства и приоритеты военной политики.

Любая военная доктрина исходит из оценки международной обстановки и ее прогнозов на будущее.

В периодической печати отдельные политологи не раз пытались осмыслить степень военной опасности для Казахстана, делая самые противоречивые выводы. На мой взгляд, ошибка многих исследователей данной проблемы заключается в стремлении либо доказать наличие этой угрозы, либо отрицать ее возможность. Многое будет зависеть от тех процессов, которые в перспективе будут иметь место в мире. Сегодня вполне можно утверждать, что военной угрозы Казахстану как таковой не существует, а то, что пытаются представить в качестве военной угрозы является источником потенциальной военной опасности.

Какие военные угрозы существуют для независимых государств Центральной Азии в условиях, когда они стали самостоятельными субъектами международных отношений и должны полагаться прежде всего на самих себя в обеспечении национальной безопасности?

В документах, касающихся военной политики государств Центральной Азии, нет упоминаний о вероятных противниках, но есть указание на источники потенциальной военной опасности.

Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан подписали 9 октября 1992 года в Бишкеке Соглашение о концепции военной безопасности государств-участников СНГ. В этом документе “в качестве главных источников потенциальной военной опасности государства-участники Содружества рассматривают нестабильность социально-экономической и военно-политической обстановки в ряде регионов, наличие мощных военных потенциалов некоторых государств, превышающих потребности обороны, распространение ядерного и других видов оружия массового поражения1.

10 февраля 1995 года на заседании глав государств и совета глав правительств СНГ была принята Декларация государств-участников Договора о коллективной безопасности и Концепции коллективной безопасности государств-участников Договора.

В Концепции определены основные источники военной опасности, а в качестве факторов, способных привести к перерастанию военной опасности в непосредственную военную угрозу, государства-участники рассматривают:

  • наращивание группировок войск (сил) в прилегающих к внешним границам государств-участников регионах до пределов, нарушающих соотношение сил;

  • создание и подготовку на территории других государств вооруженных формирований, предназначенных для применения против государств-участников;

  • развязывание пограничных конфликтов и вооруженных провокаций с территории сопредельных государств;

  • ввод иностранных войск на сопредельные с государствами-участниками территории (если это не связано с мерами по восстановлению и поддержанию мира в соответствии с решением Совета Безопасности ООН или ОБСЕ).

Приоритетными направлениями в совместной деятельности по предотвращению военной угрозы государства-участники считают:

  • участие совместно с другими государствами и международными организациями в создании систем коллективной безопасности в Европе и Азии;

  • координацию действий по реализации имеющихся и разработке новых международных договоренностей по вопросам разоружения и контроля над вооружениями;

  • расширение мер доверия в военной области;

  • установление и развитие равноправных партнерских отношений с НАТО, другими военно-политическими организациями и региональными структурами безопасности, направленных на эффективное решение задач по укреплению мира;

  • активизацию диалога по подготовке и принятию эффективных международных договоренностей в области сокращения военно-морских сил и вооружений, а также ограничения военно-морской деятельности;

  • проведение операций по поддержанию мира по решению Совета безопасности, в соответствии с международными обязательствами;

  • согласование усилий по охране внешних границ государств-участников.

Исключительно важное значение в контексте взаимоотношений Центральной Азии, России и Китая имеет подписание 26 апреля 1996 года в г. Шанхае президентами 5 стран (России, Китая, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана) Соглашения об укреплении доверия в военной области в районе границы.

Это соглашение предусматривает вывод войск и вооружений, кроме пограничных, из 100-километровой приграничной зоны, отказ от проведения военных учений, направленных против другой стороны, ограничение масштабов учений и численности участвующих в них войск, а также взаимную информацию о них и установление дружественных отношений между дислоцированными в районе границы подразделениями войск сторон, взаимное приглашение наблюдателей на военные учения.

Достигнутое соглашение об укреплении мер доверия в военной области - это крупный шаг в обеспечении стабильности и развитии отношений добрососедства и дружбы между Россией, государствами Центральной Азии и Китаем.

Иран, занимающий второе после Саудовской Аравии место в мире как нефтяная держава и имеющий доход от продажи нефти около 20 млрд. долларов в год, имеет значительные вооруженные силы и осуществляет крупномасштабную программу перевооружении. Запад обвиняет Иран и в том, что он создает инфраструктуру для производства ядерного оружия, главным образом, с помощью Китая.

Однако с достаточно полной уверенностью можно сказать, что Иран не является и не станет источником военной угрозы для государств Центральной Азии. Иран наращивает свой военный потенциал с тем, чтобы стать главным региональным центром силы в Персидском заливе. Это - долгосрочная цель его внешней политики. Хотя, конечно, Иран имеет свои интересы и по северному и северо-восточному периметру своих границ в Закавказье, Центральной Азии и Афганистане.

Развитие отношений Ирана с новыми независимыми государствами Центральной Азии показывает, что они носят дружественный и взаимовыгодный характер.

Реальная угроза для безопасности новых независимых государств Центральной Азии - ситуация на таджикско-афганской границе. Ее осложнение создаст ситуацию, способную взорвать всю Центральную Азию. Над регионом, можно сказать, нависла угроза “афганизации”. Ее суть в том, что новые независимые Центральноазиатские государства могут треснуть по этническим швам, подобно тому, как это сейчас происходит в Афганистане. Это может случиться, если исчезнет таджикско-афганская граница.

Иран, Пакистан, Россия и Узбекистан - сопредельные и наиболее вовлеченные в дела Афганистана государства, заявляют о своей заинтересованности в сохранении целостности Афганистана, а не в его распаде. Расчленение этого государства может стать серьезным источником дестабилизации ситуации в регионе и вокруг него.

“Афганизация” всей Центральной Азии - потенциальная опасность не только для центральноазиатских государств, но и для России. Ведь в таком случае России придется строить новые государственные границы и так называемая угроза “исламского фундаментализма” приблизится к российским пределам и может даже их перейти.

В стратегических интересах России - укреплять государственный суверенитет и территориальную целостность Центральноазиатских государств, способствовать развитию экономического и оборонного потенциала государств Центральной Азии, надежно охранять общие границы СНГ.

Именно совпадение стратегических интересов обусловило то, что Россия с центральноазиатскими государствами заключила договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи, предусматривающие взаимные обязательства по обороне в случае агрессии в отношении одной из сторон, а также договоры о военном сотрудничестве.

При разработке и осуществлении оборонной политики президент Н. Назарбаев исходит из того, что "национальная безопасность Казахстана может быть обеспечена на основе сочетания собственных оборонительных средств с участием в системе коллективной безопасности и она должна выступать составной частью региональной и планетарной системы безопасности".

Что составляет основу оборонной политики Республики Казахстан?

Во-первых, идет строительство Вооруженных сил Республики Казахстан, способных отстоять государственный суверенитет и территориальную целостность страны.

Во-вторых, 25 мая 1992 года Республика Казахстан и Российская Федерация подписали Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи, где закрепили обязательство оказать друг другу военную помощь в случае агрессии в отношении каждого из них. Кроме того, были подписаны Договор о военном сотрудничестве и целый ряд соглашений, касающихся военной сферы. В аренду России переданы Байконур, военные полигоны. На территории Казахстана расположены войска и военные объекты, находящиеся под российской юрисдикцией.

В-третьих, Республика Казахстан 15 мая 1992 года подписала Договор о коллективной безопасности, куда входят девять государств СНГ, и делает все от нее зависящее по созданию единого оборонного пространства с целью координации оборонной деятельности.

Важным фактором укрепления безопасности Республики Казахстан после ее присоединения к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве безъядерного государства стало получение официальных заверений о безопасности от России, США и Великобритании. 5 декабря 1994 года в Будапеште во время саммита ОБСЕ президент РФ Б. Ельцин, президент США Б. Клинтон и премьер-министр Великобритании подписали Меморандум о гарантиях безопасности.

В этом документе Россия, США и Великобритания подтвердили Республике Казахстан свое обязательство (в соответствии с принципами ОБСЕ) уважать ее независимость, суверенитет и существующие границы, воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости Республики Казахстан, воздерживаться от экономического принуждения.

В случае же, если Республика Казахстан станет жертвой акта агрессии или объектом военной угрозы с применением ядерного оружия, то Россия, США и Великобритания будут добиваться незамедлительных действий Совета Безопасности ООН по оказанию помощи Республике Казахстан как государству-участнику Договора о нераспространении ядерного оружия, не обладающему ядерным оружием.

Китайское правительство также выступило с заявлением о предоставлении Казахстану гарантий безопасности. 8 февраля 1995 года агентство Синьхуа распространило текст этого заявления. В нем говорится: “Китай с полным пониманием относится к желанию Казахстана получить гарантии безопасности. Безоговорочно воздерживаться от применения ядерного оружия или угрозы ее применения против неядерных государств и безъядерных зон - такова последовательная позиция китайского правительства. Эта принципиальная позиция распространяется и на Казахстан”.

Согласно межправительственному соглашению, заключенному в октябре 1992 года между Россией и Кыргызстаном, последний в интересах обеспечения собственной безопасности, безопасности Российской Федерации и коллективной безопасности государств-участников СНГ, делегировал вопросы охраны госграницы с Китаем в пределах своей территории погранвойскам России.

Кроме того в апреле 1994 года был подписан новый документ - о порядке комплектования и прохождения военной службы гражданами Кыргызстана в погранвойсках России, находящихся на территории Республики Кыргызстан. В соответствии с ним, стороны создают необходимые условия для призыва на военную службу кыргызстанцев в эту группу, а также обеспечивают жизнедеятельность личного ее состава в соответствии с законами обеих государств.

По взаимной договоренности, на содержание этой группы Россия выделяет 80%, Кыргызстан - 20% финансовых средств.

Тогда же, в апреле, был подписан и протокол о взаимодействии в оперативном обеспечении охраны между Федеральной пограничной службой - Главным командованием пограничных войск России и Министерством Кыргызстана по национальной безопасности.

Россия помогает формированию собственных погранвойск Кыргызстана в течение переходного периода. Однако сроки переходного периода не конкретизированы.

В своем докладе на первой сессии Олий Мажлиса президент Республики Узбекистан И. Каримов, характеризуя принципы обеспечения национальной безопасности, сказал: “В окружающем нас неспокойном мире есть друзья, но есть и те, кто хотел бы втянуть Узбекистан в сферу своего влияния. При этом они могут использовать любые доступные им методы, в том числе и военные, поэтому мы должны иметь мобильную, хорошо обученную и оснащенную армию, способную обеспечить защиту наших границ, нашу независимость и суверенитет”.

В провозглашенной Президентом Республики Узбекистан И. Каримовым концепции национальной безопасности ключевыми элементами являются следующие:

  • Узбекистан имеет чрезвычайно выгодное географическое положение, находясь в центре транспортных и автономных энергетических и водных систем региона;

  • Узбекистан превосходит своих соседей в регионе по численности населения, по своему научно-техническому потенциалу, другим возможностям;

  • республика располагает уникальными природно-климатическими условиями, древней земледельческой культурой и минерально-сырьевыми ресурсами, что позволяет добиться самообеспечения продовольствием, производства и экспорта ценнейших видов технических сельскохозяйственных культур;

  • республика имеет нефть, нефтепродукты, газ, те отрасли, которые являются основой экономики. У нее есть все возможности для увеличения экономического потенциала;

  • Узбекистан занимает весомое место в человеческой цивилизации. Его земля богата духовным наследием, он оказывает сильное влияние на различные духовные и политические процессы не только в регионе, но и во всем мире.

“Если учитывать эти стороны, - далее делает вывод И. Каримов, - то Узбекистан по всем своим показателям может достичь в мире высокого положения в культуре, науке, технологии и экономике и стать интеграционным центром в Центральной Азии”.

На 48-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН И. Каримов внес предложение о создании в Ташкенте постоянно действующего семинара ООН по проблемам безопасности, процветания и сотрудничества в Центральной Азии. В связи с этим он считает, что “республика могла бы выступить в качестве форпоста в Азии, плацдармом взаимодействия ОБСЕ и ООН в деле обеспечения региональной безопасности и сотрудничества, превентивной дипломатии и предотвращения конфликтов”.

Государства Центральной Азии в настоящее время ведут непростой поиск новых взаимоотношений на равноправной основе, вырабатывают тонкий баланс между императивом развития веками складывавшихся связей и стремлением их расширить.

Руководители этих государств в течение первых лет самостоятельного развития своих стран независимо друг от друга заняли весьма схожие позиции в отношении национальных армий:

  • армия как обязательный институт и инструмент государственности, необходима каждому суверенному государству;

  • необходимо в достаточной сфере финансировать строительство и содержание Вооруженных сил;

  • для успешного строительства собственных вооруженных сил необходима военная интеграция с дружественными государствами.

На состоявшейся 29-30 апреля 1994 года в Кыргызстане встрече президентов Кыргызстана, Казахстана и Узбекистана состоялось присоединение Кыргызстана к ранее подписанному Договору о создании единого экономического пространства между Казахстаном и Узбекистаном. Таким образом, этот договор стал трехсторонним. Примечательно, что углубляется интеграция трех Центральноазиатских государств не только в экономической, но и в оборонной области.

В целях дальнейшей интеграции трех государств 8 июля 1994 г. президентами этих стран было подписано Соглашение о военно-техническом сотрудничестве. На основе этого документа создан Совет министров обороны, под руководством которого разрабатываются конкретные предложения по военному сотрудничеству.

На состоявшемся 15 декабря 1995 года в Жамбыле заседании Межгосударственного совета Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана было утверждено Положение о Совете министров обороны. Он как рабочий орган Межгоссовета рассматривает все вопросы в области региональной безопасности, оборонного взаимодействия и военного сотрудничества. В рамках последней сферы он будет координировать оперативную и боевую подготовку, противовоздушную оборону, взаимные поставки, а также ремонт вооружений и техники, научно-исследовательские работы в военной области и другие направления.

В целях обеспечения национальной и региональной безопасности Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан должны направлять и координировать свои усилия по следующим направлениям:

  • в плане инвдивидуальной обороны - строительство и укрепление национальных Вооруженных сил;

  • в плане коллективной обороны - строительство коллективной системы безопасности в рамках СНГ, поскольку подписанный 15 мая 1992 года в Ташкенте Договор о коллективной безопасности до сих пор не имеет механизмов реализации и как бы “тихо дремлет”. Указанным трем государствам следует продолжать свои усилия по координации оборонной деятельности в Центральной Азии;

  • в плане создания системы евроцентральноазиатской безопасности, координации военной политики и военного сотрудничества, а также миротворческой деятельности со странами - участницами ОБСЕ и НАТО;

  • в плане создания азиатской системы безопасности, укрепления взаимодействия и мер доверия с государствами Азии;

  • в плане создания глобальной системы безопасности - со всеми государствами - членами Совета Безопасности ООН.

Туркменистан, не подписавший Соглашение о Концепции военной безопасности, а также Договор о коллективной безопасности и ряд других документов СНГ по вопросам военной политики, в своей военной доктрине зафиксировал, что не относится ни к одному государству как к своему противнику.

Исходя из этого, Туркменистан не подписал Ташкентский Договор о коллективной безопасности и не вошел в Совет коллективной безопасности.

Вместе с тем, Туркменистан вступил в стратегическое партнерство с Россией и решает с ней многие военные вопросы, включая и охрану своих границ, на двусторонней основе.

1995 год стал для Туркменистана рекордным по количеству пограничных инцидентов. В этом году на туркмено-афганской границе имели место 50 боевых столкновений, в результате которых были убиты около 20 нарушителей, перехвачено более двух тонн наркотиков, изъято свыше 50 единиц “стволов” оружия. В ходе столкновения были убиты четыре пограничника. Нарастающая напряженность на границе с Афганистаном вынуждает Туркменистан усиливать охрану собственных границ совместно с оперативной группой российских пограничников.

Вооруженные силы Туркменистана насчитывают 35 тысяч человек. Созданы Генеральный штаб Вооруженных сил и штаб тыла Туркменистана, а также командования национальных Военно-Воздушных сил, Войск противовоздушной обороны и Сухопутных войск.

Президент Туркменистана, Верховный Главнокомандующий Вооруженными силами Сапармурат Туркменбаши, заявляя, что страна будет следовать принципам позитивного нейтралитета и оборонной достаточности, подчеркивает, что его страна будет делать это, опираясь на поддержку России.

Примечательно, что в Вооруженных силах Туркменистана служит немало российских военнослужащих офицерского состава, а в состав Совета обороны и национальной безопасности Туркменистана включены начальник оперативной группы военного ведомства России при Министерстве обороны Туркменистана и командующий пограничными войсками.

Очевидно, что без поддержки России Туркменистан еще долгое время не будет в состоянии самостоятельно охранять 2300 километровую границу с Афганистаном и Ираном.

Еще одна особенность процесса строительства Вооруженных сил Туркменистана в том, что туркменские офицеры изучают военное искусство в военных училищах не только Российской Федерации, но и Турецкой Республики. Есть договоренности о сотрудничестве по военному обучению с министерствами обороны Ирана и Пакистана.

На Жамбылском заседании Межгосударственного совета Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана, проходившем 15 декабря 1995 г., были подписаны решение о формировании совместного миротворческого батальона трех стран под эгидой ООН и соглашение об организации и формировании коллективного миротворческого батальона.

Президенты Н. Назарбаев, А. Акаев и И. Каримов тогда же приняли обращение к Генеральному секретарю ООН с просьбой направить группу специалистов ООН в их страны для консультаций с представителями министерств иностранных дел и обороны, а также совместной подготовки необходимой документации по присоединению к соглашению о резервных силах ООН.

Президенты трех Центральноазиатских государств приняли решение о формировании совместного миротворческого батальона, исходя из обеспокоенности ситуацией в Таджикистане и Афганистане. К этому их, возможно, подтолкнуло осознание неэффективности коллективных миротворческих сил в рамках СНГ.

5 апреля 1996 г. в Ташкенте состоялось заседание Совета глав правительств вышеупомянутых трех государств. Наряду с другими вопросами был рассмотрен проект Соглашения о материально-техническом обеспечении Цетральноазиатского миротворческого батальона. Соглашение было подписано на встрече президентов трех государств в Бишкеке 6 мая 1996 года. В настоящее время формирование Центразбата в стадии завершения.

Содействовав окончанию "холодной войны", ОБСЕ после роспуска организации Варшавского Договора и развала СССР столкнулась с новыми вызовами процессу укрепления безопасности и сотрудничества. На постсоциалистическом пространстве вспыхнули межэтнические и межгосударственные конфликты, образовались обширные зоны экономической и политической нестабильности.

В этих условиях роль и ответственность ОБСЕ в пространстве, охватывающем собственно Европу, евроазиатскую Россию, Закавказье и Центральную Азию (по географическому охвату можно с определенной долей условности обозначить его как евроцентральноазиатское), весьма высока. Ведь ОБСЕ - единственная организация, объединяющая все государства в этом пространстве и преследующая цель обеспечения безопасности и сотрудничества.

Есть военно-политический альянс НАТО, но вне его рамок находятся не только бывшие социалистические страны, но и более половины западноевропейских государств. Есть Западноевропейский союз (ЗЕС), куда недавно вошли еще девять стран Восточной Европы, в том числе и прибалтийские государства в качестве ассоциированных членов. Но ЗЕС претендует быть сугубо европейской оборонительной организацией.

В обозримом будущем как показывают события в бывшей Югославии и бывшем СССР, будет существовать потребность в обеспечении цивилизованных отношений между новыми независимыми государствами и мирном урегулировании конфликтов между ними.

В этом отношении весьма высок потенциал ОБСЕ, разработавшей нормы и принципы взаимоотношений государств и обеспечения прав человека и национальных меньшинств. Они зафиксированы в подписанном в 1975 году в Хельсинки всеми 53 государствами-участниками Заключи- тельном Акте, развиты и дополнены в Парижской Хартии и других документах ОБСЕ. А в ходе саммита в Будапеште обсуждался Кодекс поведения государств-участников.

Однако шквал конфликтов, обрушившийся на постсоциалистическое пространство, обнаружил, что ОБСЕ не имеет надлежащих механизмов их реализации и контроля за их выполнением.

Что касается ООН, имеющей и мандат, и финансирование, и контингент миротворческих сил, то она например, в 1994 году была вовлечена в 17 миротворческих операций по всему свету, и испытывает серьезные трудности в их расширении, а главное - в эффективном обеспечении. Стало очевидно, что в деле урегулирования конфликтов в обширном евроцентральноазиатском пространстве трудно рассчитывать только на ООН.

Свой военный потенциал для урегулирования кризисов под эгидой ООН или ОБСЕ вне пределов своей зоны ответственности предлагает НАТО. Такая готовность была выражена на сессиях Совета НАТО в Осло и Брюсселе еще 1992 году. Осуществленные авиацией НАТО бомбардировки ряда объектов в бывшей Югославии на практике подтвердили эту готовность.

Не исключая возможностей обращаться к НАТО в критических ситуациях и строго по мандату СБ ООН или ОБСЕ, все же было бы предпочтительнее, чтобы ОБСЕ имело собственные многонациональные миротворческие силы. НАТО - это военно-политический альянс 19 государств, имеющий свои интересы. И задействование его военного потенциала вне зоны его ответственности не всегда и не всеми могут положительно восприниматься.

ОБСЕ действительно нуждается в повышении эффективности своих структур и деятельности. В числе основных вариантов будущего развития ОБСЕ обсуждаются следующие:

  • ОБСЕ совершенствует свою деятельность, не меняя существенно свой статус, принципы, структуру своих органов и характер взаимоотношений с другими международными организациями.

  • ОБСЕ вступает в тандем с НАТО для использования его военного потенциала в миротворческих операциях.

  • ОБСЕ создает собственные многонациональные миротворческие силы.

Учитывая, что возможности ООН ограничены, а участие НАТО в военных операциях в бывшей Югославии и Ираке далеко не однозначно воспринимаются европейскими государствами и особенно в России, и то, что трудно себе представить войска НАТО в роли миротворцев в постсоветском пространстве, было бы наиболее оптимальным вариантом создание многонациональных миротворческих сил ОБСЕ. В отличие от НАТО и ЗЕС, ОБСЕ - единственная организация, в которой на равноправной основе представлены все государства Европы, евроазиатская Россия, Турция, государства Закавказья и Центральной Азии. Разумеется, это не должно исключать возможность создания коллективных миротворческих сил СНГ, находящихся в стадии формирования.

Главное, чтобы в процессе создания миротворческих сил региональных организаций не нивелировалась универсальная роль ООН в отношении операций по поддержанию мира. Они должны осуществляться только по мандату ООН, в строгом соответствии с установленными правилами и процедурами и на основе двух принципов - беспристрастности и многонациональности.

Вооруженные силы ННГ (новых независимых государств) Центральной Азии находятся в данное время на первоначальном этапе своего формирования.

К 1999 году в государствах Центральной Азии уже создана оптимальная структура вооруженных сил и начался процесс реформирования основных ее звеньев. В целом, усовершенствованы органы управления, выработаны и уточняются военные доктрины и военная политика.

Так характеризуется военно-политическая безопасность Казахстана и постсоветской Центральной Азии в контексте геополитических реалий мира.



1. По последним сообщениям печати, Узбекистан отказывается от участия в Договоре о коллективной безопасности стран-участниц СНГ от 15.05. 1992 года, такие же намерения высказывает политическое руководство Азербайджана и Грузии.


SCImago Journal & Country Rank
Календари, буклеты и др
printbar.info
Купить Ворота откатные. Распашные, секционные. Калитки. Доставка, монтаж
torin.by
ссылка на гидру
hydra2w3b.com
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL